home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Было еще темно, когда Эрилин разбудила своего пленника.

- Что случилось? - пробормотал Данила, пытаясь подняться. Он смотрел затуманенным взором на хмурую спутницу, силясь сосредоточиться. Наконец в глазах у него прояснилось. - А, привет. Моя очередь караулить?

- Пора ехать, - спокойно сказала девушка.

- Ну, раз ты так считаешь. - Данила с усилием поднялся на ноги, потянулся, наклонился в одну и другую сторону, потом поморщился, словно у него затекли мышцы, и наконец спросил:

- А куда мы направляемся?

- В Глубоководье,

- Замечательно, - просиял молодой человек. - Через пару дней мы сможем присоединиться к какому-нибудь купеческому каравану и…

- Нет, - тихо возразила девушка.

- Как нет? - озадаченно переспросил Данила, прервав утренние процедуры. - Почему нет?

Эрилин принялась терпеливо объяснять, как если бы разговаривала с малым ребенком.

- За мной гонится опытный охотник. Я двигалась на Запад, когда он потерял мой след. Полагаю, он достаточно хорошо знает меня и мои пути, чтобы понять, что рано или поздно я прибуду в Глубоководье. Скорее всего мой преследователь воспользуется обычной дорогой - караванным путем. Поэтому, если мы присоединимся к обозу, он легко нас обнаружит.

- Понятно, никогда не следует игнорировать очевидные факты, - глубокомысленно заметил Данила.

- Вроде того, - подтвердила Эрилин. - Поэтому мы поедем на север.

Молодой человек недоверчиво покачал головой и воскликнул:

- Ты шутишь! На север? Через страну троллей? Знаешь, я не люблю троллей. Просто терпеть их не могу.

- Не бойся, мы обогнем Верхние Топи.

- И никаких троллей?

- Никаких троллей. - Данила все еще казался встревоженным, поэтому Эрилин продолжила; - Этот путь опаснее, чем южный, но мы доберемся до Глубоководья быстрее. Кроме того, мы пойдем по открытой местности. Если я ошиблась и нам не удалось оторваться от погони, мы заметим преследователя, как только он заметит нас.

Ради спокойствия своего боязливого спутника девушка умолчала, что не прочь столкнуться с противником лицом к лицу. После короткой заминки она сообщила Даниле вторую неприятную новость:

- И вот еще что: мы сэкономим уйму времени, если пройдем по краю болота.

Данила судорожно вздохнул и вскинул руки в протестующем жесте:

- По краю какого болота? Надеюсь, ты имеешь в виду не Хелимберское болото? О нет, так оно и есть! Благодарю покорно. Если ты не возражаешь, я оседлаю свою лошадь и поскачу на юг.

Эрилин предвидела такую реакцию.

- Извини,- сказала она твердо.- Но ты поедешь со мной.

Молодой человек покорно вздохнул, потом вдруг улыбнулся:

- Неужели я все-таки сумел добиться твоего расположения?

- И не надейся. Мне нужно добраться до Глубоководья и тихонько исчезнуть, не потревожив убийцу. Но.- Голос Эрилин стал жестче.- Если я позволю тебе присоединиться к купеческому каравану, ты разболтаешь всем о моих планах, и я окажусь там же, где и была.

Данила обдумал слова девушки, затем понимающе кивнул:

- Ладно. - И начал складывать свои пожитки в магический мешок.

Его покладистость удивила Эрилин.

- Ты согласен? Так просто?

Продолжая собирать вещи, юноша спросил:

- А у меня есть выбор?

- Нет.

- Тогда какой смысл скулить, если я все равно ничего не могу изменить? - заметил франт с усмешкой. Последней он поднял с пола серебряную фляжку, и прежде чем сунуть ее в мешок, сделал большой глоток. Укрепив свои силы, он поднялся на ноги и посмотрел на Эрилин:

- Все. Я готов. Послушай, ты не могла бы поймать нам что-нибудь на завтрак? Все, что угодно, Я так голоден, что готов съесть жареную виверну. А пока ты охотишься, я немного приведу себя в порядок. Конечно, на дороге, которую ты выбрала, мы едва ли встретим хорошую компанию, но это вовсе не значит, что мы должны выглядеть так, словно выбрались из гнезда гнолла. Что ты об этом думаешь?

Высказав свои предложения, Данила окинул Эрилин взглядом. На девушке были надеты дорожные штаны и башмаки, свободная рубашка, простая голубая туника и темный плащ.

- Кстати,- добавил он как бы ненароком с преувеличенной учтивостью. - Твой наряд очень… э, очень практичный. Наверное, он страшно удобный. Но как бы то ни было, мне больше по вкусу платье, которое было на тебе в гостинице. Возможно, все эти тонкие, прозрачные ткани не годятся для путешествия, но если позволишь, я хотел бы предложить тебе несколько украшений, которые удачно дополнят твой костюм…

Эрилин подавила вздох. Видимо, путь до Глубоководья покажется ей очень долгим.

Первые лучи солнца уже пробивались на востоке, когда девушка заставила своего сытого и безупречно одетого заложника сесть в седло. Время поджимало, и девушка постоянно погоняла лошадь. Нужно было миновать Хелимберское болото до темноты.

Позади остались пологие склоны Серых Холмов, и дружелюбные осенние леса уступили место голой равнине, покрытой неровными валунами и низким кустарником. Впрочем, когда под копытами лошадей захлюпала вода, пропала даже эта жалкая растительность. В этом краю не росло ничего, кроме тростника и рогоза по берегам коричневатых лужиц. Веселые голоса птиц давно смолкли, и только молчаливая цапля проводила всадников равнодушным взглядом;

К радости Эрилин, унылый пейзаж заставил умолкнуть ее спутника: от непрерывной болтовни он перешел к редким одиночным вопросам. Девушка с облегчением заметила, что Данила неплохо держится в седле. Он с интересом осматривал окрестности, хотя выглядел не слишком довольным.

- Что это? - спросил он, ткнув пальцем в сторону огромной квадратной ямы посреди болота.

Эрилин взглянула в указанном направлении, и ее сердце упало.

- Кто-то вырезал торф, - коротко ответила она.

- Зачем?

- Торф хорошо горит. Данила задумчиво проговорил:

- Кто потащится в такую даль за топливом по местности, которая напоминает адскую пропасть? Между топями и цивилизованными поселениями растет много хороших лесов.

Эрилин ничего не сказала, и юноша погрузился в размышления. Наконец он щелкнул пальцами и торжествующе улыбнулся:

- Минутку! Я понял! Те существа, которые вырезают здесь торф, по-видимому, не относятся к цивилизованным народам. Кто они? Орки? Нет, скорее гоблины, судя по местности. Я угадал?

Девушка хмуро взглянула на своего спутника:

- Тут нечему радоваться. Послушай, срез совсем свежий. Кто бы это ни сделал, он сейчас находится где-то неподалеку.

- Ты шутишь,- пробормотал Данила, с надеждой взглянув на спутницу.

- Я редко шучу. Мы приближаемся к болоту. Помолчи, пока мы не окажемся на другой стороне.

Молодой человек послушно умолк. Вскоре торфяник закончился, и почва из пружинистой превратилась во влажную и заболоченную. Путешественникам ударил в нос удручающий запах гнили. Полдень еще не наступил, когда девушка и заложник добрались до Хелимберского болота.

- Мрачное место, - беспокойно заметил Данила.

Эрилин была с ним полностью согласна. С ее точки зрения, Хелимберское болото вполне можно было принять за один из нижних уровней девяти кругов ада.

Нигде не было видно животных, однако воздух звенел от странных зловещих звуков, напоминавших трескотню насекомых. Стрекот несся отовсюду и ниоткуда. Пустые каменистые проплешины чередовались с заболоченными участками, покрытыми высокой травой. Болотная растительность, достигавшая до пояса, раскачивалась и колыхалась, хотя ветра почти не было. Со дна небольших водоемов поднимались и лопались пузыри, распространяя вокруг запах серы. Даже воздух казался душным и тяжелым под свинцово-серым небом.

- Давай выбираться отсюда, - прошептала Эрилин, решительно подстегивая кобылу. Данила последовал за своей спутницей без особой радости.

Хотя о болоте ходили жуткие слухи, пока ничего страшного не произошло. И все же Эрилин держалась настороже, чутко ловя каждый звук. Внезапно из недр Хелимберского болота донеслись глухие стоны, чавканье и хлюпанье. Источник шума был неясен, но звук был пугающим. Эрилин заметила, как задрожали лошади. Тем не менее, никаких признаков опасности по-прежнему не наблюдалось, и ближе к вечеру девушка стала надеяться, что им удастся преодолеть топи без каких-либо приключений. Даже Данила не проронил ни слова, пока, по расчетам Эрилин, они не достигли западной кромки болота. Затянутое дымкой солнце висело над самой травой. Напряжение постепенно покидало девушку. Лошади уносили путников прочь к относительно безопасным местам. Еще немного, и, несмотря на утреннюю задержку, Хелимберское болото останется позади.

Однако ожидания Эрилин не оправдались. В хоре болотных звуков она различила новую ноту - негромкий скрежет и перестук, словно дракона охватила икота. Надеясь, что странный шум ей послышался, девушка все же остановила лошадь.

- Ты слышал это? - спросила она Данилу, чтобы проверить свои подозрения.

Молодой человек не обратил на нее внимания. Эрилин проследила за направлением его взгляда, и ее сердце сжалось от дурного предчувствия: Лунный Клинок сиял голубым светом.

- Что это значит? - поинтересовался юноша, указывая на ее меч.

- Говори тише.

- Почему твой меч светится? - переспросил Данила шепотом.

- Магия, - лаконично ответила девушка, осматривая окрестности в поисках врагов, которых почуял волшебный клинок. - Предупреждение об опасности.

- Великолепно, просто потрясающе, - воскликнул молодой человек, с любопытством разглядывая оружие. - Светящийся меч. Скажи, а может он стать из голубого зеленым? Где бы мне раздобыть меч, сияющий зеленым светом?

Беззаботный тон юноши вывел Эрилин из себя. Она со злобой уставилась на своего спутника.

- Гоблины, - четко произнесла она. - Помнишь о той яме в торфе? Думаю, даже тебе эти твари не покажутся забавными.

Данила поджал губы, обдумывая ее слова.

- Вообще-то был один тип в Кормире…

- Ох, замолчи, - прошипела Эрилин. Ее пальцы вцепились в рукоять меча. Она пропустила мимо ушей глупое замечание юноши, стараясь сосредоточиться на грядущем бое.

Девушка развернула кобылу на запад и знаком велела спутнику следовать за ней. Ровная открытая местность заканчивалась. В сотне ярдов возвышался холм, а на его вершине виднелись развалины древней башни. Когда они укроются в руинах, солнце будет светить им в спину, обеспечив преимущество перед нападающими. Там они смогут занять оборону.

«Нет,- мысленно поправила себя Эрилин, бросив презрительный взгляд на спутника,- Там я смогу занять оборону». Даже если Данила Танн мог постоять за себя в бою, в чем Эрилин очень сомневалась, он не станет встревать в драку, чтобы не залить кровью свой шикарный наряд.

В сотый раз за этот день девушка обругала себя за неудачный выбор заложника. ЕЙ не раз приходилось сражаться с гоблинами, и она знала о противниках достаточно, чтобы быть абсолютно уверенной в благоприятном исходе битвы. Даже лошади, холеные резвые кобылы, нервничали, предчувствуя опасность: они прижимали уши и тонко, зло ржали. Поскольку Данила Танн отправился в это путешествие против своей воли, Эрилин считала своим долгом защищать его. Однако, боги, с какой радостью она отдала бы его на растерзание гоблинам. Возможно, тогда с лица расфранченного глупца исчезла бы самодовольная ухмылка.

Сердитые мысли Эрилин прервал нечеловеческий вопль. Резкий вибрирующий звук расколол воздух пополам и долгим эхом отозвался среди болот. Это происшествие оказалось последней каплей, и встревоженная кобыла девушки яростно заржала и встала на дыбы. Эрилин обеими руками ухватилась за луку седла, чтобы не упасть. Не успела она поймать поводья, как лошадь понесла.

- Держись,- крикнул Данила. Нагнав Эрилин, он поскакал бок о бок с ней.

«Что он собирается делать?» - изумилась девушка. Лошадь молодого человека тоже была напугана. Ее зубы были оскалены, уши прижаты к гриве, в глазах стоял ужас. Данила схватил лошадь Эрилин под уздцы, удерживая свою кобылу одной рукой.

«Вот и все,- отрешенно подумала девушка.- Мы оба погибли». Однако, не пробежав и десяти шагов, перепуганные лошади остановились. Данила усмирил взбесившихся животных голыми руками, посредством одной лишь силы воли.

Эрилин уставилась на юношу, не веря своим глазам. Молодой человек бросил ей поводья.

- Здорово получилось, не так ли? Тебе повезло. Ты похитила капитана команды по поло, лучшей в Глубоководье. Но, в следующий раз, моя дорогая, постарайся украсть боевых коней, ладно?

Прежде чем Эрилин успела ответить, над болотом вновь раздался рев. Девушка выхватила меч и приготовилась отразить атаку. Одна из опасностей на болоте заключалась в том, что порой трудно было определить, откуда исходит звук. Казалось, их невидимые враги находятся повсюду. Куда бежать ей и Даниле?

На вершине близлежащей возвышенности она разглядела десяток чешуйчатых чудовищ. Эрилин слышала о людях-ящерах с Хелимберского болота, но когда увидела их наяву, у нее перехватило дыхание.

Высокие, как люди, эти твари были покрыты серо-зелеными роговыми пластинами. Они неторопливо приближались к путешественникам сквозь дымку, приминая болотную траву сильными мускулистыми ногами. В их визге и реве слышалась жажда крови. В когтистых лапах люди-ящеры сжимали мечи и секиры.

- Эрилин! Ты же говорила о гоблинах. А эти создания на гоблинов совсем не похожи, - запротестовал Данила. - Конечно, я могу ошибаться…

- Люди-ящеры, - коротко пояснила девушка, с трудом сдерживая свою лошадь. В голове у нее возник план. Враги превосходили их числом. При соотношении один к пяти бегство казалось наилучшим выходом. Однако, оглянувшись назад, девушка заметила небольшой отряд гоблинов. Вероятно, это были охотники. Они поднялись из травы, отрезая путь к отступлению.

- Итак, что мы будем делать: бежать или сражаться? - спросил Данила.

Эрилин вновь посмотрела на холмы. Люди-ящеры наступали цепью, стремясь перекрыть дорогу на север и на восток.

- Я буду драться, а ты беги, - крикнула девушка, указав мечом на руины крепости.

Данила протянул руку:

- Мой меч?

Эрилин успела забыть, что разоружила своего спутника. Меч юноши был прикреплен сзади к ее седлу. Она вытащила его из ножен и бросила молодому человеку. Данила ловко поймал свое оружие, затем прищурился, разглядывая что-то против солнца.

- А вот это гоблины, - наконец проговорил он. Эрилин издала горестный стон. Еще три противника выскочили из-за груды камней с оружием в руках. С грозным рычанием они бросились вперед, и девушка уловила неприятный запах, исходивший от их рыжевато-коричневой кожи и грязных доспехов. Все три гоблина размахивали ржавыми мечами, скаля короткие острые клыки. Их желтые глаза яростно сверкали.

- Я займусь теми малышами,- предложил щеголь.

- Не стой столбом, ты, полоумный тролль, - рявкнула Эрилин.

Данила отсалютовал ей мечом и, развернув лошадь, поскакал к развалинам древней крепости навстречу врагу. Эрилин подумала, что верхом даже Данила одолеет троих пеших гоблинов. К ее удивлению, проносясь мимо людей-ящеров, молодой человек ударил мечом крайнего из них, словно пытался увести за собой чешуйчатых страшил.

«Хорошая тактика, - признала Эрилин. - Если мы заставим их разделиться, окружить нас будет непросто». Однако времени на размышления больше не оставалось: люди-ящеры были совсем близко.

Девушка разгадала тактику врага: хотя ящеры охотились сообща, особым умом они не отличались. Их основной инстинкт был направлен на выживание. Соответственно все люди-ящеры предпочли напасть на более хрупкого и слабого - как им казалось - противника. «Что же, это их ошибка», - подумала Эрилин с легкой улыбкой. Подняв сияющий меч над головой, она ринулась в атаку.

Тяжело ступая, первый из людей-ящеров подбежал к Эрилин. Его кривой меч описал в воздухе дугу. Фехтовальщица парировала удар и одним молниеносным движением пронзила своего противника. Другому противнику она отрубила лапу, сжимавшую меч. Чудовище завыло от боли и ярости, и этот вопль заставил остальных ненадолго отступить. Эрилин получила небольшую передышку. Она попыталась успокоить лошадь, затем бросила быстрый взгляд в сторону Данилы.

Дела у молодого человека шли куда лучше, чем она смела надеяться. Каким-то образом он убил двоих гоблинов и теперь приготовился разделаться с третьим. Люди-ящеры, окружившие Эрилин, не обращали ни малейшего внимания на Данилу. На мгновение девушку охватило отчаяние. Покончив с последним противником, ее заложник, несомненно, воспользуется случаем, чтобы сбежать. Тогда ей одной придется противостоять орде чешуйчатых уродов. Ну что же, она будет драться. Отважная путешественница испустила боевой клич и вновь взмахнула мечом, вызывая врага на бой.

Люди-ящеры попятились, начиная сомневаться в своих силах. Ощерив острые клыки, они быстро высовывали и втягивали длинные раздвоенные языки. Ящеры взвешивали опасность: голод и ободряющие крики гоблинов-охотников гнали их вперед, но девушка-полуэльф с сияющим мечом неожиданно оказалась сильным противником. Вдруг кобыла Эрилин взбрыкнула и испуганно заржала. Казалось, этот звук заставил человекообразных рептилий отбросить нерешительность. Обнаружив слабое место в обороне противника, они с громким криком бросились в наступление. Чудовища лезли вперед, яростно расталкивая друг друга.

Лунный Клинок сверкнул и вновь начал свой смертельный танец. Трое нападавших упали на землю, зажимая раны. Один из оставшихся в живых ящеров пригнулся и попытался достать ножом кобылу. Разгадав план чудовища, Эрилин вонзила шпоры в бока лошади и натянула поводья. Перепутанная кобыла встала на дыбы, и лезвие прошло мимо, едва не задев ее брюхо.

Эрилин использовала этот момент, чтобы спешиться. Она откинулась назад, ловко перекувырнулась и приземлилась на ноги, по-прежнему сжимая в руке клинок. Повернув меч, девушка плашмя ударила им кобылу. Лошадь тут же рванула с места, увернувшись от цепких, когтистых лап рептилий. Поняв, что им не доведется полакомиться кониной, пять оставшихся ящеров тесным кольцом окружили Эрилин.

Из-за спины чешуйчатых тварей донеслись пронзительные крики и завывания. «Отлично, - подумала Эрилин. - Похоже, первый отряд гоблинов все-таки решил вступить в бой. Как будто без них было мало хлопот».

Один из людей-ящеров пробил защиту девушки, и его клинок рассек ей левое плечо, оставив неглубокую, но болезненную рану. В ответ Эрилин рубанула ящера по морде. Ослепленное чудовище с воем бросилось прочь, прижимая лапы к глазам. По пути раненый ящер сшиб одного из своих приятелей. Тот упал на землю и отчаянно замолотил лапами, пытаясь подняться, но вязкая болотистая почва сковывала его движения. Эрилин молниеносно пронзила сердце поверженного противника, затем догнала раненого и одним ударом прекратила его страдания.

В живых осталось всего три рептилии. Несмотря на рану и усталость, девушка была уверена, что справится с тремя врагами. Однако ее беспокоила другая мысль: хватит ли ей сил, чтобы совладать с бандой гоблинов.

Внезапно со стороны болота донесся странный боевой гимн. Это была непристойная баллада, переложенная на мотив известной застольной песни. Она звучала особенно нелепо, поскольку исполнял ее хорошо поставленный тенор:

Шагает джентаримцев победоносный строй.

Закон у них суровый, закон у них простой:

Лежит село в руинах, и всем врагам конец,

Всех женщин перебили, угнали всех овец.

Солдаты джентаримцев умерены в еде,

Овечек вместо женщин оставили себе.

С тех пор на них дивиться не устает народ:

От храбрых джентаримцев кошарою несет.

Да чтобы ему пусто было, этому пустомеле! Увернувшись от секиры, Эрилин яростно стиснула зубы. К ее удивлению, дурацкая песенка взбодрила ее лучше пронзительных звуков муншаезских волынок. Девушка кинулась в бой с новыми силами. Она испытывала облегчение, смешанное с раздражением. Как бы то ни было, Данила выкарабкается из этой переделки, причем, как обычно, с шумом и помпой.

На людей-ящеров баллада не произвела никакого впечатления. Один из них замахнулся на нее кинжалом. Эрилин выбила у него из рук оружие и тут же вонзила свой меч чудищу в глаз. Мертвый ящер начал заваливаться на нее, но девушка высвободила клинок и отскочила назад, сбросив тяжелое тело.

В этот же миг огромный ящер, покрытый коричневой чешуей, с торжествующим ревом взмахнул секирой, целя девушке по ногам. Эрилин высоко подпрыгнула, и лезвие прошло мимо, однако, отводя оружие для нового замаха, могучий воин задел ее рукоятью боевого топора. Сила удара была такова, что, девушка пролетела несколько шагов, прежде чем упала на землю. Еще немного, и она угодила бы в дымящийся, пахнущий серой пруд. Эрилин с усилием поднялась на ноги. Если она сломала что-нибудь при падении, боль придет позже.

Последние два ящера приближались, раззадоренные запахом крови. Эрилин встретила их лицом к лицу, приняв боевую стойку и вцепившись в рукоять меча обеими руками. Меч испускал голубое сияние, разгоняя вечерний сумрак и освещая напряженное лицо девушки. Глаза Эрилин тоже горели холодным огнем. Рептилии, полагавшие, что израненная противница станет легкой добычей, в испуге попятились. Воспользовавшись их замешательством, Эрилин подняла меч над головой и двинулась вперед.

Неожиданно люди-ящеры насторожились. Эрилин тоже услышала стук копыт. Сзади них верхом на изящной гнедой кобыле гарцевал Данила Танн. Угрожающе размахивая оружием, он двигался по кругу, в центре которого находились Эрилин и два ящера. Данила тыкал мечом в рептилий, словно хотел их разозлить и отвлечь от своей спутницы.

«И что теперь? - сердито подумала девушка.- В конце концов, у этого глупца закружится голова и он упадет с лошади, прежде чем сделает что-нибудь полезное»,

С раздраженным ревом одна из чешуйчатых тварей, размотала ржавую цепь и попыталась сбить с коня надоедливого человека. С первой же попытки ящер выбил меч из руки юноши и, торжествующе урча, начал раскручивать цепь, готовясь нанести второй удар.

Эрилин вытащила нож из сапога и метнула его прямо в открытую пасть чудовища. Издав булькающий звук, ящер замер. Тяжелая цепь продолжала вращаться, оборачиваясь вокруг его лапы. Послышался хруст сломанных костей. К удивлению Эрилин, тварь просто сплюнула кровь и перехватила оружие здоровой лапой.

Данила подъехал слишком близко к другому ящеру, вооруженному секирой. Тот взмахнул оружием, и острое лезвие рассекло рукав зеленой шелковой рубашки от локтя до запястья, оцарапав руку молодого человека.

Данила отъехал на несколько ярдов, придержал лошадь и с сожалением осмотрел испорченный наряд. Ткнув пальцем в ящера, он громко заявил:

- Все, хватит. Вот теперь я действительно рассердился.

Обозленные ящеры продолжали наступать, один вскинул секиру, другой - цепь.

- Когда сомневаешься, беги, - провозгласил Данила, ни к кому конкретно не обращаясь.

Он развернул коня и поскакал на север. Оба ящера бросились за ним.

- О нет! Стойте! - закричала Эрилин вслед своим сбежавшим противникам. Поскольку у нее больше не было метательных ножей, она схватила с земли камень и запустила им в рептилий. - Вернитесь и сражайтесь, вы, чешуйчатые бурдюки, заготовки для обуви.

Камень ударил по затылку ящера с секирой. Испустив злобный вопль, тот отбросил оружие и устремился к девушке. Охваченное неистовством чудовище неслось, оскалив клыки. Эрилин стояла неподвижно, и только когда ящер оказался совсем близко, она резко отскочила в сторону. Клыки монстра вспороли воздух, и он замахал лапами, как мельница, пытаясь затормозить и сохранить равновесие.

Эрилин сделала низкий выпад и точным ударом перерезала противнику горло. Тварь рухнула ничком. Удовлетворенно кивнув, девушка бросилась догонять Данилу и последнего оставшегося в живых врага. Она без труда настигла раненого медлительного ящера и с силой наступила ему на хвост, чтобы тот оставил в покое свою одетую по последней моде добычу.

Издав нелепый писк, ящер обернулся, но как будто не заметил Эрилин. Выронив цепь, он подобрал свой хвост, обернул его вокруг сломанной руки и жалобно захныкал, рассматривая отдавленный кончик. Девушка невольно опустила меч.

Внезапно ящер странно задергался, захрипел, зашипел и, содрогаясь в конвульсиях, рухнул на землю. Из затылка у него торчал меч.

Позади мертвого ящера стоял Данила Танн. Не предупреждая о своих намерениях, щеголь зашел чешуйчатой твари за спину и пронзил ее клинком. Эрилин внезапно охватил необъяснимый гнев.

- Где гоблины? - резко спросила девушка, справедливо решив, что лучше излить свою ярость на врагов, чем на пленника.

Данила махнул рукой. К своему удивлению, Эрилин обнаружила, что все шесть гоблинов-охотников мертвы и их окровавленные тела валяются на земле.

Все еще тяжело дыша, девушка взглянула на магический меч. Синее пламя на клинке затухало, следовательно, бой был окончен и опасность миновала. Она убрала меч в ножны и обернулась к молодому человеку. Некоторое время они стояли над телом мертвого ящера и молча смотрели друг на друга.

- Тебе обязательно было убивать его вот так? - спросила Эрилин.

- Кого его? - изумленно моргнул Данила. - О ком ты говоришь? Там еще много таких «его». И «ее» тоже, наверное. Впрочем, я не силен в анатомии ящеров.

Эрилин провела рукой по мокрым от пота волосам.

- Забудь. Где моя лошадь?

- Где-нибудь поблизости.

Осторожно уперев ногу в чешуйчатое тело ящера, Данила вытащил свой меч. Брезгливо вытерев его о болотную траву, юноша взял, свою кобылу под уздцы и отправился на поиски второго животного, Эрилин побрела за ним.

Им действительно не пришлось идти далеко: лошадь Эрилин паслась в развалинах крепости. Данила достал несколько кусочков сахара из своего волшебного мешка и протянул беглянке. Лошадь обнюхала угощение, затем ее мягкие губы подхватили лакомство с ладони юноши. Молодой человек улыбнулся и погладил белую звездочку на лбу у лошади.

- Сахар немного смягчит твой нрав, моя милая, - сказал он.

Кобыла тихо заржала и ткнулась ноздрями в грудь юноше.

- Получилось! - воскликнул Данила. Бросив лукавый взгляд на Эрилин, он улыбнулся и протянул кусочек сахара девушке.

Эрилин уставилась на него непонимающе, от изумления открыв рот. Затем ее усталое лицо прояснилось и она расхохоталась.

- Я приму это за извинения, - проговорил Данила, с восторгом глядя, как в прекрасных глазах его спутницы тает злость. - Ну и драка была.

Искренний восторг Данилы и его будничное отношение к сражению привели Эрилин в замешательство: похоже, она недооценила молодого человека. Данила Танн вовсе не был беспомощным и недалеким повесой, каким показался ей с первого взгляда. Он был гораздо опаснее, чем любой из молодых людей его круга. Улыбка Эрилин угасла, ее глаза подозрительно сощурились.

- Гоблины мертвы, - проговорила она.

Вскинув бровь, Данила оглядел поле боя.

- У тебя талант замечать очевидное.

- Как это тебе удалось? - настойчиво продолжила Эрилин, пропустив насмешку мимо ушей.

Данила легонько пожал плечами:

- Ты же знаешь гоблинов. Чуть что, они готовы вцепиться друг другу в глотку…

- Довольно, - прервала его девушка. - Я вовсе не дура. И не люблю, когда со мной обращаются как с дурой.

- Ничего, скоро ты привыкнешь, - кротко бросил Данила, поправляя шляпу.

- И ты, несомненно, этому поспособствуешь,- фыркнула Эрилин. - Кем бы ты ни был, сражаться ты умеешь. Где ты научился драться с гоблинами?

Молодой человек усмехнулся:

- У меня пять старших братьев.

- Очень смешно, - сухо отозвалась Эрилин и, скрестив руки на груди, внимательно посмотрела на своего компаньона. - Но это не объясняет, где ты научился воинскому искусству.

- Ладно, у меня шесть старших братьев. Ты мне веришь?

Плечи Эрилин опустились,

- Так я ничего не добьюсь, - пробормотала она вполголоса.

Затем, выпрямив спину, заговорила:

- Хорошо, можешь оставить при себе свои секреты. Ты спас мне жизнь, поэтому я перед тобой в долгу. Как минимум, ты заслужил свободу.

Данила сдвинул шляпу на глаза и окинул взглядом мрачный пейзаж, не скрывая своего недовольства.

- Как мило, - протянул он. - Теперь, когда я больше тебе не нужен, ты меня отпускаешь. В награду я могу совершить приятную прогулку по Хелимберскому болоту, полюбоваться окрестностями и побеседовать с местными жителями. Это честная сделка, клянусь честью. Скажи, я должен отправиться в это смертельное путешествие пешком?

- Нет, конечно, - возразила Эрилин, - Ты можешь взять одну из лошадей.

Данила прижал руку к сердцу и театрально поклонился:

- Леди так добра ко мне! Она подарила мне свободу, которую я мог получить без ее разрешения, и коня, который и так принадлежит мне. Да, да, ты увела из конюшни моих лошадей. Воистину великодушный дар!

Эрилин сжала зубы и сосчитала про себя до десяти. Стараясь сдержать гнев, она изложила свои намерения:

- На рассвете мы поедем на юг. Мы оба. А когда нагоним какой-нибудь купеческий караван, ты сможешь присоединиться к нему. Ты понял?

- Благодарю покорно, но меня это не устраивает. Обессиленная девушка медленно опустилась на землю и спрятала усталое лицо в ладонях. Похоже, этот франт действительно был торговцем. Судя по его интонациям, он был готов торговаться до потери сил, как калимшитский купец.

- Как я понимаю, у тебя есть другие предложения? - осведомилась она.

Молодой человек сел на камень напротив нее и с брезгливой гримасой подобрал богато вышитый плащ, который едва не угодил в лужу крови.

- Именно,- спокойно заявил он.- Мне нужна ты.

Эрилин выпрямилась и подозрительно прищурилась.

- Что это значит?

- Это значит, что я поеду с тобой, - пояснил Данила. - С этого момента мы становимся партнерами и товарищами по путешествию.

Девушка уставилась на своего собеседника. Как ни странно, молодой человек говорил вполне серьезно.

- Это невозможно,- воспротивилась она.

- Почему?

Хмуро глянув на щеголя, девушка ответила:

- Потому, что я всегда работаю и путешествую одна.

- А еще потому, что так предсказали звезды,- подхватил Данила, подсмеиваясь над ее напыщенным тоном.

Эрилин вспыхнула и отвела взгляд.

- Я не хотела, чтобы мои слова прозвучали помпезно, - тихо сказала она. - Но в дороге мне не нужна компания.

- Интересно, а как же минувшие два дня, которые мы провели вместе? - спросил молодой человек и, не дожидаясь возражений, вскинул руку.- Да-да. Я знаю. Бегство, пленник, тайны и все такое. Оставим это. Ты сказала, что мы поедем вместе до Глубоководья. Значит ли это, что Эрилин Лунный Клинок сгоряча дает слово, а потом берет его обратно при первой возможности?

Он улыбнулся, заметив злой огонек в глазах девушки:

- Думаю, нет. Ты сама признала, что кое-чем мне обязана. В награду за спасение твоей жизни я хочу остаться с тобой и сопровождать тебя до Глубоководья, а может быть, и немного дальше.

Эрилин помассировала виски, пытаясь унять головную боль и разобраться в намерениях своего навязчивого компаньона:

- Зачем тебе это?

- А что в этом плохого? Терпение девушки было на исходе.

- Зачем? - упрямо переспросила она сквозь зубы.

- Ладно, раз ты так настаиваешь, я скажу правду. Я бард-любитель. Между прочим, в определенных кругах обо мне неплохо отзываются.

- К чему ты ведешь? - устало поинтересовалась Эрилин.

- Это же очевидно. Ты слышала, как я исполнял «Балладу о набеге джентаримцев»? ~ Данила выжидающе умолк. Очевидно, он надеялся услышать похвальный отзыв о своем творении, однако Эрилин одарила его только долгим сердитым взглядом. Пожав плечами, франт продолжил: - Так вот, я полагаю, путешествие с тобой будет богатым на приключения. Поэтому я хочу воспользоваться случаем и написать балладу об убийце Арфистов. Я буду первым, кто это сделает! Слава мне обеспечена. Ты, конечно, будешь ее главной героиней, - великодушно добавил он. - Часть баллады я уже написал. Хочешь послушать?

Не дожидаясь разрешения, Данила откашлялся и запел. У него был приятный тенор, но ужаснее стихов Эрилин никогда не слышала.

Девушка прослушала два куплета, потом достала нож и приставила самолюбивому барду к горлу.

- Еще один звук, - предупредила она спокойно, - и я вырежу эту песню у тебя из глотки.

Скривившись, молодой человек ухватил острие ножа большим и указательным пальцами и отвел лезвие от щей.

- Боже милосердный! А я считал, что критики в Глубоководье чрезмерно суровы! Чего ты ожидала? Я всего лишь любитель, хоть и талантливый…

- Ты хочешь получить честный ответ? - полюбопытствовала Эрилин.

- Ладно, - сухо проронил Данила. - Все очень просто: я боюсь за свою жизнь. Я не горю желанием остаться один, а ты лучший телохранитель, которого только можно найти. Честно говоря, я не думаю, что путешествие с караваном будет более безопасным, чем с тобой, поэтому мое нынешнее положение меня вполне устраивает.

Эрилин задумалась. Похоже, молодой человек говорил правду. Во всяком случае, выглядел он настолько серьезным, насколько это было возможно с его легкомысленной физиономией. Раз ее бывший пленник нуждался в защите, Эрилин считала своим долгом ему помочь. Девушка спрятала нож в сапог и смирилась с неизбежным.

- Хорошо,- кивнула она.- Мы поскачем во весь опор. По пути будем охотиться, готовить еду и стоять на страже по очереди. И никакой болтовни, никакой магии, никаких песен.

- Договорились, - охотно согласился Данила.- Доставь меня целым и невредимым в Глубоководье, и я готов всю дорогу чистить твое оружие. Клянусь Темпусом, оно нуждается в профессиональном уходе.

Не договорив, молодой человек протянул руку и прикоснулся к древним потертым ножнам Лунного Клинка.

Вспышка голубого света озарила болото. Замысловато выругавшись, Данила отшатнулся. Он поднес руку к глазам и потрясение уставился на свой указательный палец. Кончик пальца был черным: его опалил магический огонь.

- Что я такого сделал? Почему эта штука на меня напала? - возопил франт. - Ты же сказала, что твой меч никогда не прольет невинной крови, верно? Впрочем, крови не было. Так что на последний вопрос можешь не отвечать.

Спокойно глядя на Данилу, Эрилин спокойно продолжила:

- И еще одно условие, при котором возможно наше «сотрудничество»: ты не будешь трогать мое оружие.

Сунув в рот обожженный палец, Данила согласно кивнул:

- Уж в этом не сомневайся.

Девушка поднялась на ноги и легко вскочила в седло.

- Поехали.

- Может быть, сначала нам следует перевязать раны, - заметил Данила, озабоченно рассматривая разодранную и залитую кровью рубашку спутницы.

Девушка взглянула на него недоверчиво и презрительно: она решила, что молодой человек говорит о своем пальце.

- Ты выживешь,- равнодушно бросила она.- Хорошо, что ты не попытался вынуть меч из ножен.

- Вот как? А что бы тогда произошло? И почему меч не трогает тебя? - Встав на ноги, юноша продолжил расспросы.

Эрилин мысленно выругалась. Никто раньше не прикасался к мечу без ее позволения, почему же она утратила бдительность на этот раз?

- Так в чем же дело? - упорствовал Данила.

- Близится ночь, - строго прервала его девушка. - Как ты видишь, мы все еще находимся на Хелимберском болоте. Выбирай: или мы едем, или беседуем.

- А нельзя делать то и другое одновременно?

- Нет.

Молодой человек покорно пожал плечами и сел в седло.

- Думаю, нам удастся поймать что-нибудь на ужин.

- Твоя очередь охотиться. - Эрилин пришпорила лошадь и поскакала на запад по болоту.

Данила последовал за ней. Вскинув голову, он поинтересовался:

- Ты никогда не ела ящериц? Я слышал, что по вкусу они напоминают курицу.

Содрогнувшись от отвращения, Эрилин обернулась и холодно посмотрела юноше в глаза:

- Если бы я не думала, что ты шутишь, то оставила бы тебя на болоте.

- Я буду охотиться, - быстро проговорил он. - Честно!

Всадники мчались молча, пока болото не осталось позади. Вонючие испарения рассеялись, земля под копытами лошадей стала твердой. Звезды мерцали на осеннем небосклоне, образуя созвездия, которые Эрилин любила с детства - Коррелиан, Эсетар и Разбитый Кувшин Селун. Вскоре вдалеке на фоне ночного неба возникли темные силуэты деревьев. «Роща», - с облегчением подумала девушка. Это был явный признак того, что Хелимберское болото осталось позади. Никогда раньше Эрилин так не радовалась деревьям.

Эльфийская часть ее души возликовала, и она мысленно запела хвалу звездам и лесу.

- Я спрашиваю,- раздался рядом голос Данилы. - Далеко отсюда до Глубоководья?

Тихая радость Эрилин тотчас испарилась, как роса на солнце.

- Далеко, - со вздохом ответила она. - Слишком далеко.

Хотя было темно, эльфийское зрение позволило Эрилин разглядеть легкую улыбку на губах своего спутника.

- Меня только что оскорбили или мне это показалось?

- Да.

- Мне это показалось?

- Нет.

- О!

Данила умолк. Эрилин подстегнула лошадь, намереваясь поскорее добраться до берега реки и там разбить лагерь.

Перед сном путники плотно поужинали. Необъяснимым образом пара жирных кроликов попалась в силки, расставленные Данилой. Юноша клятвенно уверял, что не применял на охоте никакой магии. Эрилин ему не поверила, однако она слишком устала и проголодалась, чтобы спорить. Данила даже приготовил соус к жареной крольчатине, достав из своего волшебного мешка приправы и вино. Блюдо получилось на удивление вкусным, и утомленные путешественники молча смаковали нежное, ароматное мясо. Наконец они легли спать, полагаясь на защитную магию Лунного Клинка. С рассветом Эрилин и ее спутник вновь двинулись в путь.



Глава 6 | Эльфийская тень | * * *