home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





Новейшая история: психоз по-зеленоградски

Итак, мы убедились, что послевоенная история разработок в области психотронного оружия и участия в этом деле Комитета государственной безопасности полна неясностей. Однако миф о существовании где-то «психотронного генератора» уже сложился и, как любой миф в любые времена, немедленно оброс слухами, непроверенными свидетельствами, просто анекдотами.

К числу анекдотов я бы отнес историю «психотронного террора» в городе Зеленограде, что под Москвой, происшедшую в памятном 1991 году. Привожу я ее здесь для того, чтобы показать, какие порой удивительные метаморфозы могут претерпеть те скудные факты, которыми мы располагаем, о деятельности российских (советских) спецслужб. К тому же кто-нибудь из читателей может не согласиться с моей трактовкой событий и примет информацию о «психотронном терроре» к сведению.

В десятом (июньском) номере за 1991 год в «Зеленоградской газете» была опубликована полемическая статья «Наука на службе КГБ или бред сумасшедших демократов?». Материалу предшествует редакционная врезка такого содержания:

"Проблема, о которой мы хотим начать разговор, может вызвать у читателей противоречивые отклики. Речь идет о возможном использовании новейших достижений науки для политического терроризма, о применении спецслужбами технических способов обработки инакомыслящих или просто о проведении негласных опытов над людьми. Такова версия авторов публикаций, изредка появляющихся в нашей и зарубежной прессе, таково мнение авторов писем, приходящих в «ЗГ», которые пытаются понять, что же происходит с ними, вокруг них.

Мы публикуем в порядке постановки проблемы два письма, объединенных означенной выше общей темой. Письма подписаны. Их авторы — реальные люди".

Далее действительно представлены письма, автором первого из которых является Э. С. Чиркова, народный депутат Зеленоградского горсовета, член комиссии по правам человека. Авторы второго письма, озаглавленного «Квартирная экология», — москвички О. Лаврова и Н. Крошкина. Начнем, конечно, с первого.

"Как член комиссии по правам человека Зеленоградского совета, занимающийся расследованием неконтактного террора — одного из видов опасного латентного преступления, — пишет Э. С. Чиркова, — хочу привлечь внимание общественности на продолжении применения органами КГБ методов ежовско-бериевского «гестапо». Но это уже не 37-й год… Это гораздо страшнее. Жертвы «обрабатываются» тайно, прямо на дому, из-за стен соседних комнат и квартир, соседних домов «спецгруппами» КГБ.

Арсенал тайного изощренного оружия КГБ огромен и отработан до такого совершенства, которое способно помрачить человеческий разум. В нем используются новейшие достижения физики, электроники, биологии и других наук.

Цинично-дикий расчет убийц, что в это не будут верить, удался. Для нейтрализации возможных разоблачений садисты подготовили психиатрию и милицию, обеспечив себе безнаказанность произвола.

Могут быть применены:

а) инфразвуковая техника (вибрационная и импульсная). Инфразвуковая волна, направленная мощным импульсом, может создавать подобие толчка или стука, разрушать хрупкие предметы;

б) электронная аппаратура для облучения радиоволнами различной частоты вплоть до СВЧ;

И та, и другая спарены с видеоаппаратурой, дающей возможность просматривать сквозь стены (тепловидение, метод промышленного рентгена и др.);

в) электронная аппаратура, спаренная с компьютерной системой, в сочетании с гипнозом для вторжения в работу мозга;

г) лазерная аппаратура для физических ожоговых поражений.

В порядке дополнительного воздействия используются едкие жидкости и газы, бытовые хулиганские действия.

В список «обрабатываемых» попадают активисты демократического движения, пожилые люди (в большинстве случаев одинокие), психически больные и т. д., то есть ненужные тоталитарной системе (?! — А. П.).

Я держу связь с жертвами из разных регионов Москвы, разных городов Союза (террор принимает всеобъемлющий характер), с Международной организацией по правам человека. У меня уже много заявлений, в том числе 20 — от зеленоград-цев.

Коммунистические правоохранительные органы, отказываясь от расследования, стоят на стороне садистов. С другой стороны — массовый психоз неверия… Неверие людей в этот кошмар, сомнения в психическом здоровье граждан — от их невежественности в этом вопросе.

На самом деле больны садомазохизмом те, которые придумали и запустили в производство этот ад.

Приведу конкретные примеры.

Я, Чиркова Э. С. — депутат <…>, занявшись расследованием заявлений, сама попала под прицельный «огонь» садистов, практически лишена нормальной жизни, условий для депутатской деятельности. С другой стороны, такая «практика» полезна, так как я познаю эту «кухню» не только со слов других жертв, но и на собственной шкуре.

«Профилактика» осуществляется почти наверняка из верхней квартиры (приводится адрес квартиры. — Л. П.): слышно перемещение аппаратуры за движением жертвы днем. Стуку над головой соответствует определенное воздействие (удары в мышцы, судороги ног, пальцев ног, зуд, жжение в подошвах, боль в ушах, онемение рук ночью, удары в носоглотку, вызывающие кашель, насморк, чихание, вызов аритмии сердца, щелчки в голову (в затылок, темя), появление ожоговых пятен на теле). Все эти болевые ощущения проходят при отклонении в сторону от источника воздействия.

Связь с жертвой поддерживается и на улице — время от времени чувствуются удары.

Оперативники КГБ, занимающиеся «обработкой» жертвы вне дома, имеют портативные аппараты размером примерно 12x12 см и 15x15 см, вмещающиеся в карман, имеются приборы и в более миниатюрном исполнении.

Остальные жертвы в Зеленограде — большинство их из общества «Демократические выборы», депутатского блока «Демократическая Россия» — испытывают аналогичные воздействия.

Первым к нам обратился гр. Кириллов Е. В., кандидат технических наук, пенсионер (приводится адрес. — А. П.). К нему применяются, кроме описанных, и дополнительные меры воздействия — посещение квартиры в отсутствие хозяина, хулиганские действия.

Аналогичные воздействия и аномалии здоровья зафиксированы практически во всех микрорайонах Зеленограда.

Если учесть, в чьих руках находится такое оружие и что в преступных целях оно может быть использовано как внутри государства, так и за рубежом, то надо бить в колокола!"

С логикой у этой дамы — проблемы. Впрочем, определенный политический капитал она на этом заработала. Посмотрим теперь второе письмо.

"Среди методов устранения социальных активистов (умышленные наезды автомашин, мнимые самоубийства, отравления, организация травм на производстве, психологические провокации и т.д.) один обладает явными преимуществами — облучение в квартирах (?! — А. П.). Это — тайный и почти непредсказуемый метод. Граждан буквально выкуривают из жилищ при помощи технических средств. Источники облучения могут находиться в смежных комнатах коммунальных квартир, на верхних этажах или в домах напротив. Помещения по соседству занимаются якобы работниками РЭУ или ДЭЗа, верхние этажи арендуются службистами КГБ по договоренности с жильцами, выезжающими в этом случае на длительные сроки. Проникнуть в подобные квартиры невозможно — поселившиеся в них без прописки люди открывают только милиции.

Жертвы подобных действий жалуются на плохое самочувствие, соматические и неврологические недомогания — головные боли, гипертонию, бессонницу или, наоборот, погружение в неестественный сон. Болевые ощущения: ножевого типа колики в области почек, печени, сердца. После ночного сна на коже обнаруживаются кровоточащие дефекты 1 — 2 мм диаметром, ожоговые пятна разного калибра, порезы и царапины. Порезы появляются и днем, иногда их появление можно заметить визуально — на лице, плечах, ногах, порой они плохо заживают, бывают глубокими и кровоточащими.

Во время сна, при фиксированном положении тела, человек оказывается беззащитным. Его тело подвергается глубинным воздействиям на организм, главным образом на сердце, кровеносные сосуды и мочеполовую сферу. Разнообразие физических следов (раны, порезы, ожоги) и ощущений (укалывание, охлаждение, вибрация, акустические удары) свидетельствуют о применении широкого спектра излучений — УКВ, лазерных, ультразвуковой локации, инфразвука, акустических волн ударного типа.

Физическим воздействиям на жертву предшествует часто шум от перемещения аппаратуры. Днем при передвижении человека шумовое сопровождение следует за ним по квартире. Создаваемые электромагнитные и акустические поля оказывают влияние и на работу бытовых приборов — неравномерная работа холодильников, мигание лампочек накала. Акустические удары вызывают открытие дверей, падение предметов (сходно с явлением полтергейста).

Описанные тайные физические и медицинские эксперименты над людьми, опасные для их здоровья и жизни, проводимые по указаниям КГБ и Министерства обороны, противоречат гуманным принципам ВОЗ и Декларации прав человека.

Необходимо срочно привлечь внимание общественности к данной проблеме, чтобы прекратить «техническое истребление народа!»"

Кроме вступления, «Зеленоградская газета» не снабдила эти два письма какими-нибудь комментариями. Однако журналист Игорь Царев, занимающийся расследованием «психотронных тайн» в рамках инициативы комиссии «Феномен», созданной в 1991 году при газете «Труд», встретился с Э. Чирковой и задал ей несколько вопросов. Его отчет приведен в сборнике «Книга тайн — 4», изданном Обществом по изучению тайн и загадок Земли в 1993 году. Свое интервью И. Царев снабдил весьма любопытными цитатами, которые я тоже здесь привожу:

"Чиркова охотно согласилась встретиться со мной. Я положил перед ней письма людей, утверждающих, что они подвергаются психической обработке: «Можно ли верить рассказам этих людей? Или все это творчество душевнобольных?»

— Можно, — ответила Эмилия Сергеевна. — Говорю так потому, что познала эту «кухню» не только с чужих слов, но и на самой себе. Ощущения следующие: удары в мышцы, судороги ног, жжение, боль в ушах <…>. Считаю, что воздействие на меня осуществляется из верхней квартиры. Болевые ощущения тут же проходят, стоит отойти в сторону. Но потом сверху слышен шум (возможно, это перемещают аппаратуру), и все начинается сначала…

Из официальных источников. «При длительном воздействии электромагнитных полей часто возникают сжимающие боли в области сердца, ощущение песка в глазах, выпадение волос, ломкость ногтей, кровоточивость десен, похудание. Периодически развивается чувство онемения в конечностях, потеря в них чувствительности, похолодание пальцев» (Профессиональные болезни. Томск, 1980).

Не правда ли, очень похоже на то, что испытывали <…> Чиркова, многие другие… Но с другой стороны, их рассказы вписываются и в другой диагноз.

«На ранних этапах больные становятся малоразговорчивыми, необщительными, замыкаются в себе; они теряют интерес к своей работе, учебе… Ими овладевает интерес к таким областям знаний и к таким занятиям, к которым они ранее не испытывали никакого влечения (философия, математика, религия, конструирование, коллекционирование)… Нередко на задаваемые вопросы они отвечают длинными путаными рассуждениями, бесплодным мудрствованием, лишенным конкретности. Один из важнейших симптомов — мания преследования».

Так описывают шизофрению во многих медицинских справочниках".

Что характерно, ни одна из «жертв психотронного террора» не может толком объяснить, какую цель преследуют спецслужбы, наводя на них «порчу». Единственную возможную причину (тоже весьма неправдоподобную, на мой взгляд) называет Э. Чиркова: вот такие они уроды, эти сотрудники спецслужб, вот такие они садисты.

Зная о том, как живучи единожды созданные мифы, И. Винокуров и Г. Гуртовой в своей книге «Психотронная война: От мифов — к реалиям» приводят очень показательные статистические данные. Правда, речь тут идет о «контактерах» (людях, уверяющих, что они вступили в контакт с инопланетным разумом), но эта группа социально подобна группе «жертв».

Специалисты из медико-психологического сектора «Союз-уфоцентра» обследовали 106 «контактеров». Здоровых личностей выявлено не было. Здоровых, но акцентуированных (то есть увлеченных какой-либо одной, но пламенной страстью) — всего 4 человека. Из основной массы «контактеров» (102 человека) были больны шизофренией — 45, страдали различными формами психопатии — 42, органическими поражениями центральной нервной системы — 8, интеллектуальной недостаточностью — 5. У двоих «контактеров» была обнаружена циклотимия (психоз, маниакальная фаза).

Цифры, что называется, говорят сами за себя!

Настоящей проблемой же в данном случае является то, что «жертвы психотронного террора» не просто выступают со статьями или воззваниями — они митингуют, требуют принятия поправок к Конституции и т. д. и т. п.

Я ничего не имею против поправок к Конституции (тем более если указанная поправка восстановит «социальную справедливость» или расширит мои права), однако когда по-настоящему серьезную проблему превращают в фарс… Судите сами. В заключение этой главы я приведу еще один материал, непосредственно связанный с «психозом по-зеленоградски», опубликованный Михаилом Зубовым в газете «Труд» под названием «Нервы у народа стали ни к черту».

"На днях здание Государственной думы пикетировали «жертвы психотронного террора».

Три часа дня. Человек 10 — 15, в основном — старики, суетятся под проливным дождем, развешивая свои плакатики. Худенькая старушка в клеенчатой накидке шлепает разваливающимися кедами по лужам, кидаясь к прохожим за подаянием для жертв психотронного оружия. Плакатов около полусотни. От примитивных: «КПСС и КГБ под суд!» до «А ты уверен, что ты не зомби?»

Мы с фотокорреспондентом приехали сюда, когда демонстранты прятались от дождя под крышей подъезда Думы. Пристраиваемся рядом с супружеской четой. Пенсионеры. Для них все «началось» пять лет назад. Однажды у обоих, говорят они, одновременно пошла горлом кровь. Несколько часов ничего не помогало, но вышли на улицу — как рукой сняло. Заметили, что в моменты приступов температура на комнатном термометре подскакивает… на 15 — 20 градусов. Но им проще, чем многим: их двое, и если одному совсем плохо, то другой выводит на улицу. Одиноким — сложнее.

Позже на одном из плакатов мы увидели длинный перечень фамилий погибших (как утверждалось) в собственных квартирах. В это время весьма респектабельная дама декларирует свое видение происходящего: «На людях проводят эксперименты. Кроме того, запугивают или убивают электронным оружием, особенно неугодных…»

«Ведется крупномасштабная акция по истреблению пенсионеров», — включается в разговор женщина помоложе и «просвещеннее». «90 процентов населения зомбированы, — утверждает категорически старушка в рваных кедах. — А тех, кто пробует бороться, кладут в лечебницы…»

Наконец я слышу обращенный ко мне вопрос: «Вы нам верите?» Ответа не ждет, добавляет: «Никто не верит, пока на себе не испробует. Верят потом, когда уже поздно…»

Разговариваю с бывшим военным инженером Андреем Ивановым, работающим в приемной комиссии Независимого информационного центра по правам человека. «В течение последних нескольких лет, — рассказывает он, — в целях оказания помощи гражданам, жалующимся на облучение в местах проживания, в 94 городах РФ были созданы комитеты экологии жилища. Людей, которые обращаются с жалобами на психотронное воздействие, десятки тысяч только в Москве».

В последние годы родился новый термин: «психотронный терроризм». Но вот парадокс: даже если факт психотронного террора доказан, возбудить дело по нему существующее законодательство не позволяет.

Практически единственная организация, которая пытается взять на себя защитительные функции, а заодно и «отсев» мнимых жертв, которых абсолютное большинство, от реальных, это группа по борьбе с психотронным терроризмом, которой руководит председатель московского отделения Информационного центра по правам человека Николай Анисимов.

— Один из ваших транспарантов, — говорю ему, — гласит: 90 процентов населения России зомбировано. Можете обосновать?

Кажется, не может, поскольку принимается рассуждать о том, как индифферентен народ к политике, как безмолвно терпит все социальные потрясения, и в итоге: «…не исключаю, что это следствие определенного внушения…»

— Чем же вы можете помочь жертвам этого «террора»?

— У нас на учете более 1000 человек. Тем из них, кто располагает не просто предположениями, а фактами, доказательствами, выдаем соответствующие справки, которые дают определенные гарантии того, что человека не упрячут в психиатрическую лечебницу, окажут медицинскую помощь. Теоретически эта справка может помочь начать расследование, с ней считаются милиция, прокуратура и суд.

— Чего хотите добиться сегодняшним пикетом?

— Введения в Конституцию и уголовное законодательство запрещения применения на территории РФ всех видов психотронного оружия и других средств насильственного воздействия на психику, наказания за это.

— Как относятся к вашим предложениям депутаты Думы?

— В Думе уже поднимался вопрос о психотронном оружии. Более того, некоторые депутаты сами утверждают, что подвергаются «обработке». Парламент не может в самые ответственные моменты набрать кворума. Кто-то неожиданно для себя голосует не так, как собирался. Все это наводит на подозрения. Но многие, в особенности известные люди, боятся заявить о своих предположениях открыто. Недавно погиб известный правозащитник Юрий Киселев, председатель ассоциации защиты прав инвалидов. Мы с ним были давно знакомы. Я рассказывал о проблематике психотронного оружия. Примерно за полтора месяца перед смертью он позвонил: «Что делать? Все, о чем ты рассказывал, теперь происходит со мной». Я предложил обратиться к прессе, но он наотрез отказался: «Не хочу, чтобы меня приняли за сумасшедшего». У него остановилось сердце…

При всем уважении к Н. Анисимову, далеко не все его утверждения кажутся мне достаточно убедительными и взвешенными. Но в одном согласен: если есть опасность (даже пусть гипотетическая) применения психотронного оружия, необходимы законы, которые бы защищали от этой опасности.

За те три часа, что мы простояли возле пикетов, единственным, кто отреагировал на акцию протеста, был Жириновский. Проходя мимо митингующих, выразился кратко: «Опять эти жертвы толпятся! Черт знает что…»".



Холодный мир: Советский Союз как империя психотронного зла | Оккультные силы СССР | Значит, это кому-нибудь нужно: доктор Кашпировский и все-все-все