home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Снова и снова задумаемся о недавней битве в океанах. Расчеты сил, паутина морских коммуникаций и оперативно-тактические планы — все это отходит на второй план. Нет, то была священная война. Сакральная, мистическая схватка двух миров. Борьба двух начал, столкновение Тьмы и Света.

Древние называли Атлантику Морем Мрака. Они, с их сверхинтуицией, что-то чувствовали. Не зря мы ныне внимаем поверьям и обычаям предков, находя им подтверждение с помощью чудес современной науки. Наши пращуры обладали чем-то внутри себя, что заменяло им сегодняшние электронные микроскопы и компьютерные томографы.

Атлантику не зря звали Морем Мрака. Сей океан ныне Запад называет своей колыбелью, нарекая себя Атлантической цивилизацией, а нашу эпоху — Атлантической эрой. Здесь выковался свой мир. Где бог — успех любой ценой, где всеобщее мерило — проклятые деньги. Здесь — господство материи над духом, и тут гибнет истинная вера. Тут — царство ледяного расчета и эгоизма, с лозунгом: «Мне, только мне». Мир торгашей, презренного золота и коварных интриг. Людей, одержимых только любовью к себе.

Не зря Бэкон в XVI веке, рисуя будущее Запада как царство техники, машин и всяческих удобств, выходящих за пределы разумного, назвал свою книгу-утопию «Новая Атлантида».

Артур Конан Дойл, один из самых ярых противников современного Запада, певец древних воинских традиций и аристократизма, еще в 1920-х опубликовал роман «Маракотова бездна», где трое ученых попадают в огромный подводный дом — убежище потомков спасшихся при катастрофе древней Атлантиды. Погрузившейся в воды океана после вулканической катастрофы.

Путешественники видели древние картины Атлантиды: царства невиданной роскоши и обожествления денег, жестокого грабежа покоренных народов и безумной погони за удовольствиями. Конан Дойл сделал древних атлантов смуглыми, курчавыми семитами, а их врагов — белокурыми и светлоглазыми. И тектоническая катастрофа, похоронившая царство бездушных, стала карой за жизнь атлантов. Намек великого английского писателя весьма прозрачен.

Атлантидой XX века стали Соединенные Штаты. Мировой остров, зависящий от сплетения морских путей. Край, где богом стал Золотой Телец. Страна, где потомки европейских отщепенцев, пиратов и грабителей, исповедуют протестантство, весьма близкую иудаизму, уродливую мутацию христианской веры. Где признаком любви божьей считаются деньги, их количество. Неважно, каким образом добытое. Страна, где с протестантством тесно спаялись нравы истинных ее правителей — еврейских дельцов и финансистов.

Флот, господство в Атлантике — есть оплот могущества этого Темного мира. Сначала с помощью парусных фрегатов, потом — посредством паровых броненосцев, и, наконец, в виде атомных авианосных соединений. В США молились на теорию адмирала Мэхэна, который сто лет назад вывел правило: сильный флот — ключ к господству над миром. В 1963 году адмирал Риккетс говорил: сосредоточить все наше оружие на территории США — это поставить Штаты под угрозу концентрированного удара. А когда Америка использует в качестве баз океаны, противник вынужден дробить свою ударную силу. Тогда как сама Америка может сфокусировать на нем векторы своих ядерных атак…

Но четверть века назад Новая Атлантида почувствовала натиск русской силы.

Этот грозный для Запада мир выводил в океаны невиданный доселе флот — стремительный, по-русски мощный, собранный в боевые сгустки. Перед таким флотом западные эскадры смотрелись мрачными, тучными и старыми громадами, чьи борта несли позорные наросты из проигранных азиатских войн. Появление наших эскадр не только опрокидывало безраздельное господство Запада на морях. Оно еще и показывало человечеству, что есть страна, способная добиться вершин мощи и технологий без западных бирж и банков, без доллара и акций, без иудейских финансистов и хваленой демократии.

То был удар еще более страшный. Ибо он разрушал столетиями взращивавшийся Западом миф о том, что лишь царство денег и банковских ставок может породить чудеса разума и рук человеческих. Запад всегда говорил: я впереди всех, ибо я живу именно так. Русские на глазах опрокидывали эту ритуальную формулу, лишая Запад самовлюбленности.

В борьбе на морях было не только это. С 1945 Запад убеждается: победить русских на суше невозможно. Катастрофический провал попыток Карла XII в XVIII веке, Наполеона в ХIХ-м и двух нашествий в двадцатом заставил Запад сделать ставку на морскую силу. И этот расчет летел под откос с выходом на океанские просторы флота нашей Империи.

Вот почему мы вели не просто морскую гонку вооружений. Мы вели тысячелетнюю священную войну, схватку историй. Геополитика, стратегические соображения — лишь лики этой битвы двух миров.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава