home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Эрилин медленно опустила меч. Элайт провел ладонью по горлу и стер капельку крови там, где острие клинка поранило кожу.

- Я признателен вам за вдохновенную речь в мою защиту. - Он поклонился Даниле.

Затем эльф обернулся к Эрилин и поклонился еще раз:

- Похоже, я совершил большую ошибку. Прости, Что плохо подумал о тебе, дочь З'Берил. С вашего позволения, я объясню, как это получилось.

- Будьте так любезны.

Элайт указал на бумагу, которую Эрилин все еще сжимала в руке:

- Я решил, что вы написали это письмо.

- Почему? - ошеломленно спросил Данила.

- К письму прилагался подробный счет, - ответил Элайт, выкладывая на стол еще два куска пергамента. Он указал на тот, что лежал слева.- Вот он. А это, - кивнул эльф на второй документ,- информация, которую я получил от вас: даты смерти погибших Арфистов.

Склонившись над столом, Эрилин принялась изучать записи. Данила присоединился к ней, заглядывай девушке через плечо. Счет, адресованный джентаримцам, представлял собой список имен, причем все они были хорошо знакомы Эрилин. Последним стояло имя, Чербила Нимта, солдата, которого она сразила в Темной крепости.

- Здесь перечислены практически все поручения, которые я выполнила за минувший год, - прошептала фехтовальщица.

- Да, я знаю, - подтвердил Элайт.

Эрилин сравнила оба списка. Дата и место в точности совпадали, словно перед ней лежала книга доходов и расходов какого-нибудь купца. Эрилин похолодела.

Равновесие. На каждого убитого Арфиста причитался агент джентаримцев, павший от ее меча. В результате, ни одна из сторон не получала преимущества. Когда Эрилин поняла ход мыслей Элайта, ей в душу закралось подозрение, слишком нелепое, чтобы принимать его всерьез, и все же довольно явное, чтобы сбросить его со счетов.

Девушка продолжала рассматривать бумаги, как вдруг Данила тихонько присвистнул у нее над ухом:

- Боги, кто-то хорошо потрудился, чтобы тебя подставить!

- И преуспел в этом, - закончил Элайт и, обернувшись к Эрилин, добавил: - У меня есть причины полагать, что Арфисты вас подозревают. Они наверняка послали кого-нибудь следить за вами. Если они докопаются до сведений, якобы уличающих вас в связях с джентаримцами, ваша вина будет доказана; Будьте осторожны.

- Само собой. - Эрилин выпрямилась и протянула Элайту левую руку ладонью вверх. - Спасибо за помощь.

- К вашим услугам, - ответил лунный эльф, на мгновение задержав свою руку над рукой девушки.

Эрилин направилась к двери, Данила последовал за ней.

В дверях она обернулась:

- Еще один вопрос: во время нашей первой встречи в таверне вы приняли меня за З'Берил.

- Да.

- Однако вы назвали меня другим именем.

- В самом деле? - Элайт пожал плечами, словно этот факт не имел значения, затем перевел взгляд на Данилу. - Да, кстати, я договорился, чтобы вас убили. На случай, если мне не удастся отменить заказ, вам, вероятно, стоит принять меры предосторожности.

Данила выпучил глаза.

- Кстати? - возмутился он.

Казалось, замешательство молодого человека доставило эльфу огромное удовольствие.

- Я поговорил с одним моим старым знакомым, и он согласился исполнить мою просьбу,- пояснил он.

- Вы, конечно, не согласитесь назвать имя этого старого знакомого? - поинтересовалась Эрилин.

В ответ эльф только поднял бровь. Эрилин вздохнула и спросила:

- Тогда скажите мне хотя бы, не Арфист ли он?

Элайт рассмеялся:

- Однозначно нет.

Девушка кивнула и сменила тему:

- Кстати, а зачем вам понадобилось убивать Данилу?

- «Кстати», - удрученно передразнил ее молодой человек. - Опять это слово.

- Он мне не понравился, - признался эльф, словно эта причина оправдывала его поступок. - А теперь, с вашего позволения, я пойду. Мне еще многое нужно успеть до вечера.

Эрилин схватила Данилу за рукав и вытащила его из трактира «Спрятанный кинжал». Близился вечер. Солнце клонилось к закату, люди и предметы отбрасывали длинные тени. Молодой человек нервно оглянулся.

- Ты ведь не думаешь, что эльф говорил серьезно? - жалобно протянул он, когда они опять оказались в безопасности на запруженной народом улице.

- Разумеется, он говорил серьезно, но не волнуйся, мы справимся с любым «старым знакомым» Элайта, - спокойно заметила Эрилин, быстро пробираясь сквозь толпу. Данила по-прежнему выглядел напуганным, поэтому она добавила: - Ну что ты скуксился? Можно подумать, тебя раньше никто не пытался убить.

- Конечно, пытались, однако это первый случай, когда я кому-то не понравился до такой степени. Ладно, что дальше? Отправимся разыскивать приятеля лунного эльфа?

- Нет. Искатель приключений вроде Элайта не проживет долго, если будет выдавать своих сообщников,- возразила девушка.- В любом случае это бессмысленно. Скорее всего, убийца - это один из Арфистов.

- Ты уже говорила это,- отозвался юноша. - Почему ты так считаешь?

«Потому что Арфисты и их союзники всеми силами стараются поддерживать Равновесие», - подумала Эрилин. Однако вслух она сказала другое:

- Как я уже упоминала. Арфисты - это тайное общество, однако убийца хорошо знал всех своих жертв.

- Как мне показалось, убийца и о тебе знает немало, - подхватил Данила. - Я не понимаю, зачем кому-то из Арфистов потребовалось устраивать такой переполох и почему он избрал окольный путь, чтобы выставить тебя убийцей.

- Я тоже не понимаю, - призналась Эрилин.

- Итак, что мы будем делать? Поскольку наши подозрения насчет Элайта не оправдались, мы вернулись туда, откуда начали.

- Поэтому нам нужно устроить так, чтобы убийца опять взял наш след, - решительно заявила девушка.

В это время за спиной Данилы проскользнула фигура мага, облаченная в черную мантию. В глазах Эрилин зажегся огонек.

- Тимора все же послала нам удачу, - пробормотала девушка. - Видишь молодого человека, который тащит большую книгу? Пошли за ним.

- Зачем? - полюбопытствовал Данила, пробиваясь вслед за своей спутницей через толпу.

- Я хочу, чтобы убийца знал, где меня искать.

- А-а… Тогда почему ты не избавишься от этого маскарадного костюма?

- Элайт сказал, что Арфисты меня подозревают. Мне нежелательно попадаться им на глаза, пока я не схвачу убийцу и не верну свое доброе имя.

- Ясно. А мне что делать?

Молодой маг свернул в трактир под названием «Пьяный дракон». Эрилин и Данила последовали за ним.

- Поужинаем, - предложила девушка.

Данила послушно выбрал столик рядом с входной дверью и сел на стул.

Притворившись, что наблюдает за игрой в дротики, Эрилин краем глаза посматривала на одетого в черное мага. Тот уселся за стол, вытащил из сумки пузырек чернил и перо, открыл свою книгу и начал писать. Время от времени он поднимал голову и, уставившись перед собой, рассеянно жевал перо, затем вновь принимался что-то записывать.

Эрилин протолкалась к нему поближе через битком набитый зал. По дороге она забрала у проходившей мимо служанки поднос с кружками, заплати» девушке за эль и добавив сверх того серебряную монетку. Служанка спрятала деньги в кармашек и кокетливо улыбнулась, принимая Эрилин за симпатичного паренька. Нынешний образ девушки часто вызывал у женщин подобную реакцию, поэтому Эрилин только озорно подмигнула и продолжила свой путь.

- Могу я к вам присоединиться? - поинтересовалась она у мага, держа перед собой поднос с кружками.

- Почему бы нет? Я всегда рад хорошей компании и дармовой выпивке, - отозвался маг. Он взял с подноса кружку эля и осушил ее, затем махнул рукой в сторону книги, которая лежала перед ним. - С удовольствием отвлекусь на время от работы. Сегодня вечером у меня все валится из рук.

- Мне жаль это слышать, - сказала Эрилин, подсаживаясь к молодому человеку и с готовностью подхватывая предложенную тему. - А над чем вы работаете? Это магическая книга.

Светясь гордостью, как отец, показывающий родне новорожденного сына, маг пододвинул книгу девушке:

- Нет, я пишу стихи.

Эрилин перелистнула несколько страниц, исписанных мелким ровным почерком. Стихи показались ей ужасными.

- Это не самые лучшие мои творения, - скромно заметил начинающий поэт.

Эрилин без колебаний поверила ему на слово. Даже на стенах общественных уборных ей попадались более остроумные и изящные произведения.

- О, я бы так не сказал! - горячо воскликнула она, покривив душой, и постучала кончиками пальцев по открытой странице. Ей вдруг припомнилась битва посреди Хелимберского болота.- В частности, эта баллада написана вдохновенным слогом. Если вы решите положить свои стихи на музыку, я знаю подходящего барда.

Девушка бросила быстрый взгляд на Данилу. Ее спутник мило беседовал со служанкой, чей корсаж угрожающе трещал по швам под напором пышных форм. Эрилин фыркнула. Служанка была похожа на двухфунтовую колбасу, которую по ошибке запихнули в оболочку, рассчитанную на полфунта.

- Вы сказали «баллада»? - Юный маг просветлел, приняв слова Эрилин за похвалу. - Я никогда об этом не думал. Вы действительно считаете, что из моих стихов можно сделать песню?

Эрилин вновь перевела взгляд на неудачливого стихоплета:

- Что в этом такого? Поверьте, я слышал кое-что и похуже.

- Хм. - Молодой человек замялся, обдумывая комплимент, затем вытянул руку в запоздалом приветственном жесте. - Спасибо за ваше предложение, мой друг. Меня зовут Корил.

- Славная встреча. Корил. Я Томас, - ответила Эрилин, пожимая руку юноши. Впрочем, она и так его знала. Корил был никудышным поэтом и слабым магом, но он работал на Арфистов. Маг слыл наблюдательным человеком, поэтому ему поручали собирать и передавать информацию.

- Итак, Томас, что привело тебя сюда? - поинтересовался Корил, потянувшись за новой порцией эля.

Эрилин беззаботно взмахнула рукой, в которой держала кружку:

- Праздник, конечно.

- Нет, я имею в виду, что привело тебя за мой столик?

- А, понятно. Я хотел кое-что узнать.

Лицо Арфиста чуть заметно напряглось.

- Кое-что узнать? Не думаю, что смогу помочь тебе.

- Не беспокойся, сможешь, - возразила Эрилин. - Ты ведь маг, не так ли?

- Да, - кивнул Корил, немного успокоившись. - Чего ты хочешь?

Эрилин отстегнула пояс с мечом и положила Лунный Клинок на стол перед магом. Задача, которую она намеревалась поручить Корилу, была тому явно не по силам.

- Здесь на ножнах сделана какая-то надпись. Скорее всего, она волшебная. Не мог бы ты ее прочесть? - попросила девушка.

Корил нагнулся и с интересом принялся рассматривать меч.

- Нет, - наконец признался он. - Но если ты хочешь, я могу наложить на ножны заклинание, которое помогает понять незнакомый язык.

Эрилин изобразила на лице облегчение и благодарность.

- А это возможно?

- Да, за определенную плату.

Девушка выловила из кармана несколько медяков. Эта ничтожная сумма должна была представлять для Томаса целое состояние. Конечно, этого было недостаточно, чтобы заплатить даже за такое простое заклинание, но предложи Эрилин больше, это вызвало бы подозрения. Поэтому она протянула магу горстку медных монет и спросила с надеждой:

- Этого достаточно?

Корил колебался только одно мгновение, затем кивнул и взял деньги. Он вытащил сосуд с загадочным веществом из складок своей мантии и обработал этой смесью меч, бормоча при этом заклинание.

Девушка терпеливо ждала, когда он закончит, в полной уверенности, что все попытки Корила обречены на провал. Когда Кимил Нимесин занимался с Эрилин, он пытался расшифровать руны посредством магии и науки. Если Кимил, могущественный эльфийский маг, не смог прочитать древнюю руническую надпись на клинке, шансы Корила на успех были равны нулю.

Цель Эрилин состояла в другом: она показала диковинный меч Корилу в надежде, что новость об этом дойдет до убийцы. Поскольку молодой маг собирал информацию для Арфистов, а убийца, по-видимому, был членом этого тайного общества, известие о Лунном Клинке могло дойти до него и вновь навести на след Эрилин. В последний раз девушка столкнулась с убийцей в «Веселой бутылке», откуда ей пришлось бежать из-за притворства струхнувшего Данилы. Теперь искательница приключений хотела приманить своего таинственного преследователя.

Спустя несколько минут Корил оторвался от своего занятия и взглянул на Эрилин, озадаченный.

- Я не смог разобрать всю надпись, - смущенно признался он.

- Что?!

Корил изумленно взметнул брови, пораженный резким тоном своего собеседника.

- На эти руны, очевидно, наложено заклинание, блокирующее воздействие другой магии, - оправдываясь, пояснил он. - И это заклинание очень сильное.

- Но ты можешь прочитать хотя бы часть надписи? - вцепилась в него Эрилин.

- Только это, - тонкий палец Корила скользнул к последней руне, небольшому значку, размещавшемуся в нижней трети ножен.

- И что эта руна означает? - поинтересовалась девушка.

- «Эльфийские врата». А вот здесь написано: «эльфийская тень». Вот и все, что я смог прочитать.- Юный маг внимательно посмотрел на Эрилин.- Как к тебе попал зачарованный меч?

- Я выиграл его в кости, - печально пояснила Эрилин. - Предыдущий владелец меча клялся мне, что знаки на клинке укажут мне путь к сокровищу, если только я найду мага, который их для меня прочтет. Ты уверен, что здесь ничего не сказано о сокровищах?

- Нет. Во всяком случае, в той части, которую я смог прочесть.

Эрилин вздохнула:

- Что ж, видно, мне не повезло. В следующий раз я трижды подумаю, прежде чем принимать в качестве заклада волшебные мечи.

Ее объяснение, казалось, удовлетворило Корила. Молодой маг посмотрел на Эрилин с сочувствием, хотя его сострадание не простиралось так далеко, чтобы вернуть пригоршню медяков обманутому «пареньку».

Потрясенная открывшимися фактами, Эрилин поблагодарила мага и выскользнула из трактира. В ее голове крутились одни и те же вопросы. Что это за эльфийские врата и эльфийская тень? Почему Кимил не рассказал ей ни о том, ни о другом?

Она обошла трактир и спряталась на заднем дворе, намереваясь сменить внешность. У дверей кухни стояла большая бочка с дождевой водой. Девушка сняла шапку и рабочие перчатки, а затем ледяной водой смыла с лица темную краску.

Пришло время вновь стать эльфом. Эрилин вытащила из сумки горшочек с мазью перламутрового цвета, втерла снадобье в кожу, и ее лицо и руки приобрели золотистый оттенок, как у высших эльфов. Закончив эту процедуру, девушка распустила волосы и заколола их сзади, чтобы все могли видеть ее остроконечные уши.

Ухватившись за рукоятку Лунного Клинка, она мысленно нарисовала образ эльфийской жрицы Миеликки, богини леса. Создать такую иллюзию было несложно: нужно было только придать голубой тунике вид длинной красно-белой накидки, а меч превратить в посох, с какими обычно ходили жрецы. Превращение завершилось в мгновение ока. Девушка поправила мантию, чтобы застежка в виде головы единорога - символа лесной богини - находилась точно напротив сердца, и вернулась в таверну.

Эрилин давно усвоила: чтобы хорошо замаскироваться, ни к чему вносить значительные изменения в свой естественный облик. Неброская внешность и необычайно подвижное лицо позволяли девушке слиться с любым окружением, а волшебный меч дополнял иллюзию, создавая разнообразные костюмы. Однако превращение зеленого юнца в эльфийку осуществилось главным образом за счет изменения манеры речи, походки и жестов. Никто не уловил бы сходства между грациозной служительницей богини и нескладным подростком, который только что вышел из трактира.

Эрилин проскользнула в дверь «Пьяного дракона», ничуть не боясь, что ее узнают. Она села за столик неподалеку от Корила, который не удостоил ее даже взглядом, хотя они беседовали несколько минут назад. Девушка заказала ужин и бокал вина, сделав вид, что с аппетитом ужинает.

Ей не пришлось долго ждать. В трактир вошел Шалар Симгальфин, бард, которого считали членом братства Арфистов. Шалар направился к столику Корила.

Прихлебывая вино, Эрилин внимательно прислушивалась к их беседе.

- Привет, Корил. Что привело тебя в «Пьяный дракон»? - спросил Шалар, усаживаясь. Он старательно делал вид, что их встреча случайна.

Корил пожал плечами.

- Здесь удобно наблюдать за людьми, - ответил он уклончиво.

- И что ты увидел? - поинтересовался бард уже тише.

- Все и ничего, - Корил опять дернул плечом.- Я вижу многое, но у меня нет средств, чтобы сделать выводы.

Маленький мешочек перекочевал под столом из рук в руки.

- Думаю, это тебе поможет,- хмыкнул Шалар и сообщил после короткой паузы: - В этом месяце ты получишь немного больше.

- Это хорошо, - одобрительно заметил Корил. - В дни праздников цены растут.

И тут же многозначительно добавил:

- А кое-кому уже пришлось заплатить по счетам.

Бард тяжело вздохнул:

- Ты имеешь в виду Риса Черный Ветер?

- Не только его,- хмуро промолвил мат.- Убийца нанес удар сегодня ранним утром.

-Кто еще?

- У этого человека было много имен, но обычно его называли Элиот Грейвс.

Эрилин выронила бокал, и вино разлилось по столу. Она все-таки навлекла беду на своих друзей. Смерть Элиота Грейвса была на ее совести, как если бы она убила его своими руками. Скрывая отчаяние, девушка промокнула разлитое вино льняной салфеткой, которую ей принес внимательный слуга, и заставила себя слушать дальше.

- Некогда Грейвс был рисковым малым, но последнее время он служил у…

- Я знал его, - нетерпеливо прервал Корила бард, - Как это произошло?

- Так же, как с другими, но не совсем, - загадочно ответил молодой маг. - Нападение было совершено утром, когда Грейвс уже не спал. Судя по всему, он был знаком с убийцей, поскольку следов борьбы обнаружено не было.

Шалар провел руками по волосам:

- Именно этого мы и боялись. Убийца должен быть одним из Арфистов, кем-то, кого все хорошо знают.

- Ты прав, - признал Корил. - Как иначе он мог беспрепятственно подбираться к своим жертвам?

Бард кивнул, затем поинтересовался:

- Там был кто-нибудь еще?

- Возможно. Ты знаешь девушку-воина по имени Эрилин Лунный Клинок?

- Да, по крайней мере, я о ней слышал. Она тоже мертва? - упавшим голосом спросил бард.

- Этого я не могу утверждать наверняка, - покачал головой Корил.- Но, мне кажется, сегодня вечером я видел ее меч. Древний клинок с золотистым камнем на рукояти? Его принес юноша, который заявил, будто выиграл его в кости.

Шалар Симгальфин вздохнул с облегчением:

- Готов поспорить, этим юношей была Эрилин Лунный Клинок. Она славится своим умением менять облик.

- И верно, - подумав, согласился маг, - Это хорошо. Она поступила разумно, прибегнув к маскировке, особенно если она планирует остановиться в «Пьяном драконе».

- Вот как?

- Я слышал, завтра утром в маленьком зале состоится тайное собрание, на котором как раз будут говорить об убийце. Правильно?

- Да.

- Несколько Арфистов сняли здесь комнаты на ночь,-пояснил Корил,- Если убийца выйдет на охоту сегодня, скорее всего он выберет своей целью этот трактир.

Шалар кивнул, соглашаясь:

- Едва ли я успею предупредить стражу, но попробовать все же стоит. По крайней мере нам следует поставить в известность Арфистов.

Бард обвел глазами комнату:

- Здесь друид Сузония, Финола из Каллидира, следопыт из Дейла - кажется, его зовут Партрин, и его приятель Кэл, но он, насколько мне известно, не Арфист. Ты знаешь кого-нибудь еще?

С растущим ужасом Эрилин слушала, как Корил добавил еще несколько имен, В таверне присутствовали не менее шести членов тайного братства. Нечасто столько Арфистов собиралось в одном месте. Они представляли собой более уязвимую мишень, чем золотая рыбка в кружке эля.

Какая же она дура! Она оставляла подсказки убийце, а он все это время был рядом, следовал за ней как тень и, наверное, посмеивался над ее жалкими усилиями. Эрилин казалось, что она приняла все меры предосторожности, чтобы защитить Лоэн и ее близких, однако Элиот Грейвс погиб. Если убийца смог выследить Эрилин, когда она воспользовалась заклинанием невидимости, он без труда разоблачил ее и в чужом обличье. Возможно, он попытается повесить на нее смерти Арфистов в «Пьяном Драконе»?

Девушка стремительно вскочила. Пока она не могла сразиться со злодеем в открытую, однако в ее силах увести его из трактира. Когда она подошла к дверям, Данила вцепился в край ее плаща.

- Простите, госпожа жрица, вы завершили свои дела в этом месте?

Эрилин с трудом собралась с мыслями. Данила опустошил один стакан ззара и приступил ко второму. На коленях у него сидела пышнотелая девица.

- Я ухожу,- резко бросила Эрилин.- Ты можешь оставаться здесь и наслаждаться жизнью.

Юноша мягко ссадил служанку с колен и встал.

- Я не хочу наслаждаться жизнью, поэтому я иду с тобой. - Молодой человек замер, потом скорчил рожу и воскликнул: - Боги, это прозвучало ужасно! Я имел в виду…

- Ничего страшного. - рассеянно ответила Эрилин. - Я уезжаю из Глубоководья. Сегодня. Сейчас. Если ты намерен поехать со мной, тебе следует поторопиться.

Данила внимательно посмотрел на девушку.

- Ты ведь не только для меня это говоришь, а? - тихо заметил он.

Эрилин бросила на него предостерегающий взгляд и толкнула наружную дверь, смутно сознавая, что Данила идет следом за ней. На улице перед трактиром фонарщики зажигали фонари. В пятне света стояли двое мужчин в черно-серой форме городской стражи. Один из них, у которого на шее висел амулет в форме единорога, почтительно поприветствовал Эрилин: очевидно, он был почитателем богини Миеликки.

Девушка знала обоих. Один из них был Клион, очаровательный рыжеволосый плут, у которого пальцы были не менее ловкими, чем язык. Второй - его неразлучный спутник Раймид из Вунлара. Пятнадцать лет назад, когда Клион и Раймид были совсем еще мальчишками, Эрилин путешествовала вместе с ними и с другими искателями приключений. На нее произвели большое впечатление способности этих двух юнцов, поэтому она представила их Кимилу Нимесину. Оба стражника обучались в городской Академии воинских искусств под руководством светлого эльфа.

Встретив старых знакомых, Эрилин почувствовала некоторое облегчение.

- Хорошо, что вы здесь, - обратилась она к Клиону. - В гостинице при таверне остановились несколько Арфистов. Я боюсь, что им угрожает опасность.

Стражники обеспокоенно переглянулись.

- Вы имеете в виду убийцу Арфистов? - прямо спросил Раймид.

«Жрица» кивнула.

- Мы сообщим начальнику стражи о ваших подозрениях, - ответил Клион. - Сюда пришлют охрану.

- Пришлют охрану? А вы не можете здесь остаться? - осведомилась Эрилин.

- Нет, не можем. Сегодня вечером состоятся похороны Риса Черный Ветер. Мы назначены нести почетный караул, - объяснил Клион.

Эрилин знала, что обычно городская стража не принимала участия в погребальной церемонии. Если стражников подключили к поискам преступника, возможно, ее старые приятели смогут поделиться с ней полезной информацией.

- Печальный вечер, - заметила она. - Жители Глубоководья поступают правильно, отдавая долг памяти такому барду. Надеюсь, убийцу привлекли к ответу?

- Мы не имеем права обсуждать это с вами, госпожа, - ответил Клион сухим, официальным тоном.

Эрилин подавила вздох. Она не могла терять время на эти формальности. Возможно, Клион и Раймид скажут больше, когда узнают ее, особенно если она немного смутит их.

- Меня удивляет, Клион, как быстро ты забыл меня, - поддразнила Эрилин рыжеволосого стражника и, склонив голову на бок, застенчиво улыбнулась. - Не ты ли громогласно заявлял, что обожаешь меня?

Мужчина был так потрясен, что на него невозможно было взирать без смеха.

- Моя госпожа? - запинаясь, пробормотал он.

- Ах, я была слишком самонадеянна, - тяжело вздохнула девушка. - Женщины всегда были от тебя без ума. Нельзя ожидать, чтобы ты запомнил всех.

Эрилин повернулась ко второму стражнику, который, похоже, пришел в восторг при виде покрасневший физиономии своего товарища.

- Но ты-то помнишь меня, Раймид?

Усмешка исчезла с лица Раймида. Он долго вглядывался в лицо девушки, потом потряс головой:

- Вы мне кого-то напоминаете, но…

- У нас был общий друг, - пришла ему на помощь Эрилин. - Мастер фехтования.

Наконец Клиона осенило.

- Эрилин! - воскликнул он.

- Она самая, - подтвердила девушка насмешливо. - Я было решила, что вы совсем меня забыли, друзья мои.

- Ни за что на свете, - отозвался Клион, проводя пальцем по длинному шраму от ножа на тыльной стороне ладони. - Ты мне оставила сувенир на долгую память. - Однако он быстро успокоился и добавил: - Этот шрам напоминает мне также о том, что не следует совать руки куда не просят.

- Тогда я не жалею, что когда-то преподала тебе урок, - промолвила Эрилин. - Не многие бывшие воришки идут служить в городскую стражу. Ты многого добился.

- Что привело тебя сюда, да еще в таком наряде? - спросил Раймид, который всегда стремился дойти до сути дела,- Или ты действительно стала жрицей Миликки?

Оба мужчины ухмыльнулись шутке.

- И в придачу изменила цвет кожи? Едва ли. -Голос девушки вдруг стал серьезным. - Я разыскиваю убийцу Арфистов так же, как и вы. Возможно, мы могли бы еще раз помочь друг другу.

Клион покачал головой:

- Поверь, Эрилин, я был бы рад рассказать тебе хоть что-то. Нам просто приказали отправиться ни погребальную церемонию и стоять там в почетном карауле. Складывается такое впечатление, что никто не знает, кого мы будем высматривать.

На булыжную мостовую упала длинная тень, однако никто из молодых людей не услышал шагов. Раймид оглянулся:

- А вот и наш командир…

Данила подметил, что Эрилин резко отпрянула в сторону. До этого момента юноша с интересом прислушивался к разговору, однако теперь он переключил свое внимание на новое действующее лицо.

Начальником стражи оказался молодой эльф, которому было не больше ста лет. У него была золотистая кожа. Волосы, стянутые налобной повязкой с эльфийскими письменами, тоже были цвета темного золота. Его лицо было узким, с резко выступающими скулами и орлиным носом. Высокая фигура светлого эльфа была стройной и гибкой. Даниле бросилось в глаза, какими человечными по сравнению с ним казались полукровка Эрилин и даже лунный эльф Элайт Кроулнобар. Начальник стражи держался независимо, и этому немало способствовало его высокомерие. В черных глазах эльфа явственно читалось презрение к трем стоявшим перед ним людям.

Его обсидиановый взгляд несколько смягчился, когда он увидел перед собой особу с золотистой кожей, облаченную в длинную красную мантию. Многие эльфы, равно как и люди, почитали богиню леса, поэтому эльф склонился в глубоком поклоне перед ее жрицей.

- Приветствую служительницу Миеликки, - провозгласил он.

Рыжеволосый стражник, которого Эрилин назвала Клионом, не сдержался и хихикнул.

- Не могу поверить! Капитан, разрешите представить нашего старого друга. Это Эрилин Лунный Клинок, одна из самых отчаянных искательниц приключений, с которыми нам приходилось странствовать. Эрилин, это Тинтагель Ни'Тессин.

Внезапно Данила вспомнил, где он слышал это имя. Тинтагель Ни'Тессин - так звали эльфа, который издевался над Эрилин в годы ее учебы в Академии. Молодой человек посмотрел на свою спутницу. Ее лицо оставалось невозмутимым, и она спокойно встретила яростный взгляд Тинтагеля, однако в глазах девушки отразилась усталость, а в уголке рта залегла горькая складка.

- Вот мы и встретились, - ровно сказала она.

Светлый эльф вскипел от возмущения.

- Это святотатство! Как ты посмела нарядиться жрицей Миеликки, не говоря уже о твоей попытке выдать себя за тель'квэссир.- Тинтагель готов был прожечь ее насквозь презрительным взглядом. - Я могу понять твое желание скрыть свое истинное происхождение, но позолоченные отбросы никогда не станут золотом.

Оба стражника выслушали эту тираду с раскрытыми ртами, онемев от изумления. Данила невольно потянулся к мечу, однако что-то в лице Эрилин его остановило.

- Вот мы и встретились, Тинтагель, - повторила девушка спокойно, - Должна признать, твоя внешность меня также удивила. Немногие светлые эльфы носят форму городской стражи.

Глаза эльфа сузились, и Данила догадался, что безобидное с виду замечание Эрилин содержало в себе оскорбительный намек.

- Моя служба в городской страже - это дело чести, - заявил Тинтагель вызывающе, но в его взгляде и голосе читалась неуверенность.

- В самом деле? Хотя я питаю глубокое уважение к страже Глубоководья, мне трудно поверить, что ты считаешь эту должность почетной.

- В общем и целом моя служба в городской страже смахивает на жалкую шутку, - зло признался Тинтагель, не обращая внимания на сердитые взгляды, которыми перекинулись его подчиненные.- Кто-то должен установить подобие порядка в необузданной толпе, которую вы называете горожанами.

- И этот кто-то, несомненно, вы? Как повезло жителям Глубоководья! - удивленно протянул Данила.

Помимо воли Тинтагеля его заявление и в самом деле прозвучало курьезно. В действительности в Глубоководье существовала сильная власть, которая неизменно поддерживала порядок, а городские законы исполнялись неукоснительно.

Эльф вскользь глянул на Данилу, затем его черные глаза вновь обратились к Эрилин.

- Моего отца убили в горах, неподалеку от Глубоководья, Поразив стрелой в сердце.

Он опустил руку, и его пальцы сжались вокруг древка стрелы, подвешенной к поясу. Данила заметил необычный черный знак, вырезанный на древке,

- Я посвящу свою жизнь тому, чтобы отомстить за его смерть и избавить город от подобных негодяев, - решительно проговорил светлый эльф.

- Достойная цель, - поддакнул Данила, откровенно насмехаясь над Тинтагелем. - Если вы не возражаете, мы вас покинем.

Он взял Эрилин за руку и повел ее к конюшне. На лице девушки застыло холодное вежливое выражение.

- Я приведу лошадей, - предложил Данила. Эрилин рассеянно кивнула. Ее внимание привлек длинный деревянный желоб, начинавшийся у дверей в конюшню. На его дальнем конце располагался ручной насос. Эрилин подхватила пустое ведро и направилась к скважине. Она накачала в ведро воды и с остервенением принялась тереть лицо. Девушка со злостью оттирала краску, смывая золотые пятна со щек и с рук. В тишине раздался звук рвущейся шелковой материи: не дождавшись исчезновения Иллюзии, Эрилин попыталась сорвать с себя красную мантию. Отбросив разодранную тунику, искательница приключений гордо выпрямилась, радуясь, что снова может быть собой.

- Вот так-то лучше, - прокомментировал Данила, передавая девушке поводья. - Золотистый оттенок кожи тебе не идет. К тому же, судя по тому типу, которого мы только что встретили, тель'квэссир - кем бы они себя не мнили - ужасно неприятный народ.



Глава 13 | Эльфийская тень | Глава 15