home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Нет, мы не обеляем Сталина, а лишь воздаем должное. Сталин двулик, как римский Янус. Подняв престиж русского инженера и сделав шаг к установлению военно-технократической иерархии, он, тем не менее погубил многие русские традиции.

Он не сумел создать механизм отбора лучших, и уже после его смерти к власти стали приходить уродцы и мелкие души. Сталин изваял невиданную мощь, но не смог вытерпеть рядом с собой гения маршала Жукова, ввергнув его в опалу.

Сталин был гениален, но не обладал цельным Имперским Знанием, стирая и равняя огромное разнообразие в православном народе — источник мощи и силы. Он смешал меж собою поморов и казаков, тамбовских крестьян и уральцев. Не зная, что за этим уравниванием, этой энтропией — смерть.

Мы виним его в огромных бессмысленных жертвах народа, когда вместе с действительно нечистью под ножи репрессивной мясорубки попал действительно цвет нации. Его отношение к огромному восточнославянско-православному народу чем-то напоминает тогдашнее отношение к природе. Слова «экология» не знали, на природу смотрели как на неисчерпаемый ресурс, и отходы, ничтоже сумняшеся, сливали в реки. Сталин так и не понял, что все его грандиозные стройки, созданная им многогранная мощь и почти выполненная геополитическая программа русских царей теряют смысл, если подорваны жизненные силы народа. И он относился к нему как к бездонному резервуару, кидая миллионы жертв в гигантские битвы, не считаясь с потерями. Что в еще больших масштабах копировали его партийные подчиненные. Я помню, как мой батя рассказывал мне о великом и трагическом эпизоде в обороне Одессы 1941-го. Когда враг прорвался к городу у Григорьевки, и отражать его бросились только прибывшие резервисты, шахтерские парни из Донбасса. Оружия им раздать еще не успели, были только ручные гранаты. Но они бросились на врага, меча в него лимонки и схватываясь голыми руками. Отразив прорыв, они почти все полегли. Беречь надо было таких сверхлюдей, а не бросать их на смерть, как дрова в топку!

Наш замечательный писатель Юрий Сергеев описал буквально пронизывающий душу эпизод битвы за Москву. К столице прорывается полсотни гитлеровских танков, и заслонить им путь нечем. И тогда новоприбывшему полку сибиряков предложили встретить врага, прыгая в глубокий снег с летящих на бреющем самолетов. Без парашютов, с высоты десяти-двадцати метров. Брали только добровольцев — но вперед шагнули все. Они прыгали с гранатами и противотанковыми ружьями в руках, и при этом разбивалось двенадцать из сотни. Они почти полностью уничтожили прорвавшихся немцев, которых обуял мистический ужас при виде этой картины. Даже самурайская доблесть меркнет перед этим эпизодом!

Сталин не понимал (или не хотел понимать), что так нельзя, что так сгинут самые лучшие, самые храбрые и честные. Что такие ариославяне не оставят здоровых детей. Что на смену полегшему цвету нации придет крикливое и трусливое племя «шестидесятников», что начнут плодиться гусманы и окуджавы, щаранские и ковалевы, евтушенки и вознесенские, березовские и чубайсы. И куда тогда пойдут все наши завоевания? Я не ставлю в вину Сталину расстрел Кольцова, Бабеля, Мейерхольда и им подобных — я вижу, что творят со страной такие же особи. Но подрыв жизненных сил моего народа — вот это действительно преступление. Мы знаем, что народ исчерпаем, и нужна его экология.

Но что, разве нынешние лучше? Сталин гробил людей ради Державы. А эти гробят по-другому, но тоже пачками. Ради своих загрансчетов, ради развала. И если Сталину есть оправдание, то этим — нет и не будет во веки веков. Ибо плоды царства этих реформаторов нам уже придется уничтожать два-три поколения. И обязательно придется заниматься экологией — выжигать сорняки, выпалывать пустоцветы, заводить особые поля, высевая на них здоровые, не тронутые пороками зерна. И убирать прочь больных особей, дабы они не давали нездорового потомства.

Сталин не сумел вдохнуть в грандиозную постройку Империи дух священности, неразрывности тысячелетнего дела. Не смог дать твердый духовный стержень стране. Оказался бессильным скрестить ядерную мощь и заветы наших предков.

В этом — его драма. Ибо вышел Сталин из среды, пропитанной чуждым нам духом марксизма — этой закваски из иудейских писаний. Из племени тварей, ненавидевших все русское, тысячелетнее.

Сейчас мы твердо знаем: козлобородые наркомы и комиссары, все эти левинсоны и розенфельды через два поколения закономерно рождают банкиров канторов и гусинских. Мы знаем: враг наш способен менять личину, сбивая с толку простодушных: вчера — на броневике, завтра — на «Мерседесе». Сегодня — с томом Ленина в руках, завтра — с трудами западных либералов.

У нас есть этот опыт. Сталин мог только предчувствовать. А посему мы должны, взяв лучшее из эпохи Цезаря с трубкой, пойти дальше. И быть мудрее. Мы ныне знаем, что русский народ может сделать имперским любой строй — хоть династию Романовых, хоть ленинских «наследников». И определение «до революции» может относиться и к 1913 году с его медно-красными самоварами и кустодиевскими купчихами, и ко времени парадов на Красной площади.

«До революции» — это когда у России есть сила, стабильность, воля к экспансии. А революцию можно делать хоть под красным знаменем, хоть под бело-сине-алым. Но всегда с одной-единственной целью — уничтожить нас как великий народ. И всегда с одними и теми же «героями». То ли с бронштейнами и Свердловыми, то ли с Чубайсами и Лившицами.

Да, Сталин погрузил страну в купель жестокости. Но тогда миллионы молодых и энергичных славян вырывались из затхлости убогих коммуналок да пьяных посиделок к штурвалам воздушных кораблей, к рычагам стремительных боевых машин. Миллионы познали небо, распуская в нем купола парашютов. Простые рабочие парили среди облаков на планерах и авиетках. Страна обретала новый тип — коротко стриженого русака с волевой нижней челюстью, повелителя мощных энергий. Техно-гения, не боящегося задач любой трудности, будь то летающая подводная лодка или подземная ракета. Грезившего полетами к Марсу или путешествиями в земной коре — как во «Владыках недр» Адамова. Мы шли по миру, как цари машин, пространств и мегатонн, и все с почтением склоняли перед нами головы. Мы могли говорить почти шепотом — и мир с замирающим сердцем ловил каждое имперское слово.

А что даст нынешнее время? Племя убогих невеж и торгашей, не обладающих самыми элементарными знаниями. С детства не видевших вокруг себя ни одной технической вещи русской марки. Знающих, как тыкать пальцами в кнопки импортных чудес, но пораженных комплексом национальной неполноценности. И даже понятия не имеющих о том, как работают все эти заграничные «Сони», «Кодаки» и «Боши». Поклоняющихся чужим компьютерам как богам.

Вы смеете хаять Сталина, склизкие карлики? Вот вам один простой пример. С 1991 по 1993 год органы МВД пытались найти в Москве группировку изготовителей «белого китайца» — синтетического наркотика страшной силы, который вызывает привыкание с первого приема и через три-четыре «движка» полностью разрушает печень. Ста граммов порошка достаточно, чтобы приготовить раствор для одурманивания всей столицы. С превеликим трудом удалось взять гениальных синтезаторов «белого китайца» — группу аспирантов и студентов-химиков МГУ, золотых медалистов и победителей химических олимпиад. Тех, кого режим лишил практически всякой возможности заниматься наукой, не рискуя умереть с голоду и не лишиться при этом семьи. Несколько сот грамм порошка-сырья оказалось у казанской мафии, и после переговоров с ней органов она отдала пакет с белой смертью. Но теперь, сокрушаются демократические журналисты, таланты-химики сидят по зонам, их снова опекают уголовные «авторитеты» и когда они выйдут на свободу, то снова будут синтезировать страшные наркотики. Ай-яй-яй! Демократия…

А как было бы при Сталине? Ну, такая ситуация при нем невозможна — отличный инженер-химик немедленно востребовался бурно растущей промышленностью и становился солидным, обеспеченным человеком. Ибо в сталинскую эпоху инженеры превосходили по заработкам и чиновников, и рабочих. И тем паче, в ту пору не было и речи о каких-то переговорах с уголовными бандами — они безжалостно уничтожались, и помыслить не могли о движении в большой бизнес, в большую политику.

И все же предположим, что группа студентов стала «химичить» для какой-нибудь банды. Их бы взяли, отделили от всякой швали, и они, как безусловные таланты, искупили бы вину работой в закрытых специнститутах под руководством больших ученых, давая Империи новые технологии, дефицитные составы и вещества. И в конце жизни были бы уважаемыми людьми, с орденами на лацканах хороших костюмов, живущими в многокомнатных квартирах с домработницами. Ибо при Сталине опытный инженер мог себе это позволить. Равно как и ежегодный отдых в лучших здравницах Крыма. Я знаю, что говорю — так было в моей семье, жившей в глуши Северного Казахстана.

Мы воздаем должное. Нынешние обличители Сталина надрывно воют: в СССР умирали от голода, когда он продавал за рубеж зерно и закупал парашютный шелк и авиамоторы! Но ведь не ради обогащения кучки жулья мы тогда терпели лишения, и заработанная валюта не ложилась на швейцарские счета высокопоставленного ворья, не превращалась в их особняки! Тогда был смысл. А ныне, когда миллионы людей по полгода не получают за работу ни рубля и падают в голодные обмороки, где смысл?

Ради чего, скажите, мы ныне уничтожаем самих себя, легионами сходя в могилы от нищеты и скверной пищи, от внутренних войн и пуль разгулявшейся бандократии? Зачем голодаем и спиваемся, разрезав по частям огромную страну? При Сталине из горнила нечеловеческих мук родились электростанции и ядерные реакторы, свой воздушный флот и электроника. Мирового качества по тем временам. Но покажите мне хоть что-то подобное, созданное ценой нынешнего жертвоприношения. Где они, наши собственные компьютеры, сверхсамолеты и автомобили экстра-класса? Где передовые биотехнологии в массовом производстве и вообще чудеса техники, погибавшие при косных коммунистах?

Ничего. За целых десять лет крови и унижений! Все — лишь импортное. Везде — только потери и утраты. Только отбрасывание назад, в еще большую отсталость. В бездну, из которой вновь рано или поздно придется вырываться ценой новых мук.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | ГЛАВА 26 РУССКИЙ СЕКРЕТ — ЛИНЗА КУМАХОВА. НАШ «АРХИМЕДОВ РЫЧАГ» ДЛЯ МИРОВОГО ПРЕОБЛАДАНИЯ. НЕВЕСОМОСТЬ КАК НОВЫЕ КОПИ ЦАРЯ СОЛОМОНА. ХОЖДЕНИЕ В РУССКУЮ «СТРАНУ ПУНТ» И ТАЙ