home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Восток – дело темное, и лица у самураев желтого пути были непроницаемы. То есть абсолютно – как у каменных статуй или манекенов.

Командовал ими низкорослый монголоид, и глядя на его тщедушную фигуру трудно было поверить, что этот человек может убить любого одним ударом пальца в бок.

Самураи желтого пути – это был особый орден. В него вступали только те, кто убежден в превосходстве желтой расы – и что удивительно, белые среди них тоже были. Они лишь давали клятву не иметь интимных сношений с женщинами своего племени.

А монголоиды давали прямо противоположную клятву – распространять желтое семя среди белых женщин, чтобы умножить число своих и уменьшить число чужих.

И это был не оголтелый расизм, а восточная хитрость в сочетании со знанием законов генетики. Всем известно, что монголоидные гены при скрещивании доминируют, а значит, и потомство белого от желтой женщины, и потомство желтого от белой будет скорее желтым.

Надо заметить, что самураи желтого пути не отвращали от себя белых мужчин и женщин, поскольку проявляли исключительный такт. Они вовсе не говорили, что желтые – это высшая раса, которая во всем превосходит остальные.

Они говорили только, что для обретения лучших перерождений и для достижения нирваны предпочтительнее быть желтым. И что зачатие желтого ребенка улучшает карму белого мужчины, а рождение желтого ребенка облагораживает карму белой женщины.

Буддизм – религия желтых людей, и хотя белым и черным не закрыт путь к лучшим перерождениям, они для этого должны соблюдать особые правила.

Иных воззрений придерживались самураи широких ворот, считавшие, что для достижения вершин достаточно следовать кодексу Бусидо и почитать учение дзэн. А цвет кожи – это бессмысленная игра природы, похожая на обман зрения. Ведь и Будда и Бодхихарма были индусами, а они – плод смешения черной и белой крови, и желтой в них не было ни капли.

Но на площади перед университетом те и другие могли воочию убедиться, что кровь у всех одинаковая. Она красная.

Но здесь же наглядно проявилось и то, о чем много говорили люди Великого Востока. Школа фехтования и рукопашного боя ордена желтого пути давала сто очков вперед школе широких ворот.

Среди желтых самураев не было даже раненых, хотя они рубились в самой гуще схватки. А белые самураи уже потеряли несколько человек убитыми.

По коридору, прорубленному в текучей окровавленной толпе отрядом самураев, уходил из университета Царь Востока Соломон Ксанадеви. Уходил сам и уводил с собой последнего востоковеда – пожилого бурята, специалиста по буддизму и тибетским языкам.

По виду старик вполне бы подошел на роль патриарха желтого пути и был точно так же невозмутим. По пути к катакомбам они с Царем Востока, отрешившись от окружающей действительности, мирно беседовали о главной тонкости учения желтых самураев – стремлении не истреблять людей чужой расы, а распространять семя своей.

Профессор в этой связи вспомнил свою покойную жену-еврейку, а плод этого брака – красивая стройная метиска лет двадцати – следуя в арьергарде, вмешался в разговор старших бестактным вопросом:

– А кого же они тогда там истребляют?

«Там» было в этот момент у нее за спиной.

– Врагов, – хором ответили старшие и скрылись во тьме катакомб.

Во тьме одиноко бродила нагая жертвенная Алиса, уверенная, что она уже в аду.

– Это пока только чистилище, – разочаровал ее Востоков. И увел девушку с собой, пообещав показать ей чертоги, где тьма сливается со светом.

В чистилище с противным писком совершали броуновское движение жирные крысы, но Алиса не проявляла беспокойства, даже когда какая-нибудь особенно наглая серая тварь наступала ей на босые ноги.

Крыса – друг сатаниста, и жертвенная девушка твердо усвоила эту истину.

На вопросы Востокова она поначалу отвечала односложно, но потом разговорилась и поведала леденящую кровь историю о том, как Абадонна провалился в преисподнюю.

Кое-что она согласилась рассказать только шепотом на ухо, и конвою пришлось задержаться на промежуточной станции. Царь Востока был слишком молод, чтобы спокойно стоять в обнимку с обнаженной девицей приятной наружности и просто слушать ее нашептывания.

Она оказалась девственницей.

С этого момента глаза ее были наполнены уже совершенно неземным сиянием, ибо Алиса наконец поняла, кто такой этот молодой человек с изящными чертами лица и правильной речью.

Есть только один обитатель подлунного света, который может отнять девственность у жертвенной Алисы и остаться безнаказанным.

Сам Люцифер.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава