home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

Маршал Всея Руси Казаков тоже облюбовал под временное укрытие катакомбы, только чуть более благоустроенные.

Тут не было крыс.

Поговаривали, что бывший премьер-министр, свергнутый еще в первую после Катастрофы революцию, до сих пор в живет где-то в этих подземельях, и найти его никто не может. А поскольку с ним вместе сгинула львиная доля золотого запаса страны, понятно, что и бедствовать ему не приходится. Разве что со светом беда.

А вообще по вопросу о том, куда девалась после революции вся многочисленная старая гвардия, бытовали разные мнения. Многие были уверены, что их всех перебили в полном соответствии с революционными традициями, но из уст в уста передавались легенды о случайных встречах со знаменитыми людьми то в Белом Таборе, то в священном городе Ксанаду, то при дворе патриарха Филарета.

А маршал Казаков не знал, куда ему податься. Когда патриарх просил у него солдат для охраны церквей от сатанистов, Казаков не дал, и сколько разорили храмов по Москве – не сосчитать. Оно понятно – Казакову нечем было оборонять Кремль и Лубянку, но он ведь все равно потерял и то, и другое.

А теперь от церкви защиты ждать не приходится.

Остается один Варяг, и его даже нашли в Молодоженове на Истре, но в состоянии совершенно невменяемом. Босс мафии, загибая пальцы, пересчитывал архиереев, претендующих на его бедную душу.

Не в силах вынести столь тяжкий груз, Варяг по наущению своего юродивого дал обет обратить в православие языческую Перынь и Ведьмину рощу.

В ответ волхвы Перунова бора дали обет обратить Варяга в язычество.

Не в силах привести Варяга в чувство, гонцы Казакова попытались воззвать к здравому рассудку юродивого, но тот, подняв на гостей осоловелые глаза, мрачно процитировал из Омара Хайяма:

– Назовут меня пьяным – воистину так!

И рухнул, как подкошенный.

Когда обо всем доложили Казакову, он решил воззвать к здравому рассудку Варяга лично. Предложение переждать смутное время в катакомбах он воспринял без восторга. От темноты и тесноты у маршала началась клаустрофобия. Он жаждал света и свежего воздуха.

Варяг тоже когда-нибудь протрезвеет и блажь у него пройдет. И дожидаться этого лучше в лесу, чем в подземелье.

– Они здесь! Я их чувствую, – твердил Казаков, устремив на телохранителей взгляд с безумной поволокой. Но на вопрос, кто такие «они» вразумительного ответа не давал.

Но чувствовал он, как видно, не зря.

Пробираясь по секретным переходам из центра города к западным окраинам, телохранители Казакова натренированным ухом услышали впереди какой-то шорох.

Возглас: «Кто здесь?!» – разорвал тишину.

Ответа не было, и охрана открыла огонь, никаких вопросов более не задавая.

Эти ребята были последним в Москве подразделением, которое все еще могло не беречь патроны.

Но это их не спасло.

Из темноты в них полетели ножи и стальные звездочки – излюбленное оружие восточных единоборцев. А телохранители даже сразу не сообразили, что их атакуют с двух сторон.

Темнота – она дезориентирует.

А люди в черном с закрытыми лицами сливались с темнотой и двигались бесшумно и стремительно.

Совсем как исчадия ада.

Казаков оглянуться не успел, как остался один. Под ногами у него было что-то мягкое и мокрое. Маршал Всея Руси споткнулся и упал на колени, испачкав руки в липкой жиже.

– Проигравший должен умереть, – произнес над ним негромкий ровный голос. – Так говорит Заратустра.

И кто-то другой, невидимый во тьме, рассмеялся – и не было ничего страшнее этого смеха.

Клинок меча распорол воздух, и голова маршала покатилась куда-то под уклон на радость крысам.

Только после этого над грудой тел вспыхнул огонь.

Человек в черном, самый невысокий из всех, вытирал свой меч.

В багровом свете смоляного факела трудно было заметить два клейма у основания клинка. Одно – две буквы в овальной окантовке, образующие слово «ЗЛО». А другое – слово «ДОБРО» еврейскими буквами по кругу.

И уж совсем трудно было заметить, что две буквы комец-алеф[4] в слове «добро» мало похожи друг на друга. Первая вычерчена красиво и витиевато, а вторая – небрежно, в три штриха, как латинская «N» с маленькой закорючкой внизу.

Но все было именно так.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава