home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Таблица 11. Дифференциация средней зарплаты в зависимости от квалификации труда


Рабочие

1940 г. — 324 руб.

1984 г. — 205 руб.

Инженеры

1940 г. — 626 руб.

1984 г. — 160 руб.

Служащие (чиновники)

1940 г. — 360 руб.

1984 г. — 205 руб.

Доля расходов на образование в национальном доходе:

1940 г. — 1,6%

1984 г. — 0,8%


Мысль проста: когда существовал порядок 1940 года, Империя стремительно рвалась вперед. Как только общество стало превращаться кремлевскими бездарями в серую массу, где девальвировалась ценность образования и мастерства, где чиновник стал важнее Творца, Делателя Мощи, начался развал:

…В сталинской машине традиционный двигатель прибыли был приспособлен в качестве спидометра. Роль же двигателя выполнял тот социальный слой, который служил главной опорой сталинской индустриальной революции…

…Об этом двигателе… сегодня можно встретить только отдельные разрозненные упоминания… В книге американского профессора Х.Курамия «Сталинская индустриальная революция…» в советском обществе 1929-1932 годов выделяются в особый слой молодые, но относительно квалифицированные рабочие, занимавшие промежуточное место между старыми потомственными рабочими и новыми — выходцами из деревни. Именно эта социальная группа… требовала более высоких темпов индустриализации, а для защиты своих интересов объединялась в ударные бригады, выступала инициатором соревнования.

При самом Сталине подобные высказывания, делившие на подклассы Его Величество Пролетариат-Диктатор, вряд ли поощрялись… Дальнейшие уточнения и детализации привели бы к нежелательному в тот период вскрытию довольно острых противоречий внутри самого пролетариата: противоречий между работниками умственного и физического труда, между работниками технически простых и технически сложных, наукоемких производств и т.д. и т.п.

В условиях острой борьбы с троцкистами, выражавшими точку зрения малоквалифицированных рабочих, готовых увидеть «буржуазию» в любом специалисте, инженере или начальнике — в таких условиях Сталин вряд ли признался бы открыто в своей любви только к части лиц наемного труда. Но факт в том, что именно часть пролетариата, а именно — его квалифицированная часть, была взлелеяна этим руководителем в 1929-1932 годах, доведена в 1940-м до уровня инженеров и поставлена в привилегированное положение по части оплаты труда…

Еще одна «тайная любовь» Сталина проявляется при сопоставлении данных о расходах на образование. Здесь он был верен своему главному экономическому кредо о высшей рентабельности народного хозяйства… Расходы на образование в каждый данный момент не приносят дохода, но окупаются сторицей в далекой перспективе. При Сталине это противоречие решительно разрешалось в пользу перспективы, а носители ее — учителя и преподаватели вузов — ставились в приоритетное положение по сравнению с «пролетариатом диктатором». Интересно заметить, что в 1958 году США расходовали на образование лишь 1 процент своего национального дохода. То есть — меньше «пролетарской диктатуры» СССР. В 1989-м — более трех, намного больше «развитых социалистов».

При нем и были заложены основы всех тех чудес, которые мы и описали в этой книге. При нем и родились феномены конструкторов Сухого и Ильюшина, Королева и Кисунько, Курчатова и Лозино-Лозинского, Макеева и Бериева. На сталинском импульсе появились Шипунов и Кумахов. Именно при Иосифе Виссарионовиче в большую жизнь вошли создатели или учителя творцов «Тунгуски», «быстрого оружия», крылатых ракет и электроники. Рабочие и инженеры еще сталинской закалки собирали космическую технику, строили ядерные центры. При Сталине — а я знаю это из истории собственной семьи — инженер ценился на вес золота, мог иметь машину. Аспирант МГУ ездил отдыхать на юг, а кандидаты и доктора наук получали особые, «книжные» деньги — на покупку новинок научной литературы. Плюс особый, библиотечный день раз в неделю. Мой тесть в 1952 году на студенческую стипендию мог пойти в «Националь». Профессора же располагали и автомобилями, и прислугой.

В 1942-м гитлеровский министр вооружений Альберт Шпеер посетил Днепропетровск — будущую нашу кузницу ракетной технологии. (Которую — о черт! — мы потеряли с распадом Империи). Немец уехал пораженным: такого обилия институтов и техникумов он не видел даже в насквозь машинизированной Германии.

Вот почему сталинская эпоха подобна взрыву сверхновой звезды, на затухающем импульсе которого мы двигались почти сорок лет. При Сталине старались следовать принципу: чем больше учишься, чем большую квалификацию получаешь — тем выше твое положение в имперской иерархии, тем ты богаче.

Но дальше пришел Хрущев, который осуществил программу Троцкого, этого типичного сионского демагога. Он срезал заработки классу квалифицированных людей, а Брежнев только усугубил эту идиотскую тенденцию. Горбачев унаследовал от них идиотскую систему, при которой хирург зарабатывал впятеро меньше шахтера, а буфетчица жила лучше, чем инженер космической индустрии. В 1970-е мальчишка, освоив за месяц профессию сборщика радиоаппаратуры, мог получать 500 рублей в месяц. Тогда как вдвое более сложный труд сборщиков сложного оборудования, инструментальщика или ремонтника ценился вдвое дешевле. В 1930-е попытки уравнять в зарплате рабочего и мастера считалось «контрреволюционным преступлением», а в 1970-е мастер получал меньше своих подчиненных. Начальник конструкторского бюро, некогда — элита Сталина, тогда зарабатывал 150 рублей в месяц, хирурги — в среднем 110 рублей.

Вот — одна из причин крушения Империи. Книжка технократов гласит:

«Древнеримский писатель на вопрос о причинах упадка Рима сказал: городу, где осел стоит дороже раба, уже ничто не поможет. Страна, где скальпель хирурга стал цениться впятеро меньше паяльника подмастерья, где в век научно-технической революции инженер получал меньше рабочего — такой стране предначертано было повторить участь Древнего Рима».

Горбачев в 1986 году выбросил лозунг ускорения и достижения в кратчайшие сроки мирового уровня в гражданской промышленности. Казалось, для этого есть колоссальный запас технологий. Но опереться в этой запланированном «грандиозном скачке» ему, в отличие от Сталина, было не на кого — люди Меча и Молота были унижены, задвинуты и озлоблены. Горбачев не сделал ничего для восстановления здоровой иерархии. Озлобленные инженеры и ученые поддержали авантюристов-дерьмократов, наивно думая, что те расставят все по местам. («Расставили» — ввергли квалифицированный слой в полную нищету). Одновременно демагогов поддержал зажравшийся при Брежневе пролетариат, нахватавшийся пианин, харнитуров и тачек — ему хотелось импортных видиков, шмоток, тряпок.

Вот почему мы говорим: рывок был возможен. И потому нашу проклятую «элиту» хочется сгрести в кучу, словно колоду старых засаленных карт, и выбросить ее в печь. С этой «элитой» нам не светит ничего, будь то Чубайс или Лужков. Не слова их нам важны — дела. А дела их таковы, что кумаховы и кулибины нынче на Руси гибнут, а сама страна уже скатилась на роль рабыни, мусорного ведра для Запада!


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | ОТ «СЛОМАННОГО МЕЧА» — К «ВОЛЕ ЯДЕРНОГО ПРАВОСЛАВИЯ»