home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

А в верховьях Истры у озер стояла тишь и божья благодать. Село Солнечное на месте сгинувшего Солнечногорска словно и не знало, что творится на тридцать километров южнее. И охрана на местном караванном дворе была примерно такая же, как на ВДНХ, когда бойцы капитана Морозова, сами того не зная, отбили рынок у Варяга. Только народу на базе в Солнечном было еще меньше – раз-два и обчелся.

Внезапное появление на подворье конных валькирий в боевом облачении повергло охрану в глубокий шок. Нравы тут были патриархальные, и к подобным зрелищам люди не привыкли.

Стражи амбаров были повержены ударами мечей плашмя по голове, и Солнечное без жертв перешло под власть отряда Жанны Девственницы.

Случилось это уже под вечер, и на подворье тотчас сбежался народ. Все знали, что караванные амбары набиты озерской данью, которую должны были отправить в Зеленоград, который чаще называли Зеленым поселком или Городком.

Это тоже было типичное новое поселение на месте сгинувшего старого, но только побольше прочих.

Там была северная база Варяга, ближайшая к рынку на ВДНХ, но озерская дань до нее не дошла, потому что всех погонщиков Варяг вызвал в Дедовский для похода на мятежные низовья. А без погонщиков караван не провести. Какой дурак пойдет в носильщики и кобылятники, если не гнать его пинками.

А если кто и пойдет – так он весь самогон выпьет, а прочий груз загонит налево, до Городка не дойдя.

Часть груза с озер, правда, еще раньше пустили плотами вниз по реке, и все это теперь пропало в Дедовском.

Но и в Солнечном все тоже пропало, потому что Жанна Девственница открыла амбары со словами:

– Берите, люди добрые! Все ваше.

А когда добрые люди засомневались, не выйдет ли беды, добавила:

– Варяга в низовьях побили, так что его скоро не ждите.

И так далее в духе баллады о добром Робин Гуде с той поправкой, что первыми до содержимого амбаров дорвались все-таки низовые самооборонщики, пришедшие с Жанной.

В результате Девственница потеряла три четверти своего отряда пьяными и похмельными. Но вся кавалерия осталась при ней.

А больше ей и не надо было. Ведь все, что ей теперь оставалось – это создать впечатление, что войско робингудов выдвигается в сторону Зеленого, чтобы лишить Варяга всей дани вообще.

Если он еще способен следовать голосу разума, то наверняка должен броситься со всей своею силой на защиту последнего оплота. А это и есть главная цель всей операции. Ведь Жанна подрядилась на спасение Нижней Истры от карательной экспедиции Варяга, а для этого нет способа лучше, чем учинить безобразия в верховьях, где босс мафии увязнет надолго.

Если же голос разума Варягу откажет, то на этот случай у Жанны тоже было противоядие. Прожив год в обстановке непрерывного безумия, она как рыба в воде плавала в этой среде и логику безумия просчитывала лучше, чем логику разума.

Чего стоила одна альбигойская ересь, в которую Жанна обратила уже не одну тысячу человек, не сказав никому толком, что это такое. Новообращенные еретики сочиняли себе учение сами, добавляя к нему новые детали в меру своей испорченности.

Так что голос разума ничего не значит.

– Ну что, поиграем еще? – сказала Жанна Григорашу, когда самооборонщики в массе своей уже полегли в неравной борьбе с зеленым змием.

– Запросто, – ответил рыцарь, который давно привык, что все авантюры Девственницы – это просто игра. Кто-то от скуки играет в шахматы, кто-то в карты, а Жанна играла в войну.

Правда, противники слишком часто воспринимали эти игры всерьез и вечно норовили угробить Жанну более или менее мучительным способом. Дальше Пантеры, который пытался повесить ее на столбе жариться на солнышке, никто пока не пошел, но друзья говорили Жанне, что она еще молода и у нее все впереди.

– А не боишься? – спросил Григораш, когда Жанна изложила ему свой план.

В плане было место лишь для двенадцати человек на шести лошадях, которые должны оттянуть на себя все силы Варяга и свинтить лесами в самый последний момент. Но можно и не успеть.

– Это как звезды лягут, – сказала Девственница и растянулась в траве, глядя в ясное черное небо, в котором нет ни одной знакомой звезды.

Даже профессиональные астрологи еще не разобрались толком, как они ложатся и что означают. Поэтому Жанна всегда могла толковать положение звезд в свою пользу.

Когда перед рассветом маленький отряд покидал Солнечное, Жанна взяла на свою лошадь Аленушку.

Бронежилет юная разведчица так и не надела.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава