home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Глаза девушки сверкнули яростным огнем, когда она услышала слова Данилы.

- Почему ты не сказал мне раньше, что Хелбен твой дядя?

Молодой человек пожал плечами:

- Просто повода не было. Ты мне тоже не говорила, что происходишь из королевской семьи, - заметил он. - Мы никогда не обсуждали фамильное древо.

Эрилин зашипела от возмущения, но смолчала. Они, наконец, осилили обрывистый склон и добрались до лагеря. Лошади спокойно паслись под деревьями. Не говоря ни слова, девушка начала седлать свою кобылу. Данила последовал ее примеру. Когда они оба сидели в седле, юноша обратился к Эрилин:

- Дай мне руку.

- Зачем?

- Я перенесу нас к Башне Черного Посоха. Мы сэкономим массу времени.

- Нет!

Теперь уже разозлился Данила.

- Боги, женщина, да прояви ты хоть раз благоразумие! - воскликнул он и, наклонившись вперед, схватил Эрилин за руку.

Внезапно со всех сторон вспыхнул молочно-белый свет. Они никуда не двигались, да и как можно было двигаться, когда внизу, вверху и вокруг ничего нет? Эрилин показалось, что они висят в пустоте. Это состояние было недоступно ее пониманию или контролю. Но вопреки опасениям, прежде чем она запаниковала или на нее накатил приступ дурноты, свет потух. Прямо перед путешественниками возвышались гранитные стены Башни Черного Посоха.

- Ну? Неужели это было так ужасно? - спросил Данила.

- Нет, - удивленно отозвалась Эрилин. - Странно. Пространственные перемещения всегда вызывали у меня недомогание, начиная с самого первого раза, когда Кимил Нимесин уговорил меня попробовать…

Девушка умолкла. Данила постучал в ворота. Изнутри немедленно отозвался бестелесный голос слуги.

- Эрилин Лунный Клинок к Хелбену Черный Посох, - провозгласил Данила.

Мгновение спустя ворота распахнулись, и навстречу странникам вышел сам Хелбен Арунсун.

- Входи, Эрилин. Я всегда рад тебя видеть. О, это ты, Данила, - продолжил маг, окинув взглядом спутника девушки.

- Привет, дядя Хел, - отозвался юноша. - Эрилин потребовался чародей, поэтому я привел ее к тебе.

Хелбен Арунсун нахмурил брови и повернулся к Эрилин:

- И ты послушалась моего легкомысленного племянника? Надеюсь, вас привело важное дело.

- Думаю, что да, - Девушка отстегнула пояс с мечом и передала великому магу клинок, спрятанный в ножны. - Я разрешаю тебе прикоснуться к нему.

Ее голос звучал немного торжественно, словно она исполняла некий ритуал.

- Только не пытайся вытащить его из ножен.

Архимаг взял древний меч и с любопытством осмотрел его.

- Красивое оружие. Но зачем ты даешь его мне?

- Мне нужно узнать все об этом мече и его истории. Ты можешь помочь мне?

- Я не всеведущ, но знаю заклинание, которое пробуждает к жизни старинные предания. Оно поможет узнать правду, - промолвил Хелбен и сунул меч под мышку. - Идите за мной.

Архимаг двинулся через двор. Когда они втроем подошли к башне, маг взмахнул рукой, приказывая гостям следовать за ним, и исчез в каменной стене. Увидев, что Эрилин колеблется, Данила бесцеремонно подтолкнул ее к невидимой двери. Девушка сердито оглянулась.

- Я здесь не в первый раз, - огрызнулась она.

- В самом деле? Кто бы мог подумать?

Раздраженно фыркнув, Эрилин расправила плечи и шагнула вперед. В следующее мгновение она уже стояла в прихожей Башни Черного Посоха.

- Поднимайтесь, - сказал Хелбен. - Мы займемся твоим мечом наверху, в кабинете для практических занятий магией.

Эрилин и Данила начали карабкаться вслед за архимагом по крутой винтовой лестнице. На самом верхнем этаже трехъярусной башни размещался просторный кабинет, заставленный книжными полками. Миновав его, Хелбен открыл дубовую дверь, которая вела в небольшую комнату. У единственного окна стоял стол, а в центре комнаты находилась высокая мраморная подставка, на которой лежал магический шар. В комнате не было ничего, что могло бы отвлечь внимание волшебника во время создания заклинаний.

- Подождите здесь, - распорядился Хелбен. Он положил Лунный Клинок на стол и исчез за дверью.

- Пошел за ингредиентами для заклинания, - пояснил Данила. - Он держит магические предметы и снадобья в соседней комнате. - Наш архимаг очень любит порядок.

Волшебник вернулся, держа что-то в руках.

- Встаньте у дальней стены, - потребовал он. - И, Данила, во имя Мистры, держи рот на замке. Эти чары требуют полной концентрации внимания.

Архимаг подошел к столу, на котором лежал меч, и начал раскладывать компоненты для последующих магических действий. Эрилин заметила маленький белый сосуд с печатью Хелбена Арунсуна.

Девушка прикусила губу, внезапно осознав, сколь смелой была ее просьба. Она и раньше слышала, что в некоторых случаях для успеха заклинания необходимо, чтобы маг принес в жертву какой-нибудь ценный предмет. Эрилин вдруг показалось странным, что знаменитый волшебник согласился помочь ей такой ценой, хотя их не связывали никакие обязательства.

В это время маг произносил слова заклинания и совершал магические пассы. Его руки двигались четко, а в голосе звучала могучая сила. Спустя некоторое время Хелбен открыл один из пузырьков, стоявший на столе, и комнату заполнил темный ароматный дым. Архимаг взял бутылочку и вылил ее содержимое на Лунный Клинок. Едва он сделал это, все прочие заготовленные им предметы исчезли в яркой вспышке света.

Эрилин скорее почувствовала, чем увидела, как Хелбен Черный Посох пересек комнату и встал рядом с ней. Все внимание девушки было сосредоточено на мече и призрачной дымке, поднимавшейся от него. Клубы тумана начали вращаться, постепенно опускаясь все ниже. Внезапно в этом вихре появился образ эльфийского барда в старинном платье. В руках у эльфа была маленькая арфа. Не обращая внимания на присутствующих, призрак заговорил:

- А теперь те, которые пожелают внять певцу, услышат балладу об эльфийской тени.

Эльф ударил по струнам и запел звонким мелодичным голосом:

Наперекор семи буйным ветрам

Пройдя семь бурных морей,

Зоастрия нашла, наконец,

Эльфийки ожившую тень.

Еще никогда не видел мир

Сестер-близнецов дружней.

Зоастрия первой на свет родилась,

Сомали - вслед за ней.

Старшей вручили наследный меч,

Младшей выпал жребий иной:

За дальнее море плыть к жениху,

Покинув свой дом родной.

Но сгинул корабль в пучине морской.

Зоастрия в смертной тоске

Молила камень, молила сталь

О Сомали-двойнике.

С тех пор воззвавший к камню и стали

Видит подобье свое.

Но зря потревожив эльфийскую тень,

Бойся гнева ее.

Прозвучал заключительный аккорд, и певец-эльф растворился в воздухе.

- Неплохие стихи,- заметил Данила, прерывая напряженное молчание, воцарившееся в комнате. - Хотя мелодия требует доработки.

Хелбен повернулся к Эрилин, которая стояла бледная и неподвижная:

- Ты понимаешь, о чем речь?

Девушка поколебалась, затем помотала головой.

- А ты, Данила? У тебя есть какие-нибудь предположения?

Молодой человек удивленно вскинул брови.

- Ты спрашиваешь меня?

Это замечание вывело Эрилин из задумчивости.

- А почему бы и нет? Ведь магия - это твоя специальность, не так ли?

- Дан научил меня всему, что я знаю, - поддержал шутку Хелбен. - Давайте спустимся в гостиную и там все обсудим.

Эрилин взяла свой меч и пошла вслед за Черным Посохом вниз по винтовой лестнице. Маг привел их в большой зал, где стояли удобные кресла, а на стенах висели картины и рисунки - помимо всего прочего, Хелбен увлекался живописью. Эрилин опустилась в кресло и положила Лунный Клинок себе на колени. Данила не пожелал садиться. Он прохаживался взад-вперед по комнате, рассматривая портреты, висевшие па стенах и стоявшие на мольбертах по углам.

- Ты можешь повторить это заклинание? - спросила Эрилин архимага.

Старик взял стул и подсел к девушке,

- Только не сегодня. Зачем тебе это?

- Я должна как можно больше узнать о Лунном Клинке, - коротко ответила она. - Если сегодня ты больше ничем мне не поможешь, скажи, куда еще я могу пойти?

Хелбен потер подбородок и предложил:

- Возможно, тебе следует обратиться в Кэндлкип. У них богатая библиотека, где хранится много книг, посвященных волшебным эльфийским предметам.

Плечи девушки поникли.

- С таким же успехом ты мог бы послать меня в Рашемен, - уныло сказала она. - По суше путь до Кэндлкипа занимает многие месяцы, а по морю несколько дюжин дней и даже больше, поскольку скоро начнутся зимние шторма.

- Ну, это как раз не проблема,- успокоил гостью архимаг. - Я часто занимаюсь научными изысканиями в Кэндлкипе, поэтому туда ведет пространственная дверь, которая открывается прямо из моей библиотеки.

Видя колебания Эрилин, Хелбен добавил:

- Возьми с собой Данилу. Мальчик может помочь тебе в твоих исследованиях. Он был со мной в Кэндлкипе и знаком с их правилами. Что скажешь. Дан?

Эрилин и Хелбен повернулись к молодому человеку, который внимательно разглядывал один из портретов. Данила с готовностью кивнул:

- Отличная мысль. Один мерзавец эльф в Глубоководье задумал меня убить. Я с удовольствием поживу на юге, пока он не передумает.

Черные брови Хелбена удивленно взметнулись, но Данила только беззаботно пожал плечами, оставив без внимания невысказанный вопрос.

- Кстати, а что такое «эльфийская тень»? - поинтересовался он.

- Я не знаю, - покачал головой Хелбен. - Старинные предания, которые всплывают в ответ на заклинание, часто таят в себе загадку.

Внезапно Эрилин вспомнила про Корила, который разгадал две руны на Лунном Клинке: «эльфийские врата» и «эльфийская тень». Еще тогда девушку удивило, почему Кимил Нимесин не смог прочесть надпись на ножнах. Теперь Эрилин задумалась, почему он никогда не пытался применить заклинание, вызывающее из небытия древние легенды.

Девушка обратилась к Хелбену:

- Заклинание, которое ты только что использовал, было очень трудным? - неожиданно спросила она.

Старый волшебник развел руками.

- Это как посмотреть. С твоей точки зрения, оно, наверное, относится к разряду трудных. Для него требуются дорогие компоненты, да и само заклинание известно немногим. Не всякий маг справится с ним.

- Мне оно точно не по плечу,- встрял Данила, словно слова Хелбена нуждались в подтверждении.

- Понятно, - рассеянно пробормотала Эрилин. - Может ли клинок быть защищен от воздействия эльфийской магии?

- Сомневаюсь. Почему ты так думаешь?

- Так, просто пришло в голову, - уклончиво ответила девушка. Она распрямила плечи и решительно взглянула на Данилу. - Коль скоро мы должны попасть в Кэндлкип, к чему медлить? Отравимся в путь сейчас!

- Вам понадобится рекомендательное письмо,- остановил ее Хелбен и, встав со стула, подошел к конторке. Торопливо нацарапав несколько рун на куске пергамента, маг свернул лист в трубочку и запечатал ее своей печатью. Затем он взял другой кусок пергамента и, написав на нем что-то, передал оба послания племяннику.

Данила пробежал глазами записку и спрятал ее в нагрудный карман. Свиток он опустил в свой бездонный мешок.

- Дядя Хел, могу и перекинуться с тобой парой слов наедине? Речь пойдет об одном семейном деле, которое, увы, не стрит обсуждать при посторонних.

- Ты выбрал не самоё подходящее время. Это важно?

- Думаю, да. Конечно, ты можешь отказать мне в моей просьбе.

Маг насупился, но потом махнул рукой:

- Ладно. Поднимемся ко мне в кабинет. Надеюсь, ты извинишь нас, - обернулся он к Эрилин.

Девушка равнодушно кивнула, и двое мужчин направились вверх по винтовой лестнице.

Едва Хелбен закрыл дверь, Данила выпалил:

- Группа Арфистов установила слежку за Эрилин. По-видимому, они считают, что Эрилин убийца. Ты знал об этом?

Архимаг был явно поражен:

- Впервые об этом слышу. Откуда такие сведения?

- За ней следят со времени нашей встречи в Эвереске. В этом я абсолютно уверен. Поначалу я решил, что за ней крадется убийца Арфистов, но затем один пакостный эльф по имени Элайт Кроулнобар сообщил, что Арфисты наняли лазутчика следить за Эрилин. Как он это узнал, ума не приложу, но, мне кажется, он немало знает о моей спутница.

- Элайт Кроулнобар? Ты говорил, что Эрилин подозревала некоего эльфа в причастности к убийствам, не так ли? Он - одна из самых вероятных кандидатур.

- Нет, - твердо сказал Данила. Хелбен с любопытством прищурился, но Данила покачал головой и не стал вдаваться в объяснения. - Ты можешь связаться с Арфистами и выяснить все наверняка?

Хелбен кивнул и положил руку на магический шар. Хрустальная сфера засветилась, а лицо мага приняло отсутствующее выражение: мысленно он пребывал невероятно далеко от своей башни,

Молодой человек нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Когда Хелбен Арунсун пришел в себя, он выглядел крайне встревоженным. Таким Данила его еще не видел.

- Возникли осложнения, - сообщил маг.

- Надо же! - воскликнул юноша, скрестив на груди руки. - Ну, наконец-то, а то мое поручение до сих пор было слишком простым.

Хелбен пропустил мимо ушей ироничное замечание племянника.

- Твой эльф был прав. Несколько Арфистов из Кормира считают, что Эрилин и есть убийца Арфистов. Они намереваются доказать вину девушки и привлечь ее к суду.

Данила побледнел:

- Продолжай.

- Они отправили по ее следу Брана Скорлсуна. - Судя по тону Хелбена, дела обстояли из рук вон плохо.

- Кто он?

Архимаг нервно шагал из угла в угол.

- Бран Скорлсун носит ранг мастера среди Арфистов. Он считается одним из лучших разведчиков и следопытов, - неохотно пояснил Хелбен. - Поскольку братство Арфистов - тайная организация, некоторые мошенники используют это в своих целях: прикрываясь именем Арфистов, они совершают те или иные преступления. Уже сорок лет Бран выслеживает обманщиков и предателей на Муншаезских островах, но иногда он появляется и в других краях. Его цель - поддерживать чистоту в рядах Арфистов.

- Сорок лет? Он, наверное, уже не молод, - заметил Данила. За внешним спокойствием юноши скрывалась тревога, поскольку не в привычках его дяди было так далеко отклоняться от предмета разговора.

Хелбен бросил быстрый взгляд на племянника:

- Бран Скорлсун происходит из рода долгожителей.

- Понятно.

- А еще,- скрипнул зубами мат.- Он отец Эрилин.

Данила бессильно прислонился к стене и провел руками по волосам, ероша прическу.

- Бедная девочка, - пробормотал он.

- Бедная девочка! - взорвался маг. - Постарайся не терять из виду полную картину, Дан. Разве ты забыл, что отец Эрилин унес с собой лунный камень? Нам только не хватало, чтобы меч и камень воссоединились.

- Да, конечно, - согласился Данила, помрачнев. - Но как такое могло случиться?

- Арфисты - тайная организация, - раздраженно повторил Хелбен.

- Все кому не лень твердят мне об этом. Исходя из твоих слов, следует понимать, что правая рука не знает, что делает левая?

- Нет. Но в данном случае было решено, что никто не должен знать всех подробностей относительно пространственного перехода, иначе известного как эльфийские врата.

- Ты все еще считаешь, что это мудрое решение? - спросил Данила. - Мне кажется, пришло время обменяться впечатлениями. Ты догадываешься, чего хочет убийца. Эрилин может поделиться своими соображениями насчет того, кто стоит за убийствами Арфистов и какова его конечная цель.

В глазах Хелбена вспыхнул живой интерес.

- Ты хочешь сказать, что Эрилин знает, кто убийца?

- Нет, я не уверен. Едва ли.

- Тогда нам придется подождать, пока правда не выйдет наружу. Мы должны выяснить, имеет ли все это отношение к эльфийским вратам.

- Башня Черного Посоха защищена от магического наблюдения. Почему ты не хочешь рассказать Эрилин всю историю, здесь и сейчас?

Хелбен промолчал. Видя это, молодой человек стиснул зубы.

- Погоди! Ты сам ей не доверяешь, правильно?

- Речь не о том, доверяю я или не доверяю Эрилин. Когда Арфисты и эльфы объединили свои усилия, чтобы спрятать эльфийские врата, я дал определенные обещания. - Архимаг сделал многозначительную паузу. - Я поклялся, что никому не открою эту тайну, за исключением моего предполагаемого преемника.

Молодой человек ошеломленно опустил голову, уловив скрытый смысл в словах мага.

- Ты ведь не меня имеешь в виду? - пробормотал он.

- Наверное, сейчас не время говорить о таких вещах, - прервал юношу Хелбен. - Но я бы воздержался от подобных намеков, если бы не подразумевал то, что сказал. Аналогично, я не стану нарушать обещание, которое дал сорок лет назад.

Данила покорно кивнул.

- Я понимаю твою точку зрения, но Эрилин не делает тайны из своего намерения раскрыть загадку Лунного Клинка. Как нам быть, если неуловимый убийца решит, что она подобралась слишком близко?

Архимаг ничего не ответил, но его молчание было красноречивее всяких слов.

- Благородная цель оправдывает жертвы? Верно?

- В общих чертах, да, - хмуро отозвался Хелбен Арунсун.

Данила медленно пошел к выходу. Уже взявшись за ручку, он остановился на пороге и проронил, не оборачиваясь:

- При всем моем уважении, дядя Хелбен, я не уверен, что хочу быть твоим предполагаемым преемником.

Выскользнув из комнаты, юноша плотно закрыл за собой дверь.

- Пойдем, - окликнул он Эрилин, спускаясь по лестнице.

Девушка встала и надела пояс с мечом.

- Минуточку, молодой человек, - раздался сверху голос Хелбена. - Вы не забыли, что отправляетесь в путь из моей библиотеки? Пространственная дверь, помните?

Данила замер на нижней ступеньке, и в его глупой усмешке проскользнула некоторая неуверенность.

- Ах, да.

- Вы приехали сюда верхом? В таком случае вам нужно завести лошадей внутрь. Я вам помогу, - твердо сказал маг.

Когда они оказались на улице, Хелбен вновь заговорил.

- Кстати, Дан, пространственный переход из Кэндлкипа не ведет напрямую в Башню Черного Посоха. При возвращении вы попадете в Сад Пересмешников, угол Шелковой улицы и улицы Сельдут. Это односторонняя дверь, которая открывается только из Кэндлкипа. Для посторонних глаз она невидима. Выход находится между двумя дубами в северной части парка.

- Я буду помнить об этом.

- Я жду от вас известий завтра на рассвете. Ясно?

- Яснее некуда, - беспечно ответил молодой человек.

Без дальнейших разговоров Данила с Эрилин завели лошадей на конюшню за башней мага и поднялись вместе с Хелбеном на второй этаж, где размещалась библиотека. Архимаг отодвинул полку с книгами, открыв узкий черный проем в стене.

- Прежде чем мы отправимся в Кэндлкип, я хотела бы задать еще один вопрос,- обратилась Эрилин к волшебнику. Готовность, с которой Хелбен пришел ей на помощь, возбудила у девушки подозрения. Может быть, архимаг знает о Лунном Клинке нечто такое, что хочет скрыть от нее? Эрилин решила устроить проверку: раз такой слабый маг, как Корил, разгадал некоторые руны на ножнах, Хелбен способен, как минимум, повторить это достижение.

Эрилин взяла меч и провела пальцем по рунам:

- Ты можешь прочитать эти знаки?

Хелбен низко наклонился, изучая руническую вязь, потом покачал головой:

- Извини, не могу.

- Но ты ведь знаешь, что они означают, - настойчиво переспросила Эрилин, хотя ее вопрос больше напоминал утверждение.

Лицо мага осталось непроницаемым.

- Откуда мне знать? - Он махнул рукой в сторону портала. - Счастливого путешествия.

- Благодарю тебя за добрые пожелания, - приторно сладким голосом произнесла Эрилин. - Они необходимы тем, кто отправляется во тьму.

Хелбен сердито взглянул на свою не слишком почтительную, зато прозорливую гостью. Но она лишь вскинула бровь и, взяв Данилу за руку, исчезла во мраке пространственного перехода.

Архимаг улыбнулся. «Сообразительная девушка»,- подумал он, спускаясь в гостиную. Внезапно ему в глаза бросился кусок зеленой материи. Данила оставил зеленый шарф, накинув его на маленький портрет, стоявший на столе. Однако едва Хелбен прикоснулся к ярко-зеленому шелку, ткань растаяла в воздухе.

- Иллюзия, - пробормотал маг. - Мальчик быстро учится.

Внезапно Хелбен догадался, почему Данила закрыл портрет. На нем он изобразил себя и трех своих друзей такими, какими они всплыли в его памяти много лет назад. Волшебник взял набросок, чтобы рассмотреть его поближе. С рисунка на него глядело его собственное лицо, лицо молодого мага, чьи волосы еще не начали лысеть. Рядом с ним стоял темноволосый мужчина с густой вьющейся шевелюрой. Четко очерченный подбородок и спокойный взгляд свидетельствовали о его непреклонном, упорном характере. Перед мужчинами сидели маг Лаэраль и принцесса Амнестрия из Эвермита.

Хелбен пристальнее вгляделся в портрет. Лаэраль держала за руку свою подругу Амнестрию. Архимаг понимал, почему его племянник не захотел, чтобы Эрилин увидела этот карандашный набросок. Черно-белое изображение не могло передать цвет волос и глаз, а без этого сходство между Амнестрией и ее дочерью было столь велико, что Эрилин без труда узнала бы свою мать. Если бы девушка увидела этот рисунок, она непременно начала бы задавать вопросы, на которые Хелбен пока не мог ответить.

Лаэраль. Маг вновь посмотрел на живое улыбающееся лицо юной искательницы приключений. Он уже давно не встречался со своей возлюбленной. Время от времени она появлялась в Глубоководье, и комнаты на верхнем этаже башни в любое время были готовы принять долгожданную гостью. Однако Лаэраль любила путешествовать и по-прежнему вела бродяжническую жизнь, в то время как Хелбен оказался привязанным к своей башне и крепко увяз в политических и дипломатических интригах. Оба они стали могущественными магами, оба сотрудничали с Арфистами. По-настоящему они никогда не ссорились. «Как же получилось, - горько вздохнул маг, - что наши пути разошлись?»

Хелбену припомнились гневные слова, которые Данила бросил ему на прощание. Сколько жертв он уже принес на алтарь своей благородной миссии? Даже для человека, который всегда стремился к самопознанию, эта мысль была неприятна.



Глава 15 | Эльфийская тень | * * *