home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


42

На самом деле нефть нашел не Гарин.

Ее нашли геологи из того же самого МГУ и столичных НИИ, которые уже месяцев восемь работали на президента Экумены и, не щадя живота своего, забирались далеко в джунгли и глубоко в море в надежде отыскать драгоценные энергоносители.

Но удача улыбнулась им не в джунглях и не в море, а в сухой саванне, переходящей в полупустыню с обширными безводными участками, где и были обнаружены открытые нефтяные колодцы.

Черное золото выходило здесь прямо на поверхность, и его можно было буквально черпать ведрами.

Об этом и узнал президент Экумены в высотном здании на Воробьевых горах за несколько часов до эвакуации.

Сама эвакуация прошла как по нотам.

Гарин серьезно опасался, как бы не узнали об этом открытии конкуренты – Казаков, которого к тому времени еще не свергли, Аквариум, который рвался к власти с энергией раненого носорога, и Царь Востока, одержимый идеей самоуничтожения цивилизации настолько, что у него хватило бы ума направить к нефтяным источникам своих диверсантов.

Поэтому Гарину надо было хотя бы на время скрыться от них от всех. Исчезнуть без следа, затеряться на просторах Экумены – и лучше всего так, чтобы его считали погибшим.

Так оно и вышло.

Гарин покинул здание МГУ не раньше, чем в подземельях на станции метро «Университет» и вокруг нее сосредоточился большой отряд таборных боевиков, переодетых сатанистами.

Они рассредоточились среди настоящих сатанистов и не кто иной, как сам Гарин сорвал полную зачистку тоннелей в эти часы. Когда от Метромоста подошли подкрепления, спецназовцев по его настоянию перебросили наверх, расчищать проходы от МГУ до станции. А сатанисты, подлинные и мнимые, накапливались в другом тоннеле, со стороны «Проспекта Вернадского».

Они выкатились на перрон в ту самую минуту, когда Гарин спустился вниз. Переодетые таборные боевики окружили президента Экумены и его телохранителей плотным кольцом и повлекли его в тоннель, где было скрытое ответвление – выход в катакомбы «Метро-2», предназначенные как раз для того, чтобы перемещаться под городом в обход Метромоста.

Это ответвление Аквариум отыскал только через несколько дней – его было не так-то просто заметить без света и без карты. А на Гарина работали диггеры, которые провели его кратчайшей дорогой к выходу из города.

Когда настоящие сатанисты дрались со спецназовцами в глухой и темной мышеловке у Метромоста и гибли десятками под ударами мастеров рукопашного боя с холодным оружием в руках, Гарин со своей охраной был уже далеко.

Часть его людей осталась на Воробьевых горах. Они сбросили в тоннеле свои черные балахоны и футболки и поднялись наверх, где, не вступая ни с кем в долгие объяснения, стали помогать спецназу и отрядам Царя Востока эвакуировать из МГУ очкариков.

А Гарин спокойно вышел на поверхность через метро «Планерная» и затерялся на окраинах Москвы.

К следующей ночи небольшой отряд президента Экумены вышел к верховьям Истры и заночевал у наяд на верховых озерах. А еще через сутки он был уже за водораздельной грядой.

Было известно, что все реки в этих краях текут на юг, к морю, и только одна вопреки этому обычаю катится на север.

Эту реку назвали Волховом, и именно по ней Гарин и компания сплавились до озера Ильменя, где начиналась земля, в которой вовсе нет никаких рек.

Здесь начиналась сухая саванна, тропическая степь с пустынными участками, где и были найдены нефтяные колодцы.

Начальник геологической экспедиции Трофимов к прибытию Гарина подготовил уже и объяснение этого феномена.

– Все просто, – говорил он. – Там, где влаги достаточно, весь белый пух растворился в органике или превратился в перегной. А тут у него возникли проблемы. Без воды даже на волшебной белой почве ничего не растет. А долго существовать сам по себе белый пух не может. Вот он и разложился на элементарные углеводороды. Нефть, газ, парафины. Не удивлюсь, если где-то поблизости и уголь есть.

Слушая это, президент Экумены выглядел по-настоящему счастливым. Еще бы – ведь он столько раз говорил, что отсутствие нефти – это главный фактор, который мешает сохранению и восстановлению цивилизации в Москве и во всей Экумене.

И вот теперь у него есть нефть. Нефть, которая дороже золота, ибо золото – это мишура, а нефть – основа цивилизации.

Гарин, как заправский нефтяник, зачерпнул черную жижу из колодца и вымазал ею все лицо, оглашая окрестности нечленораздельными воплями восторга.

Но это было только полдела.

Оставалась еще масса проблем, и первая из них – как доставлять нефть в Москву и добиться ее рационального использования.

Президент Экумены вовсе не был уверен, что новые кремлевские власти способны на рациональные действия.

Последние сообщения из столицы свидетельствовали скорее об обратном.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава