home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Определение «высокая» недооценивало рост певицы. В туфлях с четырехдюймовыми шпильками, в сатиновых джинсах, рубашке, в стетсоновской шляпе, завершавшей городской ковбойский наряд, рыжеволосая возвышалась над посетителями "Варваров сегодня"; она шла между столиками и пела сентиментальную мелодию Кенни Роджерса. Ее волосы, черные в тени, вспыхивали на свету темным пламенем; они свисали по спине до самой талии и обрамляли поразительное лицо с твердыми челюстями. Глядя, как она на своих длинных ногах легко передвигается между столиками, Гаррет вспомнил, как коридорный описывал женщину в отеле "Марк Хопкинс". Это та самая женщина. Двух таких в Сан-Франциско быть не может. Нужно будет дать что-нибудь Бархат, поблагодарить ее за находку.

Проститутка позвонила сегодня в отдел. Ни его, ни Гарри не было, но она оставила сообщение:

— Если все еще ищешь рыжую, заходи в "Варвары сегодня" после восьми вечера.

И вот они с Гарри здесь, здесь же и рыжеволосая.

— Красивая, — сказал Гарри.

Гаррет согласился. Очень красивая. Он подозвал официантку.

— Ром и коку для меня, водку с лимонным соком для моего друга. Как зовут вашу певицу?

— Лейн Барбер.

Гаррет наблюдал за певицей. Теперь он не удивлялся, что Моссман все время смотрел на нее. Большинство присутствующих мужчин не отрывались от нее взглядами, пока она пела. Гаррет сумел оторваться, только чтобы заметить это.

Официантка принесла выпивку. Гаррет вырвал страницу из блокнота и написал записку.

— Когда номер кончится, не передадите ли это мисс Барбер? Я бы хотел угостить ее.

— Передам, но должна вас предупредить, что вы в длинной очереди ожидающих такой же чести.

— В таком случае, — Гарри достал свою карточку, — передайте ей это.

Девушка поднесла карточку к освещенному месту.

— Копы! Если вы на работе, то почему пьете?

— Пытаемся не выделяться. Передайте карточку, пожалуйста.

Спустя три песни выступление кончилось. Лейн Барбер исчезла в разрезе занавеса за пианино. Через пять минут она вновь появилась в платье без бретелек, с обнаженными плечами; платье плотно облегало ее и держалось только милостью Бога и двух пуговиц. Она прошла между столиками, улыбаясь, но отрицательно качая головой многочисленным мужчинам, пока не дошла до Гарри и Гаррета.

В руке она держала карточку.

— Это официально или просто способ привлечь внимание?

— Боюсь, что официально, — ответил Гарри.

— В таком случае я сяду. — Гаррет почувствовал, как под столом ее ноги коснулись его, когда она садилась. Она улыбнулась Гарри. — Конничи ва, сержант Такананда. Я всегда наслаждалась, посещая Японию. Это прекрасная страна.

— Я тоже слышал об этом. Сам я там никогда не был.

— Жаль. — Она повернулась к Гаррету. — А вы…

— Инспектор Гаррет Микаэлян.

Она рассмеялась.

— Подлинно ирландский полицейский. Замечательно.

Глядя на нее вблизи, Гаррет с удивлением понял, что на самом деле назвать ее красивой нельзя. Но двигалась, говорила и одевалась она так, что от нее исходил какой-то непреодолимый магнетизм. Ей казалось не больше двадцати-двадцати одного года.

— Ну, и из-за чего этот, к несчастью, официальный визит? — спросила она. — Нарушение правил движения? Не может быть: я больше недели никуда не ездила.

— Вы всю неделю работали? — спросил Гарри.

Она кивнула. Странно, пламя свечи отразилось красным в ее взгляде. Гаррет никогда раньше такого у людей не видел. Он, очарованный, смотрел на нее.

— Помните ли вы разговор в прошлый понедельник, вечером, с мужчиной примерно тридцати лет, вашего роста, если вы босиком, в красном пиджаке с черными бархатными лацканами и воротником? Он был с четырьмя мужчинами, все старше его.

Она с сожалением покачала головой.

— Я за вечер говорю с десятками мужчин, сержант. Каждый вечер. Мне нравятся мужчины. Но боюсь, никого в особенности не смогу вспомнить.

— Возможно, это поможет. — Гаррет показал ей фотографию Моссмана.

Она наклонила карточку, чтобы на нее упал свет, и серьезно смотрела на нее.

— Да, я вспоминаю его. Впрочем, мы в сущности и не разговаривали. Я флиртовала с ним немного, когда пела: он хорошо выглядел; уходя, он подошел и сказал, что ему понравилось мое пение. — Она помолчала. — Вы из отдела убийств. Он подозреваемый или жертва?

Хладнокровная женщина, и соображает быстро, подумал Гаррет.

— Жертва, — ответил он. — Кто-то вечером во вторник перерезал ему горло. Он приходил сюда во вторник?

— Да. Попросил меня выйти, но я отказалась. Я не назначаю свиданий женатым мужчинам.

Гарри сказал:

— Нам нужно точно знать, что он говорил и делал во вторник. Когда он пришел?

— Точно не знаю. Он уже был здесь во время моего первого выступления в восемь. Оставался весь вечер, мы поговорили, но совсем немного. Я не хотела подавать ему надежд. В конце концов сказала, что не хочу встречаться с ним. Бармен, Крис, подтвердит, что мы сидели здесь, в конце бара. Примерно в половине первого он ушел.

Гаррет делал записи при свете свечи.

— Больше вы его не видели?

— Нет. Большинство мужчин не понимает, как реагировать на отказ, но он понял.

— Вероятно, вас приглашают многие. Вы соглашаетесь?

Она улыбнулась.

— Конечно, если мужчина мне нравится. Я не выдаю себя за монашку. А вам какое дело?

— И куда вы обычно идете: к нему или к себе?

Глаза ее сверкнули красным в огне свечи, но ответила она спокойно:

— К нему.

Гаррет переменил тему, чувствуя ее нарастающую враждебность. Если понадобится, об Адейре можно будет спросить позже.

— Простите; это не имеет отношения к делу. Сообщите, пожалуйста, ваше имя и адрес: вдруг нам понадобится еще раз поговорить с вами.

— Конечно. — Она назвала адрес — квартира вблизи Телеграфного холма.

— Вы постоянно живете в городе? — спросил Гаррет.

— Я много путешествую, но это моя домашняя база.

— Вы местная уроженка, как Гарри, или иммигрант, как я?

— Да, — ответила она, и, когда они удивленно подняли брови, улыбнулась. — Женщины гораздо интереснее, когда в них что-то загадочное, не так ли? Оставьте мои загадки со мной, если только вам не обязательно нужна эта информация. — Она взглянула на часы. — Мне пора выступать. Прошу прощения.

Она встала и грациозно пошла к пианино. Гаррет со вздохом смотрел ей вслед. Не похожа она на кровожадную ведьму из культа.

Гарри улыбнулся ему.

— По-прежнему считаешь, что она замешана в двух убийствах?

Она начала страстную песню, которая приятно возбуждала гормоны Гаррета.

— Я бы предпочел аресту свидание с ней, — признался он.

— Она, похоже, готова отвечать и не скрыла, что встречалась с Моссманом. И все же…

— И все же, — согласился Гарри. — Заранее никогда нельзя сказать, поэтому лучше проверить.


предыдущая глава | Кровавая охота | cледующая глава