home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

– Преподобный Учитель даст мне свободу?

– Ты получишь свободу, но оставишь мне кольцо. Если я не ошибаюсь, без кольца варркан ничто?

А Преподобный – хитрый мужик. Все правильно, без кольца варркан обречен на позорное отчуждение. И как следствие этого – на верную смерть.

– Ты сделаешь работу и вернешься за своей железкой, а потом я решу, что с тобой делать. Стража, уведите его. Пора приступать к веселью.

Меня снова отвели в серебряную темницу. Вокруг стен уже возвели трехъярусные сидения, свободных мест не оказалось. Полный аншлаг!

Цепи сняли. Я хотел было снять и обруч, но голос Преподобного остановил.

– Нет, варркан. Оставь его на месте. Я знаю вашу силу. Если ослушаешься, мне придется превратить тебя в безмозглый мешок с костями. Ты показываешь силу, а не волшебство. Колдовать мы и сами немного можем.

– Ну вот и показывал бы сам свою силу, – проворчал я, но обруч оставил.

Силу, так силу. В случае чего, я всегда успею снять этот чертов обруч, но тогда всем не поздоровится.

Толпа наверху стихла. Если это и есть веселье, то не слишком-то и весело. Интересно, что же придумал Повелитель? Наверняка, какую-нибудь очередную подлость.

Послышался еле заметный скрип, я насторожился. Одна из частей стены, находящейся напротив дверей, повернулась на оси и обнажила черный лаз. И сразу же ударила волна ненависти.

Так вот что придумали!

Из темноты раздался душераздирающий вопль.

Зрители, огражденные от всего происходящего серебряной решеткой, отшатнулись, настолько крик действовал на нервы. Темный силуэт, источая тяжелые волны ужаса, двигался к выходу серебряной комнаты. В тот момент, когда ЭТО появилось в освещенном проеме, под ложечкой у меня неприятно засосало.

Это был огромных размеров Бобок, грозная, жестокая и весьма кровожадная нелюдь. Даже для вооруженного варркана подобный экземпляр не подарок. А что говорить про меня? Огромная туша мускулов, гигантская пасть, оснащенная двумя рядами первоклассных клыков, мощные лапы с острейшими когтями – именно с таким кошмаром мне и придется выяснять отношения. Если добавить ко всему, что Бобоки – страшные обжоры, больше всего на свете предпочитающие человеческое мясо, то понятно, что настроение у меня было отнюдь не праздничное.

Увидев меня, то есть свою жертву, Бобок издал крик радости. Давненько я не встречал такой восторженной нелюди. Честно говоря, я ожидал всего, но только не этого. Фантазия Преподобного зашла слишком далеко.

Люди наверху уже оправились от первого приступа страха и что-то восторженно орали, яростно размахивая руками. Интересно, что сказали бы они, окажись на моем месте. Если первые варрканы встречались с этим чудовищем, будучи в том же положении, что и я, то искать их не имеет смысла. А слова Преподобного лишь пустой звук, вранье и насмешка.

Что это я все о себе да о себе? Надо и о Бобоке подумать. Деваться некуда. Придется подороже продать свое мясо. Даже если учитывать только разницу в весе – нелюдь сильней. К тому же, по сравнению с его челюстями, мое единственное оружие – зубы – ничто. Значит, бой не на жизнь, а на смерть.

Видимо, Бобок думал примерно также, потому что не стал слишком церемониться. Оскалив пасть, он неторопливо, предвкушая сытный ужин, затрусил ко мне. Я, со своей стороны, решил немного разгулять его аппетит и стал кружить по комнате. У голодного существа ненадолго хватит сил бегать вприпрыжку за жертвой.

Мои скачки явно разозлили его. Промахнувшись раза два, Бобок, существо тоже неглупого десятка, резко изменил тактику. Он растопырил лапы, замедлил движение и стал медленно загонять меня в угол. Моя затея с аппетитом, похоже, не приносила плодов, поэтому я тоже решил заняться делом (можно подумать, до этого я чаи кушал). Появился тут у меня один маленький, но весьма симпатичный планчик. Ради того, что я задумал, стоило рискнуть.

Разум, соблюдая все предосторожности, вытащил из подсознания необходимые сведения о болевых точках Бобока. Нужные сведения я получил и, пока они не рассосались в серебряном излучении, надежно закрепил их в собственной памяти.

Сердце нелюди было для меня недосягаемо. Укрытое за толстыми костями, оно оказалось надежно защищено костями. А до остальных мест можно добраться, если только схлестнуться со зверем вплотную.

Бобок тем временем приблизился ко мне достаточно близко, и в его глазах я увидел не просто блеск, а вспышки голода.

Бежать некуда. Справа, слева, сзади – стена, а впереди – девяносто девять процентов желудочного сока. Единственное, что меня спасет – случайность.

Самое приятное в жизни, это когда то, о чем мечтаешь – сбывается. Та случайность, которую я так ждал – свершилась.

Бобок, вполне уверенный в победе, бросил торжествующий взгляд вверх. Лучше бы он этого не делал. Его массивный подбородок высоко задрался, оголяя шею с маленьким кадыком. Именно в него я и ударил. Слава богу, что на мне остались сапоги. Удар получился из ряда классических. Каблук врезался в шею монстра, заставляя его откинуться немного назад. Вот теперь как раз тот случай, когда промедление смерти подобно.

Удар правой пришелся по свинячьему рылу, левой – еще раз подкинул голову нелюди вверх. Венцом комбинации был правый хук по левому блестящему глазу.

Бобок ошалел от такой наглости и в растерянности отступил на пару шагов, давая мне возможность провести еще два удара в предплечье. А в тот момент, когда чудовище приготовилось заорать от боли, я с особым наслаждением всадил правую ногу в то место, где у всех нормальных самцов находится их мужская гордость.

Я не ошибся в выборе пола, зрелище оказалось не для слабонервных. Бобок не знал, за что хвататься. На его месте я поступил бы точно так же.

Зрители на трибунах совсем одурели. Но громче всех, даже громче самого Бобока, кричали, без сомнения, женщины. Поскольку в данный момент я находился в привилегированном положении, то и решил им воспользоваться. Крякнув, я вскочил на спину монстра. Мне очень хотелось достать нож, но я поосторожничал. Вместо этого я нанес сильнейший удар ребром ладони по шее Бобока. Когда-то этот удар крушил кирпичи. На это я и рассчитывал, и это оказалось моей ошибкой. Не знаю, из чего сделан сам Бобок, но его шея напоминает железобетонную плиту. В глазах от адской боли померкло, и крупные капли слез потекли по сведенным судорогой скулам. Е-мое, если бы я знал, что будет так больно…

Бобок за это время пришел в себя и, вывернувшись наизнанку, ударом лапы сбросил меня на пол. Теперь мерзкая зверюга не смотрела по сторонам, а напала сразу. Левая рука, попав под ступню нелюди, чуть не треснула, и на меня накатилась новая волна боли. Пасть приближалась к моему горлу. Запах, исходивший от твари, стал просто невыносимым. В следующий раз я ни за что не соглашусь драться с нелюдями, пока им не почистят зубы. Конечно, если следующий раз придет.

Варркан может перенести все: и мерзкий запах, и клыки у горла. Варркан не может перенести одного – когда его лицо заливает чей-то желудочный сок. Слюна нелюди капала прямо мне в глаза. Так что выбора практически не оставалось. Хороший варркан – это живой варркан.

Правая рука нащупала нож в потайном кармане и, независимо от моего желания, вытащила его на свет.

Удар пришлось наносить вслепую, но, видимо, счастье не убежало от меня далеко – кажется, я попал туда, куда было нужно. А главное, вовремя. Клыки Бобока уже впились в мое горло, а я стал прощаться со всем миром, когда вдруг почувствовал, что тело зверя обмякло, пасть разжалась, а он сам валится на меня всей своей тушей.

Дело сделано. Не так честно, как того хотелось бы Преподобному, но сделано. У меня оставалось еще минут десять, пока серебряное пламя не начнет заметно расползаться по всему телу Бобока. Заканчивать всегда необходимо быстро и эффективно.

Я выскочил из-под туши, и под оглушительные крики ничего не понимающих зрителей, стал деловито дубасить еле шевелящуюся кучу. Мне повезло – дверь, ведущая в лаз, оставалась открытой. Бросившись на Бобока в эффектном прыжке, я схватился за его густую шерсть и, стараясь прикрывать все больше увеличивающееся серебряное пламя, потащил тушу к чернеющему отверстию.

У меня оставалось времени лишь на то, чтобы впихнуть вялое тело нелюди в дыру и придать его телу ускорение сапогом. В последнем проблеске звериного сознания Бобок пытался отползти подальше, и только я мог видеть, как голубое пламя разливается по его мощному торсу. Последний жалобный крик послужил доказательством моей честной победы.

Я встал посреди серебряной комнаты и гордо поднял голову. На меня смотрели молчаливые потрясенные лица. А теперь можно и повеселиться. Довольно смеяться в одиночестве. Думаю, никто из граждан сияющего города не слышал о простом английском парне по имени Тарзан. Именно методами этого парня я и решил развеселить толпу.

Запрокинув голову и распрямив пошире плечи, я гаркнул во все легкие, подражая крику бешеного Бобока. Вот теперь цирк наступил и для меня. Зрители сорвались с мест, совершенно забыв, что между ними и мной решетка. Потолок стал закрываться, и вскоре я остался один.

Тело сразу как-то обмякло, а кожа противно покрылась потом. То, что произошло – слишком опасно, чтобы относиться к этому спокойно. Я опустился на пол. Сейчас главное – отвлечься.

Раны немного побаливали, но, пользуясь знаниями волшебников, которые я осторожно выпускал из подсознания, починка тела продвигалась довольно быстро. Холдеры Корч научили меня многому. Через полчаса не осталось и царапинки, если не считать четырех отметин на шее, оставшихся от зубов Бобока. Я легко отделался, что нельзя сказать о монстре из вонючего подземелья.

Дверь отворилась, и солдат просунул в решетку два кувшина. Наконец-то! Пора и перекусить. Ничто человеческое нам не чуждо.

На этот раз Преподобный оказался более чем любезен – в одном кувшине было вино, а во втором рисовая каша и целый цыпленок. Щедро, щедро! Хорошо, когда все хорошо!

Обглодав цыпленка так же, как это сделал бы Бобок со мною, я запил все это дело вином и сел на пол в позе (лотоса). Приятно почувствовать, что твой желудок полон и все, что тебе нужно в данную минуту, так это малость вздремнуть.

Но неожиданно я почувствовал неладное. Подсознание прямо-таки рвалось наружу. Я всегда доверял чувствам: если разум, даже находясь взаперти, обеспокоен – что-то не так. Я вслушался в себя, приоткрыл на мгновение створку, выпуская наружу то, что мне было нужно, и помрачнел. Ослепленный победой, я совершенно потерял чувство опасности и, словно голодный мальчик из деревни, набросился на еду. Знание великих алхимиков этого мира кричало мне, что в организме находится чужеродное вещество.

Я так и знал. Так просто жареных цыплят не присылают. Бойся царей, дары приносящих. Даже если дар – всего лишь цыпленок. Мне подсыпали яд. Что-то из разряда сильнодействующих.

Единственное, что я успел перед тем, как провалиться в беспамятство, так это закупорить мозг от всех случайностей и непрошенных гостей, если таковые найдутся. Бедное сознание, оно беспомощно металось в тесной темнице и ничем не могло помочь своему хозяину.

Первым делом, как только пришел в себя, я обшарил мозг. Все в порядке. Правда, кто-то во время моего беспамятства или сна пытался проникнуть в него, но нашел только хвост от селедки. Мой мозг – моя крепость. За это ему и спасибо. Что там у меня могли подсмотреть? Так. Кое-какие обрывки заклинаний, пустые разговоры и море всякой дребедени. Короче говоря, набор дебила.

Я открыл глаза и обнаружил, что лежу на скотном дворе прямо посреди обширнейшей лужи. Почему такая смена апартаментов? Или Преподобный думает, что во мне не осталось ничего от варркана, кроме силы? А! Все-таки почетный эскорт имеется.

Недалеко от того места, где я расположился, сидели трое охранников и резались в какуюто игру. Заметив, что я очнулся, они оторвались от своего занятия и подошли поближе: – Эй, ты! – не слишком любезно. – Вставай и пошли.

– Интересно знать, куда?

– Ты поговори, поговори… Один из них замахнулся древком копья и ткнул в бок. Что-то они стали слишком смелые? Ах вот в чем дело! Изчезло кольцо варркана. Теперь все стало на свои места. Все правильно. Узнав, что в моей башке ничего нет, они забрали кольцо, думая, что превратили меня в простого человека. А вот здесь вы и ошибаетесь, товарищи и братья. А направляемся мы сейчас, по-видимому, прямиком на собеседование к вашему горячо любимому Преподобному Учителю, зараза ему в глотку. А вас, ребятки, за такое отвратительное обращение с представителем (homo sapiens), придется проучить.

Я полностью разблокировал мозг и, ничуть не смущаясь отсутствием перстня варркана, начал колдовать. Тот, который меня толкнул древком, шел первым и от толчка неизвестного происхождения растянулся прямо посреди грязи скотного двора.

– Упырь тебе в зятья, ты что делаешь? – Правильно, паря, на кого ж тебе думать, как не на своего товарища.

– Ты что, совсем сдурел? – А ты тоже посвоему прав, приятель, ведь ты-то ничего не делал.

Минуты три, пока стражники выясняли отношения, я употребил на то, чтобы полностью привести в порядок свои мыслишки. Наконец мы тронулись в путь. Пока мы дошли до дверей, ведущих внутрь замка, на моих провожатых дважды налетали сумасшедшие собаки, один раз не менее сумасшедший бычок и в заключение, когда меня уже передавали в руки поджидавшим черносотенцам, у всех троих одновременно слетели штаны.

Ребята из личной охраны Преподобного довели меня до самых дверей, ведущих в тронный зал. С мыслью о том, что впереди решающая схватка, я перешагнул порог.

Так. Все в сборе. Если не ошибаюсь, сегодня собралось гораздо больше народу. Мое появление в зале было встречено бурным перешептыванием. Очевидно те, кто присутствовал на первом представлении, делились впечатлениями с новичками. Пошуровав на всякий случай в их мозгах, я нашел заметные изменения.

Основным чувством, которое владело толпой на этот раз, стал, бесспорно, страх. Еще бы, видеть, как человек голыми руками убивает сильнейшего из представителей нелюдей, не только страх, несварение желудка можно получить. Смотрите, смотрите на меня и бойтесь! Думаю, что я представлял довольно колоритную фигуру. Непонятную и ужасную. С одной стороны – по дорожке, ведущей к трону, шел человек-зверь. А с другой, у этого человека от былой силы остались только седые волосы варркана.

А вот и мой старый знакомый – Преподобный, стало быть, Учитель. Ну, с тобой у нас разговоры еще впереди, когда мы останемся на– едине и немного позднее. У нас есть о чем поговорить. Но пока…

Подойдя ближе, я смиренно потупил голову, ожидая распоряжений Преподобного. Именно так должен поступать варркан, у которого выкачали все знания и отняли кольцо.

– Подойди ближе, – в голосе Учителя не осталось прежней неприязни. Лишь одно презрение и полная уверенность в победе.

– Достаточно, – нас разделял лишь один ряд черных воинов. – Ты очень хорошо дрался, варркан. Мы и не думали, что ты сможешь одержать верх. Нам непонятно, как ты убил его? У тебя остались знания?

– Нет, Преподобный Учитель.

– Куда же исчезло тело, если в него не вошло ни серебро, ни волшебное заклинание?

– Разве Преподобный Учитель не знает, что в воздухе всегда присутствует пыль помещений? Я убил его, и только после этого серебро съело тело.

– Все равно, слишком быстро ты прикончил нелюдь, – задумчиво произнес Преподобный. – Я не верю тебе.

Неприятная минута. Меньше всего мне хотелось, чтобы повторился обыск или повторный экзамен. На месте Преподобного я тоже не поверил бы в чушь о серебряной пыли.

– Я убил его вот этими руками! – почти выкрикнул я и сделал шаг в сторону трона.

Клин всегда вышибают клином. Не знаю, как повел бы себя король сияющего города, если бы я стал просто оправдываться. Думаю, ничего хорошего из этого бы не вышло. Но если варркан, у которого отняли все, бросается вперед и показывает обагренные кровью руки, даже у самых убежденных скептиков исчезнут всякие сомнения. Ко всему, делая столь рискованный шаг, Я преследовал еще одну маленькую цель.

Безразличная маска моментально слетела с лица царствующего тирана. В следующее мгновение, однако, он взял себя в руки и знаком остановил охрану, готовую уже всадить мечи по самые рукоятки в мое тело.

Я снова принял смиренную позу. Я добился чего хотел – увидел истинное лицо Преподобного. Сам он тоже понял, что допустил непростительную слабость, но я ему был нужен. Причем обязательно живой. Кому нужен мертвый варркан, даже если у него и отняли волшебную силу?

– Я верю тебе варркан, – еще бы ты не поверил! – А теперь, как и обещал, я покажу одного из твоих друзей, дабы у тебя не осталось никаких сомнений в моем гостеприимстве.

Из глубины зала докатился невнятный шепот толпы, усиливающийся, по мере того как четверо воинов подносили носилки, закрытые черным плащом варркана. Воины поставили предмет размером с небольшую трибуну и отошли в сторону.

Преподобный обшарил взглядом блистающий зал, словно пытаясь отыскать кого-то, и не найдя позвал:

– Шут! – Из толпы, переваливаясь на маленьких ножках, выбежал маленький человечек в сине-красных одеждах придворного шута. Оказывается, кроме меня здесь есть еще один, развлекающий короля и его двор.

– Это его идея – проверять вас с помощью бобока. Жаль, что первые двое не прошли подобное испытание, – сказав это, Преподобный кивнул шуту и приказал:

– Покажи.

Шут, с глупой улыбкой до самых ушей, подпрыгивая и корча идиотские рожи, подошел к предмету на носилках и дернул за плащ.

То, что я увидел, глухим стоном отозвалось в моей душе. В стеклянном кубе была подвешена и залита каким-то раствором верхняя часть тела варркана. Я знал его. Это был Плуг, добродушный парень с жизнерадостной улыбкой на красивом лице. Теперь же на месте этого симпатичного лица замерла гримаса боли и отчаяния, а зубы оскалились в бессильной ярости. Тело, вернее, то, что осталось от него, разодрано в клочья и заканчивалось обглоданным позвоночником.

Тяжело узнать о смерти своего брата и товарища по оружию, еще тяжелее знать, что это случилось по воле сумасбродного короля. К моим планам прибавился еще один пункт – мщение. Никто не смеет тронуть варркана, но если это случилось – да придет месть.

Я посмотрел на шута. Быстрый взгляд, лишь бы запомнить лицо и ауру, по которым я отыщу его хоть на краю света, со всеми бредовыми идеями насчет проверок. Но, странно, шут поймал и этот быстрый взгляд. Шустрый малый. Если в его мозгах есть хоть капля ума, он поймет, что конец его ой как близок.

Но шут, если что и увидел в моих глазах, то, наверняка, так ничего и не понял. Подскочив ко мне и продолжая корчить рожи, он запел гнусавым голосом:

– Почему не смеешься? Разве тебе не весело? Кто ты, дерево или камень? Камень разрушается временем и превращается в пыль. Дерево стареет и теряет листву. Ты тоже когда-нибудь превратишься в пыль. Разве это не смешно? Улыбайся и смейся.

– Заткнись! – прокричал Преподобный и обратился ко мне. – Тот, кого ты видишь, пришел третьим и не согласился служить мне. Он упорствовал и поплатился.

Преподобный вскочил с трона и, обращаясь скорее к поданным, нежели ко мне, выкрикнул с пеной на губах:

– Так будет со всяким, кто пренебрегает моим расположением. Лишь я, ваш Преподобный Учитель, волен думать и делать то, что мне заблагорассудится. Лишь подчиняясь мне, королевство добьется благоденствия и величия.

Пока новоявленный узурпатор разглагольствовал о величии нации, я внимательно наблюдал за шутом. Тот сидел на полу и крутил грязными пальцами у своего носа. Слишком умна его речь. Умна и точна. Если бы в тот момент шут не затянул песню про деревья и камень, я бы, наверное, не выдержал и наделал массу глупостей. Интересно, что он за тип, этот мужчина с лицом ребенка?

Я пытался проникнуть в его мозг, но неожиданно почувствовал мягкий отпор. Продолжая крутить пальцами как ни в чем не бывало, шут исподлобья зыркнул на меня. Если это взгляд дебила и дурака, то пусть меня съедят крокодилы. Ох и не нравятся мне шуты, способные блокировать проникновение в свой мозг.

Размышления о способностях некоторых присутствующих были прерваны Преподобным Учителем. Он закончил общественное выступление и, плюхнувшись на трон, обратился только ко мне.

– Ты все понял, варркан?

– Все, Преподобный Учитель.

– Надеюсь, ты обратил внимание, что перстня нет? – он снова повеселел. – Ты будешь вынужден выполнить одно деликатное дельце. Если вернешься живым, то, может быть, я повторяю, варркан, может быть, ты получишь его обратно.

– А если нет? – поинтересовался я, за что и получил удар по шее. Я все время забываю об этикете, черт бы его побрал.

– А если нет, то оно тебе и не понадобится. В моей копилке станет на одно кольцо больше.

– Что мне нужно сделать. Преподобный Учитель? – наконец-то мы подошли к самому важному. К тому, ради чего все эти жертвы и спектакли.

– Ну-ну, варркан! Всему свое время, – Преподобный не спешил раскрывать карты. – Зачем торопиться навстречу смерти. (Тоже правильно!) Тем более, что совсем не обязательно всем присутствующим знать о наших планах.

Властелин сияющего города сделал ударение на слове (наших). Можно подумать, что ему предстоит выполнить щекотливое дело. А в общем-то, парень не дурак.

– Мы обсудим это чуть позднее, а пока… – губы короля расплылись в елейной улыбке, -… будь моим гостем. Он хлопнул в ладоши: – Вина моему гостю и самого лучшего! От хорошего вина отказываются только придурки или алкоголики. Тем более, что в горле у меня было сухо, как в пустыне.

Меня тут же забыли, как надоевшую игрушку. Присутствующие занялись тем, чем занимались до этого. Ели и пили. И еще чесали языки.

Организм настойчиво требовал калорий, и я бесцеремонно воспользовался яствами, приготовленными явно не для меня. Насытившись и побродив в одиночку среди гуляющей толпы, я направился к выходу, но.дорогу преградила стража. То ли я еще был пленником, то ли вообще никого не выпускали. Мне пришлось отказаться от мысли проскочить на (дурачка), и поэтому я захватил по дороге бокал вина и уединился в полутемном уголке залы, откуда и продолжал наблюдать за происходящим.

– Варркан! – от неожиданности я даже вздрогнул. Голос исходил из-за спины. – Мне хотелось бы поговорить с тобой. Нет, нет! Не оглядывайся. Все равно ты меня не увидишь. Сегодня ночью тебя отведут в (красную комнату). Я приду к тебе.

Голос замолк. Я встал, отошел и незаметно посмотрел на то место, откуда говорил таинственный гость. Впрочем, я уже знал, кому принадлежит голос. В замке существует только один человек, который может желать поговорить со мной тайно. Шут!

Странная история. По словам Преподобного Учителя, именно шут придумал смерть от Бобока. Но почему-то я не испытывал к нему неприязни. Эту задачку я оставил на вечер, тем более, что ко мне пришли посетители.

Легкой походкой, вертя аккуратными попками, ко мне приближались две молоденькие девушки, очевидно, сестры. Краска буквально сыпалась с их лиц, а туалет был настолько откровенен, что открывал любопытному взгляду всю прелесть несозревших ягод.

– Сэр, – обратились ко мне с легким реверансом. – Вы не откажетесь побеседовать с дамами?

– Я весь внимание, о благороднейшие из созданий.

– Сэр, мы слышали, что варрканы не спят с женщинами?

– Да, это так, – ни к чему им знать: что делают, а чего не делают варрканы.

– Ах! Как же так? Вы – такой мужчина, неужели вы не испытываете тягу к нам, женщинам? – а глазками так и стреляют.

Опять этот разврат, прости меня. Господи. Чуть не сказал хуже. Сделав зверские глаза сексуального маньяка, я растопырил пальцы и, хищно перебирая ими, произнес: – Кажется, я начинаю кое-что испытывать. Девчушки рванули с места в карьер, да так, что во все стороны полетела пыль. От дальнейшего безделья меня оторвал посыльный, приказавший следовать за ним. У дверей к нам пристроилась стража и следовала рядом до (красной комнаты). В ней, за столом, сидел сам Преподобный. Как и раньше, между нами стояли здоровенные амбалы с мечами наперевес.

Мне поставили кресло, я сел и оценил свое положение, как не слишком удобное. Кресло оказалось настолько удобным и мягким, что мгновенно вскочить с него было просто невозможно. Служба безопасности Преподобного работала прилично, раз они предусмотрели и этот вариант.

Преподобный, сложив пухлые кучки на коленях, томился в печали. Увидев меня, он повеселел, и на сей раз его речь оказалась довольно интересной. Я сказал бы, даже умной.

– Знаешь, варркан, я уважаю вас. Вы отважный народ и не боитесь впутываться в разные темные истории. Но то, о чем я сейчас расскажу, тяжелое испытание даже для таких воинов, как варрканы. Но ты выдержишь его, если, конечно, хочешь получить обратно перстень.

У меня было свое мнение по поводу добровольности, но я решил не испытывать Преподобного и его ребят.

– Немногие знают то, о чем я расскажу тебе. Эти воины, – Преподобный показал глазами на своих телохранителей, – лишились своих языков только потому, что они слышали мой маленький секрет. Но тем не менее они всецело преданы мне. Ты помни это, варркан. Я понимающе кивнул.

– Вспомни наш разговор о Яблоке Дракона. По сути своей, это не является яблоком. В книгах имеется название – Глаз Дракона. Единственная ценная вещь, которая нужна мне. Почему? Я отвечу. Но перед этим я попрошу твоего слова Молчания. По крайней мере, варрканы – единственные люди в этом подлом мире, чьему слову можно доверять.

– Хорошо, Преподобный Учитель. Я даю слово молчания и обещаю именем варркана, что слова, услышанные мною, умрут вместе со мной.

Как же, жди! Сначала выжигает варрканские знания каленым серебром, а потом просит дать слово. Лично я соблюдаю Кодекс только тогда, когда считаю, что дело того стоит. Так что там у Преподобного?

– Я верю тебе, варркан. Слушай, и не забудь своей клятвы. Этот предмет дает владеющему им неограниченную власть над миром. Не только над людьми. Нет! И над нечистью тоже. И над всем миром! Ты понимаешь это, варркан?

Ну, наконец-то! Так вот какой у вас аппетит, уважаемый Учитель.

– Я хочу, чтобы ты достал и привез камень мне, – продолжал разгоряченный Преподобный. – Имея его, я смогу завоевать весь мир, обрушивая на непокорные королевства бури и засухи, заливая их ливнями и засыпая горячими песками. Имея Глаз Дракона, я буду властвовать над всем миром. Я хочу власти.

– Так в чем же дело? – поинтересовался я. – Соберите армию и достаньте камень. Зачем вам мои услуги?

– Я мог бы послать не одну армию, но люди не дойдут.

– Почему же?

– Ты недогадлив.

– У меня есть предположение, но боюсь, что оно ошибочно. Там где находится камень – царствуют силы зла?

– Да. Глаз Дракона находится всего в двух днях пути от границ моего царства. Всего два дня отделяют меня от власти.

– Где находится это место, надеюсь, не секрет для меня?

– От тебя, варркан, у меня нет секретов. – О! Даже так! – Два дня на юг. Там находится остров под названием Дрок. Это почти все, что я знаю.

Преподобный нервно кусал сальные губы, видимо, размышляя – давать или нет дополнительную информацию варркану. Решение оказалось вымученным и выстраданным.

– С моря видно, что посреди небольшого острова стоит замок. В нем находится камень. Те два варркана, о которых я говорил, сошли на берег и скрылись за стенами. Назад они не вернулись, как не вернулись и два лучших моих отряда. А варрканов корабли ждали целую неделю. Срок достаточный, чтобы убедиться в неудаче.

– И ты хочешь, чтобы теперь в пекло полез я? – Кажется, я начинал борзеть, но телохранители стояли, не шелохнувшись. По-моему, они не только немые, но и глухие.

– Да, варркан. Теперь твоя очередь. – Преподобный тоже, казалось, не заметил моего обращения к нему на (ты).

– А если я откажусь? – осторожно поинтересовался я.

– Ты уже видел одного отказавшегося. Для тебя я придумаю что-нибудь поинтересней.

– Усек…

– Что?

– Я говорю, что прекрасно все понял. Но повременим говорить о смерти. Что еще известно об острове и его обитателях?

– Ты и так слишком много услышал. Мне следовало бы отрезать твой язык, чтобы ты поменьше болтал.

– Тогда вам придется искать другого добровольца. Хотя я думаю, что можно быть откровенным с человеком, идущим на верную смерть во имя твоего царствования.

Преподобный Учитель старательно обдумал услышанное.

– Хорошо. Что именно ты хочешь узнать? – Я уже говорил. Все об острове и его хозяевах, истинных или предполагаемых.

– Никто и никогда их не видел. Но любой, сошедший на остров, не возвращается назад.

– На берег или внутрь замка? – уточнил я.

– Да, внутрь. По самому берегу ходить в общем-то безопасно, но внутри… Мои люди не возвращались.

– Почему бы не обратиться в Корч? Великие волшебники…

– Не смеши меня, варркан. Всем известно, что Корч слабеет с каждым днем. Еще несколько лет, и от былой славы не останется и следа. И тогда на небосклон взойдет моя звезда.

– Останутся варрканы, – заметил я.

– Временное избавление. – Но все-таки избавление. Чтобы стало бы с миром, если бы мы не очищали территории от нечистей.

– Ладно, варркан. Давай оставим болтовню. Когда я стану хозяином камня, то заставлю служить себе силы тьмы. Они пройдут победным маршем по всему миру, неся смерть моим врагам и славу мне.

Да, замашечки, не дай Бог. По виду этого плюгавенького человечка и не подумаешь, что в лысой голове роятся такие планы. – Ну так как? – спросил параноик с глазами земных завоевателей. – Ты берешься за это дело?

– Разве у меня есть выбор? Преподобный глупо захихикал, глядя на меня и потирая руки. – Когда мне начинать? – спросил я. – Через два дня задуют попутные ветры, и ты отправишься на моем корабле.

– Мне нужно оружие.

– Что еще?

(Еще бы пореже видеть твою мерзкую рожу), – подумал я про себя, но вслух спросил;

– Как я буду добывать ваш камень, когда вы выкачали из меня все знания?

– Это уж твои заботы. Вы, варрканы, слишком опасны, чтобы полностью доверять вам. Если это все, то оставайся в комнате и наслаждайся жизнью.

– Я остаюсь в роли пленника?

– Ну что ты! – Преподобный широко улыбнулся. – Просто гостем. А охрана у дверей – для твоей же безопасности.

Он уже почти вышел, но, что-то вспомнив, обернулся:

– Варркан, не забывай клятвы, а то… – жирный палец Учителя красноречиво обогнул потную шею.

Ну что ж, он сам выбрал свою смерть. Я, как только остался один, внимательно осмотрел комнату, выискивая скрытые сюрпризы. В замке я не доверял никому и ничему. Этому занятию помешал слуга, который принес целый поднос с едой.

– Эй, приятель! Ты не выпьешь со мной за компанию? – остановил я его.

Он согласно кивнул и, налив в бокал вина, немного выпил.

– Не беспокойся. Твое вино не отравлено, – слуга презрительно посмотрел на меня снизу вверх. – Варркан без сил и оружия стоит немного. И тем более без кольца, благодаря которому вы творите волшебство.

Вот шельма, догадался-таки, что не компания мне нужна. А вот насчет волшебства парень заблуждается. В доказательство истинности моего последнего замечания через минуту на лестнице послышался грохот падающего тела и отборные ругательства высокомерного слуги.

Маленькие и вполне безобидные шутки варркана помогали не сорваться в крупном. А вероятность этого – ой, как велика. Нервы и мускулы напряжены до предела. Я готов был сорваться и раньше, перед Преподобным, если бы не песня шута. Кстати, он обещал придти.

Я уселся в кресло лицом к дверям и, кажется, немного вздремнул. Мой гость появился совершенно не в то время и не в том месте, как я ожидал.

Было далеко за полночь. Я мирно дремал в кресле, не решаясь перебраться на кровать, так как ожидал каких-нибудь фокусов с ложем. Впрочем, неудобства неизвестны мне. Я мог бы спать и стоя, возникни в этом необходимость.

Еле слышные в ночи шаги моментально подняли меня на ноги. Шум едва заметного передвижения ясно указывал на принадлежность ночного ходока к одному из двух представителей – или это убийца, что абсолютно не исключалось, либо шут.

Проследив за передвижениями, я понял, что стены имеют потайной ход и где-то в комнате имеется такой же потайной выход. Слабый скрип отодвигаемого зеркала указал на место появления тайного гостя. Как я и предполагал – шут.

Ни слова не говоря, он прошел к кровати и забрался на нее с ногами, молчаливо предлагая мне самому выбрать удобное для беседы место. Я пододвинул кресло поближе и брякнулся в него.

– Доброе утро, варркан.

– Лучше пожелай спокойной ночи, – пробурчал я. – Давай, выкладывай, что там у тебя, и проваливай, пока я в настроении.

– Не горячись. Сначала выслушай меня. Как говорят, делу – время, потехе – час.

– Это ты в моей голове ковырялся? – еще более раздражаясь, спросил я. Если у этого карлика нет ничего серьезного, то отсюда он уйдет калекой. Если вообще уйдет. – Выкладывай, а не то я…

– Хорошо, пусть будет по-твоему. Но сначала выполни одну просьбу. Создай вокруг нас зону Тишины. – Интересно как? – усмехнулся я. – Твой Преподобный Учитель стер всю мою память, если ты, конечно, понимаешь о чем разговор.

Мое последнее замечание карлик проигнорировал.

– Не обманывай, варркан. Я слишком хорошо знаю тебя.

– Да ну? Если так, что ж ты не попросил выпустить сегодня утром не одного, а парочку Бобоков? А?

– Это потом. Сначала зона Тишины. Я же знаю, что ты можешь это сделать.

– Нет, шут. – Как и все шуты, этот тоже далеко не глуп. Но я не спешил выполнять прихоти пусть даже и умного шута.

– Ладно, ты сам вынудил меня к этому… Сергей.

Если бы в комнате разорвалась граната, то и она бы не сделала бы того, что смогло всего лишь одно слово. Мое имя знал далеко не каждый встречный. Скрывать после всего этого свои возможности не имело смысла.

– Понял! Щас организуем. – Через секунду мы очутились в непроницаемом для звуков мешке. Теперь нас никто не слышал.

– Вот так-то лучше, – прокомментировал события карлик. – А теперь я объясню, откуда мне известно твое имя. Ты удивлен?

– Изумительная догадливость, черт возьми, – вот сволочь, еще и издевается.

– Тебе ни о чем не напоминает мой маленький рост?

Мысль промелькнула в голове, но слишком невероятной она показалась.

– Великие…

– … Шептуны. Да. Я один из них. Вот это новости! – Насколько я знаю. Шептуны живут слишком замкнуто и не разбрасываются своими людьми. Что делаешь ты здесь?

– То же, что и ты. Глаз Дракона слишком опасная вещь, чтобы ею занимались одни варрканы.

– Это известно и вам? – Господи, кому верить?

– На то мы и Великие Шептуны, чтобы слышать то, что неизвестно другим, – коротышка весело рассмеялся, но тут же снова стал серьезен. – В Лакморе я уже три года и в курсе всех событий.

– И все три года в роли шута?

– Нет, этим ремеслом я занимаюсь сравнительно недавно. С тех пор, когда стало известно, что Преподобный Учитель проявляет интерес к камню.

– И каковы твои обязанности при дворе? – поинтересовался я, продолжая решать задачку: верить или не верить до конца.

– Кроме того, что я развлекаю Преподобного Учителя, я еще и присматриваю за тобой.

– Так присматриваешь, что меня чуть было не пустили на бифштексы?

– Ты можешь и не верить, но все это время я помогал тебе.

– Каким же образом?

– Вспомни, что у тебя нашли всего один нож.

– Ты и об этом знаешь? – крякнул я.

– Вспомни, что я спас тебя на приеме.

– Кстати о приеме, приятель, – я вспомнил стеклянную банку. – Объясни-ка мне, почему ты посоветовал Преподобному проверять варрканов ямой с голодными нелюдями?

– Иногда обстоятельства сильнее нас. В тот момент ничего другого я сделать не мог.

– Хороша помощь!

Он сам просил меня об этом.

– Даже так?

Разве в вашем Кодексе Чести считается нормой умирать на виселице или под мечем палача? Ему грозило именно это. Я сумел связаться с ним, и варркан попросил устроить смерть подобающую его братству.

Я тщательно обдумал слова маленького человечка. Судя по всему, он не врал. И даже слова о Кодексе справедливы. Если бы мне предложили выбор, я бы согласился на смерть с оружием в руках. Впрочем, почему бы не довериться шуту. Что я теряю? Да ничего.

– Ладно, Шептун. Может, ты и прав. Не мне судить. А теперь ближе к делу. Что скажешь новенького?

– Как ты уже догадываешься, даже добыв Глаз Дракона и передав его Преподобному Учителю, ты ничего не добьешься, тебя тут же убьют. Впрочем, ты не дурак, чтобы возвращаться. И не беда, что Преподобный не знает, что ты чужой для этого мира.

При последних словах я нахмурился. Шептун, увидев это, сказал с чуть заметным оправданием:

– То, что знаю я, ничем не грозит. Мы, Великие Шептуны, не разносим сплетен по белому свету.

– Я не обижаюсь.

– Хорошо. Так вот, – карлик почесал в затылке. – Мои сведения вряд ли пригодятся тебе. Хотя… Замок действительно населяют темные силы. Но какие-то странные. От острова – заметь: это не известно Преподобному Учителю – не распространяются волны зла. Такое впечатление, что то, что живет или обитает в замке, попросту не желает общаться с миром. И, в частности, с себе подобными, что очень и очень странно.

Шептун перевел дыхание и облизал сухие губы.

– Но мне известно также, что сила эта ужасна. Два варркана, посланные на остров, не вернулись. Я молча проглотил горький кусок:

– Значат ли твои слова, что камень находится в действии?

– Это бесспорно. А теперь скажи, что тебе нужно для дела? – Прежде всего я хочу, чтобы Магистр знал, как погибли его варрканы.

– Он уже знает.

– Преподобный обещал доставить мое оружие. Оно в гостинице Марка. Боюсь, что у него могут быть неприятности. Позаботься о нем.

– Хорошо. Что еще?

– Еще мне необходим покой и отдых.

– Ты немногого просишь, варркан. Я сделаю все. А теперь мне пора. Учитель не любит, когда я долго отсутствую.

Шут спрыгнул с кровати и, не попрощавшись, исчез за зеркалом

Из этой встречи я сделал два утешительных вывода. Первый: не все дураки – придурки. И второй: хорошо, что Великий Магистр будет знать, чем я занимаюсь. Хотя в данный момент я не занимаюсь работой, а валяюсь на кровати. Правда, под стражей.

Время, проведенное в замке у Преподобного, ничего нового не принесло. Преподобный раза два вызывал меня на собеседование. По его мнению, я был весьма интересным напарником для подобного дела. Говорил, правда, один лишь он. И все время о своем будущем величии. Под конец Преподобный настолько раздобрился, что отвел меня в сокровищницу и показал все, чем гордился.

Мешок с дерьмом буквально сходил с ума от своего богатства. Он ползал по золоту на коленях и жадно перебирал его маленькими загребущими пальчиками. А я… Я был совершенно равнодушен к сверкающему блеску драгоценного металла. Зачем оно мне? Вот если бы на Земле?…

Как оказалось, у Преподобного на этот счет тоже имелось мнение:

– Я знаю, вы, варрканы, равнодушны к золоту, но трогать все это, – он обвел россыпи широким жестом, – нельзя. У вас дурная рука.

Про себя я пообещал вспомнить про дурные руки при встрече, которая не за горами.

Отдохнуть как следует мне так и не дали. Придворные дамы вконец обнаглели и буквально брали комнату штурмом. Даже стража не могла сдерживать их стремительный натиск. В конце концов мне это порядком надоело, и парой пустяшных заклинаний я быстро отучил любительниц острых ощущений искать со мной встречи.

Впрочем, для кое-кого со смазливой мордашкой и ласковым голоском я сделал исключение. Но только после того, как взял клятву о молчании. Бедняжка, наверное, она до сих пор ходит по замку с сияющим лицом и молчит, молчит, молчит…


* * * | Варркан | Глава 5 ЗАМОК ДРАКОНА