home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

В предрассветный час 11 октября 1973 года 47-й отдельный гвардейский разведывательный авиаполк был взметен боевой тревогой. Сердца многих сжались: что значит она во глубине русской земли, в Шаталове под Смоленском? Летчиков и техников на вертолетах перебросили на оперативный аэродром. А там поставили задачу: сформировать отряд из самых опытных и быть готовыми для переброски в Египет, где уже пять дней шла ожесточенная война с еврейским государством Израиль, «Война Судного дня».

Тогда еврейской ПВО удалось сбить крылатые ракеты, которыми египтяне били по ним с бомбардировщиков Ту-16. А 47-й ОРАП был вооружен новейшими тогда разведывательно-бомбардировочными МиГ-25РБ, способными подниматься на высоту более двадцати километров и нестись со скоростью в 2,4 маха (1 мах (М) равен скорости звука). «Двадцать пятые» точно выводились на цель радионавигационными и инерциальными системами, сбрасывая свободнопадающие бомбы из стратосферы. Самолет играл роль катапульты, метающей бомбу со скоростью примерно километр в секунду. Фугасная ФАБ-500 в полтонны весом при ударе оземь выбивала приличную яму и еще рикошетом улетала перед взрывом на 30-40 метров. Бомба-имитатор атомного изделия, брошенная МиГ-25 с высоты 22 верст, пролетала до цели еще сорок километров. Эти самолеты могли атаковать вражеские заводы и транспортные узлы, порты и склады, не входя в зону их зенитной обороны.

В октябре 1973 года эти машины могли свободно атаковать израильскую столицу, и вооруженным до зубов наисовременнейшим оружием евреям было нечего им противопоставить. Несколько сот их зенитно-ракетных комплексов «Хок» не могли стрелять выше 11200 метров и дальше, чем на 31 километр. Основа израильской авиации, «Миражи» и «Фантомы», уступали МиГ-25 по высотности и быстроходности.

Об этом эпизоде в жизни имперских ВВС рассказал Виктор Марковский («Идите в землю египетскую», «Авиамастер», 1996 г.). Нет, бомбить Тель-Авив тогда не пришлось. А вот вылетать на разведку позиций противоборствующих сторон доводилось очень часто. Там «25-е» встретились с лучшими тогда самолетами западного производства:

«… 15 декабря бьл назначен вылет пары МиГ-25РБ… В 14.00 взлетел Сергей Малый, следом за ним — Владимир Маштаков. Ведя разведку, они держали курс вдоль канала на высоте 22000 метров… Выйти в эфир разрешалось лишь в чрезвычайном случае. Позади были две трети пути, когда Маштаков услышал свой позывной: „745-й — тридцать один!“ Этот сигнал он помнил и без кодовой таблицы: это означало „приближение противника“. Перехватчики уже были видны — две пары, волоча за собой хвосты инверсии, чуть ниже и справа шли на сближение.

…Израильские Ф-4Е обычно несли облегченный вариант вооружения из двух УР средней дальности АIМ-7 „Спарроу“ и двух ракет ближнего боя „Сайдуиндер“ АIМ-9 и могли набрать высоту в 18450 метров, развивая скорость в 2,24 маха. Превосходство МиГ-25 над „Фантомом“ казалось очевидным. И все же с малой вероятностью перехват был возможен. Для этого пилот „Фантома“ должен был вывести свою машину навстречу разведчику, в считанные секунды прицелиться и произвести пуск. Еще сложнее представлялась атака на попутных курсах, для которой следовало выйти под МиГ, „вскинуть“ самолет, захватить цель и выстрелить ракетами. Это было под силу только очень опытному летчику — „Фантом“ не любил резкого отклонения ручки на себя, становился неустойчивым и грозил свалиться в штопор, к тому же возникавшая тряска машины мешала прицеливанию.

…Сейчас же наперерез шла четверка реальных „фантомов“, и в подтверждение их намерений в кабине тревожно зазвучала „Сирена“ — преследователи уже ловили нашу „Альфу“ в радиолокационные прицелы. Маштаков, не меняя курса, держал свою машину в горизонте. Аппаратура продолжала работать, и нужно было сохранять профиль полета. До окончания его оставалось не более минуты, но какой долгой…

„Фантомы“ стали заворачивать, заходя в хвост. От МиГа их отделяли 12 километров, и разрыв продолжал увеличиваться — „бешеный русский“ уверенно держал две с половиной скорости звука, отрываясь от погони. И тут Маштаков услышал: „Атака! Атака!“ Ведущий израильтянин видя, что МиГ уходит, поспешил пустить залпом две „Спарроу“, пока их головки самонаведения держали цель. На такой скорости было достаточно незначительного повреждения от близкого разрыва ракет, чтобы МиГ развалило скоростным напором.

„Сирена“ верещала уже истерически, МиГ с висящими на хвосте ракетами продолжал идти к береговой черте. Лишь только она скрылась под крылом — маршрут пройден! — Маштаков бросил машину в правый разворот с креном в 70 градусов, пикируя к берегу. Стрелка указателя числа „М“ дрожала за красной чертой — скорость достигла 3150 километров в час! Ракеты не смогли дотянуться до самолета и взорвались далеко позади, а „Фантомы“ не решились продолжать погоню над „густонаселенным“ египетскими истребителями районом. Сам герой дня объяснял произошедшее просто: „Да как-то неловко было сворачивать на полпути“…»

С того эпизода минуло девятнадцать лет. Союз уже растащили на части жадные политиканы. В августе 1992 года на авиабазе Лэнгли в штате Вирджиния майор Е.Карабасов предложил провести учебный бой между серийным русским истребителем Су-27УБ и гордостью американских авиаторов, «Файтером» Ф-15 «Игл» («Орел»). Американцы струхнули и вежливо отказались, предложив взамен поманеврировать над океаном. Сначала «Игл» должен был уйти от преследования «Сухого», а потом роли менялись.

От нашей делегации полетел Карабасов. Ф-15 лез из кожи вон, включив форсаж и выжимая из мотора полный максимум. Но наш ястребок легко «висел» на хвосте американца, используя лишь режим минимального форсажа да максимальную бесфорсажную тягу. И хотя наибольший угол атаки для Су-27 не превышает 26 градусов (угол между направлением полета и поверхностью), наш пилот ни разу не перешел грани в 18 градусов.

Роли поменялись. Карабасов, дав форсаж, легко ушел от Ф-15 с энергичным разворотом и набором высоты. Америкос, бросившись следом, отстал. Завертелась карусель воздушного боя. Наш условный противник даже потерял Карабасова из виду и панически орал в эфир: «Где „Фланкер“?» (натовское кодовое название Су-27). А русский майор через полтора полных разворота зашел врагу в хвост. Попытки последнего оторваться были тщетными. И будь то настоящая схватка — лететь бы горящему «Орлу» в океанские волны…

Об этом случае в апреле 1993-го рассказал украинский журнал «Аэрохобби». Тогда учебный бой показал превосходство нашего истребителя над штатовским по меньшим радиусам разворота, по большей скорости крена и скороподъемности. И разгоняется он куда быстрее соперника. По мнению специалистов, все эти преимущества достигнуты «Сухим» за счет лучшей аэродинамической отделки самолета, лучшего двигателя и лучшей электродистанционной системы управления.

«Изюминка» нашего истребителя заключена в том, что он — статически неустойчив. В отличие от тяжелого, устойчивого Ф-15 наш как бы самостоятельно стремится изменить направление полета. В равновесии его удерживает лишь электродистанционная система, и русский пилот не заставляет истребитель совершить маневр, а только как бы позволяет ему это сделать.

Американцы дивились и охали. Лучшая аэродинамика Су-27УБ обеспечивает беспримерно большую дальность и продолжительность полета без громоздкого подвесного бака — страшной обузы для истребителя. Наш ястребок летает на 500 верст дальше их «Орла». Но при том зело неприхотлив, может пользоваться плохими аэродромами, не требуя многочисленных наземных проверок. Современный боевой самолет — это сгусток научной, инженерно-технологической и промышленной мощи страны-родительницы. И этот Су-27 — сам СССР, доказавший превосходство над американцами.

«Сухой», бившийся с Ф-15 над Вирджинией — самолет четвертого поколения русской реактивной авиации. Ничего подобного нынешний ельциноидный режим сделать никогда не сможет. При нем ученые — аэродинамики из московского ЦАГИ, которые и сделали самолет сверхманевренным, тачают сапоги и клепают портативные печки, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и не упасть с голоду. Су-27 стал доказательством того, что в борьбе за господство в воздухе к 1985 году наша Империя не только не отставала от «страшно продвинутых» США, но и превосходила их. Ведь первый «27-й» поднялся в небо еще в 1977-м при дряхлом Брежневе. Ну, что следует нам сделать с нашими писаками и демократами-реформатоидами, которые десять лет талдычили о русской отсталости в гонке вооружений?

Факты говорят о другом: мы к середине 80-х здорово утирали нос врагу. Ежегодно в Южной Корее США проводили учения «Тим Спирит» впритык к нашим восточным границам. И в их ходе в воздухе очень часто встречались наши и американские машины. Сначала янки радовались — против их новейших Ф-14, Ф-15 и «Шершней» Ф-18 летали уже старые русские Су-15 и МиГ-23. Они легко уходили от наших пилотов, брали наших «старичков» в «коробочки» еще в начале 80-х. Однако появление на Дальнем Востоке Су-27 в 1989 году вылило на америкосов ушат холодной воды.

Если бы не Горбачев и не развал Империи, то семейство истребителей Сухого получило бы фантастическое развитие. Летом 1988 года начались работы над преемником Су-27УБ — Су-30, новым ударным самолетом фронтовой авиации. Уже в 1993-м был предложен Су-ЗОМК с универсальной бортовой РЛС, способной обнаруживать сразу несколько целей в воздухе, на земле и на глади морской, с жидкокристаллическими цветными экранами, спутниковой системой ориентации и лазерными гироскопами другой навигационной системы — инерциальной. Оснащенный оружием высокой точности, наносящий удары ракетами «воздух-поверхность» на дальность в четверть тысячи километров.


ГЛАВА 4 ВОЗДУШНЫЙ МЕЧ ИМПЕРИИ. «СУХОЙ» ПРОТИВ Ф-15. ЛЕТАЮЩАЯ «ТРИДЦАТЬЧЕТВЕРКА». МЫ СБИВАЕМ С НИХ СПЕСЬ. | Сломанный меч Империи | cледующая глава