home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Мы немного увлеклись рассказом всего лишь об одном виде морского оружия Империи. Но давайте вернемся в 1967 год, когда мир был потрясен потоплением «Эйлата». Дело не только в том, что русские в очередной раз поразили всех новым оружием. И даже не в том, что им, детищем славянско-православной культуры, был потоплен корабль богоизбранного народа, претендующего на мировую власть, захватившего бразды реального правления в США. Суть тогда была в том, что уничтожение «Эйлата» снова сказало: русские прорываются в Мировой океан!

За год до атаки у Порт-Саида, весной 1966 года, мир потрясло известие: русские атомные подводные лодки К-133 и К-116 обошли вокруг света за три месяца, не поднимаясь на поверхность. Не просто подобно «Наутилусу» капитана Немо — тот всетаки всплывал — а под водой от начала и до конца.

Выйдя 2 февраля из Кольского залива, русские лодки, пройдя через Ледовитый океан, перешли через Атлантику с севера на юг, пересекли экватор и вошли в антарктические бурные воды. Обогнув грозящий подводными скалами и жестокими штормами мыс Горн, они миновали изобилующий коварными течениями и бурями Дрейков пролив, перешли через Тихий Океан и всплыли лишь у цели путешествия — у Камчатки.

Атомоходы следовали боевой парой — ракетная К-116 и прикрывающая ее от вражеских лодок-истребителей — торпедная К-133. В те времена наши еще не умели запускать ракеты из-под воды, и потому субмаринам для нанесения удара приходилось всплывать, становясь легкой мишенью для удара из-под волн морских. Для этого ракетоносцам придавали торпедных атомных «стражей».

В том походе наши «наутилусы» вели контр-адмирал А.Сорокин, капитан II ранга В.Виноградов и Л.Столяров. О подробностях в «Технике — молодежи» №6 за 1966 год вспоминает его участник, контр-адмирал Валентин Козлов.

…Идти пришлось неизведанными путями. С Центрального командного пункта в Подмосковье на лодки слали шифрограммы об обстановке на маршруте — дабы те уклонялись от встреч с иностранными кораблями. Особенно трудно было на юге Мирового Океана, до сих пор изобилующим «белыми пятнами» для океанографов. Малоизвестны тамошние течения, рельеф дна с его плато, каньонами и горными подводными цепями. Особенно страшными и таинственными были огромные подводные кручи, поднимающиеся из царства вечной ночи, с глубины в 2-3 километра, не доходя всего 200 метров до поверхности.

Они образуют так называемые океанские отмели, и ученые прежде не слишком-то старались в точном нанесении их на карты — ведь никакой опасности для надводных кораблей они не представляют. А вот узкому корпусу субмарины, идущей на скорости в 15-20 узлов, столкновение с подводной кручей грозило гибелью.

Вода с ревом ворвется в смятый корпус, чудовищное давление океана сожмет в мгновение ока воздух в его отсеках, как поршень дизеля сжимает его в цилиндре, моментально порождая жар в несколько сотен градусов. И экипаж сгорает заживо, как в гигантской печи.

Но русские субмарины миновали эти опасности. Представьте себе, читатель, они шли на полной скорости, запустив реакторы на всю катушку — в пучине, в которую никогда не проникает ни одни солнечный луч! Шли, распугивая причудливых светящихся рыб. В их корпусах нет иллюминаторов — ибо они снижают прочность, а лодка должна выдерживать ударные волны от близких разрывов глубинных бомб и торпед. Поэтому не было иллюстраций из Жюля Верна, где «Наутилус» режет тьму мощным снопом лучей прожектора, и капитан, скрестив руки, смотрит в глубины сквозь хрустальное стекло ходовой рубки. Нет, наши следовали во тьме, и глазами им служили гидролокаторы-сонары, эхолоты да карты. Под днищами кораблей разверзались километровые бездны, кануть в которые — верная смерть. Механики чутко следили за работой реакторов и турбин. Пожар в закрытой наглухо стальной рыбине тоже грозил гибелью.

Откройте карты дна Тихого океана, читатель. Всмотритесь в неведомый и невидимый для нас мир, над которым скользили русские подводные мореплаватели. Разлом Кларион. Горы Маркус-Неккер. Марианский желоб глубиной в 12 верст.

Мы сумели совершить этот грандиозный поход. Совершить абсолютно незаметно для западных флотов. До тех пор только американский подводный атомоход «Тритон» смог в феврале-мае 1960 года пройти кругосветку, да и то ему пришлось всплывать дважды. Первый раз — чтобы передать крейсеру «Мейкон» заболевшего моряка. Второй — из-за технических неполадок.

Хваленая американская техника давала сбои. Ломались эхолот и гидролокатор, системы одного реактора. Возникла сильная течь в сальнике правого гребного вала. При этом «Тритон» везде рассчитывал на помощь: его курс проложили так, чтобы он встретил на пути как можно больше своих крейсеров и авианосцев.

Нашим героям помощи ждать было неоткуда. Их плавание походило на межзвездный перелет, где рассчитывать приходится только на себя да на надежность своих кораблей. Они выдержали огромные нагрузки.

И какие же ослы сидели в Кремле, если они не воздвигли памятников участникам того похода, не сняли о них фильмов, не чествовали их как первых космонавтов! Их имена должен был знать каждый мальчишка нашей страны.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава