home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


40

Белое воинство объявило войну сатанистам на пике эмоций, которые царили в Москве, когда еще дымились пожарища и закопченные стены с пустыми глазницами окон действовали на москвичей, нынешних и бывших, весьма болезненно. И охота на ведьм казалась продолжением стихии разрушения.

Не пришлось даже менять лозунг. Любимая присказка Василия Блаженного от слова «блажь» – «Бросьте еретиков в огонь!» – подходила как нельзя лучше.

Но руководил Белым Воинством не Василий, а человек гораздо более умный и гораздо менее безумный.

Уму и хитрости его можно было позавидовать, если учесть, что в тот день и час, когда начались беспорядки, он находился в здании университета и по многим признакам мог быть отнесен к очкарикам, а то, пожалуй, и к академикам. Или, если совсем уж точно, то к аспирантам, поскольку когда-то этот человек был именно аспирантом исторического факультета.

А через несколько часов он уже вращался среди поджигателей и в конце концов усилием воли развернул их энергию на 180 градусов – так, что поджигатели ринулись с риском для жизни гасить пожары.

Он же и свалил все поджоги на сатанистов, да так убедительно, что даже те фанатики, которые сознательно бегали с факелами по домам и библиотекам, поджигая книги, уверовали, что они ни при чем.

Они-то и составили костяк Белого воинства Армагеддона, под благотворным влиянием нового лидера утвердившись в мысли, что поджог города – это не лучший способ искоренения ереси и греха.

Сжигать книги бесполезно, пока живы еретики, которые могут проповедовать изустно и писать новые книги.

Лидер Белого воинства, назвавшийся Львом, призвал соратников сначала сжечь всех еретиков, а потом уже приниматься за книги.

И проповедник Василий с посохом из ясеня не нашел слов для возражения.

Ему самому хотелось посмотреть, как будут корчиться на кострах еретики, и такая возможность появилась вскоре.

Но радость Василия от созерцания величественного зрелища аутодафе омрачалась тем, что его самого все больше оттирали от верхних ступеней иерархии.

В окружении Льва появились какие-то монахи в длинных балахонах с капюшонами, скрывающими лица. А сам Лев был замечен в контактах с папой четверторимским Иоанном Петропавлом Тридцать Вторым, что однозначно свидетельствовало о его впадении в ересь. О чем Василий, не обинуясь, и заявил перед всем Белым воинством.

Ответ он получил позже и наедине.

– Уж не хочешь ли ты, чтобы я сказал всем, кто на самом деле поджег Москву? – спросил у Василия Лев, и тот заткнулся сразу, но обиду затаил.

И уже через несколько дней какие-то злоумышленники проникли в здание библиотеки имени Ленина, и пока одни отвлекали сторожей, другие прорвались в книгохранилище и подожгли полки с книгами.

Они забаррикадировались в одном из помещений и, дождавшись, пока костер хорошенько разгорится, кинулись в огонь сами.

Несмотря на близость Кремля, откуда сразу прибежали солдаты с огнетушителями, локализовать пожар не удалось. И вскоре огнетушители стали бесполезны, а работоспособных пожарных машин не было даже в Кремле.

Василий во всеуслышание заявил, что не имеет к этому никакого отношения, но его довольная физиономия говорила сама за себя.

Однако Лев Армагеддона и этот поджог свалил на сатанистов, и Кремль фактически дал ему карт-бланш на их отлов и ликвидацию.

Если до этого правительство народного единства не приветствовало самосуд новоявленных инквизиторов и подумывало над тем, как бы его пресечь, то после пожара главной библиотеки «Радио столицы» разразилось такой примерно тирадой:

– Террористы-поджигатели сами поставили себя вне закона и должны быть уничтожены, чего бы нам это ни стоило. Очевидно, что никакое наказание, кроме смертной казни или истребления на месте не способно их остановить, и правосудие должно быть решительным и суровым.

С этих пор на улицах Москвы лучше было не появляться в черной одежде. И с одной серьгой в ухе, панковской прической или любым шейным украшением, кроме крестика – тоже нежелательно. Охотники на ведьм любую женскую брошь были готовы принять за масонский знак.

Некоторые несознательные граждане сразу волокли таких неподобающе одетых, украшенных или татуированных личностей к ближайшему фонарю, чтобы вздернуть без должного разбирательства. Но лидер Белого воинства такое поведение сурово осуждал.

Он требовал, чтобы подозреваемых сначала подвергали допросу в присутствии полномочного лица. В случае запирательства следующим актом следствия была пытка и лишь после этого признавшихся и раскаявшихся казнили милосердно через повешение, а упорствующих и неискренних в своем раскаянии – через сожжение.

Но поскольку явные сатанисты покинули город еще до начала массовых казней или попрятались в катакомбах при попустительстве диггеров, перед Белым воинством Армагеддона во весь рост встала проблема выявления скрытых еретиков.

Но в этом тоже не было ничего сложного. Методика отработана веками.

Можно брать любого человека с улицы, по доносу или по наитию, и подвергать его допросу с последующей пыткой. А потом признавшихся и раскаявшихся милосердно казнить через повешение, а упорствующих и неискренних – через сожжение.

И не было лучшей базы для народного единства, чем праведное истребление врагов рода человеческого.

Но этого было мало. Для сохранения и упрочения единства нужен был главный враг. И не сатана, не дьявол, не Люцифер и не Антихрист, до которых голыми руками не добраться, а живой человек, которого хотя бы теоретически можно убить.

На эту роль напрашивался, конечно, Царь Востока, но Лев недаром был умным человеком.

Он понимал, что связываться с Соломоном Ксанадеви опасно для жизни. Его ассассины достанут любого врага раньше, чем охотники на ведьм из Белого воинства Армагеддона успеют хотя бы подумать о том, как подобраться к Царю Востока.

И Лев нашел другого врага. Такого, которого можно преследовать вечно, потому что он неуловим. И который, скорее всего не даст сдачи. Его уже не раз объявляли главным врагом рода человеческого или как минимум вторым после сатаны, и никто еще от этого не пострадал.

Говорят, он тоже иногда убивает. Говорят, он рубит головы людям с такой же легкостью, с какой мирные жители убивают комаров.

Но он всегда убивает слабых. А сильные могут быть спокойны за свое будущее до тех пор, пока они не проиграют свою войну.

А Лев проигрывать не собирался.

Поэтому он без всякого страха объявил Белому воинству имя главного врага:

– Его зовут Заратустра.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава