home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





И вновь начинается бой: история зеленой коробочки

Есть у замечательного российского писателя Виктора Пелевина рассказ под названием «Зеленая коробочка». В присущей Пелевину неповторимой манере стеба, маскирующегося под серьезное исследование, он рассуждает о «ментальном луче смерти», которым может стать самое обыкновенное словосочетание, услышав или прочитав которое человек немедленно погибает. Тем же, кто не верит выкладкам автора или принимает их за шутку, Пелевин предлагает «поставить простой опыт — засечь по часам время и попробовать не думать о зеленой коробочке ровно шестьдесят секунд».

Ситуация с психотронным оружием в постперестроечной России напоминает мне идею этого рассказа. Раз услышав о психотронном оружие, никто уже не может избавиться от мысли о том, как он его, оружие, сам использовал бы, или о том, не находится ли он под его, оружия, воздействием. Мысль о психотронном оружии становится очень сильным оружием!

Несколько лет назад на выставке новых технологий была представлена разработка группы ученых Медицинской академии имени И. М. Сеченова под руководством доктора Игоря Смирнова, названная «Компьютерные психотехники». Работа произвела фурор. Доктора Смирнова пригласили в Америку для чтения лекций, на которых медиков было едва ли не меньше, чем представителей спецслужб. Технологии доктора Смирнова и его коллег включают психозондирование и психокоррекцию. Результат зависит от того, в чьих руках находится методика. К счастью, доктор Смирнов и его коллеги понимают всю меру ответственности. Например, они послали «куда подальше» политиков, предложивших воздействовать… на волю избирателей.

Но так поступает далеко не каждый. Во всем мире, включая Россию, ныне широко распространено психокодирование. В лечении ряда психических и психосоматических заболеваний без него не обойтись. Но ведь кодирование в разных формах применяется самозваными целителями, магами, колдунами в самых разных, порой далеко не благовидных целях. Правительство Москвы сделало верный шаг, запретив массовые сеансы гипноза и полугипноза.

В лечебную практику все шире входит метод нейролингви-стического программирования или гипноза по Милтону Эрик-сону. Он открывает редкую возможность закладывать прямо в подсознание программу на выздоровление. Но ведь вместо нее можно заложить любую установку. Что порой, к сожалению, и делается.

Кстати, в подмосковных санаториях заморскими специалистами были проведены несколько семинаров-практикумов по нейролингвистическому программированию, в которых мог участвовать любой желающий. Судя по сообщениям, там изучались такие темы: «Как изменить сознание», «Как дать клиенту новую установку» и т. д. По итогам семинаров засняты и свободно продаются видеофильмы-наставления.

Специальная ассоциация эриксоновского гипноза выпустила на русском языке серию самоучителей: «Семинар по Милтону Эриксону», «Сам себе родитель», «Как стать счастливым невротиком» и другие.

Или вот метод регрессивного гипноза, который фактически широко применяется в нашей стране приверженцами саентологии.

А совсем недавно российские спецслужбы выступили с обращением к гражданам России, в котором им, гражданам, рекомендовалось не сильно увлекаться иностранными телесериалами. Дело в том, что объем поступающей из-за границы телепродукции столь велик, что соответствующие подразделения спецслужб не успевают ее обрабатывать на предмет выявления так называемых «спрятанных кадров», то есть кадров, которые не фиксируются глазом, но зато прекрасно усваиваются человеческим подсознанием. И какая информация содержится в этих кадрах, какие установки там заложены — бог весть.

Безответственное использование гипноза, трансмедитативных тренингов и кодирования порождает массу людей со «сдвинутой» психикой, искаженным восприятием мира, внушенными извне целевыми установками. Эта проблема ныне весьма актуальна для России, где люди, находившиеся длительное время под прессингом безусловного подчинения, постепенно приобрели высокий уровень внушаемости.

Появились проходимцы, откровенно наживающиеся на «мифе о психотронном оружии». По этому поводу приведу статью Аллы Малаховой «Кто защитит „зомбированных“?»

«Неизвестно, есть ли психотронный террор, но получить справку о том, что вы его жертва, оказывается, можно».

Может, помните некоего Штирнера — изобретателя из романа Александра Беляева «Властелин мира»? Этот злой гений сконструировал чудо-генератор, воздействующий на психику людей, лишая их способности совершать осмысленные действия. А затем, в идеале, заставляя делать то, что ему — властелину — было нужно.

В нынешней популярной литературе подобный процесс назван «зомбированием». И сотни наших сограждан утверждают, что некие сверхсекретные службы воздействуют на их психику с помощью психотронного («пси») оружия.

…Звонит недавно в редакцию средних лет женщина, назвавшаяся Розой Сергеевной. И требует, чтобы ее немедленно выслушали, иначе она наложит на себя руки. Ничего не остается, как внимать ее долгому, путаному монологу. Улавливаю, однако, что у нее «все болит, жуткая бессонница, а голова — просто неподъемный чугунок». Оказывается, уже несколько лет спецслужбы под видом соседей следят за несчастной и воздействуют на ее мозг посредством СВЧ-генератора, находящегося за стенкой, прямо в изголовье ее кровати.

— Зачем же вы им понадобились? — допытываюсь у жертвы преследования. — Вы — пенсионерка, живущая тихо, скромно, одиноко…

— Но у меня два высших образования! — возмущается собеседница. — Я отношусь к общественной элите! К тому же мои родители были весьма заметные личности. Они оставили мне хорошую квартиру и дачу. И спецслужбы пытаются изгнать меня отовсюду. Они меня измучили, довели до крайности! — кричит она в отчаянии.

Собеседница требует помочь ей добыть справку, удостоверяющую, что она — жертва психотронной атаки. «А то меня в „психушку“ пытаются упечь», — заговорщически шепчет Роза Сергеевна.

Заветную справку, «оберегающую от преследований медиков и милиции», добыть, оказалось, можно, и только у председателя «Московского центра по борьбе с психотронным терроризмом» Николая Анисимова. Личность эта популярна в узких кругах «зомбированных». Его с просьбами о помощи атакуют почти ежедневно все новые «жертвы». И «защитник» собрал за несколько лет работы огромный архив о судьбах своих подзащитных.

Знакомлюсь с некоторыми кандидатами в «клиенты» Николая Ивановича.

Его «ограниченный контингент», прямо скажу, более чем специфический. Как правило, это люди с отклонениями в душевном здоровье, почти все состоят на учете в психдиспансерах, многие — бывшие клиенты психиатрических клиник. Один из них — Андриан Васильев, молодой парень.

— Сейчас не работаю, — говорит, — нет сил. «Пси»-оружие не позволяет спать, душит ужасными запахами, заставляет кричать и все время бегать в туалет. Моего папу — геофизика — «пси» убило в прошлом году. А медики поставили диагноз: «рак внутренних органов». Я пока сопротивляюсь — купил гантели…

Андриан — инвалид 3-й группы. Врачи, по его словам, «твердо считают его чокнутым». А между тем пресловутое «пси» уже нацелено на его маму, брата и обеих сестер. Свои дневниковые записи о наблюдениях за «пси» Андриан засылает в «Новости разведки и контрразведки».

Еще одна претендентка на получение защитной справки — престарелая Декабрина Изотина. Симптомы те же: боль во всем теле, страх преследования спецслужбами.

— Медики сожгли мне все внутренности, — жалуется она, — выбили зубы и разрушили зрение. Каждый день гоняются за мной на «скорой помощи», хотят опять заточить в «дурдом». Я вынуждена скрываться, кочевать по чердакам и подвалам. А не то выкачают, ироды, из меня весь спинной мозг.

В психбольнице № 1 им. Алексеева (бывш. Кащенко), где Изотина находилась на излечении, в ее личной карте записано: «шизофрения с манией преследования». Лет 15 назад Декабрина Ильинична перенесла тяжелейшую черепно-мозговую травму: ее сбил бетоновоз-Вячеслав Светашев, 50-летний рабочий котельной, 10 лет назад, по его словам, «накрыл» группу кагэбэшников… у себя дома, когда они облучали его из-за стенки СВЧ-генератором (он понял это по характерному гудению). Да еще и кричали при этом во всю ивановскую пьяными голосами (для отвода глаз). Вячеслав Александрович не убоялся заявить в КГБ об экспериментах над собой и был немедленно препровожден в «психушку», где ему, по его словам, поставили диагноз «дурака 2-й группы». Бессонницу и жестокие физические страдания выносить было невозможно (эфэсбэшники, преемники кагэбэшников, и там достали), поэтому Светашев проглотил разом 180 таблеток психотропных препаратов. Но чудом уцелел («эфэсбэшники и откачали»). Он еще дважды пытался покончить с собой — неудачно. Ныне Светашев, по его выражению, «продолжает жить и мучиться в психотронной тюрьме».

Надо полагать, с российским «списком Штирнера» более или менее ясно…

Николай Анисимов, защитник всех угнетенных «пси-оружием», охотно идет на контакт с прессой, организует различные уличные шествия и иные броские действа, чтобы привлечь к своей организации, созданной под крышей Информационного центра по правам человека, всеобщее внимание.

О справках — отдельный разговор. Получить справку не так-то просто. Дело в том, что сам Анисимов тоже называет себя «жертвой преследований», скрывается, поэтому на контакт с очередными просителями документа, не проверив, идет крайне неохотно.

Николай Иванович постоянного места жительства не имеет: живет то у одной «жертвы облучения», то у другой. И все время почему-то у женщин (наверное, потому что они более сердобольные и горой стоят за своего опекуна). Попасть к нему «на прием» можно лишь по рекомендации уже знакомых ему «клиентов». Изменив свою внешность (парик, очки), я в один ненастный день вместе с Розой Сергеевной отправилась на встречу к Анисимову.

Дверь в одной из квартир на Сумском проезде была наглухо закрыта, хотя мы точно знали, что Николай Иванович должен быть дома. Долго звонили и стучали, пока наконец мужской голос раздраженно поинтересовался, что нам нужно. Услышав, что речь идет о справках, он сказал, что «порядок выдачи прежний».

«Справкодателю» необходимо было заплатить деньги — 20 тысяч рублей. Для бедных больных людей — сумма немалая. Да еще каждая из клиенток Анисимова, зная, что живет он на правах бомжа по чужим углам, почитает своим долгом принести ему в качестве презента каких-нибудь продуктов. Вот и в тот день Роза Сергеевна захватила с собой «разных овощей, молока да еще приличный кусочек сыра». Оказывается, когда она в предыдущий раз явилась с пустыми руками, справки ей Анисимов не выдал. Кроме всего, у них еще раньше вышел конфликт из-за того, что «вождю» негде было жить, а Роза Сергеевна, «постеснявшись соседей», отказалась пустить его к себе на постой. И он решил отомстить «жадной женщине» отказом в выдаче справки.

Наконец-то Роза Сергеевна стала обладательницей вожделенного документа: на «фирменном» бланке с двумя печатями — заключение «комиссии» в лице председателя Комитета по защите граждан от психотронного оружия Анисимова Н. И. и председателя Комитета по экологии жилища (на печати значится: «Экологическая и правозащитная общественная организация против психотронного оружия») в лице Чирковой Э. —С. о том, что подзащитная «испытывала на себе воздействие облучения, выражающееся в повышении давления, отеке слизистой рта, першении в горле, спазме мышц». Интересен тот факт, что Анисимов, признавший в справке, что «микроклимат в квартире не пригоден для проживания», сам же потом охотно там проживал.

Розу Сергеевну я осторожно предупредила, чтобы она не относилась с полным доверием к своему постояльцу. У меня были на то основания. Дело в том, что родом Анисимов из Новосибирска, в Москве же проживает без документов и прописки (регистрации). То «служебное удостоверение», которое он сам себе выдал, не в счет. Он сочинил легенду, что паспорт у него похитили (за ним-де тоже охотятся), но восстановить он его не может, так как для этого нужно ехать в Новосибирск. Но тогда… спецслужбы убьют его маму. Такое вот мелодраматическое толкование своего странного бомжевания.

Кстати, насчет загадочного появления Николая Ивановича Анисимова в столице есть один интересный, хотя и требующий проверки, факт. В 1987 году некто инженер-геофизик по фамилии Ключев, будучи в командировке в Новосибирске, остановился в гостинице «Обь», где вместе с ним в номере проживал некий Валентин Родичкин, который представился Ключеву как «эксперт по реабилитации психических больных». На следующий день Родичкин скрылся, прихватив деньги из кармана Ключева и даже зачем-то умыкнув с его пиджака значок «Отличник газовой промышленности».

Ключев обратился в местную милицию, где ему сообщили, что давно наблюдают этого типа, но не могут поймать с поличным. Он же промышляет в городах Омске, Томске, Новосибирске.

Нынешним летом Ключев, чья близкая родственница, живущая в Москве, тоже считает себя жертвой психотронного оружия, мельком познакомился с Анисимовым на квартире у этой самой родственницы. И заметил, что «Анисимов очень напоминает Родичкина. Хотя прошло девять лет, процентов на 70 это тот самый тип»…

Самозванным Остапом Бендером найдена отличная, пока никем не занятая ниша. И человеком, паразитирующим на доверии больных, в основном одиноких людей, до сих пор никто не занялся".

Чрезвычайно интересным (и в каком-то смысле расставляющим точки над i) мне показалось интервью ведущего русского ученого в области аномальных явлений, академика Академии медицинских наук, академика Академии естественных наук и академика Петровской академии В. Казначеева корреспонденту газеты «Советская Россия»:

"Корр. Уважаемый академик, зная ваш характер, могу сказать, что в направленном психическом воздействии на людей с целью достижения заданных целей вы видите не сенсацию, а науку будущего. Как в таком случае оценить сообщения из писем читателей, что кого-то якобы просвечивают лучами, кто-то слышит голоса, которым он не может противиться, кто-то против своей воли делает то, что противоречит его жизненным установкам, и так далее?

В. К. Видите ли, это практика психотроники, а я занимаюсь чистой теорией. Вы помните, несколько лет назад мы беседовали с вами об астрологе Вронском? Тогда важно было утвердить его школу в науке, а уж совсем не то, как он определял влияние фазы Луны на рост моркови.

Корр. Мы сильно отстали в психотронике?

В. К. Я бы этого не сказал, мы отстали в ее популяризации. Ведь не сомневаются, что для большинства читателей «Советской России» сам термин «психотроника» столь еще туманен, как и другие понятия из области парапсихологии.

Корр. Пользуясь случаем, сообщу, что Ассоциация всемирной психологии, председателем которой является член множества международных академий Эдуард Наумов, выпустила библиографический справочник, тираж которого нелеп до смешного 400 экземпляров. Но еще несколько десятков осталось, и кто интересуется, может позвонить. Однако о психотропных войнах там нет ни слова.

В. К. Разумеется. У нас эта тема семь десятилетий была «закрыта». А вот в отличие от нашей страны на Западе книги на тему о психотронной войне выходят регулярно. Их пишут главным образом специализирующиеся на парапсихологической теме журналисты. В 1984 году была издана книга признанных во всем мире парапсихологов Рассела Тагра и Хита Харари «Гонка умов», в которой они предупреждают мир о гибельности для человека как биологического вида психотронной войны и призывают все мировое человечество отказаться от психического воздействия.

Все методы и средства направленного изменения человеческой психики в определенных целях — начиная от школьного воспитания и до наркотиков, сильного алкоголя, нейролептиков и многочисленных прочих психотропных средств воздействия определенными способами — это лишь часть арсенала психотронной войны. Это и есть психотронное оружие. В истории войн эти силы и средства могут быть основными или просто составлять часть многочисленных методов и технологий «горячих» и «холодных» войн. Психотронное оружие — неотъемлемая, неминуемая часть вооружений любых военных, армейских, бандитских или криминальных формирований.

Корр. Ну как же так: психотропные средства — это лекарства, они изобретены на благо человека. И вдруг они — оружие уничтожения?

В. К. Жизнь такова, что все, сделанное наукой во благо человека, пытаются обратить ему во зло.

Познание механизмов и средств управления поведением человека в необходимых целях неотделимы от возможности их применения силами зла.

Осознать это принципиально важно, так как любые запреты научных исследований или их засекречивание лишают нас новейших средств и методов получения различных благ, новых видов лечения, возможности расширения сферы действия добра.

Человековедение, в частности изучение самого человека и его психики, невозможно засекретить от самого человека. Следовательно, все силы должны быть направлены на исключение, искоренение любых возможностей сил и средств науки действовать во зло. И особенно парапсихологии".



Секты в России: «Белое братство» на тропе войны | Оккультные силы СССР | Герострат жив!