home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


57

Когда охрана Останкинского телецентра буквально в двух шагах от башни застрелила троих террористов, которые несли в сумках шестнадцать бутылок с горючей смесью, глава правительства народного единства генерал Колотухин почувствовал, что почва окончательно уходит у него из-под ног.

Вот ведь какая интересная история. Сам генерал еще в глаза не видел бензина, о котором все говорят – а у террористов он уже есть.

Правда, местонахождение Гарина удалось, наконец, установить. И еще одна группа киллеров погибла в полном составе, пытаясь к нему пробиться.

В результате у Аквариума больше не осталось профессиональных убийц.

А вместо крестового похода, на который в Кремле возлагали большие надежды, случился в городе новый погром.

На этот раз потери уже никто не подсчитывал. Точные данные установить невозможно, а приблизительно все видно и так.

Страх и ужас, и мерзость запустения.

– С Гариным придется договариваться, – сказал Колотухин на очередном заседании правительства.

И поморщился, как от зубной боли.

Очень ему не хотелось идти на мировую с Гариным, который однажды уже его предал и наверняка снова предаст, как только представится такая возможность.

Но другого выхода не было.

Только Гарин один и остался из тех, кто еще вспоминал о цивилизации. Гарин и те, кого ему удалось собрать в своем Новгороде.

Все остальные давно поставили на цивилизации крест.

Иначе как объяснить, что даже те, кто решил уже было отправиться в Новгород, не доходили порой даже до Можая. А уж до Каспийской Верфи и подавно.

Многих по пути охватывало острое желание отведать сладкую воду счастья, и они сворачивали с дороги – да так и оседали в Орлеанском королевстве. Там не было цивилизации, зато была веселая вольготная жизнь.

Но кто-то все-таки добывал в пустыне нефть, черпая ее ведрами из черных колодцев, и генерал Колотухин очень хотел увидеть ее своими глазами.

– С нефтью мы сможем завести наши боевые машины, – мечтал он. – Пустим танки. Они даже без боеприпасов передавят к черту всю эту шваль.

Но первые канистры солярки, которые удалось добыть без всякого договора через купцов в обмен на разный ширпотреб, обратились в дым, когда моторку, на которой их везли по Москве-реке, обстреляли с берега неизвестные арбалетчики.

Горящие стрелы подожгли деревянную лодку, следом заполыхал бензиновый мотор, а потом и канистры взлетели на воздух.

А еще дня через два заполыхал в пустыне один из нефтяных колодцев.

Поджигателей схватить не удалось. Стража у колодца спала крепким сном, заботливо уложенная подальше от огня, а дежурный «газик» напрасно кружил по голой степи, где даже темной ночью не так просто укрыться.

– Мистика, – говорили очевидцы.

А ведь даже самым закоренелым атеистам и рационалистам давно пора было понять, что мистикой в этом мире пренебрегать нельзя.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава