home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Запад во главе со своим флагманом, США, очень трепетно относился к боевой авиации. Таковы уж его коренные военные традиции. Если мы, великая Православно-Имперская, континентальная сила, дрались с врагами тяжелым мечом сухопутных армий и танковых клиньев, сходясь с ними лицом к лицу и вторгаясь в их земли, то Запад все делал иначе. На словах клянясь в ценности человеческой жизни, Запад предпочитал войну подлую, террористическую. Подойти к побережью на ощетинившихся пушками кораблях, сжечь города массированным обстрелом — это по-западному. Вступать в тяжелые бои. Зачем? Ведь можно наслать на противника тучи высотных бомбардировщиков, стирая с лица земли беззащитные города вместе с детьми, женщинами и стариками. Так, чтобы запугать, довести до безумия.

Этой стратегии Запад особенно придерживался с тех пор, как в его арсенале появились самолеты, способные нести тонны бомб на расстояния в сотни и даже тысячи километров. Пока русские бились на полях сражений с лучшими дивизиями вермахта, англо-американцы производили десятки тысяч «Либерейторов», «Летающих крепостей» и «Веллингтонов», занимаясь массированными бомбардировками немецких городов. Они стирали их с лица земли, но только немцы героически не снижали выпуска военной техники, достигнув рекорда в 1945 году. «Вершиной» этой стратегии стал чудовищный налет на Дрезден в марте 1945-го, когда город был превращен в объятые огненным штормом руины. Благодаря действию 805 британских и 311 американских бомбовозов сгорело заживо 36 тысяч горожан. В основном — стариков, детей и женщин. Ведь мужчины-то были на фронте. Что ж, гитлеровцы в своих лагерных крематориях сжигали все-таки уже мертвых…

Мы тогда не производили бомбовозов — убийц городов, не занимались массированными бомбежками. Мы строили самолеты фронтовые, истребители и штурмовики. Впрочем, немцы тоже. Даже угрожая сравнять Москву с землей в июле-августе 1941-го, они никогда не налетали на нее силами больше 120-200 средних бомберов.

После Второй мировой Запад опять сделал ставку на стратегические машины. Наступила эра реактивной авиации, далеко превосходящей самые мощные «летающие крепости» той войны. Но мы смешали им карты — у нас появились и зенитные ракеты, и мощные перехватчики. Но Запад не оставлял надежд на господство в небе планеты. Любитель красивых названий, он придумал термин «глобальная аэрократия» — власть над миром с помощью авиации. Мешала воплощению сего плана наша Империя. Способная огненными мечами ракет и кинжальными ударами могучих эскадрилий развеять в дым и прах армады стратегических бомбардировщиков США.

Тогда в конце 70-х Америка разрабатывает новую стратегию — первоначальных точных ударов, уничтожающих управление обороной, после чего должны пойти всеуничтожающие волны самолетов. Но для этого нужно было создать чудо-оружие для первого, парализующего удара. Почти неуязвимое для зенитно-воздушной мощи Красной Империи. В начале 80-х Америка начинает на весь мир трубить о своем новом оружии — самолетах «Стелс» (Stealth — сиречь украдкой). Машинах, невидимых якобы для радаров. Они, мол, свободно пронижут русские пространства и нанесут ракетные удары по жизненно важным узлам русских.

Стратегия действительно остроумная. Во многом повторяющая дезорганизующие удары гитлеровцев в 1941-м, когда они выбили на аэродромах большинство наших ВВС и нарушили связь да и управление Красной Армией. Полигоном для отработки американской методы станет Ирак 1991-го. А в 1986 году, когда Клэнси опубликовал свой опус, в США шли работы над созданием двух машин-невидимок. Именно они должны были сокрушить мощь Империи — истребитель-бомбардировщик Ф-117А и стратегический бомбардировщик «Нортроп Б-2».


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава