home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Торжества по случаю Праздника урожая были главным событием элейнта, месяца Увядания. Надо сказать, унылое название не оправдывало себя: именно в этот период жизнь в городе била ключом. Лето близилось к концу, дни становились холоднее и короче. Осень вступала в свои права, верным признаком чего были длинные ночи, проходившие в пирах и забавах. В календаре один за другим следовали праздники, посвященные завершению полевых работ. И хотя Глубоководье было обязано своим процветанием торговле, а не сельскому хозяйству, городские жители никогда не упускали случая устроить вечеринку.

Славные купцы Глубоководья всегда рады показать себя. Представители старшего поколения серьезно относились к торжествам. Именно осенью они пытались утвердить свое положение в обществе, обставить конкурентов, собрать полезную информацию, распустить благоприятные для себя слухи и договориться о новых сделках. Молодежь просто веселилась, самозабвенно транжиря нажитое отцами богатство.

Объединив свои усилия, несколько благородных семейств устраивали пышный бал в честь Праздника урожая. Бал проходил в Доме Пурпурных Шелков, в самом большом и красивом здании города. Сотни гостей собирались в огромном зале, освещенном тысячами волшебных светильников, меняющих цвет в зависимости от музыки. Центральная часть зала была предназначена для танцев. На мраморном полу кружились пары, выписывая замысловатые па. Мужчины и женщины смеялись и шутили, свет фонарей рассыпался бликами на драгоценностях и шелках, и, казалось, весь зал вращался, как огромный калейдоскоп.

Некоторые гости, предпочитавшие танцам застолье, наслаждались деликатесами, которые разносили на подносах слуги. Расходы никого не смущали: в эту ночь на столы подавали все лучшее, что можно было найти в Городе Чудес. В вазах стояли экзотические цветы, специально выращенные в оранжереях. На сцене выступали лучшие музыканты Фаэруна. На вечер было намечено несколько коротких концертных программ. Как раз в этот момент зазвучали виолы и свирели - это приглашенный оркестр завел веселую мелодию для тех, кто хотел танцевать. В дальних концах зала расположились лютнисты и арфисты, которые должны были создать приятную атмосферу для задушевных бесед.

В углу, рядом со стойкой, на которой в изобилии были представлены горячительные напитки, раздавались дружные взрывы хохота. Весельчаки собрались вокруг Данилы Танна, известного местного заводилы.

Молодой человек, восседавший в центре компании, был разодет в пух и прах. Его нынешний наряд призван был закрепить за ним славу бывалого путешественника. На голове у парня была широкополая шляпа из зеленого бархата, по своему фасону отчетливо напоминавшая головной убор знаменитых руафимских пиратов. Развевающийся плюмаж только усиливал это впечатление. Необычные мягкие ботинки на ногах у щеголя смахивали на башмаки сембианских путешественников, вот только сшиты они были из дорогой кожи химеры, выкрашенной в зеленый цвет. Светло-зеленую рубашку из шуского шелка украшала искусная вышивка, изображавшая танцующих драконов и грифонов. Однако на этом тема странствий заканчивалась. Желтовато-зеленая куртка и брюки были сшиты по последней местной моде. На полу небрежно валялся бархатный плащ, по цвету подобранный в тон остальной одежде. На руках у молодого человека было надето несколько колец, а на груди висел кулон с большим квадратным изумрудом. Светлые волосы юноши обрамляли его живое лицо, спускаясь на плечи блестящими аккуратными волнами.

Данила Танн слыл законодателем мод и неисправимым дилетантом. Юноша прославился своими магическими фокусами и забавными песенками, однако ни в музыке, ни в магии он не достиг настоящего мастерства. Сидя за столом, молодой человек развлекал приятелей очередной магической шуткой.

- Эй, Дан! Встречай путешественника, - окликнули его сзади, и маг-любитель прервал заклинание на полуслове.

Собравшиеся разразились приветственными возгласами, и Регнет Амкатра вступил в круг молодых вельмож. Новый гость был одет в цвета своего рода - красный, серебряный и голубой. Данила и Регнет обменялись крепким рукопожатием, затем рассмеялись и обнялись, хлопая друг друга по спине.

- Клянусь глазами Хельма, на тебя приятно посмотреть, - проговорил Регнет, когда с церемониями было покончено. Друзья с детства, юноши часто соперничали в том, что касалось моды. Регнет оглядел приятеля с головы до ног и продолжил, слегка растягивая слова:

- Однако скажи мне. Дан, когда ты дозреешь до того, чтобы сменить цвет?

Компания разразилась громким хохотом. Прежде, чем Данила смог ответить, вмешалась Мирна Каллахантер.

- Кстати, раз уж мы заговорили о зеленом, вы слышали, что нашего доброго друга Риса Броссфезера видели у входа в «Улыбающуюся сирену»?

Молодые люди дружно ухмыльнулись. У взбалмошной Мирны, которая любила иногда зло посплетничать, всегда была наготове какая-нибудь история.

- В самом деле? Говорят, это очень интересное заведение,- заметил Данила. Он не смог сдержать улыбки, представив себе застенчивого молодого жреца в таверне, заслуженно пользующейся дурной славой. - А что, там и в правду устраивают разудалые представления?

- Ну… По крайней мере, я так слышала,- проговорила Мирна, скромно потупив глазки.

Ее ответ был встречен новым взрывом хохота.

- Наверное, в тот вечер Мирна выступала на сцене, - предположил Регнет, окончательно рассмешив своих приятелей.

Ничуть не обидевшись, леди Каллахантер повернулась к нему с вызывающей усмешкой, которая смутила бы даже красного дракона. Девушка обожала быть в центре внимания. Заученным жестом она поправила рыжие волосы, при этом ее верхнее платье распахнулось, явив взору присутствующих прозрачную рубашку и кое-что еще. Несколько молодых людей так и остались стоять с отвисшей челюстью, а один шумно уронил свой кубок.

Скорчив забавную физиономию, Данила наклонился к уху своего закадычного друга:

- Она умеет выбрать нужный момент не хуже барда, но вот может ли она петь?

- Какая разница? - сдержанно фыркнул Регнет. Мирна, как и большинство гостей, явилась на бал в ослепительном наряде. На ней было сине-зеленое, почти прозрачное платье, густо украшенное в определенных местах стразами, дабы соблюсти приличия. Глубокий вырез не скрывал пышные формы. На кожу рук и шеи девушка наклеила разноцветные блестки, умело подчеркнув соблазнительные изгибы своего тела. Даже в огненно-рыжие кудри, соперничающие по цвету с калимшитской хной, Мирна вплела нити драгоценных камней и золотые ленточки. Этой барышне была не свойственна утонченность. Она набрасывалась на мужчин с жадностью голодного тролля, пробравшегося в лавку мясника.

Убедившись, что все взоры прикованы к ней, Мирна издала театральный вздох. Оглядев собравшихся сквозь опущенные ресницы, она поведала очередную сплетню:

- Я также слышала об ужасном скандале, в котором оказалась замешана бедняжка Джесобба…

- Мирна, дорогая, я знаю, что распространение слухов - это ваша фамильная черта, но, может быть, сегодня ты сделаешь передышку?

И вновь молодые люди дружно ухмыльнулись. В разговор вмешалась Галинда Рейвентри. Они с Мирной были заклятыми врагами, поэтому их склока обещала новое развлечение.

Однако этим вечером у Галинды была другая причина, чтобы вмешаться. Неприятное происшествие с Джесоббой имело политическую подоплеку, поэтому, заговорив о нем. Мирна могла - да не допустят этого боги - перевести увлекательную беседу в другое русло. Страстная любительница вечеринок, Галинда сделала все возможное, чтобы этого не произошло.

Приобняв Мирну за плечи, Данила храбро встал на ее защиту.

- Галинда, перестань! Дай Мирне сказать. За два месяца путешествия с занудными торговцами я, например, стосковался по местным новостям.

Он ободряюще подмигнул рыжеволосой красотке:

- Ну же, Мирна, продолжай.

- Мой герой, - промурлыкала сплетница.

Она теснее прильнула к молодому человеку, и ее рука с аккуратными красными ноготками обвила его грудь, теребя изумрудную подвеску.

Уловив знакомый хищный блеск в глазах Мирны, Данила благоразумно ретировался. Блестящая пудра осела на его рукаве, и он в ужасе оглядел свой наряд.

- Мирна, из-за тебя я весь перемазался этими дурацкими блестками.

Некоторые женщины тайком осмотрели своих кавалеров в поисках таких же блесток. Галинда Рейвентри заметила их беспокойство и, пряча довольную улыбку, уткнулась в свой кубок с вином.

Однако Мирна не умела обижаться. Она вновь прижалась к Даниле:

- Покажи еще фокус, - попросила она.

- Милая, но я использовал все заклинания, которые заготовил на сегодня.

- О нет,- проворковала девушка, недовольно выпятив губки. - Неужели все?

- Ну, - поколебался Данила. - Я тут разрабатывал вариант одного интересного заклинания…

- Снежного Шара Сниллока? - расхохотался Регнет.

- Нет, и все благодаря тебе, - обиженно фыркнул Данила. Повернувшись к остальным, он вяло махнул рукой, украшенной кольцами, в сторону Регнета.- Примерно три месяца назад мой нарядный друг оскорбил одного очень большого и очень пьяного джентльмена в портовой таверне. Началась потасовка, и я, естественно, принял сторону Регнета. Использовав заклинание Снежного Шара Сниллока, я создал магическое оружие…

- Снежный Шар? - осклабился Вардон Агундар. Его семья занималась изготовлением мечей, поэтому он презирал другое оружие.

- Нет, - признался Данила. - Я слегка изменил заклинание, и в результате получил нечто, э-э, не совсем обычное.

- Он создал Кремовый Пирог Сниллока, - широко ухмыльнулся Регнет.

Присутствующие разразились дружным хохотом, представив себе волшебника с тортом в руке. Данила признательно поклонился.

- Так я покрыл себя неувядаемой славой, - добавил он, положив руку на сердце и приняв героическую позу.

- А что случилось дальше? - восторженно спросила Мирна. - Вам пришлось сражаться с этими парнями, или появилась стража?

- Ни то ни другое, - ответил Данила. - Мы разрешили наш спор как джентльмены. Регнет заказал всем выпивку. Десерт, конечно, остался на их совести. Вернее, на одежде…

Присутствующие застонали от смеха.

- Чтобы искупить вину, ты должен показать еще один фокус, - заметил Регнет.

Его товарищи присоединились к этой просьбе: всем хотелось увидеть еще одну магическую иллюзию. Данила скромно отказывался, уверяя, что еще не полностью устранил недостатки нового заклинания, но, в конце концов, согласился.

- Хм, чтобы наложить чары, мне нужен какой-нибудь простой и твердый предмет, - задумчиво проговорил Данила. Его глаза остановились на украшении, висевшем на груди у Регнета. На подвеске был изображен герб Амкатров, выложенный красными и синими драгоценными камнями. - О, это отлично подойдет.

Регнет притворился обиженным, но все же передал безделушку другу. Данила начал заклинание, напевно произнося древние слова и размахивая руками. Внезапно он подбросил кулон в воздух, и тут же раздался громкий хлопок, откуда-то повалили клубы цветного дыма.

Когда дым рассеялся, молодые люди недоверчиво уставились на Регнета. Затем стены зала содрогнулись от их хохота. Данила превратил яркие одежды своего приятеля в коричневую хламиду друида.

Маг смотрел на Регнета в притворном ужасе. Он отступил на шаг и сложил руки на груди.

- Интересно, как это у меня получилось? - пробормотал он, задумчиво потирая подбородок.

На лице Регнета было написано глубокое изумление. Он потрясение разглядывал свой испорченный наряд. Его досада только раззадорила присутствующих. Неожиданно смех затих, и веселая компания насторожилась.

Из угла к ним направлялся высокий плотный мужчина. В отличие от других участников праздника он был облачен в торжественный черный костюм. Из украшений на нем была только крученая серебряная цепь и накидка, отороченная серым мехом. В его черных волосах поблескивала седина. Мужчина недовольно хмурил брови.

- Ох, - прошептала Мирна, предчувствуя, что надвигается гроза, и ее глаза заблестели. Какой-то изрядно подвыпивший юноша побледнел при виде фигуры в черном и потихоньку выбрался из толпы.

Однако Данила приветственно поднял руку:

- Дядя Хелбен! Вот тебя-то мне и нужно. Последняя часть заклинания мне не удалась. Может, ты объяснишь мне, что я сделал неправильно?

- Едва ли тебе стоит на это рассчитывать, - холодно заметил Хелбен. - Я вижу, Данила, нам предстоит еще один непростой разговор.

Он ухватил племянника за рукав, заляпанный цветными блестками, и внимательно оглядел собравшихся. Хелбен Арунсун, или Хелбен Черный Посох, был известен как архимаг и уважаемый член тайного круга, правившего Глубоководьем. Уже не в первый раз он ловил своего легкомысленного племянника на безответственном использовании магии. Весельчаки поняли намек и с извинениями удалились. Они рассыпались по залу, как испуганные птицы.

- Трусы, все без исключения, - покачал головой Данила, провожая взглядом разбежавшихся друзей.

- Забудь о них. Нам нужно обсудить более важные дела.

Данила поморщился. Остановив проходившего мимо слугу, он подхватил два кубка с Медовым ароматом - сладким игристым вином - и передал один кубок дяде.

- Вот, попробуй. Правда, на тебя это все равно не подействует: ты будешь трезв, как всегда.

Хелбен не успел отчитать племянника, поскольку рядом раздался восторженный возглас:

- Данила, ты вернулся!

Светловолосая молодая женщина подлетела к облаченному в зеленое франту. Наряд хмельной красотки представлял собой невообразимое сочетание прозрачного кружева и белых мехов.

Данила, который терпеть не мог пятен на одежде, вытянул руку с кубком в сторону. Свободной рукой он поймал привлекательную особу и осторожно прижал к себе.

- Я считал минуты, Шеабба, - ласково проговорил он, заглядывая ей в глаза.

Блондинка обхватила юношу руками за пояс и хихикнула:

- Как бы не так. Полагаю, ты очаровал всех женщин отсюда до Сюзаила.

- Едва ли он этим ограничился, - вставил, скривившись, Хелбен.

- А тебя не спрашивают, старый осел, - отрезала Шеабба, бросив испепеляющий взгляд на пожилого мужчину, и только потом до нее дошло, кого она оскорбила.

Заметив испуг на лице дамы, Данила пришел к ней на помощь.

- Ты завтра будешь на праздничных играх, Шеа? Замечательно. Я планировал выступить в одном или двух заездах, а потом мы с приятелями отправимся в «Сломанное копье» пропустить по стаканчику. Я угощаю. Ты придешь?

Женщина утвердительно кивнула и, пошатываясь, скрылась в толпе.

Данила шумно вздохнул и помотал головой:

- Дядя, твое присутствие невообразимо действует на женщин. Не отчаивайся. Я работаю над одним заклинанием… Знаешь, из тех, что могли бы улучшить твою общественную жизнь… Эй, осторожно, это шелк!

Хелбен вновь схватил племянника за рукав и невзирая на протесты потащил молодого человека из зала. Наконец они достигли укромной ниши.

Высвободив свой рукав, Данила прислонился к мраморному изваянию Миеликки, богини леса. Он расправил плащ, уложил его аккуратными складками и лишь потом обратился к дяде:

- Чем объясняется это внезапное похищение?

- Ты слышал последние новости о Рейфе Серебряная Шпора? - Хелбен сразу перешел к делу. Данила отхлебнул из кубка:

- В последнее время нет. Что делает сейчас славный разведчик?

- Ничего. Он мертв.

Данила побледнел.

Хелбен сочувственно взглянул на него и продолжил уже мягче:

- Извини, я как-то не подумал, что вы с Рейфом были друзьями.

Юноша кивнул. Его лицо ничего не выражало, однако он долго изучал содержимое своего кубка, прежде чем снова поднял взгляд.

- Опять проклятое клеймо? - спросил Данила отстраненно. В его голосе не осталось и следа былого величия.

- Да.

- Рейф Серебряная Шпора, - промолвил молодой человек сдержанно. - Я отомщу за твою гибель, мой друг.

Он говорил тихо, впрочем, и так никто не мог подслушать эти слова и усомниться в его способности сдержать клятву. В голосе Данилы звучала скрытая сила и твердая решимость. Если бы кто-нибудь увидел молодого человека в это мгновение, он не узнал бы самодовольного щеголя из Глубоководья. Когда юноша повернулся к дяде, его лицо было темным от гнева, однако он не дал волю своей ярости, неожиданно проявив незаурядную выдержку.

- Как он умер?

- Как и все остальные - во сне. Это все, что нам известно,- отозвался Хелбен.- Если даже столь опытного следопыта, как Рейф, удалось застать врасплох, неудивительно, что Арфисты ходят кругами, но не могут вычислить убийцу.

- Насколько я понимаю, поиски результатов не дали.

- Нет, - признал маг. - За этим я тебя и вызвал.

Вновь вживаясь в образ пустого франта, Данила скрестил руки на груди и насмешливо изогнул бровь;

- Я предвидел, что ты скажешь это.

- Само собой,- ответил Хелбен хмуро, понимая, что племянник изменил манеру поведения, чтобы скрыть нежелательные эмоции.

- И у тебя, естественно, есть план, - предположил молодой человек.

- Да. Я долго выслеживал убийцу и, наконец, обнаружил определенную закономерность. Его след ведет сюда. - Хелбен вытащил из кармана миниатюру в серебристой рамке.

Данила взял портрет и, внимательно рассмотрев его, присвистнул в изумлении.

- Ты нарисовал его сам? Боги, ты еще можешь стать великим художником, - подначил он дядю.

В ответ маг чуть улыбнулся и заметил:

- А я и не знал, что ты тонкий знаток искусства.

- Не искусства, а женщин, - горячо возразил Данила, не отрывая глаз от портрета.

На миниатюре была изображена девушка редкой красоты. Иссиня-черные волосы обрамляли нежный овал лица, оттеняя молочно-белую кожу. У девушки были высокие скулы и правильные черты лица, как будто их лепил великий мастер. Но особое внимание юноши привлекли ее зеленые миндалевидные глаза. Данила обожал зеленый цвет.

- В жизни она выглядит так же, как на портрете, или, как всякий художник, ты польстил оригиналу? - поинтересовался молодой человек.

- Так же, - подтвердил Хелбен.

Затем, вскинув голову, он загадочно добавил:

- Во всяком случае, иногда она выгладит так. Данила посмотрел на дядю наморщив лоб. Он тряхнул головой, гоня прочь посторонние мысли. Хотя предмет беседы был ему крайне интересен, он справился с искушением и вернулся к насущным делам:

- Что еще я должен знать об этой красавице, кроме того, что она мать моих будущих детей? Кто она?

- Цель убийцы.

- Понятно. Ты хочешь, чтобы я ее предупредил?

- Нет,- покачал головой Хелбен.- Я хочу, чтобы ты ее защищал. И в каком-то смысле следил за ней. Если я не ошибся в своем предположении, тебе придется делать и то и другое, чтобы поймать убийцу Арфистов.

Данила опустился на каменную скамью рядом со статуей. Легкая обворожительная улыбка исчезла с его губ, и голос опять зазвучал сурово.

- Ты рассчитываешь, что я поймаю убийцу Арфистов? Думаю, будет лучше, если ты объяснишь мне все еще раз с самого начала.

- Хорошо, - согласился Хелбен, присаживаясь на скамью рядом с племянником. Он ткнул пальцем в портрет, который юноша все еще держал в руке,- В большинстве случаев, а может, и всегда, эта женщина находилась там, где совершалось убийство.

- Послушать тебя, так она скорее подозреваемая, чем жертва,- заметил Данила с ноткой сожаления в голосе.

- Нет.

- Нет? - удивленно переспросил молодой человек.

- Нет, - повторил маг твердо. - И тому есть несколько причин. Она агент Арфистов, один из лучших. Я считаю, что убийца преследует ее уже давно. Однако, не имея возможности нанести удар и избежать разоблачения, он убивает тех, к кому проще подобраться.

- Извини, но когда я вспоминаю, кто из Арфистов был убит, твоя теория мне кажется несостоятельной, - возразил Данила. Загибая пальцы, он начал перечислять имена:

- Сибил Вечерняя Песня, Керниган из Соубара, маг Перендра, Ратан Ториландер, Рейф Серебряная Шпора. - Голос юноши неожиданно сел, и ему пришлось откашляться, чтобы продолжить. - Не может быть, чтобы они были слабее, чем эта женщина.

- Может.

- В самом деле? И чем эта очаровательная лазутчица Арфистов привлекла внимание убийцы? Если исключить некоторые очевидные причины…

- У нее есть Лунный Клинок, - коротко ответил Хелбен. - Это магический эльфийский меч, который наделен огромной силой. Возможно, что убийца, кем бы он ни был, охотится именно за мечом Эрилин.

- Эрилин,- рассеянно повторил Данила, посмотрев на портрет. - Это имя ей подходит. Эрилин… А дальше как?

- Эрилин Лунный Клинок. Она сделала название меча своим прозвищем. Но мы отвлеклись.

- Действительно. Итак, в чем состоит особенность этого волшебного клинка? Каковы его свойства?

Прежде чем ответить, Хелбен немного помолчал.

- Я не знаю точно, - начал он осторожно. - За этим я тебя и вызвал.

- Ты уже это говорил, - заметил Данила, Маг сердито нахмурился.

- Ты видишь здесь кого-нибудь, кроме тебя и меня? - рявкнул он. - Сейчас не время корчить из себя шута.

Юноша примирительно улыбнулся:

- Извини. Ты знаешь, это вошло в привычку.

- Знаю, тем не менее, будь любезен меня выслушать. Убийца может охотиться за Эрилин из-за ее меча, а также из-за ее способностей. Если мы выясним, кто хочет заполучить Лунный Клинок и почему, мы, вероятно, найдем убийцу.

Данила долго молчал.

- Могу я задать вопрос? - наконец заговорил он.

- Спрашивай.

- Почему я?

- Важно соблюдать секретность. Мы не можем поручить это задание человеку, который будет бросаться в глаза.

- О. - Данила закинул ногу на ногу и преувеличенно капризным жестом отбросил прядь волос за спину. - Меня только что оскорбили, или мне это показалось?

Хелбен нахмурился:

- Не преуменьшай свои заслуги, мальчик. Ты не раз доказывал, что на тебя можно положиться. И ты идеально подходишь для этого задания.

- Да уж, - криво усмехнулся Данила. - Я должен защищать женщину, которая, похоже, не нуждается в моей защите.

- Это еще не все. Нам нужна информация о Лунном Клинке. Ты отлично умеешь выведывать у женщин их секреты.

- Это дар, - скромно признал молодой человек. Он постучал пальцем по портрету и продолжил: - Не то чтобы я пытался отвертеться, однако кто-то должен задать очевидный вопрос: почему бы вам прямо не поинтересоваться у девушки, что представляет собой ее меч?

Хелбен внимательно посмотрел на юношу. Его взгляд был суровым.

- В этом деле много неясного, хотя опытный убийца, систематически устраняющий Арфистов, сам по себе представляет большую проблему. Никто не должен догадаться, что ты действуешь по моему поручению,- ни убийца, ни другие Арфисты, ни тем более Эрилин.

- Внутренние интриги? - насмешливо фыркнул Данила.

- Возможно, - загадочно ответил Хелбен.

- Великолепно, - пробормотал молодой человек. Он явно растерялся из-за неожиданной реакции Хелбена на его шутку. - Но даже если так, я не понимаю, зачем мне таиться от Эрилин. Раз убийца преследует девушку, мы должны ее предупредить, не так ли? Если она узнает, что меня прислали ей помочь, она отнесется ко мне с большим доверием.

Маг не выдержал и рассмеялся:

- Как бы не так. Несмотря на все свои таланты, Эрилин Лунный Клинок - это самая упрямая и непредсказуемая сорвиголова, какую я только встречал. Она не примет ничьей защиты и обидится, если ей дадут понять, что она не может справиться с убийцей сама. - Хелбен умолк. Его лицо дрогнуло, и уголки губ опустились. - Она очень похожа на своего отца.

Данила скептически посмотрел на дядю:

- Все это очень интересно, однако мне кажется, ты что-то от меня скрываешь. Дело в мече, правда? Ты что-то знаешь об этом оружии, но не хочешь мне говорить.

- Да, - спокойно признал Хелбен.

- И что же это?

- Извини, - покачал головой маг. - Но тебе придется довериться мне. Чем меньше людей знают эту тайну, тем лучше. Я сомневаюсь, что даже Эрилин знает об истинных возможностях своего меча. Мы должны выяснить, что ей известно о Лунном Клинке, и поэтому…

- Ты вызвал меня, - невесело закончил юноша.

- Да. Ты умеешь разговорить людей. Однако запомни: ты не должен раскрывать себя, пока мы не обнаружим убийцу.

- Возможно, когда девушка привыкнет к моему присутствию, она…

- Нет,- прервал Хелбен молодого человека.- Постарайся понять: Эрилин Лунный Клинок хорошо знает свое дело. К ней нелегко подобраться, однако убийца неотступно кружит возле нее. За ней, несомненно, следят. Может быть, даже при помощи магии. Пока ты изображаешь легкомысленного франта, преследователь не будет считать тебя угрозой. Но если ты выйдешь из роли…

- Не беспокойся, - сказал Данила, беззаботно пожав плечами.- Я всегда очень стараюсь, когда выступаю перед аудиторией.

- Надеюсь. Только представление может затянуться. Эрилин отнюдь не глупа, а тебе придется оставаться с ней, пока она не выведет тебя на убийцу Арфистов.

На лице юноши появилась гримаса отвращения.

- Мне не нравится использовать женщину в качестве приманки.

- Мне тоже,- проворчал Хелбен. - Может, ты знаешь другой способ?

- Нет, - признал Данила.

- Вот именно,- Хелбен встал со скамьи, давая понять, что разговор Окончен. - Думаю, тебе следует принести извинения леди Шеаббе. Этим утром ты уезжаешь в Эвереску.



* * * | Эльфийская тень | Глава 5