home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


59

А вербовочная кампания тем временем кипела, как дырявый чайник. То есть очень бурно, но неэффективно. Не только крестоносцы сбивались с ног в поисках живой силы. У Аквариума была та же самая проблема.

Гибли ведь не только киллеры в зубах людоедов. Каждый день в городе случались какие-то стычки, в которых убивали и калечили спецназовцев. А поскольку они были спецназовцы только по названию, пришибить их порой могла любая группа малолеток.

Настоящие спецназовцы остались только в Кремле и в охране телецентра. Но и их приходилось разбавлять черт знает кем.

Поскольку в городе нормальных жителей практически не осталось, черт знает кого находили в основном среди дачников.

Но это были действительно черт знает кто, потому что порядочных дачников совершенно не соблазняла безнадежная карьера в войсках правительства народного единства.

Это правительство все разумные люди давно списали со счетов.

Ему еще повезло, что разумные люди в свихнувшемся мире были в меньшинстве.

Ну а что бывает, когда вербуешь в вооруженные силы черт знает кого – это нетрудно себе представить.

Спецназ военной разведки медленно, но верно скатывался по скользкому пути дивизии Дзержинского.

Усилиями своих воинов правительство народного единства постепенно, однако совершенно очевидно превращалось в еще одну организованную преступную группировку.

Или вернее сказать, неорганизованную.

Для нее как раз образовалась подходящая экологическая ниша. После распада южных группировок и перерождения Варяга из мафиози в князя в Экумене осталась всего одна классическая ОПГ – дзержинцы.

Ее надо было чем-то уравновесить.

А что? «Правительство народного единства» – отличное название для мафиозной группировки. Ничуть не хуже, чем «правительство национального спасения», как обозвал свою кодлу покойный Маршал Всея Руси Казаков.

Вот только с единством все получается примерно так же, как и со спасением.

Генерал Колотухин еще дергал за какие-то рычаги, тянул за веревочки, строил планы, гонял до седьмого пота аналитиков, но все эти усилия были подобны стараниям алхимиков обратить свинец в золото.

Полковник Дашкевич чуть мозги не сломал, пытаясь в радиопереговорах с Гариным выведать у президента Экумены хоть немного больше, чем тот был готов сказать. Но тот вообще ничего не сказал.

Гарин молча слушал, односложно отвечал и только в самом конце счел нужным объяснить свою политику.

– Это все хорошо, но у меня есть свои принципы. И один из них такой: нефть в обмен на механизмы.

А когда полковник попробовал уточнить, оказалось, что имеется в виду мало нефти в обмен на много механизмов.

И никакие другие принципы сотрудничества Гарина просто не интересовали.

Он ведь тоже не дурак и видит, куда дует ветер.

Дружить надо с теми, кто в силе.

А проигравший должен умереть.

Так говорит Заратустра.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава