home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Швейцер прав: отнюдь не все в руководстве СССР 80-х разделяли страх перед Штатами. Теперь-то мы знаем, что в недрах советской верхушки зрели две партии. Одна — государственники, организаторы мощи. Но их оказалось не так уж много. И была другая партия — партия измены. Тех, кто ради счета в швейцарском банке или «Мерседеса» готовы продать хоть мать родную.

Один из офицеров КГБ рассказывал нам: еще в 1984-м, когда еще не-генсек Горбачев встречался за кордоном с ярым нашим врагом — Маргарет Тэтчер, в подмосковных партийных усадьбах, в баньках-саунах уже шли разговоры о приватизации. Делились сферы влияния. Отрасли экономики. Территории. Эти люди уже были готовы разрушить Империю и привести ее к позорной капитуляции ради одного только — прибрать в свою частную собственность земли и сырьевые ресурсы страны. А «отставание» СССР от США в гонке вооружений стало лишь удобным предлогом.

Логика их была проста до примитивности. Зачем нам надрывать силы в соревновании с США, коли мы лично можем обеспечить себе жизнь райско-капиталистическую? И плевать нам и на Империю, и на то, что миллионы в ней будут принесены в жертву. Вместе с уникальными научными военно-промышленными и технологическими центрами.

Уже в начале 80-х в среде подобных людей родилась наукообразная теория «реформирования» СССР. Они говорили: мы слишком много тратим на подкормку остальных республик СССР. Не считая огромного количества средств и валютного сырья для удержания русского влияния в ГДР и Чехословакии, в Польше, Монголии и Венгрии. А еще — в Анголе и Эфиопии, Мозамбике и на Кубе, во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе.

Они считали: надо отделить от России союзные республики, высвободить огромные ресурсы, и прорваться в «мировое сообщество», используя неисчерпаемые богатства Сибири и Дальнего Востока.

Для таких «теоретиков» было очень важно вбить в мозги миллионам русских и всему миру: из-за «отсталости и неэффективности» экономики СССР проигрывает гонку вооружений США, и потому ему надо капитулировать. Именно приверженцы таких «теорий», променявшие имперскую мощь на банальные доллары, подыграли американцам в их пропагандистской войне, посеяв в советской верхушке страх перед дутыми блефами США…

Мы хорошо знаем, чем кончились усилия этих «реформаторов». Да, Империю они развалили, ушли с ее рубежей в Европе, Африке и Азии, подорвали и распродали военно-промышленную мощь. Они отказались и от других «источников разбазаривания сил да и средств» — от бесплатного жилья для народа и бесплатной медицины, от спортивных школ, кружков юных техников и дворцов пионеров, от отдыха миллионов наших детей каждым летом.

И что же? Оказалось, что новая воровская власть сжирает средств куда больше, чем отнимали у СССР все республики, анголы-вьетнамы, Афганистан и гонка вооружений, вместе взятые! Даже на издыхании Империи хватало средств и на санатории для народа, и на науку, и на оружие. У демократо-реформаторов после отброса «советского балласта» денег не хватает ни на что. И в стране — обрубке Империи, которая по теории должна была совершить экономический рывок, разваливается все. А народ превращается в стадо дебилов и олигофренов.

Ныне, когда наступает эпоха «после Ельцина», мы становимся свидетелями новой, страшной мутации бывшей советской «элиты». Отброшены лозунги «Уподобимся Западу», и отцы народа щеголяют своим православием, своею «русскостью». Но при сем они готовы при всей своей «русско-православности» пойти на поклон к богатеньким инвесторам — все к той же мировой банкирской сионократии. Чтобы сладко жрать и нежиться, все так же продавая наши недра, леса, горы и долы.

По сравнению с ними даже Ельцин кажется верхом державности. В них нет никакого героизма, никакой способности к волевому рывку, никакого сознания единой Империи.

Да будьте вы прокляты, мелкие твари! Вы доведете политику до уровня уже «калужско-рязанских разборок». И еще совсем недавние времена, когда мы планировали переброску сил из Заполярья к Сицилии, покажутся эпохой князя Святослава.

В середине 80-х приверженцы теории реформ за счет отсечения от России остальных земель кишели в Кремле, словно крысы на старой барже. Особенно много было их в верхушке КГБ, который в 70-е годы возглавлял Андропов, еврей и тонкий ценитель французских вин.

Конечно, таким был не весь КГБ, а лишь та его часть, которая вела дела за границей под прикрытием внешнеторговых и банковских учреждений СССР. На этот участок «невидимого фронта» большие партийные папы двигали своих сыночков — разжиревших, порочных, выросших в презрении ко всему русскому. Эти будущие герои реформ смыкались с другими сыночками, рассевшимися во внешторговских конторах. Эти брали взятки видеомагнитофонами, считали верхом совершенства «Мальборо» и супермаркеты.

Тут мы можем вспомнить, какую роль в деморализации правящего класса СССР играл лично Андропов. (Есть авторитетные мнения, гласящие: Горбачев лишь воплощал планы умершего в феврале 1984 экс-главы КГБ). Андропов умело подыгрывал администрации Рейгана: именно по его инициативе СССР начинает объявлять ядерные тревоги, нервируя и запугивая собственную верхушку — совершенно в соответствии с планом психологической войны, развернутой против СССР Рейганом по совету другого сына израилева — Германа Хана…

…Об этом можно написать не одну книгу. Ограничимся лишь ярким примером того, насколько умело велось разложение нас изнутри, насколько умело имплантировалось в умы молодежи 70-80-х годов представление об Империи, как о чем-то бессильном и отсталом. Молодежи, к которой принадлежит и автор этих строк.

Году в 1982-м нам приходилось бегать в магазин «Дружба», торгующий книгами стран Восточной Европы — только для того, чтобы узнать что-то о наших, русских танках, вертолетах или истребителях. Только из венгерского сборника «Арсенал» за 1982 год я узнал, каков наш Ми-24. Только из толстенного тома «Дас Люфткриг» («Воздушная война»), изданного в 1985-м, мне кое-что удалось узнать о машинах Сухого, о воздушной войне в Корее и Вьетнаме.

Я был и остаюсь фанатиком имперского оружия. С тех самых пор, как вьетнамская делегация подарила моему отцу кольцо, выточенное из дюраля сбитого американского «Фантома». Мне хватало сил и страсти, чтобы бегать в «Дружбу». Но такие магазины открылись лишь в начале 80-х и только в больших городах. Десятки же тысяч городков, поселков и деревень Империи были отрезаны и от такой информации.

Вся советская полиграфия пичкала нас скучными книжками и трудами Брежнева. Там было невозможно прочесть хотя бы что-то о нашем оружии, о нашем инженерном гении. Хотя на Западе и даже у наших социалистических союзников каждый желающий мог купить книги и журналы чуть ли ни с чертежами нашего лучшего в мире оружия.

Сейчас понятно: то был не идиотизм, не обычная бюрократическая тупость, а умелая политика лишения нас национальной гордости. Ибо параллельно издавались роскошные советские издания вроде книги-альбома «Откуда исходит угроза миру». С красочными фотографиями щеголеватых, размалеванных агрессивными эмблемами боевых машин. Истребителей, пенящих волны ядерных субмарин, летящих по бездорожью танков. Но не наших — американских.

Но никто не издавал альбомов и книг о наших марсовых чудесах. На журнал «Техника — молодежи», который пытался рассказать о русском оружии, было невозможно подписаться — он шел нарасхват. Но вместо того, чтобы увеличить его тираж, ЦК комсомола ввело лимиты на подписку.

Впрочем, чему удивляться? Идеологией и пропагандой в СССР начала 80-х занимался Саблер-Суслов. Главполитуправлением армии и флота командовал дряхлый Епишев, под началом которого трудился кабинетный генерал Волкогонов. Позже — записной демократ и оплевыватель нашей Империи.

И вот сейчас, когда внезапно схлынувший поток многолетней мути обнажил даже не все здание имперской мощи, а лишь его затянутые илом величественные руины, они поражают воображение. Но и сегодня мы должны, как археологи, раскапывать и раскапывать остатки так и не успевшей родиться великой воинской цивилизации. Отделенной от нас всего одним десятилетием. Но которую мы знаем подчас хуже, чем мир Древней Эллады.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава