home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Валькирии прискакали в Гапоновку затемно, когда всем добрым людям полагалось спать.

Никто, однако, не спал. Все уже знали, что вечером в поселок Дедовский явился Варяг собственной персоной и с ним два десятка телохранителей с огнестрельным оружием.

Все информаторы ясно видели автоматы и ружья, а это серьезно. Как бы ни было плохо с боеприпасами, а для своей охраны Варяг наверняка что-то сохранил.

Тут требовалась квалифицированная разведка, а у Жанны Аржановой под рукой были только юные следопыты, наспех собранные Аленушкой и братцем ее Иванушкой.

Но Дедовский – это большой поселок, где всегда полно чужаков. А Гапоновка – дикая деревня, где собрались чудики со всей округи. Если в Дедовский среди ночи явятся гости из Гапоновки, никто не удивится. У них ведь все не как у людей.

Да и чтобы поспеть в Москву на рынок с утра, отправляться надо ночью. И мимо таверны в Дедовском тоже не пройдешь. Она круглые сутки открыта.

Сестрица Аленушка и братец Иванушка явились туда с рюкзаками под утро, но жизнь в поселке била ключом. В таверне дым коромыслом, и все поголовно пьяные до положения риз.

Но когда Аленка подошла слишком близко к брошенному на столе автомату, здоровенный мужик в кольчуге вместо бронежилета так зыркнул на нее глазами, что у разведчицы сразу пропало желание повторять попытку.

– А ты чего замолчал, э? – пьяно заорал кольчужник на местного типа с гитарой, который мрачно сидел у стойки, уронив голову на инструмент. – Пой давай!

Лабух резко встрепенулся и свалился с табурета. Гитара жалобно зазвенела.

– Пой давай! – наклонившись, сказала ему Аленушка с кокетливой улыбкой.

Это произвело должное впечатление. Певец не мог отказать женщине, особенно такой прелестной, как эта босоногая фея.

Он с достоинством поднялся, прокашлялся и уведомил собравшихся, что скрипач аидиш Моня (когда-то бог симфоний) играет каждый вечер в московском кабаке.

Присутствующие приняли информацию к сведению и снова уснули.

– Дурак, я хотела серенаду, – упрекнула певца Аленка.

Но на серенаду его сил уже не хватило.

Тишина, однако, длилась недолго. В таверну ввалились запоздавшие боевики, которые добирались из Москвы пешком. Тунгус собрал их в городе только к вечеру и не позволил переночевать в тепле и уюте. Ведь Варяг объявил полный сбор к завтрашнему дню.

И этот день уже наступил. Варяг, трезвый и бодрый, вытирая полотенцем мокрое лицо, появился с улицы и бросил в сторону новоприбывших:

– Последние?

Новоприбывшие были слишком заняты, чтобы отвечать. Один из них от входа басом потребовал «штрафную» и налили по стакану самогона не только ему, но и всем. Братец Иванушка только что достал из рюкзака несколько пластиковых бутылок со славным напитком и тем частично закрыл брешь в запасах таверны.

Это, правда, не спасло от приставаний сестрицу Аленушку, но на ее защиту встали местные. Очень уж она всем понравилась, и завсегдатаи таверны были готовы петь ей серенады до утра. Только штатный певец заведения тихо спал под столом, обняв гитару за талию, как женщину.

Назревала потасовка, уже третья за ночь, и Варягу это здорово не понравилось. Он перекричал всех и добился-таки ответа на свой вопрос.

– Все! Выжали, что могли, – сказал не без сожаления бригадир ВДНХ. – Не дай бог что случится в городе – работать будет некому.

С последней партией пришли даже киллеры. Эти ребята работали за отдельный гонорар, и им нечего было делать в открытой схватке, но Тунгус воспринял распоряжение босса собрать всех, кто не нужен в городе, слишком буквально.

В любом случае, киллеры у Варяга были самые лучшие, и он не слишком беспокоился за тылы. Нарушать статус-кво чересчур опасно, и вряд ли его враги на это решатся.

Вендетта за обиду приобрела слишком большую популярность, и люберецкие, например, недавно получили возможность наглядно в этом убедиться.

Варяг не хотел разделить участь Тарзана. Поэтому сам он даже не пытался сунуться на территорию президента Гарина. Вор в законе знал, что бывший журналист пока сильнее. Ему ничего не стоит выписать ассассинов с востока, а против них даже хваленые киллеры Варяга – все равно что маленькие дети.

А когда Варяг решил было, что кремлевцы ослабели вконец и пора делить их территорию, ему так дали по рукам, что до сих пор костям больно.

Но у кремлевцев слишком мало людей и слишком много ответственности. Чтобы держать город, им пришлось бы снять охрану с главных объектов, а на это Казаков никогда не пойдет.

Что до южан, то их Варяг тем более не боялся.

Так что верховный босс мафии со спокойной душой оставил город на Тунгуса с ослабленной командой, а остальных собрал в Дедовском, чтобы в зародыше пресечь неповиновение.

Тут закон простой. Не задавишь ты – задавят тебя.

А чтобы давить наверняка, Варяг решил еще раз опросить местных жителей. Он уже делал это вчера, когда остальные квасили и тискали дачных девок (мало им было паломниц), но теперь на сцене появились новые персонажи. В частности, сестрица Аленушка и братец Иванушка.

Иванушка уже хватанул с новоприбывшими браги, хоть и говорили ему – не пей, козленочком станешь. И теперь сестренка с тревогой посматривала в его сторону – как бы не проболтался, кто он такой на самом деле и откуда пришел. А сама она на вопрос: «Ты откуда такая красивая?» – ответила коротко:

– Из Ведьминой рощи. У нас там все красивые.

Краткость – сестра таланта, а Варяг еще не до конца вник в ситуацию и потому не знал, что Ведьмина роща – понятие растяжимое. Она протянулась от Гапоновки до Солдатова, и обитала там нечистая сила. Ведьмы, русалки, лешие, беглые дети и сектанты.

Аленушка с Иванушкой больше всего походили на беглых детей, хотя сестрица, пожалуй, уже вышла из детского возраста, да и братец хлебал брагу тоже не по-детски.

Но Варяга волновало не это. Он хотел знать, как ведут себя мятежные дачники в Гапоновке. Готовятся ли они к отпору и если да, то как?

– Ты чужих там не видела? – допытывался вор в законе, а Аленка с невинным видом пожимала плечами.

– Не знаю я. Темно было, не видно ничего.

Допрос не клеился. Мало того, что Аленка строила из себя дурочку, так еще и местные без конца встревали в разговор со своими премудрыми вопросами.

– А вот скажи, это правда ваши ведьмы сглазили нашу землю?

И Аленке тоже приходилось отвлекаться и с милой улыбкой убеждать:

– Да что вы! Наши ведьмы добрые. Они людей лечат.

– Вот и я говорю – это все ботаники, – авторитетно заявил по этому поводу хозяин таверны. – Они чумную саранчу вывели. Я сам видел – маленькая такая. Ей один раз листок или там стебель укусить – и конец. Чума на весь огород и на соседние тоже.

Ой не к добру пытались ботаники объяснить простому народу механизм действия инопланетных микроорганизмов на земные растения. Белый пух стал саранчой, мутации – чумой, а ботаники – врагами рода человеческого. А тут еще одна бабка говорила, и братан не даст соврать, что астрологи поломали небесную ось, и оттого случилась с землей самая главная беда.

– Да не астрологи – астрономы, – подсказывал кто-то более эрудированный.

– Один черт! Короче, космонавты, – резюмировал хозяин, и через минуту уже вся толпа гудела, как растревоженный улей.

– Перебить их всех, гадов! Говорили, каждые две недели урожай будет, а что вышло?!

Ботаники всегда твердили прямо противоположные вещи, а космонавты и вовсе молчали в тряпочку, но это уже никого не волновало. Не все верили в чумную саранчу, но в том, что ботаники обманули простой народ, были убеждены все дачники поголовно.

И похмельные мужики, с раннего утра набившиеся в таверну так, что стало не продохнуть, уже хватали за грудки боевиков Варяга, дыша в лицо перегаром и восклицая:

– Слышь братан, дай автомат! Верну с процентами. Вот только пришибу десяток очкариков и верну.

Под шумок сестрица Аленушка и братец Иванушка улизнули из таверны. Иванушка был крив в дугу и орал: «Бей космонавтов!» – но людям Варяга стало уже не до них. Боевики с трудом отбивались от полупьяных союзных дачников, которые вовсе не хотели причинить бандитам какой-то вред. Им просто приспичило бить очкариков, а все остальное могло подождать.

А среди боевиков как раз были в моде черные очки, так что мужики нашли очкариков для битья прямо тут же. Так что бой разгорелся нешуточный. Варяг совершенно не ожидал ничего подобного – ведь он был еще на своей земле, в стороне от мятежных областей.

Закономерный итог не заставил себя ждать. У кого-то не выдержали нервы, и в стенах таверны глухо простучала автоматная очередь.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава