home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

С моря дул сильный восточный ветер, неся с собой холод и промозглый дождь. Время от времени случайный порыв ветра тушил один из фонарей, освещавших Торговый путь - дорогу, ведущую в Глубоководье.

Несмотря на непогоду, путешественники, расположившиеся на отдых у Южных ворот, пребывали в хорошем настроении. Утром начинался праздник Луны, и люди не теряли бодрости духа, предвкушая веселые пирушки и бойкую торговлю. Следующие десять дней на улицах Глубоководья будет шумно: город наводнят лоточники, купцы и бродячие комедианты. Центр ярмарки обычно располагался на Рыночной площади и прилегающей к ней Рыночной улице, но к торжествам готовились все горожане.

У Южных ворот собралась самая разная публика. Здесь были купеческие караваны, груженые товарами из восточных и южных земель. Рядом стояли тележки и повозки ремесленников, ибо местные умельцы тоже рассчитывали продать свои изделия на ярмарке. Помимо них в город прибыло еще много всякого люда. Кто-то намеревался пополнить запасы на зиму, кто-то хотел повеселиться, пока не наступила зима.

Бродячие музыканты и артисты тоже не теряли времени даром. Они расставили горшки для денег и устроили представление у городских стен, пользуясь тем, что зрителям некуда было податься. Больше всего народу собралось, чтобы посмотреть на прекрасную танцовщицу. Девушка, наряженная в прозрачные одежды калимшитской наложницы, извивалась, как змея, под печальную мелодию деревянной свирели. Мокрая ткань липла к телу красавицы, открывая ее прелести, и толпа вокруг сцены стремительно росла. Неподалеку четыре танцовщика из Чулты исполняли причудливый танец своей родины. Мужчины то мчались по кругу, то вертелись волчком. Их штаны и рубахи были расшиты диковинными цветами. Смуглые тела и руки танцоров колыхались в такт музыке, а колокольчики на щиколотках дружно звенели, когда они резко топали ногами. Чуть дальше хафлинг ловко жонглировал ножами. Несколько торговцев развернули импровизированную кухню, предлагая всем желающим перекусить. Торговля шла бойко, и звон монет грозил перекрыть шум дождя.

Предвидя наплыв приезжих, городские власти удвоили стражу на Южных воротах. Чиновники проверяли бумаги и торопливо пропускали гостей в город. Дождь усиливался. Замерзшие и усталые стражники делали все возможное, чтобы быстрее покончить с тягостной процедурой. Один из воинов узнал младшего сына лорда Танна и прикоснулся к шлему, здороваясь. Махнув рукой в сторону ворот, он дал понять, что молодой человек может спокойно проезжать. На всадника в темном плаще, скакавшего рядом с юношей, стражник не обратил внимания.

- У дурной славы есть свои преимущества, - весело сказал Данила своей спутнице.

Если Эрилин и слышала его, то никак этого не показала. Она двинулась вслед за молодым человеком на север по Верхней дороге - широкой, вымощенной булыжником улице, начинавшейся от Южной башни.

Обычно торговцы въезжали в Глубоководье через эти ворота, поэтому вдоль улицы располагались конюшни и склады, а также несколько гостиниц и таверн.

В городе действительно все было готово к приему гостей. У каждого дома висели яркие фонари. Вокруг суетились конюхи и слуги, размещая товары и верховых животных. Хозяева постоялых дворов радостно приветствовали клиентов.

Данила и Эрилин миновали первые несколько гостиниц, поскольку свободных комнат там уже не осталось. Путешественникам предлагали поискать ночлег дальше по улице, однако пока им не везло, а погода становилась все хуже. Привыкшие к теплу и заботе лошади понуро брели по лужам под проливным дождем. Данила дал знак Эрилин следовать за ним и, выбравшись из толпы, свернул на маленькую извилистую улочку.

Сначала девушка и ее спутник ехали мимо складов, потом по обеим сторонам улицы появились магазины и лавки, которые стояли кучно, вплотную друг к другу. Хозяева, как правило, селились над своими магазинами, поэтому верхние этажи зданий выступали, нависая над узким проходом, так что жильцы противоположных домов могли обменяться рукопожатием, высунувшись из окна. Судя по всему, владельцы лавочек относились к категории людей небогатых, но трудолюбивых. Их дома не были похожи на хоромы, но содержались в образцовом порядке. Улица была тщательно выметена, и, несмотря на позднюю осень, в ящиках на окнах росли съедобные травы. Их пряный аромат наполнял влажный воздух;

Дорога шла немного вверх, и вскоре Данила свернул в проулок, который носил удачное название - Восходящая улица. Путники остановились перед длинным приземистым строением. Его деревянные стены были оштукатурены и покрашены. Из окон струился манящий свет. На окнах висели красные и белые занавески с вышивкой, изображавшей знак какой-то гильдии. Точно такой же символ был выгравирован на табличке, укрепленной над парадной дверью. Вывеска гласила: «Веселая бутылка».

- Давай сперва займёмся лошадьми, - громко предложил Данила, стараясь перекричать ветер. Эрилин коротко кивнула и последовала за ним. Улица изгибалась как подкова. Они пошли вдоль примыкавших друг к другу зданий. У первого деревянного строения витал стойкий запах дрожжей. По-видимому, здесь находилась маленькая пивоварня. Рядом стоял каменный погреб, откуда доносился аромат ванили и сливочного масла - так обычно пахнет белое вино, зреющее в дубовых бочках. Следующее здание было чуть повыше. Там, очевидно, хозяева держали ззар, крепленое вино, которым славилось Глубоководье. Эрилин брезгливо сморщила нос: характерный запах миндаля доказывал, что именно здесь хранятся бочонки со жгучей оранжевой жидкостью. Как и многие эльфы, девушка не любила крепкий напиток, но среди жителей Глубоководья ззар был в большом почете. «И это весьма показательно», - мелькнуло в голове у Эрилин.

Наконец девушка и ее спутник достигли последнего строения - конюшни. Эрилин отметила, что внутри было чисто и тепло. Лошади проделали долгий утомительный путь и заслужили хороший отдых.

Молодой конюх, выбежавший им навстречу, узнал Данилу. Он приветствовал юношу с уважением и обещал хорошо заботиться о лошадях, «Боги! - раздраженно подумала Эрилин. - Есть в этом городе хозяин трактира или чиновник, который не знает Данилу Танна?»

Оставив лошадей на попечение конюха и отсыпав усердному слуге горсть монет, Данила схватил Эрилин за руку и потащил ее через двор к черному ходу гостиницы. Как только они оказались в маленькой прихожей. девушка мгновенно высвободила свою руку. Данила, казалось, не заметил ничего особенного в ее поведении. Он сбросил промокший плащ и повесил его на крючок, затем галантно помог Эрилин раздеться и повесил ее верхнюю одежду рядом со своей.

- Здесь тепло и уютно, - заметил он.

Молодой человек примостил свою широкополую шляпу на специальную вешалку и пригладил волосы, затем подышал на пальцы рук и принялся их растирать, пока Эрилин приводила себя в порядок.

Даже не глядя в зеркало, Эрилин знала, что ее лицо буквально посинело от холода. Она отвела влажные черные кудри за уши и стянула их голубым шнурком, чтобы не выглядеть совсем уж как чучело. Данила поджал губы, но благоразумно промолчал. Когда Эрилин закончила свой туалет, юноша обнял ее за талию и провел в таверну через небольшую дверь.

- Конечно, мы не в «Нефритовом кувшине»,- сказал он («Нефритовый кувшин» считался самым роскошным увеселительным заведением в Глубоководье). - Но это место вполне пригодно для жилья. К тому же здесь находится главная контора гильдии виноделов, виноторговцев и пивоваров. Пусть стиль и обстановка оставляют желать лучшего, зато нигде больше нет такого богатого выбора вин и прочих спиртных напитков.

Эрилин слушала юношу с некоторой досадой. Возможно, гостиница не отвечала высоким запросам изнеженного дворянина, однако после долгого и трудного путешествия «Веселая бутылка» казалась вполне уютным пристанищем. Внутри было тепло. В зале с низким потолком царил полумрак, и посетители могли выбрать укромный уголок себе по душе. Из кухни доносился аромат жареного мяса, к нему примешивался горьковатый запах эля. Кроме того, в воздухе едва заметно пахло смолой: как видно, в огромном камине горели сосновые дрова. Несмотря на все реальные и мнимые недостатки этого трактира, его хозяин явно преуспевал. Веселые служанки и крепкие молодые парни разносили тяжелые подносы с напитками и простой, но вкусной едой.

- Мне приходилось бывать в местах и похуже, - коротко ответила Эрилин.

- Хвала Госпоже Полуночи! Случилось чудо! Она заговорила! - воскликнул Данила с нарочитым изумлением.

Девушка бросила на своего спутника уничтожающий взгляд и прошла мимо него в зал. В течение двадцати дней, которые они провели вместе, Эрилин безуспешно пыталась игнорировать повесу, заговаривая с ним только в случае крайней необходимости. Однако Данила не обижался на ее молчание и продолжал болтать и насмешничать, словно они были друзьями с детства.

- Займи нам столик, а я позабочусь о комнатах, - предложил Данила, заходя в зал вслед за девушкой.

Эрилин обернулась:

- Мы приехали в Глубоководье. Сегодня вечером мы расстанемся. Насколько я понимаю, твоя цель - напиться до бесчувствия, ну а мне, как ты помнишь, нужно найти убийцу, - тихо сказала она.

Ничуть не смутившись, Данила обворожительно улыбнулся:

- Будь благоразумной, моя дорогая. Даже если мы добрались до Глубоководья, разве это повод притворяться, что мы не знаем друг друга? Говоря по правде, в таком маленьком трактире это будет довольно сложно. Оглядись вокруг.- Он сделал широкий жест рукой.

Трактир был набит до предела. Большинство посетителей составляли ремесленники и мастеровые. Кроме того, в зале сидели несколько богатых купцов и дворян - завсегдатаев, ценивших хорошее вино и знавших о достоинствах этого заведения. Судя по необычной одежде и усталому виду, многие из гостей прибыли в Глубоководье издалека, чтобы участвовать в празднике. Люди сидели за столиками и вполголоса вели неспешную беседу, наслаждаясь едой и питьем. Все пространство перед ними было заставлено кружками, на их лицах блуждали рассеянные улыбки: они явно не собирались уходить в ближайшее время. Пустых мест в зале практически не было.

- Ты видишь? - подвел итог Данила. - Тебе придется провести со мной еще один вечер. Время ужина прошло; и глупо будет, если один из нас из чистого упрямства отправится искать другую гостиницу. На улице льет как из ведра, и потом я сомневаюсь, что сейчас в Глубоководье можно найти свободную комнату. А здесь я постоянный посетитель и, так сказать, ценный клиент, поэтому нам окажут наилучший прием.

Видя, что Эрилин колеблется, молодой человек продолжил:

- Послушай, мы оба промокли, замерзли и устали. Нам нужно хорошенько выспаться. К тому же я не прочь съесть кусочек чего-нибудь такого, за чем не нужно охотиться.

«В этом он прав», - молча признала Эрилин.

- Ладно, - неохотно кивнула она.

- Решено,- обрадовался Данила, высматривая кого-то за спиной у своей спутницы. - О, вот и хозяин гостиницы. Эй, Саймон!

С этим возгласом он двинулся к низенькому и толстому человеку в переднике.

«Как же мне избавиться от этого балбеса?»,- хмуро подумала Эрилин, пробираясь к очагу в поисках свободных мест. В тени, неподалеку от камина, стояло несколько отдельных столиков. Возможно, один из них окажется незанятым.

- Амнестрия! Квзфирре соора канн иззт?

Услышав мелодичный голос, Эрилин замерла, и поток воспоминаний, казалось, в мгновение смыл голод и усталость. Когда в последний раз она слышала этот язык?

Обернувшись, она столкнулась лицом к лицу со статным лунным эльфом. У незнакомца были серебристые волосы, в одежде он предпочитал благородный черный цвет. Изящество движений и ухоженное оружие выдавали в нем умелого бойца. Лунный эльф обратился к Эрилин на языке королевского двора, языке, которым девушка никогда не владела в совершенстве. С болью полукровка вспомнила, как нетерпеливо ерзала на занятиях, когда ее мать пыталась научить ее чему-нибудь, кроме искусства фехтования.

- Извините, - грустно сказала она. - Я уже много лет не слышала этого диалекта.

- Ну что вы, - ответил квэссир, переходя на общий язык. - Это древнее наречие, и сейчас им пользуются очень редко. Простите, но в этих краях мало представителей нашего народа, и когда я увидел вас, меня охватила ностальгия.

По губам эльфа скользнула приветливая и в то же время задумчивая улыбка.

Эрилин кивнула, принимая его объяснения.

- Как вы меня только что назвали? - спросила она.

Эльф коротко поклонился:

- И вновь я должен извиниться. На мгновение мне показалось, что я увидел знакомое лицо.

- Мне жаль, что я вас разочаровала.

- Я вовсе не чувствую себя разочарованным,- возразил эльф. - Сейчас я понял, что совершил счастливую ошибку.

Эрилин улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки, которые нечасто кому-либо приходилось видеть.

- Вы всегда так любезны с незнакомцами?

- Всегда, - отозвался эльф. - Однако мне редко выпадает возможность встретиться с такими приятными незнакомцами. Не окажете ли вы мне честь, присоединившись ко мне? Это заведение - одно из немногих в Глубоководье, где подают эльверквист. Я только что заказал бутылку. Мало кто из сидящих здесь способен оценить оттенки вкуса и красоту старинной церемонии.

На лице девушки расцвела улыбка. Она не ожидала встретить лунного эльфа в этих местах и услышать язык, который напомнил ей о матери, поэтому привычная сдержанность на время покинула ее. Когда эльф заговорил о тоске по родине, она вспомнила, как давно не была в Эвереске.

- Я с благодарностью принимаю ваше любезное приглашение, - ответила она, используя традиционную формулу вежливости, затем протянула эльфу левую руку ладонью вверх. - Я Эрилин Лунный Клинок из Эверески.

Квэссир накрыл ее ладонь своей и низко склонился над соединенными руками.

- Мне доводилось слышать ваше имя. Это честь для меня, - проговорил он тихо и почтительно.

Неожиданно рядом раздались шаги.

- У меня есть хорошие новости и плохие новости, Эрилин, - послышался веселый возглас, и из толпы вынырнул Данила. - Привет! Ты кто, дру…

Внезапно молодой человек умолк и, недобро прищурившись, уставился на лунного эльфа.

Лицо Данилы потемнело и, к ужасу Эрилин, он потянулся к мечу, как будто собирался вызвать эльфа на поединок. «Что этот болван намерен делать?» - потрясение подумала девушка.

Среди завсегдатаев трактира было много пьяниц и ветеранов пьяных драк. Они предчувствовали начало потасовки, как капитан корабля предчувствует шторм. Разговоры стихли, деловито зазвенели стаканы - посетители торопились допить вино, пока была такая возможность.

Однако напряжение рассеялось так же быстро, как и возникло. С некоторой растерянностью Данила отпустил рукоять меча и достал из нагрудного кармана вышитый платок. Он вытер пальцы, словно испачкал их, прикоснувшись к оружию, и виновато улыбнулся эльфу и девушке.

- Ты встретила кого-то из своих друзей? - поинтересовался он, глядя на их соприкасавшиеся руки. В зале по-прежнему было тихо.

Эрилин смутилась и, сжав пальцы в кулак, спрятала руки в карманы. Прежде чем она смогла придумать язвительный ответ, заговорил лунный эльф:

- Я принял этриель за свою старую знакомую.

Данила удивленно вскинул брови.

- Боги, как оригинально, - воскликнул он с преувеличенным восхищением. - В следующий раз я обязательно воспользуюсь этим приемом, чтобы познакомиться с дамой.

Глаза квэссира угрожающе сузились при этом намеке, однако на лице Данилы играла простая, бесхитростная улыбка. Несколько мгновений все трое стояли неподвижно. Затем эльф отвесил Даниле короткий прощальный поклон и, повернувшись к нему спиной, протянул руку Эрилин, чтобы проводить ее к столику у камина. Завсегдатаи трактира поняли, что кризис миновал, и вернулись к своим делам. Вновь раздался перезвон стаканов, прерванные разговоры возобновились.

Хотя Эрилин была ошеломлена выходкой Данилы, она вздохнула с облегчением, убедившись, что драки не будет. На Хелимберском болоте Данила показал себя неплохим бойцом, однако девушка не хотела, чтобы он испытывал судьбу в схватке с эльфом. Идя рядом с квэссиром, она бросила злой взгляд через плечо: «Убирайся!» На ее лице было ясно написано, что Даниле лучше оставить ее в покое.

Если Данила и понял намек, то не придал ему значения. Он последовал за Эрилин и лунным эльфом. Столик незнакомца располагался в углу. За ним могли уместиться только двое посетителей, решившие поболтать за бутылочкой вина. Однако Данила притянул третий стул и плюхнулся рядом с девушкой. На его губах играла самодовольная улыбка, как будто он занял это место по высочайшему соизволению.

- Данила, что на тебя нашло? - взорвалась Эрилин.

- Что на тебя нашло? - лениво поинтересовался юноша, жестом указывая на квэссира. - Послушай, дорогая, ты принимаешь приглашение этого человека - э, прости, эльфа, - даже не зная, кто он такой.

Сказав это, молодой человек покачал головой и огорченно поцокал языком.

- Если так дальше пойдет, как я смогу ввести тебя в здешнее благородное общество?

Разъяренная самонадеянностью Данилы, Эрилин молча досчитала до десяти. Однако прежде чем обрушить лавину упреков на голову молодого человека, она поняла, что в его словах есть доля правды. До нее вдруг дошло, что эльф действительно не представился. Она перевела свой взор на квэссира. Тот внимательно наблюдал за ней, не отводя янтарных глаз.

- Я не скрываю своего имени, - проговорил он, обращаясь только к Эрилин. - Меня просто прервали. Элайт Кроулнобар, к вашим услугам!

- Лопни мои глаза! - вскричал Данила восхищенно. - Я слышал о вас! Вас еще называют Змеем, не так ли?

- Да, в некоторых недостойных упоминания кругах, - холодно ответил эльф.

Элайт Кроулнобар, или Элайт Змей. Эрилин с трудом удалось скрыть удивление. Ей доводилось слышать об Элайте. О его жестокости и коварстве ходили легенды, и Кимил строго-настрого приказал ей держаться подальше от этого лунного эльфа. «Дурная слава убийцы и так подпортила тебе репутацию, - подчеркивал наставник Эрилин. - Но если твое имя будет ассоциироваться с именем Элайта Кроулнобара, о тебе будут отзываться еще хуже».

Однако девушка не торопилась слепо следовать советам Кимила. В конце концов ее собственные приключения при многократном пересказе искажались до неузнаваемости. То же самое могло случиться и с Элайтом. Когда Эрилин обратилась к лунному эльфу, ее голос звучал буднично, а лицо сохраняло нейтральное выражение. Она все решит сама.

- Добрая встреча, Элайт Кроулнобар. Прошу, примите мои извинения за неуместное замечание моего спутника.

- Вашего спутника? - Элайт впервые посмотрел на Данилу с некоторым интересом.

- Благодарю, Эрилин, но я привык говорить за себя сам, - с пылом запротестовал юноша.

- Именно этого я и боюсь, - пробормотала девушка. - Послушай, я понимаю, что здесь мало свободных мест, но не мог бы ты оставить нас ненадолго? Элайт Кроулнобар пригласил меня на бокал вина. Мы увидимся с тобой позже, если ты захочешь.

- Что? Ты желаешь, чтобы я ушел? И упустил возможность поговорить с живой легендой? Ни за что. Не забывай, я бард-любитель! - Данила положил руки на стол и проговорил, доверительно наклонившись к Элайту: - Вы знаете, что о ваших подвигах слагают песни?

- Нет, - коротко ответил лунный эльф, и его тон показывал, что он не склонен обсуждать эту тему.

- Вы хотите сказать, что никогда не слышали балладу «Как молчун переспорил Змея»? Там очень простая мелодия. Хотите, я вам ее спою?

- Как-нибудь в другой раз.

- Данила… - шикнула Эрилин сквозь зубы.

Молодой повеса сконфуженно улыбнулся:

- Эрилин, дорогая, иногда я забываюсь. Это верный признак любителя: болтать там, где настоящий бард слушает и наблюдает. Я исправлюсь, честное слово. Пожалуйста, продолжайте свою беседу. Представьте, что меня здесь нет. Я буду нем как рыба.

«Упрямый осел»,- подумала Эрилин, подавив вздох. Она знала, что спорить с юношей бесполезно: будет только хуже. Поэтому она улыбнулась Элайту и с сожалением сказала:

- С вашего позволения, нам придется провести этот вечер втроем.

- Если вам это доставит удовольствие,- мягко ответил эльф. Он смерил Данилу взглядом, словно перед ним сидел невоспитанный, шаловливый щенок. - Не помню, чтобы мы встречались.

- Это Данила Танн, - быстро проговорила Эрилин, пока юноша не ляпнул чего-нибудь такого, что вконец разъярило бы эльфа.

- А, - усмехнулся эльф, слегка удивившись. - Молодой мастер Танн. Ваша слава также бежит впереди вас.

Эльф предоставил Даниле самому решать, что значат эти слова, и сосредоточился на церемонии эльверквиста. Прищелкнув длинными тонкими пальцами, он направил крохотный огненный шарик к свечке, стоявшей в центре стола. Эрилин вздрогнула, когда свечка зажглась. Заметив, что Данила устремил на нее любопытный взгляд, девушка мотнула головой, запрещая прерывать церемонию. Молодой человек подчинился, с растущим интересом наблюдая за действиями эльфа.

Сначала Элайт Кроулнобар подержал сложенные лодочкой руки над свечкой, потом над графином с эльфийским вином. Бутылка также представляла собой произведение искусства: она была сделана из прозрачного хрусталя с тысячей сверкающих граней. Держа графин обеими руками, эльф медленно поворачивал его перед свечой. Впитывая в себя свет, хрусталь постепенно светлел. В завершение квэссир произнес фразу на эльфийском, и собранный свет вспыхнул в тринадцати разных точках, засиявших, как звезды, на фоне внезапно потемневшего хрусталя.

У Эрилин перехватило дыхание, как это обычно случалось с ней, когда она находила на осеннем небе созвездие Коррелиан. Для лунных эльфов появление этого созвездия знаменовало конец лета. Элайт и Эрилин тихо пропели слова прощания, и едва смолк последний звук, искры на графине погасли.

Элайт осторожно наполнил кубок вином, переливая ароматную жидкость особым способом, чтобы она струилась, играла и меняла цвет. Его движениям была присуща легкость, которую можно приобрести только в результате многократных упражнений. Магическая церемония отрабатывалась веками, и бесчисленные поколения эльфов проводили ее, празднуя смену времени года.

Глядя на вино, льющееся в кубок, Эрилин забыла о сумасбродстве Данилы и дурной репутации Элайта.

В этот миг она с тихой грустью вспоминала детские годы, проведенные в Эвереске. В последний раз девушка участвовала в церемонии эльверквиста в четырнадцать лет, незадолго до смерти З'Берил.

Эльверквист представлял собой напиток рубиново-красного цвета. Его готовили из редких летних фруктов и солнечного света, которые смешивались при помощи магии. Вино объединяло в себе насыщенный цвет и аромат, и хотя оно не содержало никаких примесей, в нем проскальзывали порой золотые искры. Напиток всегда высоко ценился, но во время осенних обрядов к нему относились по-особому - как к прощальному дару лета.

Элайт закончил церемонию и передал кубок Эрилин. Девушка выпила вино медленно, с должным уважением, а затем склонила голову перед квэссиром в знак благодарности, как того требовал ритуал.

Величественным жестом Элайт подозвал слугу.

- Еще один кубок, пожалуйста, - распорядился он. Затем, словно вспомнив что-то, эльф повернулся к Даниле. - Или, может быть, два кубка? Вы тоже будете пить эльверквист?

- Нет, спасибо. Я предпочитаю ззар,- ответил Данила.

- Ну, разумеется,- учтиво отозвался Элайт.- Бокал этого вездесущего напитка для нашего юного друга и ужин на три персоны.

Дав необходимые указания, он отпустил официанта.

- Итак, - заговорил Элайт, обращаясь к девушке. - Что привело вас в Глубоководье? Праздник Луны, я полагаю? Вы решили развлечься во время торжеств?

- Да, я приехала на праздник, - подтвердила Эридин, посчитав, что это наиболее безобидный предлог.

- Вас ждет много интересного. Шумный, бестолковый, но, несомненно, колоритный фестиваль, на который собираются толпы народу. Как и эта гостиница, город полон приезжих. Как мне кажется, даже переполнен, хотя наплыв путешественников всегда благотворно сказывается на торговле. Надеюсь, у вас есть где остановиться.

Эрилин вопросительно взглянула на Данилу:

- Тебе удалось найти комнаты?

- Комнату, - уточнил юноша, слегка смутившись.- Только одну комнату. Гостиница забита до предела.

«Одна комната,- ужаснулась Эрилин.- Еще одна ночь в обществе Данилы Танна». С тихим жалобным стоном она откинулась на спинку стула. Элайт заметил ее реакцию.

- Похоже, вы принесли дурные вести, - обернулся эльф к молодому человеку.

- Странно, что вы к этому так относитесь, - удивился Данила, не поняв насмешку. - Что может быть лучше, чем провести ночь в комнате с прекрасной женщиной?

- Этриель, похоже, не разделяет вашего энтузиазма, - многозначительно заметил Элайт Кроулнобар, видя, что Эрилин передернуло от нахального заявления юноши.

- О, еще как разделяет. Дело, знаете ли, в том, что Эрилин - само благоразумие. - доверительно сообщил Данила эльфу.

В этот момент слуга принес их заказ. Эрилин подхватила с подноса бокал с ззаром и поставила его перед Данилой.

- Выпей это, - ласково сказала она. - И закажи еще несколько бокалов. Я плачу.

Затем девушка взяла пустой кубок и напрягла память, вспоминая, как следует наливать и подавать эльверквист. Если она и ошиблась в чем-нибудь, Элайт вежливо промолчал. Главное, ей удалось переменить тему, и разговор свернул на местные слухи, политику и -поскольку они находились в Глубоководье - на торговлю.

Данила продолжил словесную дуэль с квэссиром, забыв, как видно, о своем обещании оставаться молчаливым наблюдателем. Он то и дело отпускал в адрес эльфа насмешливые замечания, которые в устах любого другого человека послужили бы поводом для поединка. Элайт не обращал на шутника внимания. Впрочем, у него не было выбора: Данила ловко облекал свои колкости в форму дружеского подтрунивания, поэтому, рассердившись на него, эльф выглядел бы довольно глупо.

Эрилин неторопливо пила вино, изучая своего необычного сотрапезника. Элайт был очень любезен с ней и неизменно вежлив, несмотря на глупые выходки Данилы. Для беспощадного убийцы он демонстрировал отличную выдержку и чувство юмора. «Возможно, слухи о жестокости эльфа сильно преувеличены», - подумала девушка.

- А вот и наш ужин, - воскликнул Элайт, видя, что к ним направляются двое слуг. Один официант держал тяжелый поднос с едой, другой нес дополнительный сервировочный столик, чтобы расставить на нем блюда, которые не уместятся на столе.

Слуги расставили кушанья перед гостями: жареное мясо, дичь, которая еще шипела на вертеле, тушеные овощи и несколько горячих хлебцев, которые совсем недавно извлекли из печи.

Лунный эльф недовольно осмотрел незамысловатое угощение.

- Боюсь, лучше ничего нет. Надеюсь, когда-нибудь мне представится возможность оказать вам настоящее гостеприимство.

- О, не беспокойтесь. После трудного путешествия нет ничего вкуснее простой еды, - успокоила его девушка.

Данила и Эрилин набросились на жаркое. Казалось, пища придала молодому человеку сил и его настроение улучшилось. Вернее сказать, Данила развеселился до безобразия. Он снова затеял перепалку с Элайтом Кроулнобаром, получая от обмена колкостями не меньше удовольствия, чем получает хороший боец, встретивший достойного соперника.

Эрилин слишком устала, чтобы принимать участие в их остроумной беседе. Сосредоточившись на еде, она тем не менее прислушивалась к разговорам в зале: вдруг ей удастся узнать что-нибудь важное об убийце Арфистов. Эта тема всплывала то тут, то там, и, даже пребывая в полной безопасности, клиенты чувствовали себя неуютно, когда кто-нибудь вспоминал о мрачных событиях.

- Ее заклеймили. Выжгли клеймо на бедре, как породистой корове…

- Говорят, убийца Арфистов пробрался мимо стражи в замок…

- Да будь я Арфистом, я пустил бы свой значок на переплавку и сделал бы из него ночной горшок…

Эрилин не услышала ничего интересного, однако она с беспокойством заметила, что истории о таинственном убийце обрастают слухами и сплетнями.

Внезапно в дальнем углу раздались аплодисменты. Шум рукоплесканий рос и ширился, и вскоре он заглушил гул голосов в трактире. Гости раздвинули стулья, освобождая место посередине. Двое слуг внесли большую арфу и установили ее в центре импровизированной сцены. Высокий стройный мужчина неловко подошел к инструменту и принялся его настраивать.

- О, сейчас мы услышим настоящего барда, - насмешливо заметил Элайт.

Данила вытянул шею, рассматривая сцену:

- Неужели? Кто это?

- Рис Черный Ветер,- ответила Эрилин. Она встречала барда раньше, во время одного из своих путешествий в Сюзаил. Певец был молод и застенчив, но, несомненно, талантлив.

- Хм, возможно, он согласится исполнить одну-две песни дуэтом, после того как… Ой! - вскрикнул Данила, прервавшись на полуслове. Устремив негодующий взгляд на девушку, он нагнулся и потер ушибленное место - Эрилин больно пнула его под столом.

Девушка приложила палец к губам, призывая к тишине. Впрочем, в этом уже не было надобности. Едва раздались первые звуки арфы, все заворожено умолкли. Поклонники винной лозы и ячменного колоса слушали музыку так же внимательно, как истинные ценители искусства. Бродячие певцы и музыканты часто заходили в трактиры и гостиницы, однако редко бард такого уровня удостаивал своим вниманием «Веселую бутылку». Даже Элайт и Данила отложили на время свои разногласия, чтобы послушать древний гимн в честь праздника Луны. Когда бард закончил петь, публика разразилась громкими аплодисментами, требуя продолжения. Певец улыбнулся и снова заиграл.

Когда музыкант пел вторую песню - печальную балладу о любви и героических подвигах, - в трактир вошел человек. Он замер на мгновение у двери, выбирая место, затем тихо прошел через зал и пристроился за столиком в углу, неподалеку от Эрилин.

Девушка заметила вошедшего и начала украдкой наблюдать за ним. Мужчина был едва ли не самым высоким среди посетителей трактира, однако двигался он бесшумно, с кошачьей грацией. Как и все путники, пришедшие с улицы, он кутался в плащ, спасаясь от холодного осеннего ветра, однако в отличие от остальных гостей, попав в тепло, раздеваться не стал. Облюбованный им столик располагался в тени за камином, однако, усевшись па стул, чужак низко опустил капюшон на лицо. В комнате было довольно жарко, поэтому Эрилин насторожило его поведение.

Служанка принесла новому гостю хмельного меда. Странный посетитель вскинул голову, поднося кружку к губам, и Эрилин получила возможность рассмотреть его. Он был немолод, старше средних лет, однако, несмотря на годы, сохранил крепкое здоровье. У него была самая заурядная внешность, за исключением массивного подбородка, решительно выдвинутого вперед. Лицо мужчины показалось Эрилин смутно знакомым, хотя она готова была поклясться всеми богами, что никогда не встречала его раньше.

Некоторое время девушка разглядывала незнакомца, однако тот не делал ничего подозрительного. Уютно устроившись в сумрачном закутке, мужчина слушал барда, ел свой ужин и прихлебывал мед из кружки. И все же когда певец закончил выступление и незнакомец поднялся, собираясь уходить, Эрилин вздохнула с облегчением.

«Мне мерещится опасность за каждым углом,- сердито подумала она.- Скоро я, как ребенок, начну бояться буки под кроватью. Мне нужно, нет, мне просто необходимо отдохнуть». Девушка невольно зевнула, прервав словесную баталию между Данилой и Элайтом Кроулнобаром.

- Путешествие было долгим, - виновато сказала она.

Элайт поднял руку:

- Ни слова больше. Я поступил неучтиво, задерживая вас. С вашего разрешения, я заплачу по счету, чтобы искупить свою вину.

- Благодарю вас, - промолвила Эрилин и снова пихнула Данилу ногой под столом, прежде чем молодой человек начнет возражать.

- Надеюсь, мы еще встретимся? - предположил эльф.

- Да, - просто ответила девушка.

Склонив голову, Эрилин вытянула обе руки перед собой в традиционном прощальном жесте, принятом между эльфами, затем схватила Данилу за руку и потащила его из-за стола.

- Где находится та комната, о которой ты говорил? - решительно спросила она.

Данила повел ее к узкой лестнице в дальней части трактира.

- Это не лучшая комната в гостинице. По правде сказать, я вынужден был на нее согласиться, поскольку других не было. Так что особой роскоши не жди…

- Лишь бы там была кровать, - пробормотала Эрилин, едва переставляя ноги от усталости.

- Забавно, что ты об этом упомянула…

Путешественники поднялись по лестнице, и продолжения разговора Элайт не услышал. Эльф проводил взглядом необычную парочку и встал со стула. Тряхнув в кармане монетами, он сначала хотел оставить плату за ужин на столе, но потом передумал. Чего ради утруждать себя по пустякам? Ускользнуть из трактира, не расплатившись, - разве не таких поступков ожидали от него люди?

Для полноты картины он взял со стола полупустой графин с эльфийским вином, заткнул его пробкой и, не таясь, сунул за пояс. Хрустальный сосуд стоил не меньше, чем весь доход трактира за праздничную неделю.

Небрежно кивнув хозяину, эльф вышел за дверь. Владелец трактира побледнел, оплакивая потерю эльверквиста. Многие видели, как эльф уходил, но никто не посмел остановить его.

Дождь прекратился, но по-прежнему дул сильный ветер. Полы черного плаща обвивались вокруг ног Элайта. Добравшись до конюшни, эльф потребовал свою лошадь и, вскочив в седло, поскакал на запад, в направлении Драконьего пути. Он остановил коня у высокого дома, облицованного черным гранитом. Изящное строение с узким фасадом располагалось на главной дороге, между Южной и Портовой заставами.

Чернокамённый дом, как его называли горожане, принадлежал эльфу, который владел и другим недвижимым имуществом в Глубоководье. Элайт довольно часто наведывался сюда. На его вкус, здание было слишком угловатым и чопорным, однако внутри имелось все необходимое для осуществления его целей. Спешившись у железной ограды, он бросил поводья юному слуге, который выбежал к нему навстречу.

Кивком поздоровавшись с домашней прислугой - двумя особо доверенными лунными эльфами, Элайт быстро поднялся по винтовой лестнице в кабинет, располагавшийся на последнем этаже. Он запер дверь и запечатал ее заклинанием, чтобы его никто не потревожил.

В темной комнате не было никакой мебели, за исключением небольшого столика. В нескольких дюймах над ним парил хрустальный шар, укрытый лоскутом шелковой материи. Элайт сдернул ткань и провел рукой над гладкой поверхностью шара, прошептав магические слова. Шар тускло засветился. В его глубине плыли, вращаясь, пряди тумана. Свет становился все ярче и, наконец, заполнил комнату. В центре магического сияния появился образ.

- Приветствую вас, лорд Нимесин, - заговорил Элайт, с легкой иронией подчеркивая титул своего собеседника.

- Уже поздно. Что тебе нужно, серый эльф? - надменно спросил Кимил, слегка сместив ударение в слове «серый». В результате прилагательное, обозначающее цвет на всеобщем языке, превратилось в эльфийское ругательство со значением «отходы» или «отбросы». Одним этим словом мастер фехтования выразил свое отношение к лунным эльфам, которых считал не более чем побочным продуктом расы светлых эльфов.

Элайт улыбнулся, равнодушно проглотив смертельное оскорбление. Сегодня он мог проявить снисходительность.

- Вы всегда неплохо платили за информацию. У меня есть сведения, которые вас заинтересуют.

- Слушаю.

- Сегодня вечером я встретил Эрилин Лунный Клинок. Она приехала в Глубоководье и остановилась в «Веселой бутылке», - начал Элайт. - Весьма привлекательная девушка, к тому же ее черты мне показались смутно знакомыми.

- Что? - воскликнул светлый эльф. - Я же велел тебе держаться от нее подальше.

- О, мы встретились случайно, - мягко заметил Элайт. - При данных обстоятельствах нам трудно было разминуться.

- Я не хочу, чтобы ее имя ассоциировалось с твоим! - сердито проговорил Кимил Нимесин. - Это испортит ее репутацию.

- Ну что вы,- поддразнил светлого эльфа Элайт.- Испортит репутацию? Девушка талантлива и, несомненно, красива, но что ни говори, многие считают Эрилин Лунный Клинок наемным убийцей.

- Она была убийцей.

- Как вам будет угодно… Кстати, она появилась в гостинице не одна. Ее сопровождал молодой повеса из Глубоководья. Трудно понять, почему она путешествует с ним. Судя по всему, он при ней в качестве домашнего любимца.

- Да-да, я уже знаю об этом, - нетерпеливо промолвил Кимил.

Элайт продолжал, как ни в чем не бывало:

- Однако, как мы оба знаем, внешность бывает обманчива. Я считаю, что спутник этриель далеко не так глуп, как хочет казаться. Вы знаете, что Данила Танн - родственник Хелбена Арунсуна? Кажется, он приходится магу племянником.

- Племянник Хелбена Черный Посох? - Впервые в глазах светлого эльфа промелькнули искорки интереса, но они быстро потухли. - Что с того?

- Возможно, ничего, - пожал плечами Элайт. - Но Эрилин Лунный Клинок сумела скрыть от него свое имя и цель путешествия. Что если ее приятель тоже обладает подобным даром?

Лицо в хрустальном шаре исказила гримаса раздражения.

- Твоя наглость не имеет границ, серый эльф. Ты забыл, что я сам могу наблюдать за Эрилин. У меня была возможность послушать вашу беседу сегодня вечером. Этот Танн задумал состязаться с тобой в колкостях - заметь, в колкостях, б не в остроумии,- и поединок закончился вничью.

- Он племянник Черного Посоха.

- Ты это уже говорил. Это не имеет значения.

- Он куда умнее и находчивей, чем кажется на первый взгляд,- возразил Элайт.- Принимая во внимание прошлое Эрилин» Арфисты могут подозревать ее в последних убийствах. Возможно, Данилу Танна послали, чтобы шпионить за Эрилин и доказать ее виновность или невиновность.

Кимил презрительно фыркнул:

- Данила Танн такой же Арфист, как ты или я.

- Может быть, вы правы. Но было бы забавно, если бы он пал от рук убийцы Арфистов, не так ли?

- У тебя странное чувство юмора.

- Мне об этом уже говорили, - признал Элайт. - Итак, что делать с Данилой Танном?

- Если ты хочешь, чтобы этот болван погиб, позаботься об этом сам. Человеком больше, человеком меньше, мне его судьба безразлична.

Лицо в шаре начало таять.

- Я также видел Брана Скорлсуна, - как бы между делом проговорил лунный эльф.

Внезапно образ в сфере вновь стал четким.

- Да, я был уверен, что эта новость привлечёт ваше внимание, - тихо промолвил Элайт, и в его янтарных глазах вспыхнул недобрый огонек. - Представьте мое удивление, когда я встретил нашего общего друга спустя столько лет. Разумеется, я не сразу узнал его. Человек может страшно постареть за сколько же времени прошло? Четыре десятилетия?

Кимил Нимесин оставил вопрос без внимания:

- Бран Скорлсун был там? В «Веселой бутылке»?

- Удивительное совпадение, не правда ли? - заметил Элайт.

Кимил вновь не ответил, погрузившись в свои думы. Наконец он заговорил:

- Спасибо, что предупредил. Ты получишь свою обычную плату.

На самом деле Элайт связался с Кимилом Нимесином, просто чтобы позлить его, однако теперь лунный эльф был заинтригован. Всякое предприятие, в котором участвовал Бран Скорлсун, попахивало авантюрой, а там, где завязывалась авантюра, можно было сорвать большой куш. Обдумав это, Элайт решил стерпеть высокомерное отношение светлого эльфа и выяснить детали, него еще будет время отомстить эльфийскому вельможе за все унижения.

- Чем еще я могу вам помочь? - смиренно поинтересовался лунный эльф.

- Ничем, - не слишком вежливо оборвал его Кимил. - Впрочем, погоди… Кое-что ты все-таки можешь сделать.

- К вашим услугам.

- Держись подальше от Эрилин.

- Непременно. Это все?

- Да.

Судя по интонации, Кимил счел разговор законченным. Однако на Элайта это не произвело никакого впечатления. Последнее слово должно было остаться за ним. Он привык сам решать, когда и как закончить разговор.

- Как пожелаете, - проговорил лунный эльф.- Однако нам необходимо уладить некоторые детали, касающиеся моего вознаграждения. Условия изменились. На этот раз я предпочел бы получить плату иного рода.

- К чему ты клонишь?

- Данила Танн, - коротко пояснил Элайт.

- Договорились, - бросил Кимил Нимесин. - Как я уже сказал, мне безразлична его судьба. Принимая во внимание, что ты отказываешься от золота, твоя гордость стоит недешево.

«Ты еще узнаешь, как дорого стоит моя гордость», - подумал Элайт Кроулнобар.



* * * | Эльфийская тень | Глава 9