home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Есть открытия, которые коренным образом изменяют течение человеческой истории. И что для нас линза Кумахова? Ее можно смело сравнивать с появлением радиолампы, которая принесла в мир эфирную связь, телевидение и радар. Или с появлением полупроводникового транзистора, вызвавшего к жизни компьютеры, космические аппараты и всю бытовую электронику, самонаводящиеся ракеты и сверхмогущественные боевые самолеты.

Мы можем сказать: начиная в 1985-м свою злосчастную попытку модернизации Союза, Горбачев имел в распоряжении уникальнейшую технологию для прорыва, для победы в гонке вооружений и для превращения нас в богатейшую страну мира. Источник для получения миллиардных долларовых прибылей.

Давайте вспомним: даже на отсталой электронной базе наши оборонщики дали системы, превосходящие западные, построенные на более современной электронике. «Быстрое оружие», непревзойденные С-300. «Иглы», превосходящие «Стингер». Самые мощные боевые самолеты. Превосходные системы поиска и уничтожения вражеских подлодок. Неотражаемые ракеты «Москит».

В США прекрасно понимали, что русские добились всего этого без сверхкомпьютеров типа их «Крея», на котором они моделируют дорогие ядерные и авиационные испытания, экономя на этом миллиарды долларов. Они понимали, что получи русские хотя бы такие же ЭВМ и микроэлектронику — и они оставят Штаты далеко позади. Поэтому при Рейгане всячески усиливается КОКОМ — комитет по недопущению поставки русским современной электронной технологии, намертво блокируются наши попытки закупить «Крей». Они ставят четкую цель: пусть Россия закупает только импортные персональные компьютеры, отдавая за то миллиарды долларов и попадая под полный контроль их программистов, их интернетов. Так, чтобы можно было в любой момент парализовать все управление нашей страной, выудить ее секреты и контролировать любой шаг властей.

Один Кумахов мог опрокинуть этот план ко всем чертям! И даже помыслить страшно о том, что получала Империя, не приди в ней на царство горбачевщина. Что? Боевые самолеты с миниатюрной бортовой аппаратурой, превосходящей их образцы. И за счет этого наши ВВС обретали самые дальнолетные, самые вооруженные машины, способные сбивать с толку их ракеты невиданным напором умелых радиоэлектронных помех. Боевые ракеты, способные поражать даже баллистические ракеты. Индивидуальные системы ориентации для солдат и снайперов, где на миниатюрных планшетах-дисплеях высвечивается положение бойца на карте незнакомой местности или в лабиринтах городских улиц. Непревзойденные спутники разведки и навигации. Гиперзвуковые аэрокосмолеты, делающие США абсолютно беззащитными. Беспилотные суперскоростные самолеты-роботы, маневрирующие с перегрузками, которые не выдержит ни один живой летчик. Способные уклоняться от самых лучших самонаводящихся ракет. Акустические системы, могущие засекать даже почти бесшумные подлодки. Спутниковую связь для каждого сержанта. Пушки-роботы со скорострельностью в тысячи выстрелов ежеминутно, умеющие сбивать даже гиперзвуковые аппараты врага. Космические истребители, патрулирующие высокие орбиты и компактнейшие радары.

Если мы даже на неважной электронике сумели делать самолеты и вертолеты — боевые киборги, то технология Кумахова становилось чем-то вроде мистического эликсира силы для Третьего Рима. Уже сам Мурадин Абубекирович считал: его оптика позволяет создать принципиально новую систему связи, которую нельзя заглушить электромагнитными помехами, как это делали американцы с Ираком в 1991-м. Связи неперехватываемой и не подслушиваемой ни со спутников, ни с наземных шпионских станций.

Мы могли очень удешевить производство своего оружия. Ведь при отсталой электронике русские хитрили, отбирая из десяти деталей одну. А теперь надобность в этом могла отпасть. Более того, так мы первыми могли породить боевых роботов, способных патрулировать в небесах и пучинах, способных молниеносно повиноваться сигналу и поразить врага. Мы могли получить суперкомпьютеры для дешевого моделирования испытаний ядерного оружия, самолетов и кораблей.

Новая субмикронная электроника давала нам возможность выпускать свою бытовую электронику ничем не хуже японской или корейской. И наш народ мог ее покупать, принося таким образом в казну миллиарды рублей. Так, а не выпиваемой и калечащей нацию водкой! Мы могли делать промышленные роботы, чтобы избавить русских от монотонного и дебилизирующего труда на конвейерах. Академик Кошкин, кстати, тогда предлагал строить уникальные, опробованные в ВПК роторно-конвейерные линии с огромной производительностью, и субмикронная технология только усиливала этот возможный рывок к безлюдным и чистым заводам-автоматам.

Даже сейчас нужно всего лишь 25-30 миллиардов рублей (от силы 10 миллионов старых имперских), чтобы страна получила первую опытно-промышленную установку для производства лучших в мире микросхем. Мы можем сказать прямо:

Горбачев, начиная в 1985 году свою ублюдочную попытку модернизации Союза, располагал супертехнологией для прорыва. Но линзу Кумахова не заметили тогда — не хотят замечать и теперь.

Да будь я сейчас президентом Ельциным — я бы давно нашел способы поддержать нашу субмикронную революцию, пока отпавшие от нас «страны» превращаются в заповедники для отсталых дебилов. Что нужно-то? Взять за горло пять-шесть оптовых торговцев водкой в одной Москве, да выжать с них пять триллионов, которые они не платят в бюджет. Хватит для того даже нынешней ослабленной ФСБ — ведь известны все явки, склады, лидеры и даже их любовницы. Я бы заставил Лужкова не выпуливать деньги на стройку очередной бессмысленной «пирамиды египетской». Я бы создал тайный комитет и просто напечатал бы эти несчастные миллиарды. Ведь посылали же Гайдара в ночь на 4 октября 1993 года вывозить свеженапечатанные деньги с Гознака ради оплаты услуг танковых экипажей, согласившихся бить по Дому Советов!


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава