home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Несмотря на увещевания Данилы, Эрилин настояла патом, чтобы выехать из Глубоководья ночью. В осеннем небе ярко сияла луна. Путешественники направились на юг по верхней дороге, огибавшей Громовой Мыс - небольшой участок суши, покрытый скалами и песком, который вдавался в море, защищая гавань с юга. Далеко внизу в белом лунном свете чернела гряда прибрежных скал, а на севере высились могучие городские стены, обещая странникам защиту и приют. «Одна видимость», - подумал Данила, припомнив события трех последних дней.

С тех пор как они спешно покинули Глубоководье, молодой человек постоянно думал об убийце Арфистов. Эрилин говорила мало, и до поры до времени Данила оставил ее в покое. Он дал ей возможность побыть наедине с собой, рассудив, что позже ему будет легче ее разговорить. Этим вечером хитрец планировал вызвать девушку на откровенность.

Нельзя сказать, чтобы Данила с нетерпением ждал предстоящего разговора, однако если они с Эрилин хотели найти убийцу Арфистов, им следовало изменить направление поисков. Сведения, полученные от Элайта Кроулнобара, убедили юношу, что Хелбен Арунсун был прав: ключом к разгадке и установлению личности убийцы служил Лунный Клинок. Данила предпочел бы просто рассказать девушке все, что узнал о волшебном мече от дяди, но тогда он выдал бы себя с головой.

Поскольку Эрилин выглядела несколько рассеянной, молодой человек держался настороже, вглядываясь и вслушиваясь в темноту. Несмотря на все свое богатство и великолепие, Глубоководье было единственным островком цивилизации среди диких и опасных земель. «Дикий Север» - Так высокомерные южане называли эти края, и в их словах содержалась изрядная доля истины. К северу и западу от города раскинулись богатые поместья и плодородные сельскохозяйственные угодья. Однако на юге, куда направлялись Эрилин и Данила, лежала пустынная заброшенная местность.

Вокруг начали появляться сосны и низкий кустарник: путешественники достигли кромки Ардипского леса. Эрилин остановила коня, решив сделать привал.

- Мы разобьем лагерь здесь. Я поймаю чего-нибудь на обед, а ты займись лошадьми.

Не дожидаясь ответа, девушка спрыгнула на землю, взяла маленький лук и колчан со стрелами и растворилась среди деревьев.

Устраивая место для ночлега, Данила размышлял, каким образом навести разговор на Лунный Клинок. Он перебирал в голове самые разные способы и отвергал их один за другим. Почистив и привязав лошадей, юноша собрал камни и уложил их по кругу. В центре каменного кольца он сложил дрова, затем нашел две рогатины, подрезал их и воткнул по обе стороны от будущего костра. «Что бы Эрилин ни подстрелила, мы изжарим это на вертеле»,- решил молодой человек.

И в этот миг его осенило. Данила собирал информацию об Эрилин по кусочкам и складывал из них цельную картину. Занимаясь костром, он вдруг отыскал последний, завершающий фрагмент. Усевшись рядом с камнями, молодой человек стал ждать возвращения девушки.

Эрилин принесла из леса двух куропаток. При ее приближении Данила поднялся на ноги и продолжил работу. Бросив в центр круга еще несколько сучьев, он достал из мешка кусочек кремня. Двигаясь нарочито медленно, молодой маг нагнулся и направил кремень на дрова. Уголком глаза он наблюдал за своей спутницей, которая задержалась, чтобы срезать ветку с куста. Увидев, что задумал ее спутник, Эрилин всплеснула руками, словно хотела остановить его.

Не обращая на девушку внимания, Данила прошептал: «Дыхание дракона». Кремешок исчез из его пальцев, а над дровами вспыхнули яркие языки пламени, выбросив сноп золотых искр в ночное небо. Это продолжалось лишь мгновение: волшебное пламя притихло и дальше горело уже ровно и спокойно, уютно потрескивая.

- Я ведь просила тебя не делать этого!

Данила выпрямился и, засунув руки в карманы, обернулся к рассерженной девушке.

- Кажется, просила, - неторопливо ответил он. - Но я так и не понял почему.

- Я не люблю магический огонь, вот и все, - огрызнулась Эрилин. Она села на землю, скрестив ноги, и принялась мастерить вертел. Сначала девушка ободрала с ветки листья, а затем ножом заострила один конец прута.

- Давай я помогу тебе, - предложил Данила. Эрилин бросила ему куропаток, поручив их ощипать. Юноша рьяно взялся за дело. Когда вертел был готов, Эрилин подняла голову.

- Ну что? Ты еще не закончил возиться с этими птицами? - резко спросила она.

Данила передал ей первую куропатку. Девушка насадила ее на вертел и осторожно подвесила над огнем.

Это был удачный повод для начала беседы.

- Послушай, милая, - заметил Данила, ощипывая вторую куропатку. - Тебе не кажется, что твоя неприязнь к волшебному огню несколько нелепа?

- Нелепа! - сверкнула глазами Эрилин. Она сидела, обхватив руками колени. - Только ты можешь так бросаться словами. Магия для тебя - игра, убийца Арфистов - герой для твоих второсортных баллад.

- Возможно, я выбрал неверное слово, - признал Данила.

Видя, что вторая куропатка ощипана, девушка взяла птицу и насадила ее на вертел рядом с первой. Покончив с этим, она повернулась к Даниле. Ее лицо казалось спокойным, но в синих эльфийских глазах таились гнев и боль.

- В Смутные времена я стала свидетелем того, как магическое пламя ударило мимо цели. Многие тогда погибли, многие хорошие люди… - Голос Эрилин прервался.

- Кто-то из твоих друзей? - мягко спросил Данила. Эрилин кивнула.

- Я путешествовала в компании искателей приключений, которые называли себя Семеро Молниеносных. Среди них была женщина-маг. Она попыталась запустить огненным шаром в великана. В результате все, кто там был, погибли в языках пламени. Кроме меня, естественно,- горько закончила она.

- Интересно, как ты спаслась?

Эрилин проигнорировала вопрос.

- Скорее всего, ты никогда не видел, как магический огонь используется в бою. А я видела - Боевые маги устраивают странные разрушения. Тебе следовало бы посмотреть, что Красные Маги из Тая сделали с отрядами рашеми или что маги Содружества сотворили с Туйганом во время похода короля Азоуна против варваров. Но в ту пору глубоководская знать сочла ниже своего достоинства участвовать в походе… - Эрилин замолчала и поворошила палкой огонь. - Ты холеный беззаботный франт. Тебе трудно понять меня, поэтому держи свое мнение при себе и не называй нелепым мой страх перед тем, что выше твоего разумения.

Некоторое время ничто не нарушало тишины, кроме потрескивания дров и уханья совы.

- Возможно, ты права,- согласился Данила.- Я мало знаю о жизни воинов и путешественников. Однако я неплохо разбираюсь в женщинах.

От удивления Эрилин зашипела, как рассерженная кошка.

- В этом я не сомневаюсь. Но твои знания едва ли применимы ко мне. Я не женщина, я эльф.

- Вернее сказать, женщина-полуэльф.

- О да. Не поделишься ли ты со мной своими глубокими наблюдениями? - Насмешка, прозвучавшая в голосе девушки, была острее, чем лезвие бритвы.

- Только потому, что ты об этом просишь,- спокойно отозвался Данила и указал на Лунный Клинок.- Например, этот меч. Ты его немного боишься, не правда ли?

Эрилин выпрямилась, разозленная до крайности (чего Данила, собственно, и добивался).

- Разумеется, нет! - воскликнула она. - Что за глупости?

- Я долго думал над тем, что мы услышали от Элайта Кроулнобара. Мне кажется странным, что ты так мало знаешь о своем мече. Судя по всему, он наделен множеством магических свойств, тебе лишь нужно повернуть краник на бочке.

- Я полагаю, ты имеешь в виду бочку с элем, - язвительно заметила девушка.

- Не меняй тему, милочка. Магия, включая магический огонь, - это часть жизни, надежное и могущественное оружие.

- Надежное? Ха! - Лицо Эрилин исказила ярость. - Если бы ты видел, как твои друзья сгорели заживо в магическом огне, ты бы изменил свое мнение.

- Война затронула и Глубоководье, - мягко напомнил ей Данила. - Как говорят, это было тяжелое время. Город потрясли уличные бои с обитателями Подземья и падение одного или двух богов. В результате большая часть зданий лежала в руинах.

- Как говорят? - повторила Эрилин. - А где ты был в это время?

Данила удивленно поднял брови:

- Пил без передыха в одном из подвалов родового имения.

Эрилин потрясение уставилась на молодого человека, и тот, оправдываясь, добавил:

- Тогда это казалось единственным разумным решением.

Эрилин фыркнула и замолчала. Спустя некоторое время она вновь обернулась к своему надоедливому спутнику. Данила лениво развалился у огня, устремив взор на девушку. На его лице было написано сочувствие. В изменчивом свете костра взгляд его серых глаз казался необычно умным и проницательным.

- Раз ты не соглашаешься с моими доводами, позволь мне доказать, что мои предположения верны.

- Попробуй.

- Сними вертел и пройди сквозь огонь.

Девушка изумленно открыла рот:

- Ты что, совсем с ума сошел?

- Нет, - задумчиво ответил молодой человек. - Не совсем. Я убежден, что огонь не причинит тебе вреда, иначе я бы этого не предлагал. На самом деле я настолько уверен в своих словах, что готов заключить с тобой пари. Ты много раз пыталась избавиться от меня, не так ли?

- Ты очень наблюдателен.

Данила поднял руки:

- Если я ошибаюсь, я уйду. Этой же ночью.

Эрилин посмотрела на юношу. Похоже, он говорил совершенно серьезно. Кивнув, девушка легко поднялась на ноги. Испорченные сапоги - невысокая цена за то, чтобы избавиться от Данилы Танна.

Она сняла с рогатин прут вместе с насаженными на него шипящими и шкворчащими от жара тушками птиц, отдала вертел Даниле и шагнула прямо в середину костра. Еще шаг - и девушка оказалась в безопасности на другой стороне костра. У нее под сапогами скрипели обгорелые головни, разбрасывая вокруг искры. Хлопья пепла и несколько тлеющих угольков опустились на рукав ее рубашки. Эрилин быстро стряхнула их и тут же заметила еще несколько мерцающих огоньков на одной из штанин. Как ни странно, материя даже не потемнела.

Девушка опустилась на колени рядом с костром и сунула руку прямо в огонь. Ее обдало жаром, но она не почувствовала боли. Распрямив спину, она пристально посмотрела на Данилу:

- Ты заколдовал огонь!

Молодой человек молча потянулся к своему бездонному мешку и вытащил оттуда пару лайковых перчаток. Натянув одну, он тоже сунул руку в огонь. В воздухе запахло горелой кожей. Содрав обгоревшую перчатку с руки, Данила бросил ее себе на колени.

- Ты должна мне новую пару,- беспечно заметил он. Эрилин уставилась на то, что только что было перчаткой.

- Будь любезен, объясни мне, как это могло случиться?

- Ведь это же очевидно! Ты магически защищена от огня. Обстоятельства, сопутствующие гибели Семи Молниеносных, и твоя нынешняя прогулка сквозь пламя только доказывают это. Не будь глупышкой, дорогая, это совсем на тебя не похоже.

Эрилин невесело рассмеялась:

- В твоих устах это звучит особенно забавно.

- Хорошо, давай поставим вопрос по-другому: осмелишься ли ты повторить ту же шутку, только без своего меча? - Данила скрестил руки на груди и вскинул бровь.

После секундной паузы Эрилин подняла руку, как фехтовальщик, признающий, что меч противника достиг цели. Юноша продолжал развивать свою мысль:

- Твоя неприязнь к магическому огню не дала тебе возможности это узнать. Как выяснилось, Луны Клинок обладает магическим свойством, о котором ты не подозревала. Могут ли у твоего меча быть другие, неизвестные тебе способности?

- Не исключено.

- Тогда давай выясним, что они собой представляют, а?

Пристроив вертел с недожаренными куропатками над огнем, Эрилин проговорила с видом человека, которого больше интересуют насущные проблемы:

- Сначала я должна уладить неотложные дела.

- Например, найти убийцу?

- Да.

Данила многозначительно окинул взглядом окрестности:

- Почему мы остановились здесь?

Плечи Эрилин поникли:

- Что бы я ни делала, убийца продолжает преследовать меня. Не для того, чтобы убить, - возможно, он мог сделать это уже десяток раз, - он использует меня как пешку в какой-то грязной игре. Я не понимаю его устремлений, но не допущу, чтобы погиб еще кто-нибудь, пока я ломаю голову над этой загадкой.

Девушка подбросила поленце в огонь и добавила:

- Здесь нет Арфистов, которых он мог бы убить.

- А может, убийца охотится за тобой, потому что его интересует твой меч? - рискнул предположить Данила. Эрилин помрачнела:

- Это вполне возможно. Меч и я неразделимы.

- Тем больше у нас причин исследовать скрытые возможности твоего клинка. Когда ты узнаешь, на что способен Лунный Клинок, ты сможешь понять конечную цель убийцы. Когда ты поймешь его цель, то сможешь выяснить, кто этот негодяй.

Эрилин изумленно посмотрела на своего спутника. В его словах содержалась изрядная доля правды.

- Как ты до этого додумался?

- Это было несложно. В конце концов, магия - это моя специальность, - заявил Данила величественно и, приняв театральную позу, продолжил: - Дорогая, если бы я нуждался в совете профессионального убийцы, я бы непременно прислушался к твоим словам. Рассчитываю на взаимность с твоей стороны.

Поднявшись на ноги, молодой человек резко развернулся и уселся на бревно по другую сторону костра. В этот миг он являл собой воплощение оскорбленного достоинства. Эрилин невольно усмехнулась. Конечно, ей не нравилось, когда люди валяли дурака, но Данила возвел кривлянье в ранг искусства и довел до уровня, вызывающего уважение.

Данила подметил улыбку девушки.

- Что тут смешного? - сердито буркнул он Эрилин прищурилась. Блестящая идея, высказанная молодым человеком, навела ее на мысль, что вся его глупость - не более чем притворство. Однако, глядя на него сейчас, она уже не была в этом уверена.

Лицо девушки превратилось в непроницаемую маску.

- Ничего. Ладно, Данила, твоя взяла. Попробуем разузнать все, что сможем, о Лунном Клинке.

Она поднялась на ноги:

- Пойдем.

- Прямо сейчас? - возмутился Данила, бросив тоскливый взгляд на изжарившихся куропаток.

- Мне нужно чем-нибудь заняться.

И следующий час они действительно были очень заняты. Затоптав костер, Данила наложил охранные чары на лагерь, чтобы защитить лошадей от ночных хищников. Затем они с Эрилин осторожно спустились по каменистому склону. Оказавшись на берегу, они повернули на север и побрели вдоль кромки моря, с трех сторон омывавшего Громовой Мыс. Даже при ярком свете осенней луны им приходилось тщательно выбирать дорогу среди обломков больших валунов.

На дальней оконечности Громового Мыса высилась черная скала, подножие которой уходило глубоко под воду. Под скалой, на камнях, расположилась колония рачков. Ракушки, в которых они прятали свое тельце, устремлялись вверх, подобно крошечным башням. «В целом, - подумал Данила, - создается впечатление, что какой-то маг спьяну попытался сотворить маленький замок».

Эрилин отыскала нишу среди черных камней и достала оттуда маленький кожаный футляр. В футляре лежала серебряная свирель. Данила заворожено смотрел, как девушка поднесла дудочку к губам и легонько в нее подула. Над волнами разнеслись серебристые трели, трепещущие, как лунные блики на воде.

- Красивая мелодия, - заметил Данила. - А что мы теперь будем делать?

- Будем ждать.

Эрилин указала Даниле на груду камней в сотне ярдов от того места, где они стояли. Данила послушно отправился туда и сел. Эрилин встала у самой воды, по-эльфийски терпеливо вглядываясь в морскую даль.

Молодой человек не мог с точностью определить, сколько времени им пришлось ждать. Наконец на юге по спокойной морской глади прошла рябь. Решив, что ожидание закончено, Данила поднялся и отряхнул брюки. Эрилин взмахнула рукой, запретив подходить ближе. Затем она знаками объяснила, что он должен оставаться на месте и молчать. Данила вновь подчинился.

Рябь появлялась еще дважды, каждый раз все ближе к берегу. Наконец вода забурлила и на поверхности показалась черная блестящая голова. Данила с удивлением увидел, как из моря вынырнуло странное создание, похожее на большого тюленя. Однако, когда оно выбралось на песок позади Эрилин, юноша разглядел, что его задние конечности скорее напоминают ноги, чем тюленьи ласты. В черных глазах существа светился разум. Приблизившись к Эрилин, оно сжало руки девушки у локтей - приветственный жест, принятый среди искателей приключений. В свете луны Данила разглядел, что «руки» существа были именно руками, в человеческом понимании этого слова, только покрыты темным мехом, а между пальцами у загадочного создания угадывались перепонки.

«Сельки»,- пораженно выдохнул Данила. Он слышал об этих существах, но ни разу в жизни их не встречал. Его изумление возросло многократно, когда, отступив от Эрилин на шаг, сельки в мгновение ока превратился в человека.

Данила никогда не видел, чтобы мужчина был так пропорционально сложен. Ростом сельки оказался не выше, чем Эрилин, кожа у него была матово-бледная, но в его совершенном теле чувствовалась большая сила. Его блестящие темно-каштановые волосы ниспадали до плеч, обрамляя чисто выбритое лицо, красивое особой мужественной красотой.

- Здравствуй, Гестар, - тепло поприветствовала Эрилин морского обитателя. Девушку не удивили ни превращение сельки в человека, ни его нагота.

- Добрая встреча, Эрилин. Я рад видеть тебя даже в этот поздний час, - отозвался Гестар. Он бросил подозрительный взгляд на Данилу, и молодой человек заметил, что у морского создания были глубокие глаза, по цвету напоминавшие голубой топаз.

- Человек, который стоит там, мой друг, он не опасен,- успокоила Эрилин Гестара.- Ты можешь передать мою просьбу по эстафете? Мне нужно получить кое-какую информацию из Эвермита, если возможно, к утру.

- Все, что угодно, для эльфийки, которая спасла жизнь моему родичу.

Эрилин благодарно улыбнулась:

- Мне нужно побольше узнать об одном из Лунных Клинков. Он принадлежал эльфийке по имени Амнестрия, которая покинула Эвермит около сорока лет назад. Боюсь, это все, что я знаю.

- Этого достаточно. Я немедленно передам твою просьбу, и к утру ты получишь ответ. Поскольку я не смогу вновь превратиться в человека через столь короткий промежуток времени, к тебе придет Черная Жемчужина.

- Я буду счастлива ее увидеть. Спасибо, Гестар.

Нимало не смущаясь, друзья обнялись на прощание, И сельки, приняв свой прежний облик, нырнул в море. Данила больше не мог сдерживаться:

- Это был сельки!

Эрилин обернулась к своему спутнику:

- Мой старый друг. Мы подождем здесь до утра, пока не придут известия. Если ты замерз, разведи костер.

Данила согласно кивнул. Хотя его распирало любопытство, ночь была прохладная. Он начал собирать топливо, чувствуя, что Эрилин наблюдает за ним с улыбкой.

- Ладно, спрашивай,- сжалилась над ним девушка. - Я вижу, какой ценой дается тебе молчание. Данила усмехнулся;

- Что такое эстафета? И как по ней можно передать сообщение в Эвермит и обратно за одну ночь? Это связано с магией?

- Нет, здесь нет никакой магии. Эстафета - это система связи между сельки, морскими эльфами и разумными морскими существами, которые выглядят как маленькие киты. Все они могут перемещаться в воде с огромной скоростью, а звук распространяется в воде в три раза быстрее, чем по воздуху. Поэтому под водой сообщения доставляются быстро.

- Но до Эвермита и обратно за одну ночь?!

- Может статься, что мое послание не уйдет так далеко. Служители эстафеты обязаны хранить в тайне содержание отдельных посланий, но, как ты понимаешь, со временем у них накапливается много информации.

- Ясно. А кто такая Черная Жемчужина?

- Морской полуэльф.

- Разве такое возможно? Я бы не смог оставаться под водой достаточно долго, чтобы совершить такой подвиг, - изумился Данила.

Эрилин рассмеялась:

- С чего ты взял, что морские эльфы всю жизнь проводят под водой?

- Интересное имя: Черная Жемчужина.

- Ты поймешь, почему ее так называют, когда увидишь. Мать Черной Жемчужины - человек, она родом из дальних юго-восточных земель. Корабль, на котором она путешествовала, затонул у берегов Калимпорта, но ее спасли морские эльфы. Среди морских эльфов полукровки редкость, поэтому Черная Жемчужина проводит большую часть времени вместе с сельки.

- Которые понимают ее двойственную природу гораздо лучше других существ,- задумчиво добавил Данила.

Это замечание поразило Эрилин, которая действительно чувствовала себя легко среди сельки.

- Это правда, - согласилась она и незамедлительно сменила тему. - У тебя еще есть вопросы?

- Да. Ты сказала, что меч принадлежал эльфийке по имени Амнестрия. Кто это?

Эрилин долго молчала.

- Моя мать, - наконец ответила она, но ее голос звучал безжизненно.

- Но Элайт говорил о З'Берил. Я думал, так звали твою мать?

- Я тоже.

- Понятно.

Снова повисла долгая пауза.

- Послушай, почему ты не ложишься спать? - спросила девушка некоторое время спустя.

Данила как раз широко зевнул:

- Отличная идея.

У Эрилин слипались глаза, да и сам юноша валился с ног от усталости, так что с удовольствием последовал совету.

Когда Данила проснулся, небо было все еще серебристо-серым, но на востоке появилась светлая полоса, предвещавшая рассвет. Эрилин увлеченно беседовала с Черной Жемчужиной. Молодой человек сразу понял, что это может быть только она. Перед ним была девушка-полуэльф из рода морских эльфов, чье восточное происхождение проявлялось в миндалевидном разрезе черных глаз и черных волосах, тяжелой шелковой волной струившихся до бедер. Уши Черной Жемчужины тоже были заостренные, но их форма казалась мягче, чем у Эрилин. Хотя между пальцами рук и ног у девушки росли перепонки, ее кожа была белой, тогда как у морских эльфов цвет кожи варьировал от мраморно-зеленого до мраморно-голубого. При слабом утреннем свете нагое тело девушки светилось, будто выточенное из перламутра.

- После смерти короля Заора,- рассказывала Черная Жемчужина, - королева Амлаурил стала единовластной правительницей Эвермита. Ее дочь Амнестрия тайно покинула королевство, поскольку запятнала себя позором.

- Вероятно, речь шла обо мне, - тихо сказала Эрилин, потом спросила уже громче:

- Когда погиб король Заор?

- На исходе четыреста тридцать второго года своего правления. Это событие потрясло морских эльфов, поэтому я хорошо его запомнила, хотя была очень молода. Это случилось весной, во время праздника Высокого Прилива. - Черная Жемчужина прикусила губку, считая в уме. - В 1321 году по человеческому летоисчислению, которое принято в Дейле. Я даже помню, что это был второй день месяца Чес.

- Убийцу поймали?

- Нет. Человек, любовник Амнестрии, ранил его стрелой, однако злоумышленник исчез без следа.

- К какому народу принадлежал убийца?

Собеседница Эрилин смущенно опустила глаза:

- Он был эльфом.

- Да, но к какой расе он принадлежал?

- А… К расе светлых эльфов. Это важно?

- Очень может быть,- задумчиво прошептала девушка. Затем она вновь вскинула голову. - Что тебе удалось узнать о Лунном Клинке?

- Боюсь, о его возможностях известно мало. Амнестрия получила меч незадолго до ссылки. Она унаследовала клинок от своей двоюродной тети, чья семья проводила большую часть времени вдали от Эвермита. Тебе следует расспросить об истории меча мудрецов, живущих на большой земле. - Удивительная девушка-полуэльф запнулась, затем продолжила: - Мне жаль, что я не смогла найти ответы на все твои вопросы.

- Ты многое помогла мне понять. - Эрилин протянула руку ладонью вверх. - Спасибо тебе за помощь, Черная Жемчужина.

Ее подруга улыбнулась и накрыла ладонь Эрилин своей ладонью с перепончатыми пальцами, затем с тихим всплеском она исчезла в море.

Эрилин рассеянно глядела на волны. Наконец она очнулась и чуть заметно вздрогнула, обнаружив, что Данила проснулся.

- Полагаю, ты все слышал?

- Да.

- В таком случае поскорее задавай свои вопросы.

- Ты догадливая, - одобрительно заметил молодой человек. Он встал на ноги и потянулся. - Прежде всего, скажи мне: что, все морские обитатели не носят одежды?

Эрилин удивленно подняла брови:

- Неужели это единственное, что тебя интересует?

- Черную Жемчужину было трудно не заметить, принцесса Эрилин, - с усмешкой отозвался Данила. - Кстати, Ваше Высочество, я должен преклонить перед вами колена или будет достаточно обычного поклона?

- Королевская семья была родней Амнестрии, а не моей, - отрывисто бросила Эрилин. - Я не претендую на титул принцессы.

С этими словами девушка повернулась к Даниле спиной.

- Завтракай и переодевайся как можно скорее. Мы возвращаемся в Глубоководье.

- Великолепно. - Данила незамедлительно принялся извлекать из своего волшебного мешка всевозможные наряды, оценивающе их разглядывая. - Ты уже решила, куда именно мы направляемся?

- Да.

Данила оторвался от кучи шелковых рубашек и, скорчив страдальческую гримасу, тихонько вздохнул:

- Не могла бы ты назвать конкретное место? Я не люблю появляться на людях, одетый невпопад.

- Башня Черного Посоха.

На лице молодого человека появилось странное выражение. Эрилин живо представила себе, как Данила достает из своего мешка плащ мага, и мрачно пошутила:

- Только попробуй нарядиться волшебником, и ты не доживешь до своего следующего заклинания.

Из груды отвергнутых нарядов юноша выхватил светло-желтую рубашку.

- Эта мне отлично подойдет.

На сборы у него ушло несколько минут. Когда лучи восходящего солнца яркими красками расцветили небосвод, они уже двинулись в обратный путь по каменистому берегу.

- Зачем тебе Башня Черного Посоха? - поинтересовался Данила, когда они свернули на тропу, ведущую к их лагерю.

- Мне нужно узнать как можно больше об этом мече. Думаю, лучше всего будет, если я обращусь с расспросами к ученому магу.

- Да, но в Глубоководье есть и другие маги, с которыми легче добиться встречи.

- Я ни с кем из них не знакома. Я знаю Хелбена.

- Неужели? Хелбена Арунсуна? Он бывает крайне неприятным собеседником.

- Да, я знаю, - кивнула Эрилин. - Однако раз я должна доверить свой клинок чародею, пусть это будет он. По крайней мере, он знает, где у меча рукоять.

Данила ухмыльнулся:

- Интересно, как повел бы себя великий маг, если бы услышал, что его называют «чародеем»? - Он вновь улыбнулся и взмахнул рукой.- Послушай, мне пришла в голову потрясающая идея. Нет смысла идти в Башню Черного Посоха вдвоем. Я пойду туда один.

Эрилин остановилась так резко, что Данила, старавшийся идти рядом, споткнулся и ударился ногой о камень. Девушка смотрела, как он, нагнувшись, растирает ушибленную голень.

- Зачем тебе это надо? - спросила она.

- Я предложил это из рыцарских побуждений, - ответил молодой человек, продолжая растирать ногу. - После всего, что с нами приключилось, я просто хотел избавить тебя от встречи со старым занудой.

- Как трогательно!

- Еще бы,- лучезарно улыбнулся Данила. Он выпрямился и положил руку Эрилин на плечо. - Подожди в городе. Отдохни, сделай прическу к празднику. Займись чем-нибудь. Я мигом обернусь туда и обратно.

Эрилин раздраженно сбросила его руку:

- Хелбен Арунсун меня знает. Почему ты думаешь, что он пожелает увидеться с тобой?

Данила молчал довольно долго.

- Ну? - не отступала Эрилин.

- Он мой дядя. Говоря точнее, брат моей матери. Поверь, моя мама обдерет, выпотрошит и зажарит великого архимага, если дядя Черный Посох откажется уделить время ее сынуле. Ужасная женщина. - Данила торжествующе посмотрел на Эрилин. - Впрочем, тебе бы она понравилась.



Глава 14 | Эльфийская тень | Глава 16