home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Но был еще один недорогой способ повергнуть в прах СОИ. Это создание сверхвысотных истребителей-перехватчиков, стартующих «со спины» тяжелых самолетов-носителей.

Представьте себе картину: с летящего на высоте 9-10 верст над землей тяжелого самолета «Руслан» или «Мрия», выбросив язык пламени, срывается и уходит в набор высоты истребитель МиГ-29 с ракетой на борту. Набрав высоту, он выпускает ракету в хорошо видимый на экране радиолокатора спутник-американец.

Уклониться тот не способен. Притормозит — и сойдет с орбиты, сгорит в плотных слоях воздушного океана. Включит двигатель — ускорится и уйдет на новую орбиту, сбив прицел на русские ракетные позиции и наши летящие боеголовки. Да и не уйти от наводимой, стремительной ракеты тяжелому орбитальному комплексу.

Старт истребителя с летящего тяжелого самолета-носителя — не фантастика. Мало кто знает, что именно русские были первыми, кто построил и успешно применил в бою воздушные авианосцы.

Далеким летом 1941-го немцы были ошеломлены: невесть откуда взявшиеся истребители русских И-16 с бомбами атаковали и разбомбили Чернаводский мост в Румынии, в ста тридцати километрах вверх от устья Дуная. Группа армий «Юг» на несколько дней лишилась подвоза горючего и боеприпасов. По всем расчетам выходило, что маленькие ястребки никак не могли прилететь из-за линии фронта. Слишком далеко для них.

Только потом узнали, что И-16 стартовали из-под крыльев тяжелого бомбардировщика ТБ-3. Еще в середине 30-х годов талантливый сталинский инженер В. Вахмистров построил систему «Звено-СПБ» — самолет-авианосец, который вез на себе целых пять истребителей. В полете они могли отделяться от носителя, вступать в бой с врагом и потом снова — прямо в воздухе! — стыковаться с тяжелым бомбардировщиком.

Дело Вахмистрова не умерло. В 60-е годы СССР создает модели гиперзвуковых ракетных самолетов, стартующих с авиалайнеров-носителей. На огромных скоростях они вырывались на высоты почти в сотню верст над землей в область загадочной мезосферы. Туда, где рождаются полярные сияния. Практически мы создавали оружие, способное отразить агрессию с околоземных орбит и в XXI столетии, на полвека вперед!

К началу 90-х наш великий Союз имел авиатехнику циклопической мощи. Конструкторское бюро Мясищева создает изящный тяжеловоз «Атлант-МТ». Именно он мог нести на себе огромный контейнер с махиной ракеты «Энергия», везти пятидесятитонный космический корабль-самолет «Буран». Зрелище незабываемое — казалось, что «Атлант» не груз везет, а сам подвешен к огромному кокону контейнера, играючи несущего самолет в поднебесье.

А в 1990 году КБ Антонова демонстрирует миру шестимоторный гигант «АН-225» с поэтическим названием «Мрия» — мечта. Он уже нес на себе груз в двести тонн.

В любой момент эти исполины могли стать носителями специальных перехватчиков с противоспутниковыми ракетами на борту. И обошлось бы это нам в сотни раз дешевле, нежели американская СОИ. Вот почему сегодня мы заявляем — нам нечего было бояться американских систем. Пусть бы тешились, разрушая собственную экономику, сжигая в авантюре миллиарды долларов. Все равно победителем выходил СССР.

Но вышло по-иному. Шумиха, поднятая американцами вокруг их «звездной липы», действительно напугала дряхлую и трусливую номенклатуру Кремля. Она не слышала трезвых голосов ученых. И утянула нас на гибельный путь.

Только сейчас, когда на прилавках появляются американские технотриллеры — «документальная» фантастика, мы узнаем о том, что имел наш великий Союз.

Оказывается, в 1985 году наша Империя вывела на орбиту девять спутников-истребителей «Полет». Колоссальный разрывной заряд, узкое сигарообразное тело тридцатиметровой длины — робот-камикадзе! С мощным реактивным двигателем и антенной поискового локатора. Оружие, разработанное ОКБ-52 академика В.Челомея еще в 1963 году.

Обладая большим запасом горючего, наш космо-истребитель мог долго маневрировать, гоняясь за американскими спутниками, вынуждая их быстро тратить топливо и выходить из строя. Подпускать его на расстояние ближе 80 километров американцам было опасно: русский корабль-убийца мог уничтожить чужой орбитальный комплекс. Обходясь в сотни раз дешевле ожидаемых боевых платформ США, русские «примитивные» роботы-камикадзе могли в клочки разодрать всю напичканную суперэлектроникой систему СОИ.

Почему американцы знали об этом оружии русских, а мы, русские граждане — нет? Похоже, нас выставляла тупоумным стадом сама номенклатура. Она решила сдаться врагу, променяв величие державы на особняки.

А ведь паниковать не стоило. «Полеты» были теми самыми имперскими орбитальными перехватчиками, которые мы могли «дешево и сердито» выводить в космос. Русские операторы, как нынче мальчишки в компьютерных играх, гонялись бы за американскими гигантами — боевыми орбитальными станциями.

Одна мысль о том, что за их махинами ценою в полтора миллиарда долларов каждая ходит по пятам простая русская «штучка» стоимостью в десяток-другой миллионов советских рублей, заставила бы американцев начать маневры и уклонения. Но они требуют много горючего. Причем для большой станции — куда более, чем для маленького «Полета». Дабы постоянно пополнять запасы топлива, США пришлось бы создавать флот космических заправщиков. При этом каждый литр горючего, заброшенный на орбиту, обходится в тысячуполторы долларов.

И в перспективе выходила очень выгодная для нас игра: мы тратим миллион рублей на «Полеты», американцы — десять миллионов долларов. А мы — еще миллион, и так далее. Ну, кто в такой гонке вооружений первым рухнет от обессиливания и подрыва своей экономики?

Сбивать «Полеты» с земных высотных истребителей? Но специальные противоспутниковые ракеты АСАТ в 1986 году у американцев были в количестве шести штук.

Сбивать «Полеты» заранее — все равно что начать Третью мировую войну. А начнешь сбивать в ходе войны — они сумеют подорвать собой уйму американских орбитальных станций. Да и бить АСАТом по русскому спутнику, который летит впритык к американской боевой платформе, — это значит и ее уничтожить.

Тупик. В космической гонке мы ставили американцам мат. Мы могли выводить на орбиты станции-носители нескольких «Полетов». Цена наших запусков даже сейчас, когда цены в России приблизились к мировым, в пять-шесть раз ниже, чем запуски на американских «Шаттлах». Сверхмощные «Энергии» СССР могли выбрасывать на орбиты по два десятка «Полетов» сразу.

А еще есть у нас проект «Рикша», детище космического КБ имени Макеева. Там разработали (еще в начале 80-х!) очень портативную, короткую ракету для подводных лодок. Ее малые размеры получались из-за того, что «макеевцы» как бы вдвинули двигатели в топливные баки своих детищ.

Оказалось, что эти машины вполне могут сверхдешево запускать спутники. При этом им не нужно космодромов, достаточно тягача-вездехода «Буран» с направляющими. Разработать спутник-убийцу для такой «Рикши» не составляло для мощного СССР особого труда.

В КБ Челомея разработали и проект тяжелого орбитального истребителя — автоматической станции «Таран» с ракетами-перехватчиками.

Так чего же испугались в Кремле? Ведь начнись действительно гонка «космических войн» — и Америке пришлось бы попрощаться с дешевыми пиццами и гамбургерами, со стипендиями для студентов, с экологическими программами, с пособиями для безработных и многодетных матерей, с субсидиями на школьные завтраки-обеды.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава