home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

…К концу 70-х годов изобретение гитлеровских подводников, шнорхель, перестало быть палочкой-выручалочкой для обеспечения скрытности ДПЛ. В небе над океаном реяли американские противолодочные самолеты «Орион», «Викинг», английские «Нимроды». Лодка не могла уже не только скрытно всплыть, но даже выставить наружу шахту шнорхеля. Уже нельзя было двигаться у поверхности воды на дизельном ходу, заряжая истощившиеся аккумуляторы. В районах интенсивного патрулирования самолеты засекали дизельные лодки через двадцать минут после их подвсплытия под шнорхель. К тому же, при движении с ним лодка сама сильно шумит, и ее акустики глохнут. Американцы прозвали ДПЛ в таком положении «ревущими коровами».

Но еще в 1816 году шотландец Стирлинг изобрел двигатель внешнего сгорания, замкнутого цикла. Рабочее тело в нем (а им может быть как обычный воздух, так и легкий газ, водород или гелий) заполняет замкнутый контур из двух камер, соединенных теплообменником. Газ нагревается в одной камере и, расширяясь, давит на поршень. Затем, совершив работу, поступает в другую, где охлаждается и переходит в первую камеру. Однако технология времен Стирлинга была чересчур уж несовершенной, и человечество надолго забыло о его изобретении.

Нынешнее развитие техники открыло перед стирлинговыми машинами новые перспективы. В том числе — и в военном подводном флоте. Для приведения их в движение придумали сжигать в замкнутой камере обычное дизельное топливо, смешивая его с запасенным на борту лодки жидким кислородом, который хранится в криогенных цистернах — больших сосудах Дьюара. А проще говоря — в гигантских термосах. Исследования проблем использования стирлингов (или двигателей замкнутого цикла — ДЗЦ) на подлодках шли параллельно. У нас — на ПЛ типа «Белуга», в Швеции и в Австралии. Работали над сей проблемой и американцы, пытаясь приспособить ДЗЦ для космических аппаратов. Оказалось, что стирлинги позволяют лодке заряжать свои аккумуляторы на большой глубине, «набивая» заодно энергией обеспечивающие системы и радиоэлектронное оборудование. Конечно, ДЗЦ обеспечивают лишь тихий ход, но для перезарядки батарей и того достаточно. Русская же криогенная техника в принципе позволяла оснастить такие скрытные корабли аппаратами для сжижения кислорода прямо из атмосферного воздуха. Передовые технологии создавались на одесском «Холодмаше», и мой отец писал о том в «Правде». Помню, как он однажды принес домой целый термос жидкого воздуха…

Но и это еще не все. В Союзе еще тридцать лет назад был изобретатель, создавший сверхдвигатель Стирлинга, пятикратно более компактный, нежели лучшие западные образцы — инженер Волжского автозавода Валерий Мухин. Он построил его не поршневым, а роторным, придумав уникальный вращающийся уплотнитель, поборов тем самым утечку рабочего тела. Он оказался никому не нужным ни при Брежневе, ни новой России («Техника-Молодежи», №11, 1996 г.). Однако важно другое: лидерам Империи в 1985 году достаточно было лишь мановения руки, чтобы получить в распоряжение самый передовой в мире ДЗЦ. И не только для подводного флота — ротор-стирлинг Мухина способен дать нашим автомобилям экономичное «сердце» с почти нулевой токсичностью выхлопа и минимальным износом! Сегодня Мухин работает на приватизированно-акционированном ВАЗе, и новые капиталисты, казалось бы должны ухватиться за его изобретение. Ведь так нас учили наши демократы, говоря о застойности и консерватизме имперской промышленности. Но поди ты — не хватаются! А барыши свои предпочитают прожирать в кабаках да на Багамах.

Одновременно нашелся и другой способ резкого увеличения боевой мощи обычных ПЛ — применение абсолютно бесшумных электрохимических генераторов. Тех, которые превращают тепло и энергию химических реакций прямо в ток. Работы над такими системами у нас велись в крупнейшем атомном концерне мира, в Минсредмаше Союза. И в Питере, в ЦНИИ судостроения имени Крылова. В последнем, например, трудились над химическими «котлами» высокотемпературного и кислородно-водородного типа, над водоактивируемыми батареями «магний-морская вода» с энергоемкостью в три-четыре раза выше, нежели у обычных аккумуляторов, над термоэлектрическими генераторами. А заодно — и над стирлингами для ПЛ. В 1978-1986 годах успешные работы по оснащению наших субмарин электрохимическими генераторами шли в организации с неудобоваримым названием — в Спецконбюро котлостроения. Однако гнилой горбачевский режим в 1987-м свернул программы создания супербесшумных машин. Удалось только разработать силовую установку для малой лодки «Пиранья» — носителя подводных пловцов-диверсантов, полностью закончив дело в 1991-м («Военный парад», №3, 1997 г.). Нам тогда удалось решить проблему, перед которой пасовал Запад — найти способ хранить водород на борту лодок. Если наши соперники сжижали его, храня в «термосах», или закачивали газ в громоздкие баллоны большого давления, то наши додумались сделать «водородную батарею» из интерметаллоидных накопителей, отдающих связанный ими газ при нужном воздействии.

Если вы читали фантастический роман А. Адамова «Тайна двух океанов» 1938 года, то можете себе представить, о чем идет речь. В той книге имперская океанская субмарина «Пионер» идет с Балтики на Дальний Восток в противовес флоту Страны Восходящего Солнца, отражая по пути атаку магнитных торпед и пуская ко дну японский крейсер. Эта субмарина движется термоэлектрической машиной, заряжая батареи с помощью разницы температур в разных слоях океанской пучины.

Иными словами, мы стояли на пороге создания еще недавно фантастического класса подводных лодок. Куда более дешевых и скрытных, нежели атомные, но с почти равной им автономностью действия. Кораблей, которые должны были нести и управляемые торпеды, и крылатые ракеты. Нового флота русской цивилизации, Третьего Рима…

Скрещение технологий ДЗЦ и ЭХГ с новейшими крылатыми ракетами Империи 80-х годов («Вулканами», «Ониксами» и «Болидами») сулило пробить в обороне США прореху, на «штопку» которой грозили уйти десятки миллиардов долларов сверх и так раздутых военных затрат. Ведь всего лишь один патрульный самолет «Орион» обходился казне Америки в 70 миллионов долларов.

США стояли перед выбором: либо проиграть подводную войну, либо отступить перед напором Империи. Они избрали третье — поддержали приход к власти в СССР группировки прозападных деятелей, думавших о быстрых деньгах. Сотня предателей у власти оказались сильнее двух сотен атомарин адмирала Риковера. В романе Адамова, кстати, имперские органы безопасности обезвреживают множество шпионов, пытающихся сорвать строительство «Пионера». Но один предатель оказывается среди экипажа лодки…

Нам, умудренным горьким опытом последних лет, это не кажется фантастикой. Просто Адамов в 1938-м и представить себе не мог того, что изменники могут оказаться даже в самых высших эшелонах…


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава