home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Президент Экумены Гарин имел хорошую разведку. Некоторых специалистов он унаследовал от того времени, когда был премьер-министром в Кремле. Был в его биографии и такой эпизод, который теперь казался случайным. Слишком уж мало общего было у журналиста Гарина с кремлевской камарильей.

Другие тайных дел мастера пришли к нему позже. Белый Табор манил многих. Больше того, у Гарина были агенты в разных спецслужбах города. Информация стекалась к нему отовсюду, даже с Лубянки и из самого Кремля.

А еще у него была мечта.

Гарин хотел возродить цивилизацию и восстановить город в том виде, какой он имел накануне катастрофы. Ведь в Москве было все, что для этого необходимо.

Бездарные правители за истекший год разрушили все, что можно было разрушить, и довели город до ручки.

Москве не повезло. В ночь катастрофы в городе не было президента, а его соратники в отсутствие босса перегрызлись между собой и доигрались до революции, которая смела все до основанья, а затем…

А затем, как обычно бывает после революции, наступил голод.

Это удивительно для благословенной планеты, где земля так щедра, что все растет и созревает, как в чудесном сне, только поспевай убирать – но ведь и в Африке с ее тремя урожаями в год голодных больше, чем где бы то ни было на земле. И голод, охвативший Москву, не оставил горожанам выбора.

Начался массовый исход. Бесконечный многомиллионный поток людей хлынул из города – туда, где можно было посадить семена в чудотворную белую землю и дождаться урожая на подножном корме.

Они дождались. Первый урожай превзошел все ожидания и вскоре можно было ждать излишков, которые помогут большинству москвичей вернуться обратно в город и жить как прежде – и тут дикарей-адамитов угораздило открыть золото в горах Шамбалы.

Золотая лихорадка похоронила все радужные надежды. Люди дичали на глазах и убивали друг друга, глазом не моргнув, порой в особо жестокой форме и в массовом количестве. А еще они обращали друг друга в рабство и морили рабов на приисках и плантациях, без которых тоже не обошлось – ведь старателей надо было чем-то кормить.

Люди гибли за металл, и сатана мог быть доволен.

Правда, рабы в конце концов восстали, но и тут все развивалось по классической схеме, известной еще со времен Древнего Египта. Рабы и поработители попросту поменялись местами, но от перемены мест слагаемых сумма, увы, не меняется.

Когда с горючим для машин в Москве стало совсем плохо, кремлевское правительство совершило отчаянную попытку увеличить производство синтетического топлива. Прямым следствием этого решения стал водочный бунт, который подкосил цивилизацию окончательно. На этот раз бунтовали те, кто держался дольше всех. Те, кому город был дороже фантастических урожаев на белой земле и золотых россыпей в горах Шамбалы.

Но чтобы город был дороже водки – это нонсенс.

Когда поджигали заводы и лаборатории, где делали травленый спирт для машин, погорели заодно и соседние жилые кварталы. Тушить их было некому. У пожарников тоже не хватало горючего.

И тогда Гарин сделал вывод: нужна нефть. Нужна как воздух и даже больше, потому что воздух и так есть, а нефти не осталось ни капли.

Будет нефть – будет и цивилизация.

А еще нужен разумный правитель, который ясно видит цель и ставит интересы цивилизации выше своих собственных.

Таким правителем Гарин без ложной скромности считал себя. И неспешно собирал силы, чтобы однажды вернуться в Москву на белом коне.

Подходящий белый конь у него уже был.

А главное – у него была разведка, которая докладывала президенту Экумены обо всем, что происходит в Москве и вокруг нее.

На этот раз она донесла, что вор в законе Варяг выехал из города, чтобы своими руками наказать мятежную Истру.

– Ну, пускай побалуется, – сказал на это Гарин.

Он уже знал, что на Истру подалась Жанна Аржанова, а это кое-что да значило.


предыдущая глава | Меч Заратустры | cледующая глава