home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вступление

На опушку леса, окруженную плотным кольцом древних дубов, вышел эльф. Поляна была на редкость красива и казалась девственно нетронутой. Никогда прежде эльф не видел такой яркой и сочной травы. Первые лучи утреннего солнца просочились сквозь кроны деревьев и кружево плюща, и в плящущих пятнах света воздух казался плотной живой субстанцией. На траве сверкали изумрудные капли росы.

Эльф прищурился, размышляя, затем опустился на колени. Внимательно вглядевшись в пышный зеленый ковер, он, наконец, нашел то, что искал, - невидимые следы, заметные только потому, что кто-то стряхнул росу со стеблей травы. Да, его жертвы побывали здесь.

Эльф быстро двинулся по следу. Пройдя между двумя огромными дубами и преодолев завесу из плюща, он скрылся в чаще. После яркого утреннего солнца ему потребовалось время, чтобы привыкнуть к полумраку, царящему в лесной глуши. Постепенно эльф разглядел узкую утоптанную тропинку, которая вилась меж деревьями.

Раз добыча не знает, что ее преследуют, почему бы ей не выбрать самый легкий путь? Эльф уверенно зашагал по тропе. Ничто не указывало на то, что кто-то недавно проходил по этой дороге, однако охотника это не смущало. Несмотря на свое презренное происхождение, те двое, за которыми он гнался, считались одними из лучших следопытов. Мало кто мог пройти по высокой густой траве на поляне, сбив лишь несколько капель росы.

Эльф бесшумно скользил меж деревьев. При мысли о победе, столь долгожданной и близкой, кровь быстрее бежала у него в жилах. Эльфы, особенно светлые эльфы, не привыкли спешить. Много лет они разрабатывали план этой миссии. Несколько десятилетий обсуждали возможность ее осуществления. Два столетия они ждали подходящего момента. Теперь время пришло, и именно ему предстоит нанести первый удар.

Тропинка уперлась в каменную стену, и вновь следопыт замер, прислушиваясь к шелесту листьев. Укрывшись в тени, он исследовал местность. За каменной оградой раскинулся прекрасный сад, который превосходил все когда-либо виденное молодым эльфом.

На просторных лужайках горделиво вышагивали павлины. Время от времени то один, то другой самец распускал хвост, и на кончиках перьев яркой радугой вспыхивали сине-зеленые глаза. Зеркальный пруд окружали цветущие деревья, а на их ветвях звонко распевали свои чудные песни пестрые птицы котала. Врожденная любовь к прекрасному взяла верх, и на мгновение охотник забыл о своей неотложной миссии. «Эльфам трудно устоять перед таким великолепием», - подумал он, любуясь садом.

«И ведь действительно, они не устояли» - заключил минутой позже, заметив вдали замок, сотворенный из мрамора и хрусталя. В золотистых глазах преследователя сверкнули ненависть и триумф, когда он понял, куда завела его дорожка: он оказался в самом сердце земли серых эльфов. Древняя раса светлых эльфов слишком долго находилась под господством своих младших родичей. С возросшей решимостью следопыт начал разрабатывать план нападения.

Все складывалось как нельзя лучше: в саду не было ни одного стражника. Если удастся настичь беглецов, прежде чем они доберутся до замка, он сможет убить их и уйти незамеченным, а на следующий день вернется и снова нанесет смертельный удар.

От замка эльфа отделял зеленый лабиринт, образованный причудливо посаженными кустами самшита. Отлично! Эльф зловеще усмехнулся. Серая эльфийка и ее любовник-человек сами выбрали место своей смерти. Пройдет не один день, прежде чем их тела найдут среди запутанных аллей и переходов.

Однако были и определенные неудобства. Сам лабиринт мало беспокоил азартного преследователя, но чтобы попасть в него, нужно миновать поляну с колокольчиками. Эти цветы, колеблясь на ветру, издавали легкие, приятные звуки. В тихом утреннем воздухе эльф ясно слышал их мелодичный перезвон. Несколько мгновений он вслушивался в пение цветов, а потом зло стиснул зубы. Ему и прежде доводилось видеть такие сады. Цветочные клумбы и скульптуры размещены в них таким образом, что от малейшего дуновения ветерка колокольчики вызванивали ту или иную мелодию. Их звук менялся в зависимости от направления ветра. Когда на пути воздушного потока возникала помеха, это мгновенно сказывалось на звучании колокольчиков. Цветник служил не только украшением сада, он представлял собой и надежную систему сигнализации.

Эльфийка и человек, несомненно, вошли в лабиринт. Сейчас они, вероятно, были на полпути к замку, и охотник решил рискнуть. Он легко перескочил через низкую каменную ограду и проскользнул мимо любопытных павлинов. В цветнике эльф призвал на помощь весь свой опыт лазутчика, стараясь двигаться плавно и легко. Тем не менее, его худшие опасения оправдались: там, где он проходил, треньканье колокольчиков менялось. Для чутких ушей разведчика возникший диссонанс был подобен звуку сигнальной трубы, поэтому он притаился за ближайшей статуей, ожидая прибытия дворцовой стражи.

Прошло несколько минут, но никто не появился. Эльф вздохнул свободнее и через несколько мгновений достиг лабиринта. Осмотревшись еще раз, он убедился, что в саду больше никого нет. Его губы скривились в презрительной усмешке: тупые стражники не смогли распознать сигнал своей собственной охранной системы. Как и все серые эльфы, они были туги на ухо. Беззвучно смеясь, охотник шагнул в лабиринт. Обычно садовые лабиринты были копиями друг друга. Зная это, эльф уверенно ориентировался в переплетении дорожек. Однако постепенно он пришел к выводу, что данные сооружения представляют собой исключение из правила. Ничего подобного он раньше не видел. Длинные сложные переходы вели из одного сада в другой, и каждый раз взору преследователя открывались все более причудливые картины. С растущим беспокойством эльф оглядывался по сторонам, проходя мимо экзотических фруктовых деревьев, фонтанов, ягодных кустарников, прудов, в которых резвились рыбки со сверкающей чешуей, и ярко-красных цветов, над которыми порхали колибри. Больше всего незваного гостя поразили магические изваяния, изображавшие эпизоды из эльфийских легенд: рождение морских эльфов, война с драконами на Зеленом Острове, высадка эльфийской армады.

Почти бегом он добрался до очередного просвета зеленой изгороди, заглянул внутрь и замер, пораженный. На лужайке стоял мраморный постамент, который венчала огромная сфера, заполненная водой. Не может быть! Неужели он проходил здесь раньше? Эльф подкрался к сфере, чтобы рассмотреть ее поближе. Внутри сосуда развивалось магическое действо: ужасный шторм разметал легкие эльфийские корабли. Испуганные взоры моряков были устремлены на богиню моря Умберли, чьи белые волосы развевались на ветру, подобно грозовым сполохам. О боги, он опять вернулся к скульптуре, изображавшей рождение морских эльфов.

Сомнения улетучились. Даже в таком дурацком лабиринте не могло быть двух одинаковых скульптурных композиций. Эльф обеими руками взъерошил волосы, с отвращением уставившись на изваяние. Его, знаменитого эльфийского следопыта, заставили бегать кругами!

Однако разведчик недолго предавался отчаянию: внезапно неподалеку он услышал странный щелкающий звук. Направившись в ту сторону, он вскоре вышел на большую круглую лужайку, по краям которой росли цветы. Над цветами порхало множество разноцветных бабочек. От лужайки во все стороны разбегались дорожки, а в центре ее находилась клумба в форме полумесяца, усаженная голубыми розами. У дальнего края полумесяца эльф-садовник подрезал розовые кусты, восполняя недостаток сноровки энтузиазмом. Пришелец вновь недобро улыбнулся. Очевидно, это был центр лабиринта, и его добыча неминуемо должна была пройти здесь. Старый садовник скажет ему - если потребуется, с ножом у горла,- по какой дороге ушла эльфийка.

Охотник тихо двинулся вперед. С его появлением над цветами взметнулись облака бабочек. Садовник поднял голову, с любопытством взглянув на того, кто нарушил покой на лужайке. Увидев чужака, он приветливо взмахнул рукой и откашлялся, словно хотел поздороваться,

«Только этого не хватало!» - в панике подумал эльф. Он не мог допустить, чтобы садовник вспугнул беглецов,

В воздухе сверкнул нож. На лице старика появилось удивленное выражение. Он неловко ухватился за рукоять кинжала, поразившего его в грудь, и тяжело упал на землю. При падении шапка свалилась у него с головы и синие, с серебряной проседью волосы разметались по земле.

Синие волосы! Убийцу охватил восторг. Несколькими легкими стремительными шагами он преодолел расстояние, отделявшее его от жертвы. Опустившись на колени рядом с телом, он заметил, как что-то блеснуло на груди у убитого. Эльф вытащил из-под простой льняной рубахи медальон, на котором был изображен королевский полумесяц. Он не ошибся. Все еще не смея поверить в свою удачу, убийца выронил медальон и уселся на корточки. Он убил короля Заора!

Отчаянный женский крик прервал его ликование. Одним проворным движением эльф вскочил на ноги и развернулся, выхватив из ножен оба меча. Прямо перед ним стояла та, из-за которой он проделал весь этот путь. Лицо эльфийки побелело, она застыла, словно статуя. Но никакой скульптор не смог бы высечь из мрамора выражение неподдельного горя и ужаса, исказившее ее лицо. Стиснув пальцы в кулачок, женщина прижала одну руку к губам, а второй ухватила за локоть своего высокого спутника.

«Судьба благосклонна ко мне сегодня», - торжествующе подумал убийца. С клинками наголо он уверенно направился к мужчине и женщине. К его удивлению верзила, стоявший рядом с эльфийкой, оказался достаточно умен: без долгих рассуждений он сорвал с плеча небольшой охотничий лук и выпустил стрелу.

Сначала убийца почувствовал легкий укол, затем последовала резкая вспышка боли: пробив кожаные доспехи, стрела вонзилась ему под ребра. Мельком взглянув на рану, эльф понял, что стрела вошла неглубоко и не задела жизненно важных органов. Собрав всю свою волю, он заставил себя забыть о боли и поднял мечи. У него осталось достаточно времени, чтобы убить эльфийку - убить их обоих - и уйти, исполнив свой долг. Действительно, удачный выдался день.

- Сюда!

Низкий дрожащий голос прозвучал над самым его ухом. Очевидно, женский крик переполошил дворцовую стражу. Убийца услышал быстро приближающиеся шаги: к нему бежали не меньше дюжины охранников. Он не допустит, чтобы его схватили и подвергли допросу. Светлый эльф с радостью умер бы за свое дело, но серые правители не позволят ему кончить жизнь достойно. Поколебавшись одно мгновение, пришелец повернулся и бросился прочь. Он бежал к лужайке, где находился магический портал.

Задыхаясь и теряя сознание от боли и потери крови, убийца буквально ввалился в облако прозрачной голубой дымки - так выглядели пространственные врата снаружи. Сильные ловкие руки подхватили его и помогли опуститься на землю.

- Фениан! Что случилось?

- Портал ведет в Эвермит. Король Заор мертв, - с трудом прошептал раненый.

С губ его товарища сорвался громкий торжествующий возглас. Этот звук эхом отозвался среди гор, и несколько птиц испуганно взмыли в воздух.

- А серая эльфийка и Арфист? - возбужденно выспрашивал эльф, встречавший убийцу.

- Они живы, - промолвил Фениан.

Попытка заговорить вызвала новый приступ боли. Раненый скривился и схватился обеими руками за древко стрелы.

- Успокойся, - утешил его приятель.- Амнестрия и ее любовник-человек скоро последуют за Заором.

Он осторожно отвел руки Фениана и начал медленно вытаскивать стрелу.

- Тебя видели?

- Да, - выдохнул раненый сквозь зубы. Рука на древке замерла, потом напряглась.

- Что же… Все равно ты сделал немало. Резким движением эльф протолкнул стрелу глубже под ребра и вонзил ее острие Фениану в сердце. Когда кровь перестала течь из раны, он высвободил стрелу, а потом вновь воткнул ее в мертвое тело, придав ей первоначальное положение. Поднявшись на ноги, предатель с сожалением взглянул на погибшего друга.

- Но, увы, ты сделал недостаточно, - прошептал он.



Элейн Каннингем Эльфийская тень | Эльфийская тень | Глава 1