home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


46

В отличие от мистиков, собравшихся на Истре, в краю, где пастырей чуть ли не больше, чем паствы, президент Экумены Гарин считал водой, которая приносит счастье, ту жидкость, которую иначе называют черным золотом. То есть нефть и ее производные – солярку, бензин и керосин.

Такой уж у него был рациональный склад ума.

Чтобы запутать врагов, многоопытный борец за возрождение цивилизации запутал сначала друзей, и в Белом Таборе с его легкой руки господствовало убеждение, что добраться до нефтяных скважин можно без труда, если спуститься вниз по течению Днепра на юг до самого океана.

Верные своей привычке называть новые топографические объекты земными именами, бывшие москвичи создали за водораздельной грядой такую топонимическую головоломку, которая сама по себе могла запутать врагов дальше некуда. Достаточно сказать, что в реку, именуемую Днепром впадала Волга, которая протекала через то место, где когда-то была Тверь, но отличалась от земной Волги тем, что текла в обратную сторону.

Но ее главным достоинством было то, что в одном месте она очень близко подходила к истокам местного Волхова. И метод запутывания врагов заключался в том, что на берегу Днепра путников и правда сажали на плоты, но сплавляли не до океана, а только до устья местной Волги.

А дальше надо было подняться вверх по Волге к тому месту, где всего шестнадцать километров до Волхова. И оттуда уже с ветерком вниз по течению до самого Ильменя.

Те, кто этой хитрой комбинации не знал, могли сколько угодно сплавляться по Днепру до океана и искать, где там Гарин строит морские вышки, о которых так много сплетничали в Белом Таборе.

Говорили, что будто бы для этого и нужны Гарину инженеры и строители, которых настойчиво вербуют из числа беженцев вокруг Москвы.

В это число тоже старались затесаться агенты Аквариума – те самые враги, которых как раз и следовало запутать.

Казалось бы, военная разведка не должна поддаваться на простейший обман – но Аквариум продолжали преследовать беды, от которых не было никакого спасения.

талмудической боевые отряды Белого Табора ему не достались из-за предательства Гарина, а собственных сил Аквариуму не хватало даже для элементарного поддержания порядка.

Очень удачно под руку подвернулось Белое воинство Армагеддона. Его предводитель Лев клятвенно заверил, что он наведет порядок. Однако вместо этого развернул охоту на ведьм и распугал последних мирных граждан, которые еще оставались в Москве.

И вот теперь Москва пуста. Вослед за патриархом из нее ушел и весь народ, подтверждая тем самым пророческий дар Пушкина. И только каждую ночь кто-то продолжает поджигать дома в разных концах города, заставляя отвлекать на тушение пожаров весь наличный состав спецназа и вспомогательных частей.

Лучшие аналитики, агенты и вербовщики погрязли в тайных переговорах с потенциальными союзниками, но даже лучшим из лучших оказалось не под силу разобраться в этом обилии духовных лидеров, самозванных правителей, вождей, царственных особ, пророков, пастырей, военачальников и полевых командиров.

«Также большим авторитетом у населения Перыни и Орлеанского королевства пользуются Леший и баба Яга», – прочитал генерал Колотухин в одной аналитической справке и в ответ на разнос, учиненный ее автору, услышал:

– Но они действительно пользуются авторитетом.

А когда начальник резко потребовал уточнить, кто они такие, оскорбленный в своих лучших чувствах аналитик нервно прошипел:

– Нечистая сила.

До того, чтобы приглашать в союзники нечистую силу, Колотухин еще не дошел. А единственный реальный союзник, если не считать опереточного папу Иоанна Петропавла Тридцать Второго, разочаровал начальника ГРУ до глубины души. Имеется в виду, конечно же, Князь Света Лев, который разогнал все мирное население Москвы и, похоже, окончательно пошел вразнос.

Он решил короноваться на трон Императора Запада.

Этим он снова путал карты Аквариуму, который уже подыскал на этот трон своего претендента. Им стал Александр Николаевич Романов, сгоравший от желания отомстить королеве Жанне за публичное оскорбление, которое она нанесла самозванному наследнику престола, заманив его в свое королевство на третейский суд.

Из-за этого персонажа учинился раскол в таборном Триумвирате. Архиепископ Арсений был готов дать Романову войско, чтобы раз и навсегда покончить с самодеятельностью Жанны, которая тоже пошла вразнос. А Шорохов, в чьем подчинении были все таборные войска, не хотел даже слышать об этом.

Еще бы – ведь в свите Жанны находилась теперь и его собственная любимая жена Юлия.

– То, что Жанна идет против вашей церкви и не верит в вашего Бога – это еще не преступление. У нас в Таборе – свобода совести, и во всей Империи, я надеюсь, тоже, – аргументировал свою позицию Шорохов.

Но Арсений не сдавался, утверждая, что преступление Жанны в другом. Она самовольно заключила пакт с первейшим врагом Табора Варягом и допустила в своей земле рабовладение, чем нарушила не просто закон страны, а закон Божий и человеческий.

А Царь Востока Соломон Ксанадеви, с которым не решался спорить даже архиепископ, уже уехал обратно в свои владения, и некому было рассудить расколовшийся Триумвират.

Вече, собранное по этому поводу, завершилось банальным мордобоем, а совет старейшин, раз начав свое заседание, никак не мог его закончить. Старейшины заседали с утра до ночи и все уже охрипли, но так и не могли прийти ни к какому решению.

Только один человек был в состоянии положить конец этому безобразию – законный президент Экумены Тимур Гарин. И это была еще одна причина, по которой Аквариум стремился устранить Гарина.

Расколотый Табор был для Кремля выгоднее, чем единый.

Беда однако, заключалась в том, что ни Аквариум, ни Триумвират понятия не имели, где же все-таки Гарин отыскал пресловутую нефть.

Триумвират в одночасье лишился собственной разведки, потому что она вся была задействована в вызволении Гарина из охваченной беспорядками Москвы да так с ним и ушла. Теперь она с большим успехом запутывала врагов и друзей, и кремлевская военная разведка была не в состоянии с нею конкурировать.

У Аквариума просто не было для этого людей. Лучшие офицеры ГРУ были заняты не своим делом, а те, кого удалось выкроить для разведопераций, на каждом шагу допускали такие ляпы, что генералу Колотухину становилось стыдно за свою контору.

Из-за них первая группа киллеров отправилась искать Гарина в верховьях реки Дон, да так и пропала с концами, поскольку на полпути ею пообедали дикари из племени йети.

Потом выяснилось, что доблестные суперагенты просто перепутали Дон с Днепром и к тому же забыли, что карта Экумены здорово отличается от Малого Атласа Российской Федерации.

Следующая группа законспирировалась получше. Киллеры затесались в первый караван инженеров и строителей и на плотах благополучно добрались до местечка с названием Каспийская Верфь.

Но тут оказалось, что поезд дальше не идет. Прежде чем плыть куда-то еще, надо сначала построить верфь и соорудить на ней корабли.

Киллеры, понятное дело, ждать не захотели, и на свой страх и риск отправились к океану – и тоже сгинули.

А Гарин тем временем собирал у себя на Ильмене верных соратников, которые пробирались лесами в условленное место, где их ждали проводники, знающие короткую дорогу.

По этому пути шли только ветераны, которые знали друг друга в лицо, и внедрить к ним своего агента Аквариум не мог никак. А о любой попытке вербовки немедленно становилось известно всем, и только одно было ясно, как белый день: еще немного, и Гарин окажется окружен такой стеной верных телохранителей, через которую не пробьются не то что киллеры Аквариума, но даже и всемогущие ассассины Царя Востока.

Даже мышь не проскочит.

Намерение Белого воинства Армагеддона узурпировать императорский трон запутывало все окончательно, но была в этом и положительная сторона.

Кремлю очень выгодно стравить между собой всех потенциальных союзников. Это ослабит их и переменит векторы. И тогда уже не Кремлю придется искать союза с ними, а они сами будут искать поддержки Кремля.

А если Лев объявит себя Императором Запада, то и стравливать никого не придется. В Таборе, на Истре и в Орлеане этого и так не потерпят, а значит, большой войны не избежать.

Но на всякий случай неплохо было бы подтолкнуть с горы тот камешек, который вызывает лавину.

И в одно ужасное утро Вселенский Понтифик Петр Второй, имеющий резиденцию в Историческом музее, удостоился визита генерала Колотухина.

Это было необычно. Как правило, генерал сам вызывал Понтифика к себе в Большой Кремлевский Дворец.

Понтифик нервно смотрел из окна, как генерал пересекает Красную площадь в сопровождении многочисленной охраны, и у него сильно сосало под ложечкой.

Петру Второму почудилось, что это идут его арестовывать. Или хуже того – сразу убивать. Недаром телохранители шествуют с автоматами наперевес и вид у них мрачнее тучи.

Когда отряд во главе с генералом появился в дверях, понтифик выглядел так, словно он вот-вот упадет.

– Что с вами? Вы больны? – поинтересовался Колотухин.

– Да. Нет. Не имеет значения, – ответствовал Петропавел.

Так и не добившись от него ничего вразумительного, генерал решил все-таки перейти к делу и задал вопрос, ради которого он, собственно, и пришел.

– Вы никогда не думали о крестовом походе?

– Я с детства о нем думаю, – ответил понтифик и добавил ни к селу ни к городу: – Давно пора отнять у турок проливы.

– У каких турок? – переспросил Колотухин с сильным подозрением в голосе.

А кто-то из его свиты озаботился другим вопросом:

– Какие проливы?

– Босфор и Дарданеллы, – ответил Иоанн Петропавел Тридцать Второй, и под сводами зала повисло тягостное молчание.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава