home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

Впервые со времен водочного бунта беспредел в городе выплеснулся через край и покатился по улицам подобно наводнению. Безумные толпы в черном, белом и разноцветном крушили все на своем пути, и не к кому было обращаться за справедливостью.

В мирное время за отсутствием другой власти пострадавшие от беззакония могли обращаться за помощью к мафии, и братва решала все по понятиям, потому что беспредел не нужен никому.

Это делало опустевшую Москву чем-то похожей на сицилийские города периода расцвета «Коза Ностры». Но стоило мафии ослабить контроль – и все рухнуло.

Так говорили горожане – и тут же вливались в общую толпу, потому что усидеть дома, когда город охвачен новой лихорадкой, было выше их сил.

Даже стрельба в центре города отрезвила немногих. Кремлевские автоматчики разогнали тех, кого занесло слишком близко к охраняемым объектам, были жертвы, но это только разозлило тех, кто уцелел.

Мятущиеся массы с трудом представляли, куда их вообще несет. Только у сатанистов был единый вектор. Великая Месса Академиков манила, как магнит. Удивительно было только, что в Москве оказалось так много поклонников Князя Тьмы.

Правда, с одной стороны к ним примыкали алисоманы, панки и фанаты харда, а с другой – каббалисты, оккультисты и масоны, и все они в общепринятом смысле слова сатанистами не были. Но эти группировки прорастали друг в друга, как деревья сквозь асфальт.

Алисоманы категорически не признавали человеческих жертв, но они подарили имя жертвенным девушкам сатанистов полного культа.

А сатанисты искренне верили, что их культ создали масоны секретных степеней посвящения. И только что они из достоверных источников узнали, где скрываются эти масоны.

О том, что все высшее образование захвачено масонами, они слышали не впервые – об этом любили разглагольствовать нацболы, которым масоны вообще чудились на каждом шагу.

И тут появились сведения, что университет окончательно избавился от балласта – то есть студентов и преподавателей, принятых для отвода глаз и не прошедших посвящения. И теперь все готово для Великой Мессы Академиков, на которую собираются только свои.

И все сатанисты и сочувствующие, обгоняя друг друга, ринулись к универу, ослепленные желанием увидеть священные таинства или по меньшей мере присутствовать рядом с тем местом, где они совершаются.

Но главную роль сыграли слухи о сатанофобах, которые хотят сорвать главную мессу. Этого истинные слуги Люцифера допустить не могли.

А поскольку у сатанофобов была беда с выбором вектора, сатанофилы оказались около МГУ первыми.

И понеслась душа в рай.

Окончательно крышу у черной массы снесло после того, как неизвестные из преисподней утащили прямо с алтаря малой мессы жертвенную Алису и на руках внесли ее в главный храм.

Тут уж ни у кого не возникло сомнений, что это натуральные черти, а кто-то даже опознал в главных действующих лицах Абадонну и Азазелло. Что было по большому счету нетрудно. Гарин для пущей неузнаваемости был в черных очках, а его старший телохранитель отличался светлыми волосами и зверской физиономией.

Это было очевидное свидетельство, что главная месса вот-вот начнется, и сатанисты пришли в окончательный и бесповоротный экстаз.

А тем временем дачники с запада делали то, ради чего их принесло в город. Они плевать хотели на сатану, потому что Князь Тьмы не носит очков. А на повестке дня была борьба с очкариками, каковых дачники и вылавливали по всей Москве и убивали до смерти без зазрения совести.

Этим все могло и кончиться, если бы не блаженный Василий, который указал место, где скрываются Самые Главные Очкарики.

Он, правда, называл их ересиархами, но дачники перевели это слово на более понятный язык.

– Бросьте ересиархов в огонь! – кричал проповедник, потрясая посохом, и многотысячная толпа вторила ему на свой манер:

– Бей очкариков!

– На костер колдунов! – призывал блаженный.

– Смерть ботаникам! – откликались дачники.

Сатанисты были всего лишь досадной помехой на пути к логову очкариков, и дачники попытались сходу смести преграду, как сметали все на своем пути до этой минуты.

Но сатанистов действительно было больше, чем мог ожидать даже самый смелый предсказатель.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава