home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

В солнечных лучах осенний лес горел, словно костер. День клонился к вечеру, когда три всадника достигли Академии воинских искусств, престижного учебного заведения, которое располагалось в нескольких милях к западу от Глубоководья. Эрилин всю дорогу молчала, и теперь, соскочив на землю, она поспешила к будке привратника. Два ученика, несшие караул, с интересом разглядывали девушку, однако при ее приближении они постарались изобразить бывалых вояк.

- По какому вы делу? - спросил один парнишка неверным, ломающимся баритоном,

Видя, что Эрилин не ответит даже с ножом у горла, Данила выступил вперед и взял переговоры в свои руки.

- Мы трое - агенты Арфистов. Мы хотим встретиться с одним из ваших преподавателей.

Ученики посовещались шепотом, затем будущий обладатель баритона уважительно поклонился и позволил им пройти. Второй паренек окликнул кого-то, велев отвести лошадей на конюшню, и предложил проводить гостей к начальнику Академии. Данила поблагодарил его за помощь.

- Трое Арфистов? - прошипела Эрилин на ухо твоему спутнику. - Трое?

Тот пожал плечами:

- Нас впустили, не правда ли?

Девушка смерила его взглядом и вновь погрузилась в молчание. Шагая по лабиринту коридоров, ученик вел трех посетителей, назвавшихся агентами Арфистов, в кабинет начальника Академии.

Глава Академии Квентин, дородный седой жрец, был одет в коричневую мантию. На груди у него висел амулет в виде молота Темпуса, бога войны. Жрец был уже не молод. Широкий разворот плеч, и некоторая неповоротливость указывали, что Квентину привычнее махать мечом на поле битвы, чем заниматься бумажной работой в кабинете. Когда визитеры вошли, он как раз грустно взирал на груду пергаментов, которые ему предстояло разобрать. Завидев посетителей, он повеселел: у него появился повод отложить работу.

Ученик заговорил:

- Брат Квентин, пришли три Арфиста, которые хотят встретиться с вами.

- Да-да. Я приму их здесь,- закивал Квентин, вылезая из-за стола. Нетерпеливо махнув рукой, он отослал караульного.

- Давненько Ворон не залетал в наши края, - сердечно приветствовал он Брана, пожимая неожиданному гостю руку. Эрилин вскинула голову и посмотрела на Арфиста. На ее лице появилось странное выражение.

- Что тебя привело сюда, Бран? - продолжил Квентин. Он хлопнул пожилого мужчину по спине как своего давнего знакомого,- Ты не останешься поужинать с нами и пропустить кружечку-другую?

- Я бы с радостью, но не сейчас,- отозвался Бран.- Мои товарищи и я ищем одного из ваших преподавателей, Кимила Нимесина. Он здесь?

Начальник Академии наморщил лоб.

- Нет, он испросил разрешения удалиться. Зачем он вам?

- Он сказал, куда направляется? - осведомилась Эрилин.

- Вообще-то да, - напряг память Квентин. - Кажется, в Эвереску.

- Эвереска…- тихо повторила Эрилин, озадаченно глядя перед собой. - Было ли в его действиях что-нибудь необычное, когда он обратился за разрешением уехать?

Квентин обдумал вопрос.

- Пожалуй, да. Кимил взял с собой несколько лучших учеников.

- Вы не расскажете мне о них? - попросила Эрилин.

Жрец сгреб со стола довольно увесистую пачку листов и начал их просматривать. Девушка нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.

- О, вот оно, - радостно воскликнул Квентин, размахивая куском пергамента.- Просьба Кимила об отпуске. Он взял с собой Моора Кантерела, Филаурию Ни'Тессин, Каэр-Абэтта Фэна, Киззит Ветвь Вяза и Кермела Звездного Певца.

- Некоторые из этих имен эльфийские, - заметил Данила.

- Все эти имена эльфийские, - поправил его Квентин,- И если хорошо подумать, с Кимилом ушли только светлые эльфы. Каждого из них Кимил сам привел и сам обучил. Замечательные бойцы, должен сказать.

- Я полагаю, у вас ведется досье на каждого ученика? - спросила Эрилин.

- Разумеется. Кто вас интересует?

- Ни’Тессин, Филаурия.

- Да, знаю. Прилежная ученица. Насколько я помню, ее брат тоже обучался в Академии, но это было до моего прихода.

- Двадцать пять лет назад, - уточнила Эрилин, принимая пергамент из рук Квентина. - Мы вместе учились.

- В самом деле? Как, вы сказали, ваше имя? - добродушно полюбопытствовал Квентин. Эрилин представилась. Кустистые брови жреца поползли вверх,- Странно. Кимил оставил для вас записку.

Начальник Академии извлек небольшой свиток и передал его девушке.

Она пробежала глазами письмо, затем молча убрала его в карман плаща и вновь принялась изучать досье Филаурии Ни’Тессин. Эрилин не ошиблась в своих предположениях: следуя обычаю, светлая эльфийка привела историю своей семьи и перечислила родственников. Тинтагель Ни’Тессин, выпускник Академии, офицер Городской стражи, действительно был братом Филаурии. Отца эльфийки звали Фениан Ни’Тессин, он погиб во второй день месяца Чес, в 1321 году по Дейлскому летоисчислению. «Интересно, - подумала Эрилин. - Эльф умер в тот день, когда было совершено покушение на Заора, короля Эвермита».

Девушка вернула пергамент жрецу:

- Благодарю вас.

- Всегда рад помочь Арфистам, - искренне ответил Квентин. - Как я понимаю, вы не можете рассказать мне, что происходит?

- С удовольствием, но несколько позже, - покачал головой Бран.

- Скажите мне только одно, - взмолился начальник Академии. - Не угрожает ли опасность Кимилу Нимесину?

- В этом можете быть уверены, - зловеще прошептала Эрилин.

Не слишком церемонясь, девушка вытолкала Брана и Данилу из кабинета. Когда они спустились во двор Академии, она повернулась к новому знакомому и резко спросила:

- Почему начальник Академии назвал тебя Вороном?

Арфист отступил на шаг, немного удивленный ее горячностью.

- Мое имя Бран означает «ворон» на древнем языке островов Муншаез. Почему это тебя так заинтересовало?

- Когда я услышала твое прозвище, мне вспомнился один эпизод, о котором я почти забыла, - медленно проговорила Эрилин. - В Академии я училась вместе с Тинтагелем Ни’Тессином, братом Филаурии Ни’Тессин. Он все время таскал с собой обломок стрелы, словно это был талисман. На деревянном древке было выжжено маленькое изображение ворона. Тинтагель говорил, что стрела служит ему напоминанием о его предназначении. Один из друзей Тинтагеля поведал мне, что отец эльфа, Фениан Ни’Тессин, был убит этой стрелой.

Девушка в упор взглянула на Арфиста:

- Это была твоя стрела?

- Не знаю. Имя Фениана Ни’Тессина мне ничего не говорит, - тихо ответил Бран. Он протянул руку за спину и достал из колчана стрелу, - Этот знак?

Эрилин взяла стрелу, посмотрела на клеймо и кивнула:

- Возможно, тебе легче будет вспомнить, если я скажу, что Фениан Ни’Тессин был убит в тысяча триста двадцать первом году во второй день месяца Чес? За год до моего рождения. - Последние слова Эрилин произнесла едва слышно.

- Извини, все равно я этого не помню.

- Тогда я дам тебе еще одну подсказку: в тот день король Заор погиб от руки светлого эльфа. Убийца был ранен стрелой, которую выпустил из лука человек, любовник моей матери. - Эрилин настороженно посмотрела в глаза Брану. - Люди обычно не носят талисманы из лунных камней. А лунный камень, который носил ты, в точности подошел к маминому мечу. Если я не ошибаюсь, это ты убил Фениана Ни’Тессина?

- Я не знал его по имени, но в остальном ты права, - признал Бран. Боль и сожаление, исказившие его черты, служили ответом на другой вопрос Эрилин, который она не решилась задать вслух.

Некоторое время пожилой мужчина и девушка молча смотрели друг другу в глаза. Все было ясно без слов.

Эрилин вернула стрелу Брану и отвернулась, глубоко потрясенная.

Данила, который наблюдал со стороны этот обмен взглядами, издал негромкий протяжный свист:

- Это значит, что Бран Скорлсун…

- Отец Эрилин, - тихо закончил Арфист. Он повернулся к девушке. - Я бы и сам сказал тебе позже.

- Ты и так ждал слишком долго, - шепотом возразила Эрилин. Затем ее голос вновь обрел силу. - Однако ты можешь объяснить, почему лунный камень был у тебя?

- Честно говоря, я не знаю, - сознался Бран.

- Опять секреты Арфистов? - сыронизировал Данила.

- Если и так, это не моя вина, - пояснил Арфист.- Трибунал, в который входили эльфы из Эвермита и Мастера-Арфисты, постановил, что я должен хранить камень до конца своей жизни. Но мне никогда не объясняли почему.

- В таком случае, давайте вернемся в Башню Черного Посоха и узнаем,- решительно заявила Эрилин. Она развернулась на каблуках и направилась в сторону конюшни. Мужчины последовали за ней.

- Твоя дочь - человек действия, - заметил Данила, обращаясь к Брану. Арфист рассеянно кивнул.

«Разговорчивая семейка», - кисло подумал Данила. Слабая улыбка скользнула по его губам, когда он заметил злобу на лице Эрилин. С точки зрения юноши, дядя Хелбен заслужил взбучку.

Они возвращались в город в полном молчании.

- Подождите здесь, - распорядился Данила, когда они остановились у стен башни. - Солнце уже село. Дядя Хелбен ожидал нашего появления много часов назад. Давненько никто не заставлял архимага ждать, так что он, должно быть, вне себя от ярости. Дайте мне минутку, чтобы успокоить его.

С этими словами молодой человек прошел через двор и исчез в гранитной стене. Немного погодя Эрилин двинулась было вслед за ним, но Бран удержал ее:

- Подожди. Трудно проходить через невидимые двери без помощи мага.

Но она сбросила его руку:

- Я вижу слабые очертания. От эльфа трудно спрятать потайные двери.

- От полуэльфа,- негромко, но твердо поправил девушку Арфист.

Он сознательно провоцировал ссору. Эрилин напряглась. Она не готова была признать, что их связывают особые отношения. Сделав над собой усилие, девушка подавила гнев.

- Сколько я себя помню, мать тосковала по тебе, - выговорила она, наконец. - У меня никогда не было отца, а сейчас он мне вовсе не нужен. Но как ты - как кто угодно - мог покинуть З'Берил?

- У него не было выбора.

Эрилин и Бран удивленно обернулись. Перед ними стоял Хелбен Арунсун, а за ним маячил Данила.

- Как я погляжу, бродячий Арфист вернулся, - холодно заметил архимаг. - И как всегда, оказался вестником беды.

Бран спокойно и твердо посмотрел в глаза Хелбену:

- Много лет прошло. Мы не можем вернуться назад и заново пережить свою юность, однако значит ли это, что мы должны отвергать старых друзей? Лаэраль и я смогли найти общий язык. Может быть, и с тобой это удастся?

Волшебник помрачнел, услышав имя своей возлюбленной:

- Какое дело Лаэраль до того, что здесь происходит?

- Не слишком большое, как мне показалось,- грустно промолвил Бран,- Наши пути пересеклись незадолго до того, как я покинул острова Муншаез. Она направлялась в Эвермит.

Арфист посмотрел на Эрилин и внезапно нахмурил лоб.

- Лаэраль - мой друг, но мне кажется неправильным, что эльфы приняли ее и отвергли свою родственницу, в которой половина эльфийской крови.

- Я ценю твою заботу, но ты несколько опоздал,- презрительно бросила девушка.

- Довольно об этом, Эрилин Лунный Клинок, - раздраженно прервал ее Хелбен. - Ты можешь испытывать неприязнь к этому человеку - Мистра знает, как я его не люблю, - однако не стоит возводить на него напрасные обвинения. Как я уже сказал, у него не было выбора: он не по своей воле оставил твою мать. Она приняла решение самостоятельно. В то время он даже не знал о тебе.

- Это правда,- грустно кивнул Бран.

- Ты понимаешь? - спросил Хелбен девушку, которая равнодушно слушала его объяснения.

- Нет.

Маг закатил глаза, недовольный ее упрямством, затем махнул рукой в сторону башни:

- Заходите, заходите же!

Когда они вошли в приемную, Эрилин посмотрела в упор на мага и сказала:

- Ты знал все это давным-давно.

- Подозревал, - признал Хелбен. - Но я не имел права обсуждать свои подозрения с тобой. Дан сообщил мне, что ты вычислила убийцу. Кто он?

- Всему свое время, - стояла на своем Эрилин.- Сначала объясни мне, почему мой… почему Бран Скорлсун унес с собой лунный камень.

- Так решили эльфы из Эвермита.

- Зачем?

Хелбен перевел взгляд на пожилого Арфиста:

- У вас было время поговорить?

- Она знает, - ответил Бран.

- Она знает также, что ее мать на самом деле звали принцесса Амнестрия, - добавил Данила.

Хелбен кивнул:

- Хорошо, это упрощает мою задачу. Амнестрия вышла замуж за человека и понесла от него ребенка. Эльфы не одобряют такого поведения, когда дело касается их принцесс. - Маг тяжело вздохнул. - В бессознательной попытке соединить два мира Амнестрия наделила Лунный Клинок потенциально опасной способностью. Лунный камень вытащили из рукояти, прежде чем он полностью впитал в себя магию.

- Несомненно, речь идет об эльфийских вратах, - вставила Эрилин.

Хелбен бросил сердитый взгляд на Данилу. Заметив это, девушка наморщила лоб и добавила:

- Твой племянник молчал, как рыба. Эльфийские врата - это пространственный переход, связавший Эвермит с Глубоководьем. Как иначе могло случиться, что эльфа, убившего короля Заора в Эвермите, нашли мертвым близ Глубоководья в тот же самый день? Трудно найти другое объяснение.

- Впечатляет. Ты сложила вместе все фрагменты мозаики, - заметил маг.

- Нет, не все. Я все еще не понимаю, почему лунный камень отдали Брану.

- В наказание, - коротко пояснил Хелбен. - Амнестрию отправили в изгнание, заставив поклясться, что она будет оберегать эльфийские врата. Принцесса знала, что пока камень у Брана, они не смогут быть вместе.

- Почему мне об этом не сказали? - взорвался Бран.

- Потому, что это дало бы в твои руки ключ к эльфийским вратам, - сказал Хелбен. - Эльфы из Эвермита не слишком тебе доверяли. Они не ожидали, что полукровка сможет унаследовать Лунный Клинок, и поэтому не предвидели возможности вашей встречи.

- Кимил приложил все усилия, чтобы мы встретились, - горько заметила девушка. Трое мужчин удивленно посмотрели на нее. Тогда Эрилин обратилась к Брану:

- Кто поручил тебе следить за мной?

- Арфисты из Кормира, - ответил Бран.

- Ликон Сыонский? Надша? - начала перечислять имена Эрилин. Бран кивнул,- Это логично. Кимил часто сотрудничал с ними, в то же время они никогда не доверяли мне полностью. Думаю, Кимил с легкостью убедил их, что я убийца Арфистов. В свою очередь, они послали тебя за мной.

- Итак, Кимил Нимесин подстраивал убийства Арфистов, чтобы навести Брана на твой след. Он надеялся, что камень и Лунный Клинок в конце концов объединятся. Отвратительно! - пробормотал Хелбен.- Но зачем ему понадобились эльфийские врата?

От улыбки Эрилин кровь стыла в жилах.

- Не сомневайтесь, я спрошу его об этом, перед тем как убить.

- Ты не можешь отправиться за Кимилом, - возразил маг. - Лунный камень вернулся на рукоять меча, поэтому одного только присутствия Лунного Клинка будет достаточно, чтобы кто-нибудь - в частности, эльф - мог обнаружить и использовать портал.

- Эрилин может встретиться с Кимилом до того, как тот найдет пространственный переход, - предположил Данила.

- Поздно. Он уже там, - сказала Эрилин. - Кимил оставил мне послание, в котором говорится, где его искать.

- И где же? Ах да, в Эвереске, - вспомнил Данила. - Он сообщил, что отправляется в Эвереску. Так давайте догоним и схватим его.

- Не говори глупостей, Данила, - рявкнул Хелбен. - Лунный Клинок должен оставаться как можно дальше от Эверески. Полагаю, ты уже догадалась, что эльфийские врата были перенесены именно туда,- повернулся он к Эрилин.

- Да. Я не могу взять Лунный Клинок в Эвереску, но могу отправиться туда сама. - Девушка расстегнула пояс и протянула волшебное оружие Хелбену. - Возьми. В твоем доме меч будет в безопасности.

Хелбен покачал головой:

- Ты не можешь отправиться в Эвереску без меча. Теперь, когда меч и камень соединились, связь между тобой и твоим оружием окончательно закрепилась. Если хозяин хоть ненадолго расстанется с неповрежденным, действующим Лунным Клинком, он умрет.

Мгновение Эрилин рассматривала свой меч, затем с силой швырнула его через комнату. Меч жалобно зазвенел.

- Ну и пусть. Если я проживу достаточно долго, чтобы встретиться с Кимилом Нимесином и победить его, я буду довольна.

- Почему? - воскликнул Данила. Он схватил девушку за плечи и потряс ее.- Почему ты совсем не дорожишь жизнью?

Эрилин встретила его взгляд дерзко и уверенно.

- Моя жизнь никогда мне полностью не принадлежала, поэтому я не могу дорожить или не дорожить ею. Я должна исправить ошибки, причиненные неправильным использованием моего меча.- В ее спокойном голосе не было места жалости к себе,- Я сделаю это, но на своих условиях. Я могу быть полуэльфом или полуарфистом, но я отказываюсь быть наполовину личностью. Я больше не хочу быть тенью Лунного Клинка.

- Но ты никогда не была его тенью. Меч повинуется тебе, а не ты мечу,- попытался переубедить ее Бран.

- Если бы это было правдой, я могла бы оставить меч здесь, - упрямо возразила Эрилин.

- Вижу, спорить с тобой бесполезно, - вздохнул Хелбен.

- Да.

- Тогда я сберегу Лунный Клинок для тебя. Ты права, меч должен остаться здесь, - согласился маг. - И ты тоже, если на то пошло.

- Спасибо, Хелбен. У меня есть к тебе еще одна просьба. Не мог бы ты одолжить мне транспорт до Эверески? Например, грифона, на которого наложено заклинание быстрого полета? - спросила девушка.

- Ладно,- сдался Хелбен.- Раз ты твердо решила попасть в Эвереску, я помогу тебе в этом. Но с одним условием: Данила поедет с тобой.

- Нет, - твердо заявила Эрилин. - Я поеду одна.

Хелбен посмотрел на Брана так, словно тот в чем-то провинился.

- Она, несомненно, твоя дочь,- сказал он и повернулся к Эрилин спиной. - Хорошо, у тебя будет транспорт. Зачарованный грифон прекрасно подойдет.

- Отлично. Где мне его взять? - спросила Эрилин.

- Загон для грифонов находится на вершине горы в Глубоководье.

Волшебник подошел к своему столу и написал что-то на клочке пергамента, затем прижал кольцо со своей печатью к записке. На пергаменте появилась магически выжженная руна. Хелбен передал письмо Эрилин.

- Отдай это начальнику загона. Он обеспечит тебя всем необходимым.

- Благодарю, - девушка пошла к выходу.

- Эрилин!

Девушка замерла, когда Данила окликнул ее, но не обернулась.

- Тебе нужен другой меч. - Молодой человек запнулся. - Позволь предложить тебе мой.

Эрилин кивнула, взяла оружие из рук Данилы и вышла через магическую дверь,

Данила смотрел, как она уходит, бормоча ругательства себе под нос.

- Кто-нибудь из вас предвидел, чем это кончится?

- Я должен был, - отозвался Арфист. - Примерно так я вел себя в ее возрасте.

Прежде чем архимаг успел что-нибудь добавить, его внимание привлек резкий стук, который шел, казалось, из центра комнаты.

- Пайргейрон умеет выбрать момент, - проворчал Хелбен, направляясь к потайному ходу, который вел в подвал, а оттуда во дворец лорда-правителя Глубоководья. - Подождите меня здесь.

Данила ходил взад и вперед перед дверью, бубня проклятия в адрес всех лордов Глубоководья, которые озабочены только соблюдением протокола. Данила терпеть не мог юридических и прочих процедур. Он работал независимо, под прикрытием, и потому мог пренебречь нормами поведения и морали, пронизывавшими общество Глубоководья. Никого не интересовало, что Кимил Нимесин на свободе, что безопасность эльфийского королевства под угрозой, что Эрилин добровольно отправилась в ловушку. Лорды Глубоководья, вероятно, хотели обсудить с Хелбеном установку нового памятника или еще какую-нибудь ерунду.

Нетерпеливому молодому человеку казалось, что Хелбен шептался с посланцем лорда целую вечность. Наконец Черный Посох вернулся к гостям, сжимая в руке пергамент с официальными печатями. Маг выглядел крайне обеспокоенным.

Не тратя времени на предисловия, он объявил:

- Это от лорда Глубоководья. Эрилин Лунный Клинок признана убийцей Арфистов, перебежчиком на службе у джентаримцев.

- Что?! - взорвался Бран.- Кто это сказал? Ведь это меня отправили, чтобы установить ее виновность.

Хелбен поднял руку, требуя тишины, и продолжил:

- Пайргейрон заявляет, что получил неопровержимые доказательства. Аноним прислал в замок документы, в которых указывается местонахождение Эрилин в те дни, когда совершались все эти убийства. К этим бумагам прилагается письмо, в котором некто требует от джентаримцев платы за услуги. Даты, приведенные в письме, совпадают с датами смерти Арфистов.

Глаза Данилы стали ледяными.

- Элайт Кроулнобар предал ее. За это он умрет.

Хелбен озабоченно взглянул на племянника:

- Она водила знакомство с этим мерзавцем? Клянусь Мистрой, это охарактеризует ее не в лучшем свете, когда она предстанет перед судом.

- Перед судом?- Данила рухнул в кресло,- А что, дойдет до суда? Ты можешь что-нибудь сделать?

- Я могу выступить в ее защиту.

- Но обвинение ложно, - запротестовал Данила, затем, поморщившись, уточнил: - Во всяком случае, в нем мало правды.

- С давних пор я усвоил одно, - хмуро заметил Бран. - Правда редко может повлиять на мнение толпы. Думаю, Арфисты никогда полностью не доверяли Эрилин. Любой намек на сотрудничество с джентаримцами окончательно настроит их против нее. Мы должны признать, дурная слава убийцы делает мою дочь наиболее вероятным подозреваемым.

Даже Данила вынужден был согласиться с Браном.

- Конечно, когда вся история станет известна…

- Вся история никогда не станет известна,- убежденно заявил Хелбен. - Эвермиту угрожает серьезная опасность, если слухи об эльфийских вратах пойдут гулять по земле. Мы обязаны сохранить их существование в тайне.

Разъяренный Данила вскочил на ноги и в упор взглянул на архимага.

- Даже ценой жизни Эрилин?

- Даже ценой ее жизни.

Их взгляды встретились. Взор Данилы горел возмущением, в глазах Хелбена читалась беззаветная преданность долгу. Молодой человек отступил первым.

- Я отправлюсь вслед за Эрилин, - коротко сообщил он.

- Не теряй головы. Дан,- застонал Хелбен.- Как ты ее найдешь? Разве Эрилин сказала тебе, где находятся эльфийские врата?

- В Эвереске - мне известно только это. Подожди.- Данила недоверчиво прищурился.- Ты хочешь сказать, что не знаешь, где врата?

- Эвереска - это большой город, - хмуро отозвался Хелбен. - Портал переносил не я.

Данила раздосадовано тряхнул головой:

- Хорошо, а кто тогда знает? Не мог бы ты на время забыть о своих обетах и поделиться хотя бы этой информацией?

- Попридержи язык. Заклинание, которое перенесло эльфийские врата, сотворила Лаэраль. Кроме нее точное местоположение портала знают королева Амлаурил и лорд Серых Холмов Эрлан Дуирсар. Возможно, теперь об этом знает и эльфийский совет Эверески. Клянусь Мистрой, эта неразбериха отбросит наши отношения с эльфами на век или два назад,- подытожил Хелбен.

- Политика - это твое дело, дядя. Если ты не можешь мне помочь, я отправлюсь в Эвереску один.

- Я пойду с тобой, - откликнулся Бран. Его голос звучал тихо, но в нем чувствовалась непреклонная решимость.

- Ты такой же ненормальный, как твоя дочь,- разозлился Хелбен. - Ты не подумал, что эльфы даже близко тебя не подпустят к Эвереске, Бран? У эльфов долгая память, и они не питают большой любви к человеку, который соблазнил их принцессу.

Бран спокойно посмотрел в глаза магу:

- Кто, кроме меня, может проследить путь Эрилин до эльфийских врат?

- Об этом и речи быть не может!

Данила невесело рассмеялся:

- Да ладно, дядя Хел! Разве тебе не любопытно, где находятся эльфийские врата? И потом, коль скоро в нашем сыре, образно говоря, завелись мыши, тебе все равно рано или поздно придется переместить портал.

Хелбен уставился на племянника широко раскрытыми глазами.

- Кроме того, - добавил Бран. - Если ты хочешь помочь Эрилин, мы должны доставить сюда Кимила Нимесина. В своем нынешнем состоянии Эрилин, не задумываясь, убьет эльфа.

- Ну и пусть, - отмахнулся Данила. - Извини, но я не стану оплакивать его смерть.

- Как ни жаль, но я должен согласиться с Браном, - признал Хелбен. - За Эрилин тянется слава наемного убийцы. Кимил Нимесин - всеми уважаемый мастер фехтования. Его необходимо привести сюда и подвергнуть допросу с применением магии. Без эльфа и его показаний суд наверняка признает Эрилин убийцей Арфистов. Ей будет очень трудно оправдаться, если она прикончит своего учителя.

- Значит, ты согласен, что мы должны идти, дядя Хелбен?

- Судя по всему, у нас нет выбора. - Волшебник повернулся к Брану. - С твоего позволения, я переговорю со своим племянником, прежде чем вы отправитесь в путь. Поднимись наверх, Данила.

Хелбен и Данила взобрались по винтовой лестнице в магическую кладовую. Заперев дверь и наложив на нее защитное заклинание, волшебник сразу перешел к делу:

- Ты прав. Эльфийские врата нужно перенести в другое место.

- Великолепно! И кто совершит это чудо, пока Лаэраль прохлаждается в Эвермите?

Хелбен пристально посмотрел на молодого человека. Юноша помотал головой и прошептал:

- Послушай, ты же не всерьез так считаешь?

- Я совершенно серьезен.

Маг подошел к стеллажу, где хранилась коллекция свитков. Стеллаж занимал всю стену. Со стороны он напоминал огромные пчелиные соты или стойку с бочонками в винном погребе. Каждая полка состояла из множества ячеек, в которых лежали сотни свитков с заклинаниями.

Поскольку время поджимало, Хелбен прошептал заклинание. Немедленно одна из ячеек вспыхнула зеленым светом. Волшебник извлек свиток из светящегося ящичка, сдул с него пыль и сломал магическую печать.

- Вот заклинание, Дан, - сказал он, разворачивая пергамент на столе, и устремил спокойный взгляд на племянника. - Я поклялся не применять его, поэтому ты сделаешь это вместо меня.

Данила побледнел.

- У тебя получится. Я взялся за твое обучение, когда тебе исполнилось двенадцать, и твой последний учитель отказался от тебя. У тебя есть талант. Неужели я подверг бы опасности твою жизнь, подсунув тебе заклинание, которое ты не сможешь контролировать?

- Ты с легкостью готов пожертвовать Эрилин, - возразил Данила.

- Не делай поспешных выводов, юноша, - заметил маг. - В жизни редко все бывает так просто, как тебе хотелось бы. Когда ты, подобно мне, взвалишь на себя бремя обязанностей и ответственности, у тебя появится право судить мои поступки. Ты воспользуешься заклинанием?

Данила кивнул и склонился над свитком. Одного взгляда на древние руны было достаточно, чтобы понять; ему предстояло проникнуть в неизведанную область магии. Немногие маги рискнули бы применить это заклинание. То, что Хелбен предложил ему это, свидетельствовало об огромном доверии мага. Или о его безмерном отчаянии.

Когда Данила начал читать заклинание, его голова буквально взорвалась от боли и рунические знаки поплыли перед глазами. Отчаянным усилием юноша заставил себя сконцентрироваться на заклинании. Постепенно руны перестали плясать и выстроились в ровные строчки, их смысл начал проясняться. Данила запомнил сложную последовательность жестов и странные слова, образующие магическую формулу.

Спустя некоторое время он прикрыл глаза: руны полыхнули золотом на черном фоне. Выучив заклинание, юноша мог мысленно увидеть символы.

Открыв глаза, Данила кивнул:

- Готово.

- Так быстро? Ты уверен?

Молодой человек усмехнулся:

- Боюсь, дядя, заклинание окажется пустяком по сравнению со всем остальным.

- Не петушись, мой мальчик!

- Я серьезно. Куда сложнее будет удержать Эрилин, которая намеревается изрубить в куски Кимила Нимесина.

Хелбен невольно улыбнулся:

- Возможно, ты прав. Даже без Лунного Клинка Эрилин - это страшная сила.

С точки зрения Данилы, голос волшебника звучал не слишком убедительно.

- Ты не веришь, что она победит, не так ли?

- Извини, Дан. Без Лунного Клинка ей повезет, если она доживет до завтрашнего вечера.

- Тогда нам с Браном лучше поторопиться.

Хелбен снял с пальца серебряное колечко и протянул его Даниле:

- Кольцо перемещения. На зачарованном грифоне Эрилин доберется до Эверески только завтра днем.

- Спасибо, - поблагодарил Данила, принимая кольцо. Он снял с пальца перстень с большим изумрудом и вместо него надел дядин подарок.

Хелбен свернул свиток и отдал его племяннику. Молодой человек бросил пергамент с заклинанием в волшебный мешок, и внезапно у него в голове созрел дерзкий план.

Он задумался на мгновение, рассматривая свой бездонный кошель, потом проговорил:

- Пожалуй, я готов.

- Думаю, выбора у тебя нет.

Хелбен и Данила спустились в приемную, где их нетерпеливо ждал Бран.

- Ну что, идем? - обратился он к юноше.

Данила прищурился:

- Я тут подумал: поскольку Эрилин полетела в Эвереску на грифоне, она должна приземлиться за городскими стенами и добраться до города каким-то иным способом. - Он повернулся к Архимагу. - Не мог бы ты связаться с начальником загона? Возможно, Эрилин сообщила смотрителям, куда направляется.

- Молодец, Дан. Я сейчас вернусь.

Хелбен поднялся в свой рабочий кабинет, чтобы связаться со смотрителями посредством волшебного шара.

Данила достал из мешка пару перчаток и прислушался: наверху хлопнула дверь. Тогда он пересек комнату и остановился рядом с Лунным Клинком, который все еще валялся на полу, где его бросила Эрилин. Молодой человек поколебался лишь одно мгновение, глубоко вдохнул и приготовился к вспышке боли. Когда он взялся за волшебный меч, поток магической энергии пронзил его руку. В воздухе резко запахло горелым мясом. Данила быстро закинул меч в бездонный мешок и натянул на обожженную руку перчатку. Затем он пропел несколько слов, творя иллюзию. Через мгновение Лунный Клинок вновь возник у стены, на прежнем месте.

Обернувшись к Брану Скорлсуну, Данила тихо сказал:

- Я передам Эрилин ее оружие: оно ей понадобится. Не вздумай проболтаться, или ты покойник.

Арфист едва заметно улыбнулся и положил руку Даниле на плечо:

- Мне нравится образ ваших мыслей, молодой человек.

Вернувшись в комнату, Хелбен Арунсун недовольно повел носом:

- Мистра милосердная, что за мерзкий запах?

- Похоже, у твоего повара подгорели бобы,- прокомментировал Данила. - Ты узнал, куда направляется Эрилин?

- Да. Гостиница «На перепутье» неподалеку от Эверески.

- Отлично. В путь!

Молодой человек и Арфист покинули Башню Черного Посоха с чрезмерной поспешностью. Ухмыляясь, словно два нашкодивших школьника, они миновали ворота и свернули на темную улицу.

- Привет, Бран, - раздался музыкальный, немного насмешливый голос.

Арфист напряженно замер. Притаившись в тени портновской мастерской, стоял Элайт Кроулнобар. Эльф сделал шаг вперед и оказался в пятне света под уличным фонарем.

- Я уже подумал, что Черный Посох предложил вам постоянно поселиться у него в башне. Его племянник здесь, следовательно, и Эрилин должна быть где-то поблизости.

Данила гневно прищурился. Он потянулся за оружием, но вспомнил, что отдал свой меч Эрилин. Лунный эльф рассмеялся:

- Твои ножны пусты, как твоя голова. Успокойся, мальчик. Тебе нечего меня бояться.

- В самом деле? Не ты ли задумал меня убить?

- Какая мелочь.

- С твоей точки зрения,- возразил молодой человек.

Эльф насмешливо вскинул бровь;

- Тебе станет легче, если я скажу, что тебя уже пытались убить?

- В «Веселой бутылке», - внезапно озарило Данилу. Он пристально посмотрел на эльфа. - Значит, ты знал, кто стоит за этими убийствами.

- Если бы я знал, я не стал бы тратить огромные деньги на подкуп джентаримцев. Они всегда готовы продать своих друзей, но дружбу ценят дорого, - покачал головой Элайт. В руках он держал документы, которые показывал девушке два дня назад. - Где Эрилин? Я хочу поговорить с ней об этом.

Данила постарался успокоиться:

- Кто-то отправил копии этих бумаг в замок. Я решил, что это твоих рук дело.

- Боги милосердные, нет. Это сделал Кимил Нимесин. Это он писал джентаримцам, требуя заплатить по счетам. Работая на оба лагеря, он сколотил неплохое состояние. - Лунный эльф покачал головой, и на его обычно беззаботном лице появилось мрачное выражение. - Хотел бы я знать, что Кимил собирается делать с этими деньгами. Светлый эльф теперь богат, и, завершив свою аферу, он решил выставить Эрилин убийцей Арфистов.

Данила обеспокоенно взглянул на Брана:

- Удобный способ объяснить смерть Эрилин, не правда ли? Благородный мастер фехтования сразил в поединке убийцу-полукровку?

Бран только кивнул, пристально разглядывая Элайта.

- Что же, у Эрилин появилась еще одна причина покончить с Кимилом раз и навсегда,- согласился лунный эльф. Он протянул бумаги Даниле. - Пожалуйста, передай ей это.

Данила бросил взгляд на документы.

- Я тебя не понимаю.

- Всегда хорошо иметь запасной план, - пояснил Элайт. - Благодаря этому письму Эрилин может настроить джентаримцев против Кимила. Негодяя ждет веселый конец, а?

- Эрилин не станет сотрудничать с Темным Братством! - зарычал Бран.

- Ворон, друг мой, когда ты научишься мыслить практично? - Элайт забрал у Данилы счет. - Здесь перечислены имена людей, от которых джентаримцы хотели избавиться.

- И что?

- Предположим, что в этот список войдут и другие имена, в том числе имена людей, которых командование джентаримцев ценит и уважает.

Бран все еще выглядел возмущенным, но на губах у Данилы возникла легкая усмешка.

- Понятно. Ты предлагаешь «раздуть» счет? - осведомился он.

- Если выбрать правильные имена, можно наделать много шума,- снисходительно улыбнулся эльф,- Я об этом уже позаботился. За последнее время несколько высокопоставленных членов Темного Братства погибли при невыясненных обстоятельствах. Это обычное явление, но если вдруг всплывут объяснения.

- Умно, - признал Данила. - Но я сомневаюсь, что Эрилин захочет, чтобы джентаримцы выполнили за нее эту часть работы. И не надейся! Она постарается сама разделаться с Кимилом Нимесином.

- Возможно, ты прав.

Бран подозрительно посмотрел на лунного эльфа:

- Твой поступок не слишком вяжется с репутацией знаменитого Змея.

Элайт цинично рассмеялся:

- Ты заблуждаешься, полагая, что мной движет благородство. Отнюдь. У меня другие мотивы.

- Чего ты хочешь от Эрилин? - требовательно спросил Бран.

- Я вижу, ты всерьез воспринял отцовские обязанности, - усмехнулся эльф. Мгновением позже его улыбка исчезла, взгляд янтарных глаз стал пустым и тусклым. - Не беспокойся. Арфист. Я понимаю, что благородная дочь Амнестрии не для меня. Если бы Эрилин и в самом деле оказалась зловещим убийцей, как я предполагал, тогда все могло бы сложиться иначе.

- В таком случае, почему ты ей помогаешь? - Бран явно был озадачен.

- В отличие от этриель, я не возражаю, когда другие трудятся вместо меня. - Внезапно голос эльфа стал угрожающим, его янтарные глаза встретились с глазами Данилы. - Кимил Нимесин много раз оскорблял меня. Я хочу, чтобы он умер. Насколько я понимаю, Эрилин собирается убить его. Все просто. Хотя мы с ней очень разные, наши намерения относительно Кимила Нимесина совпадают.

Несколько мгновений Данила смотрел эльфу в глаза, потом кивнул.

- Месть, - промолвил он тихо.

- Наконец-то мы друг друга поняли, - воскликнул эльф и сдержанно улыбнулся. Отступив в тень, он исчез.

- Милосердная Мистра! - негромко воскликнул Данила. - Сохранить жизнь Кимилу Нимесину окажется намного труднее, чем я думал.



* * * | Эльфийская тень | Глава 19