home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Зачем нам, русским, военно-промышленная мощь? Сейчас стало модным на сотни ладов поносить ее и объявлять чуть ли не главной причиной нищеты и бедствий народных, виновником гибели от голода миллионов людей. Нам все время доказывают — не нужны были ни Магнитка, ни Сталинградский тракторный, ибо ради них пришлось раскулачить мириады крестьян и отправить за кордон миллионы тонн хлеба, пока в России голод убивал ни в чем не повинных детей. Ныне вовсю идеализируют царскую Россию, подвергая сомнению ее отсталость. Но факты столкновения ее с Германией в 1914-1917 годах вопиют от обратном.

Не хватало винтовок, которые приходилось закупать в Японии, США и во Франции. Фронты мучил снарядный голод, когда на десять германских снарядов приходилось отвечать одним русским. Первой в мире построив опытные образцы танков, Россия не сумела их производить: не было моторостроения. Двигатель для оригинальной сверхтяжелой машины капитана Лебеденко пришлось снимать со сбитого немецкого «Цепеллина». И, уж если быть справедливыми, производство танков началось у нас только в 1920-м, при большевистской разрухе — с копирования легкого французского «Рено ФТ». А при царе-батюшке Россия завозила броневики «Остин», аэропланный лак и самолеты, моторы и оптику, противогазы и пулеметы. Русский оружейник Федоров в 1915-м первым в мире создает автомат, на два года раньше, чем немец Шмайссер выпустит первый неуклюжий пистолет-пулемет. Но запустить в серию федоровское детище мы тогда не сумели — не хватало оборудования. Да и патронных заводов тоже.

Ныне ругают 30-е годы: мол, неоправданны были жертвы сверхиндустриализации, нужно было вести ее помаленьку, начиная с ситца да кулацких хозяйств. Дескать, не будь у нас 1917-го и коммунизма — не пошла бы на нас войною и Германия. Со вторым вопросом ясно: в 1914-м мы отнюдь не коммунизм строили, а немцы уже тогда планировали свой «Дранг нах Остен» с расчленением России. Что же касается первого…

Пора сказать: в 1941-м нам противостояла огромная военно-промышленная машина, поистине цивилизация Черной Свастики, которая умела производить чудовищные орудия смерти. Не зря после падения Рейха научно-техническая революция получила мощный толчок — благодаря взятым в Германии трофеям. И выйди против немцев в 1941-м ситцево-крестьянская страна, танковые клинья гитлеровцев пронзили бы ее до Урала с легкостью, с которой раскаленный нож входит в подтаявшее масло. К сожалению, мы очень мало знаем о том, что дал гитлеровский ВПК к 1944-1945 годам, невзирая на крайнее напряжение немецких сил. Попробуем хотя бы вкратце обрисовать сию картину.

Потрясает немецкая сухопутная мощь. Только с 1944-го наши Т-34 могли поражать в лоб «тигры» и «пантеры», тогда как их пушки свободно пробивали нашу броню. «Тигры» уже могли ходить под водой, форсируя реки, оснащались приборами ночного видения. Немцы сумели создать отличные средства зенитной обороны своих бронированных армад. В документальных кадрах о современной армии вы, наверное, много раз видели установки «Шилка», смахивающие на небольшой танк со счетверенными скорострельными пушками. «Шилки» появились у нас в 60-е — для защиты бронеколонн от атак самолетов. Но в том-то и дело, что прообразы таких машин, танки с многоствольными зенитными орудиями, в массовом масштабе появились у гитлеровцев — «Вирбельвинды» и «Мобельвагены». У нас же товарищ Сталин слишком поздно поставил к стенке маршала Тухачевского — ведь тот успешно подорвал развитие русских скорострельных пушек, увлекшись созданием тяжелых и неповоротливых химер, универсальных орудий. Они должны были одновременно быть и зенитками, и полевыми пушками. В итоге мы вступили в войну со скорострельными системами, отставшими от немецких на 50-60 лет. И там, где немецкие штурмовики да пикировщики встречали лишь пулеметные очереди да редкие «плевки» морально устаревших орудий, наши летчики напарывались на лавину стали из гитлеровских «флак-систем».

Враги наши сумели создать мощное противотанковое оружие. Их реактивными гранатометами-«фаустпатронами» даже ребенок мог уничтожить самый тяжелый русский танк ИС-2. Реактивный гранатомет «Панциршрек» бил на 100-150 метров, поражая бронированные цели и доты. Они почти сумели выпустить противотанковые ракеты «Роткэпхен», управляемые на расстоянии.

В их послужном списке есть и создание совершенно оригинальных систем оружия, которые и поныне остаются весьма актуальными. В 1991 году, после окончания войны с Ираком, в западных масс-медиа горячо обсуждался нереализованный Саддамом Хусейном проект «Вавилон» — постройка огромной пушки, способной бить стреловидными снарядами на сотни верст, обстреливая Израиль и другие соседние страны. Но самое-то примечательное заключается в том, что работа над подобными системами шла в Третьем Рейхе, и достаточно успешно!

Немцы первыми в мире применяют в 1944 году крылатые и баллистические ракеты, сконструированные Вернером фон Брауном. Самолет-робот Фау-1 бил на триста километров, неся со скоростью 600 километров в час 800 кило взрывчатки. Почти не уступая по силе взрыва современному американскому «Томагавку», эта машина работала на дешевом низкооктановом бензине. На Лондон с 13 июня 1944-го обрушилось около шести тысяч этих крылатых ракет. Вынашивались и планы их атак на стойко оборонявшийся Питер-Ленинград, и только натиск наших ратей сорвал замысел немцев. Каждая ракета этого типа стоила 61 тысячу марок — в тридцать крат дешевле бомбардировщика, который редко жил дольше 5-10 боевых вылетов. Германцы научились запускать Фау-1 с самолетов «Хейнкель-111». И если бы мы не выстояли, Англия рисковала увидеть дьявольские «дожди» из крылатых ракет, начиненных убийственными газами и смертоносными бактериями.

А вот Фау-2 несла уже тонну взрывчатки. Эта баллистическая ракета била на 330 километров, достигая максимальной скорости в 1600 метров в секунду, выскакивая в пике траектории на высоту в 90 километров — почти в космос! Позже подобные ракеты использовались американцами для вывода спутников на орбиту. Защиты от Фау-2 тогда не было, она летела к цели быстрее звука. Поражала как гром среди ясного неба. И только взрыв, разметывавший в куски людей и стиравший с лица земли целые кварталы, возвещал о падении этого страшного оружия. Свыше пяти тысяч этих снарядов было выпущено по Лондону, Антверпену, Брюсселю и Льежу. А если бы немцы дополнили все это атомными боеголовками? Были б тогда на свете все эти нынешние владимовы, гусинские, явлинские и радзинские? Ведь немцы-то племя еврейское, ох как недолюбливали!

Но ведь и эти обе «Фау» — еще не все. В ночь на 30 ноября 1944 года береговая охрана США уничтожила высадившуюся на атлантическое побережье немецкую разведгруппу «Эльстер». Ни один из этих воспитанников знаменитого эсэсовца Отто Скорцени в плен не сдался. Но среди багажа погибших нашли портативный и весьма мощный радиомаяк. Позже выяснится: его должны были установить на одну из башен-небоскребов Манхэттена в Нью-Йорке. А на его сигналы пошла бы огромная баллистическая ракета, 29-метровая А9/А10 (3,5 м в диаметре). То было уже поистине космическое оружие, двухступенчатое детище того же фон Брауна с дальнобойностью в 5 тысяч километров. Первая партия состояла из двух ракет. Одну планировалось испытать, выпустив по Гренландии. Вторую, с боеголовкой в тонну мощного взрывчатого «Аматола 60/40» собирались запустить на Нью-Йорк. А управлять ею решили посадить пилота-смертника. Практически — первого на планете космонавта («Мир новостей», 7.10.1996 г.; «Люфтваффе 1946», Варшава,1996 г., с.41).

Сведения о ходе эксперимента довольно туманны. В книге А.Вольфа «Крушение кернверка» (Москва, 1977 г.) говорится о том, что операция «Эльстер» — запуск трансатлантической ракеты, прошла 8 января 1945 года, закончившись неудачей. Д.Ларин в «Мире новостей» сообщает, что еще один старт случился 24 января 1945 года. Ракету вел пилот Рудольф Шредер. Однако на десятой секунде после взлета ему почудилось, будто ракета загорелась, и он раскусил ампулу с цианистым калием, предусмотренную для избавления от мучительной смерти. Тем не менее, А9/А10 пошла нормально, выскочив в космос по баллистической траектории и набрав скорость для броска через океан. Но без управления (а у нее были несгораемые газовые рули в соплах двигателей) машина сбилась с курса и упала где-то в Атлантике.

В «Технике — молодежи» №4 за 1993 год Станислав Зигуненко сообщает, что немцы произвели 48 пусков А9/А10, причем в 1944 году на старте и в воздухе взорвалось 16 машин. Что вполне объяснимо — немцы страшно спешили, а идти им приходилось по совершенно неизведанному тогда пути. При остром дефиците времени и ресурсов, надрываясь в войне на два фронта. Однако начальник военного отдела СС оберштурмбаннфюрер Скорцени успел набрать отряд военных космонавтов — от сотни до полутысячи людей по разным сведениям. «Похоже, их собирались использовать для наведения ракет на конечном этапе полета. Причем фон Браун вовсе не собирался делать из пилотов стопроцентных камикадзе — после нацеливания ракеты, скажем, на Нью-Йорк, они должны были выбрасываться с парашютом над заданным местом в океане, где их поджидали бы подводные лодки», — пишет автор. Добавим примечательную деталь: обратите внимание на картинки космических кораблей в книгах догагаринской эры и на наши открытки со стилизованными изображениями ракет даже более позднего времени.

Своими очертаниями и огромными крыльями-стабилизаторами они точь-в-точь — старые немецкие «Фау»…


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава