home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Могущество русской штурмовой авиации к началу 1990-х годов оказалось на грани нового подъема витка. Тогда ОКБ имени Сухого под руководством В.Бабака разработало новую модель — Су-25Т, «летающий танк» эпохи оружия высокой точности. «Т» поднялся в небо в 1984-м. В нем удалось решить «стингерову проблему».

Этот самолет — лучший ответ любителям порассуждать о «русской отсталости». Бронированная кабина из титановых сплавов. Топливные баки в фюзеляже, заполненные пенополиуретаном. Он гасит разрушительные всплески горючего, предотвращая пожар, когда в баки попадают пули или осколки. Запас горючего специально удален от воздухозаборников двух двигателей на крыльях штурмовика. Так, чтобы вытекающая из развороченного снарядом бака жидкость не вызвала бы загорания моторов.

Су-25Т оснастили усиленным центропланом — срединной частью корпуса, защитили дополнительно топливные магистрали и тяги рулей. В результате вышел крылатый боец, способный бросаться в атаки на врага, вооруженного «Стингерами» и скорострельными мотор-пушками. Вероятность его поражения по сравнению с прежним «Грачом» снизилась в четыре-шесть раз.

Пилот Су-25Т имеет под рукой уникальную оптико-электронную систему «Шквал» — экран в правой верхней части приборной доски. Когда штурмовик летит, визирная головка сканирует лежащую под ним землю. И чуть мелькнет на экране нечто подозрительное — пилот щелкнет кнопкой привязки к цели на ручке управления самолетом. «Шквал» в 23 раза увеличит изображение пойманной цели. Танк он видит на дистанции 8-10 километров, боевой вертолет вроде американского «Апача» — с расстояния в шесть верст.

«Шквал» запоминает выбранный объект атаки и хранит его образ в своем «мозгу». Враг может хаотически метаться и петлять, но незримые щупальца системы уже не выпустят его, точно измеряя расстояние до него лазерным дальномером. Выпущенная с Су-25Т управляемая ракета благодаря «Шквалу» настигает врага почти в ста случаях из ста. А если огонь ведется неуправляемыми ракетами, то точность попаданий вырастает почти трехкратно. Бомба, сорвавшаяся с крыльевых пилонов штурмовика на пятикилометровой высоте, угождает в круг диаметром в 25 метров. Воистину, «Шквал» — это соколиные глаза «летающего танка».

И даже когда на землю спускается мрак, новый «двадцать пятый» несется во тьме, подобно крылатому назгулу из страшных сказок Толкиена, и взор его пронзает ночь. В контейнере под фюзеляжем Су-25Т способен нести низкоуровневый телевизионый прицел, замечающий чужой танк даже в призрачном свете молодой Луны в трех верстах впереди. На экране перед пилотом изображение усиливается, увеличиваются его контрастность и яркость, а размытые контуры обретают отчетливость. В ночной охоте штурмовик поражает железнодорожные мосты с расстояния в шесть-восемь километров, а речное судно — с восьми-двенадцати. Не входя в зону огня из «Стингеров».

В бою ему помогают свои авианаводчики, подсвечивая вражеские цели лучами лазеров. Набитый отечественной навигационной аппаратурой, ориентирующийся с помощью спутников системы «Ураган», самолет может работать, словно хирург, ударяя в самые болевые точки противника.

В иные моменты «Т» может стать роботом и лететь самостоятельно, и запрограммированный маршрут проляжет через заранее намеченные точки местности. Память борткомпьютера способна хранить трассы повторных заходов на цель или на посадку.

Штурмовик готов пойти на прорыв мощных рубежей противовоздушной обороны. Бортовая станция радиотехнической разведки засечет, какие радары работают впереди, оценит степени угрозы, выдаст совет по уклонению от локаторных лучей или выпущенной ракеты. Выстреленная ракета Х-58У помчится на работающий радар врага. Станция скрещена с системой «Шквал», и потому даже если враг в попытке спастись отключит локатор, все равно его поразят ракеты русского штурмовика.

В скоротечной схватке с зенитчиками без устали работает аппаратура помех. Создавая множество их — мерцающих, уводящих, шумовых — она обманывает головки самонаведения. «Стингеры», страшные «Стингеры», несущиеся на тепло самолета. Они впереди? Включается система отстрела 192 ложных целей. Они выпущены сзади? В основании хвоста включается мощная цезиевая лампа, и ее мигание «чарует» идущие на тепло ракеты, как дудочка индуса — ядовитую кобру. «Стингеры» уводятся в сторону.

А чтобы Су-25Т выбрасывал меньше тепла, его создатели поместили в сопла моторов особые обтекаемые тела, заграждающие от датчиков ракет горячие лопатки турбин. И придумали дополнительные воздухозаборники, перемешивающие выбрасываемые реактивные струи с холодным воздухом.

Самое страшное оружие штурмовика — это шестнадцать сверхзвуковых ракет «Вихрь», которых невозможно обмануть ложной целью. А еще каждый Су-25Т берет под крылья четыре противокорабельные ракеты Х-31А или Х-35. И горе той эскадре, которая попадет под удар хотя бы трех штурмовиков!

Конструкторы дали этому «летающему танку» и радары дальнего обнаружения, снабженные хитрыми системами цифровой обработки данных. Ими даже сквозь густые облака самолет засекает группу танков за 25 километров, портовые краны или доки — за сто верст, а ракетный катер — за 75 километров. Полученное изображение «замораживается» на экране, радар для скрытности выключают, и дальше машина идет, ведомая навигационной системой.

К развалу СССР мы успели построить всего восемь Су-25Т на Тбилисском авиазаводе. Но не случись у нас у власти бездарного болтуна — и в 1990-х Империя получала бы эскадрильи лучших в мире «самолетов земной атаки». И как они нужны были нам в 1995-1996 годах, когда русским пришлось воевать на старых, изношенных Су-24 и Су-25 против скрывающихся в предгорных лесах чеченских банд, ощетинившихся «Стингерами», когда приходилось драться в лабиринтах городских кварталов!

А конструкторы под занавес Красной Империи создавали уже сверхштурмовик Су-39. Способный драться в воздухе с истребителями врага. Когда Руцкого в Афганистане атаковал пакистанский истребитель, и в кабине пронзительно зазвучала «Береза», предупреждая о нападении, пилот мог лишь развернуть штурмовик навстречу опасности. Зато на Су-39 ракеты Р-27Р и Р-27ЭР, РВВ-АЕ и Р-73 умеют сшибать чужие машины во встречном бою. Радар «39-го» засекает истребитель спереди на расстоянии 57, а сзади — на дистанции 25 километров. Особенно страшны ракеты РВВ-АЕ с инерциально-активным наведением. Их ведь не надо направлять, «подсвечивая» врага лазером.

Производство Су-39 даже освоили на Улан-Удэнском заводе. Вот только денег у ельцинской Россиянии на такую машину нет.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава