home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

ЗАМОК ДРАКОНА

Утром второго дня, я и двадцать сопровождающих меня головорезов из Черной сотни сели на деревянную посудину, именуемую, почемуто, кораблем, которая тут же подняла паруса и отошла от богатой пристани сияющего города Лакмора.

Как только берег растворился в утренней дымке, стражники занялись делом более интересным, нежели охрана какого-то варркана. На палубе появился бочонок вина и начался загул. Все это несмотря на грозные предупреждения Преподобного, который лично явился проводить нашу экспедицию в поход.

Тем не менее, когда я решил осмотреть судно, за мной увязалось трое черносотенцев. Впрочем, их я потерял где-то на нижней палубе, проходя мимо очередной компании. Ребята обмывали увольнение по полной программе.

Корабль как корабль. Если что и заставляло его держаться на воде, так это хмурые брови капитана да его отборный мат. Отличный парень – он сразу же выкинул за борт двух матросов, которые по неосторожности примкнули к гуляющим солдатам.

– Отличная погода, – многозначительно ответил он на мой вопрос о надежности корабля.

Денек действительно выдался на славу, но, видимо, у капитана был дурной язык – к вечеру мы вошли в шторм. Небо в одночасье затянулось грязным лоскутным одеялом, и на наш суперлайнер с неба обрушились потоки дождя вперемешку с морскими брызгами.

Половина стражи валялась в трюме, зеленая, как морская капуста, а вторая – старательно блевала через борт. Каждые полчаса они исправно менялись местами. Капитан бешено кричал на снующих матросов, усиленно махал ручищами и почем зря вспоминал черта.

Почти весь шторм я простоял наверху, под дождем и брызгами, наблюдая, как гигантские волны обрушиваются на наш маленький кораблик, то опуская его в самую бездну, то подкидывая к звездам. Я смотрел и размышлял о том, что море очень похоже на варркана. Такое же тихое в минуты спокойствия и жестокое через мгновение.

Наломав дров и изорвав в клочья паруса, шторм ушел так же неожиданно, как и явился. Капитан, честь и хвала мастеру, облегченно вытер пот, отдал указания, спустился в каюту и надрался вдребезги. Остальной путь до острова мы прошли без особых приключений, если не считать того, что все без исключения солдаты провалялись в трюме.

Наконец на второй день под вечер на горизонте показалась земля. Насколько я понял, это и был остров Дракона. Капитан приказал бросить якорь довольно далеко от берега, так что разглядеть что-нибудь существенное не представлялось возможным. Тем не менее вся команда высыпала на палубу. Шатаясь и порыгивая, охранники тоже поднялись наверх.

Даже издалека замок, стоящий посреди острова, производил не слишком приятное впечатление. А через час, когда солнце стало падать в море, мрачность еще более усилилась. Капитан и старший из стражников предложили подождать до завтрашнего утра и лишь на рассвете высадить меня на берег, справедливо полагая, что так поступил бы каждый здравомыслящий человек. Но я не относил себя к этой категории и настоял, чтобы высадка произошла немедленно.

Через полчаса, когда я садился в шлюпку, стражники крутили пальцами у висков, ясно давая понять, что они обо мне думают, а команда корабля неодобрительно покачивала головами. Наверное, я действительно был похож на психа, спешащего расстаться с жизнью. В шлюпке поджидало четыре человека, в задачу которых входило высадить меня на берег. Что они исправно и сделали. Как только я ступил на берег острова Дракона, лодка торопливо отошла.

Ну вот я и один. Один на пустом каменистом берегу. Башни черного замка нависали надо мной, и казалось, что тени отбрасываются во все четыре стороны. Архитектура замка не представляла для меня какого-то интереса. За то время, что я пробыл в этом мире, приходилось видеть всякое. Первоначальные восторги и удивление прошли. Человек ко всему привыкает.

Как только стих шум весел, я переключился на рабочий режим. Все ненужное и пустое в сторону. Только дело. И все. Поудобнее перехватив меч, я сделал первый шаг.

Вокруг не росли деревья и кусты, только камни, скрипучий песок и замок. Замок… От одного его вида мурашки по телу. Я понимал, что, пока не войду внутрь, ничего не произойдет. На берегу я вне опасности. А внутри… Кто знает, что ждет там, за толстыми стенами?

Тишина острова была просто удивительной. Странно, что нет птиц, нет даже вездесущей мошкары. Ничего живого. Только мелкие камушки под ногами тихо перешептываются, да волны за спиной ведут неторопливый разговор. И я слышу, как они обращаются ко мне и предостерегают: – Вернись, вернись, вернись! Я взвинтил тело и чувства до такой степени, когда любое движение выполняется автоматически. Мозг рассматривает каждый шаг, как уравнение с тремя неизвестными, быстро решая – когда, как и зачем. И ни капли энергии зря. Дело, дело, и только дело.

Слух, обоняние, зрение и еще какие-то чувства, для которых нет названий ни в одном известном мне языке, обострились неимоверно. Я ощущал каждую песчинку под ногами, я слышал малейшее изменение ветра, и не было вокруг ничего, что могло укрыться от зорких глаз варркана.

До стен оставалось шагов десять, когда солнце зашло полностью за морской горизонт, оставив меня как своего разведчика на ничейной полосе. Черные бойницы взирали сверху, как бы удивляясь, что за букашка ползет к ним – раздавить ли ее сразу, или сначала вдоволь наиграться.

Я начал медленно обходить замок, ища в крепостной стене проход, через который мог бы пробраться внутрь. Стены по всем признакам должны простоять еще не одно столетие, так что единственным местом для прохода оставались ворота. Последние я нашел с противоположной стороны замка.

Ни одной щелки или дырочки не было в этих воротах. Сплошное железо. Я осторожно подошел ближе и внимательно рассмотрел герб. На фоне выпуклых полушарий изображена фигурка одноголового дракона. В лапах не меч, как обычно, а книга. Оставив на совести мозга решать, чтобы это могло означать, я попытался отворить ворота. Попинав ногою ржавчину и поняв, что силой здесь не помочь, я немного отошел, поднял булыжник и размахнувшись швырнул его в центр герба.

По острову пронесся глухой металлический (Бум-м-м).

Словно большой колокол раскололся громом, извещая невидимых хозяев о приходе гостей. Громыхнул и тут же стих. Таинственные хозяева не выносили шума. А может быть, и гостей.

Я уселся в двадцати шагах от стены и стал ждать, готовый ко всему.

Ночь полностью поглотила остров. Я находился в том состоянии, когда тело расслаблено, а разум бодрствует. Ждать пришлось недолго. Несмазанные петли неприятно заскрипели, и ворота разъехались в стороны. Тишина, нарушенная неожиданным скрипом, вернулась снова.

Я решил воспользоваться приглашением, тем более, что это пока единственное место, куда меня приглашают. Держа оружие в боевом положении, я стал приближаться к воротам. Ничего опасного. Опасность и страх таились там, за крепостными стенами. Поэтому, когда ворота за мною с глухим стуком закрылись, я даже не обратил на это внимания.

Теперь замок полностью предстал передо мной. Двор, вымощенный булыжником, без следов пыли и грязи, будто не существовало веков запустения. Или хозяева замка – отъявленные чистюли.

Первого вестника я даже не видел, просто ощутил движение воздуха над собой. Не глядя, описал мечом замысловатую траекторию и по легкому встречному сопротивлению понял, что цель, чем бы она не была, настигнута. Мельком взглянув на упавшее к ногам существо, я подумал, что начало многообещающее: всего лишь летающий вампир-мышь с острыми когтями и ядовитыми зубами.

Меч вернулся на свое место. И тут же, словно летающий вампир был разведчиком, неизвестно откуда на меня набросились маленькие монстрики, похожие на плюшевых кабанов. Так, мелочь пузатая. Я продолжил движение, параллельно работая оружием. Те, что остались, исчезли так же внезапно, как и появились.

Есть одна, очень удобная привычка у нелюдей. Они никогда не появляются слишком близко, и натренированному человеку всегда остается несколько секунд для принятия решения.

Я уже наметил себе дорогу через арку, когда одна из дверей, расположенная слева от последней, распахнулась и выпустила на волю противника посерьезней.

На сей раз меня встречали боболоки. Нелюди, чуть меньшие по размеру, чем собратья по черному делу, бобоки. Но вредности и коварства… Всего их было шестеро. Раскидав тесную компанию Заклинанием Ветра, я Крутанулся на пятке и оставил каждому по памятному знаку.

У дверей зажглось шесть небольших костров, а я, будем считать, отделался легким испугом.

Правило тринадцатое седьмого параграфа Кодекса Чести варрканов гласит: (В первую очередь защищают то, что дороже всего). Или, применительно к моему случаю: защищают ту дорогу, по которой нежелательно идти. Распахнув двери, я вошел непосредственно внутрь замка, который мог стать для меня последним увиденным памятником архитектуры. И могилкой в придачу.

От присутствия в замке темных сил меч засветился ровным серебряным светом. Весьма полезная вещь – излишки света никогда не вредили варркану.

– Так. Что мы имеем? Длинный широкий коридор. Вокруг много неясных шорохов, но никого не видно. А! Вот и хозяева!

Впереди, за границей освещенности, маячили неясные тени. Насколько я разобрался, это были уже не поросята, а самые что ни на есть настоящие упыри. Невзрачные на вид, бледные, даже худосочные, они тем не менее представляли серьезную опасность. Впрочем, все представители нелюдей в той или иной степени опасны. Кто когтями, кто острыми клыками, а кто и дикой силой. Это если не считать того, что некоторые монстры воздействуют на человека силами черного зла. Но это уже другой разговор.

Оценив сложившуюся ситуацию, мозг дал команду остановиться. Нет ничего послушней человеческого тела. Я замер, словно вкопанный. Было ясно, что чем ближе я буду находиться к Глазу Дракона, тем сильнее и опаснее будут противники.

Не дожидаясь нападения, быстро сотворив Круг Чистоты, я занялся приготовлениями. Сопротивление оказалось более сильным, нежели я ожидал, и поэтому следовало принять дополнительные меры предосторожности. Первым делом – расправить плащ. Крест на спине хоть немного прикроет спину. Второе – достать горсть дротиков, мое личное изобретение. Серебряная игла с оперением. Почти детская игрушка, но не в руках варркана.

Приготовив все необходимое, я снял защиту и рванул вперед. И сейчас же, словно по чьейто команде, с трехсторон на меня навалились упыри. Дурная манера – появляться из ниоткуда. Нападение быстрое, но не внезапное. Мой верный меч наконец-то дождался настоящей работы. Он сам находил ближайшую цель и поражал ее. Так всегда. Основную работу делает меч, а варркан остается только машиной для убийств. Для этого он и воспитывается. Меч в правой руке делал свою работу, нож в левой действовал вполне самостоятельно. А ноги продолжали медленно двигаться вперед, мощными пинками откидывая тех, кто избежал серебра.

Чем дальше я продвигался по коридору, тем яростнее становилось сопротивление, что указывало на правильность выбранного маршрута.

Но все же мне пришлось еще раз остановиться. Двигаться дальше без риска не представлялось возможным. Даже у варркана жизнь одна, и иногда стоит подумать о ее продолжении.

Оттолкнув темный сброд знаком Света, я торопливо сунул нож за пазуху, чтобы вытащить дротики. Через мгновение штук двенадцать унеслись вперед. До того как раздались первые крики боли, серебряные иглы были брошены веером еще раз. На остальных нелюдей я не стал обращать внимания, швырнув на прощание горсть колючек. Мои противники только те, кто впереди.

Раненые серебряными иглами упыри не только не мешали, но даже и помогали мне. Теперь, когда их занимало только маленькое серебряное пламя, разгорающееся на их телах, они мешали другим нападать.

Впереди маячила лестница. Яростно рубя мечом налево и направо, я продвинулся еще немного, стараясь поскорее добраться до нее. Гдето на уровне подсознательной логики возникла уверенность, что как только я ступлю на ступени, получу передышку. Но дела шли не так блестяще, как того хотелось – дорогу преграждала внушительная компания шипящих и оскалившихся упырей. Ко всему, по левой руке текла кровь. О ране я не волновался, зная, что регенеративная система сработает быстро и четко, не дав телу потерять слишком много крови. Меня беспокоит не кровь и не стоящие передо мной нелюди. Если здесь, в коридоре, я встретил такое яростное сопротивление, то что ждет впереди? У самого Глаза Дракона. А я даже не знаю, где находится этот чертов камень и как он выглядит.

Но сейчас задача номер один – дойти до лестницы. Мозг, просчитав все варианты, предложил сыграть на разнице в силе тяжести. Старый трюк и, в общем-то, сумасбродный, но если сработает, то получится очень здорово. А если здорово, то почему бы не попробовать? Но сначала – прелюдия.

Сложив пальцы в знаке Западной Звезды, я резко вскинул руку над головой. То, что пальцы немного обожгло, не имеет никакого значения. Мгновенная вспышка света (думаю, что это простой статический разряд) отбросила упырей.

Даже мои глаза, привычные к солнцу, на несколько мгновений ослепли. А что говорить о нелюдях? Они слепо тянули во все стороны лапы да тупо ныли. Вот он – вечный страх перед всесильным врагом – солнцем.

Как только глаза пришли в норму, я стал приводить в действие свой небольшой планчик. Коротко разбежавшись и оттолкнувшись, я сделал кульбит в лучших традициях мировой гимнастики, не забыв по ходу дела расколоть чейто череп на две равные половинки.

Как я и предчувствовал, нелюди, едва я оказался на ступенях, исчезли. Бросив взгляд вперед и убедившись, что опасности пока нет, я решил подготовиться к встрече с Глазом Дракона.

По логике происходящего, следующими должны появиться бобоки. Если их будет несколько, то мне придется несладко. Смахнув со лба пот, я подтянул ремни и переложил кое-какие вещички в освободившиеся карманы. Закончив недолгие приготовления, я продолжил подъем. Удивительно, что совершенно никто не мешал мне преодолевать ступеньку за ступенькой. Долго это продолжаться не может.

Лестница заканчивалась высокими дверями. Готовый к любым сюрпризам, ногою распахнув створки, я ввалился в помещение. Если бы я знал заранее, что меня ожидает такой теплый прием, то послал бы подальше не только Преподобного Учителя, но, возможно, и самого Великого Магистра.

Двери за спиной предательски хлопнули, и на сей раз я вздрогнул. В нос ударил тяжелый запах. (Господи, как они могут собираться в таких количествах?) – спросил я сам себя, и сам же ответил, что количество встречающих определяется важностью гостя.

В мрачной темноте зала я почувствовал присутствие доброй сотни нелюдей. Различить их не представлялось возможным. Запах перемешались в один тугой комок вони. Только по обрывкам я угадал, что здесь есть и боболоки, и упыри, и, к великому моему сожалению, бобоки.

Если я туда полезу, то мне крышка. Это не парочка загулявших вампиров и не кучка Мулей. В зале находилась сила, способная разорвать на кусочки не то что одного сумасшедшего варркана – отделение таких, как я. Меня разложат на молекулы, смешают все это с пылью и потом даже не вспомнят, что к ним кто-то заходил. Но идти назад? Смысл? Разве для этого я мучился на корабле и притворялся в яме Преподобного? Нет. Так дело не пойдет. Кстати, при подведении итогов не забыть бы, что выпускать меня отсюда никто не собирался. Есть только один путь. Все давно решено и рас– писано. Вперед, вот и все.

Я поспешно вытащил из закоулков сознания всю мудрость и опыт старых вояк. Барабаны старого гимна варрканов заполнили все мое существо. Земное сознание, не в силах бороться со страхом, спряталось за сильную чужую волю. Больше не было земного человека, остался только сгусток чужой силы и ненависти.

Я, или вернее то, что находилось во мне, бросился вперед. Случившееся трудно описать словами. Лично я работал по первой категории. Место моего положения в этом огромном зале отмечалось вспышками серебряного сияния. Все смешалось. Крики, вопли, визг. Я и сам что-то выкрикивал, наверняка, непристойное и даже в высшей степени непорядочное. Это земной разум не мог смириться с положением и помогал, как мог.

Я рубил и колол, оставляя за собой комки тел, которые тут же исчезали под ногами других нападающих. Потери были и с моей стороны, правда пока не столь значительные. Куртка давно превратилась в теннисную ракетку, всю красную от крови. Раны были пустяковые, но их становилось с каждой секундой все больше и больше, регенеративная система не справлялась. Но я, несмотря ни на что, продолжал упорно двигаться вперед, интуитивно определяя направление.

Сколько это продолжалось – трудно сказать. Может, минуты, а может, и часы. Одно могу сказать точно – силы покидали меня быстрее, чем я двигался к неизвестной цели моего визита. В какой-то момент я отчетливо понял, что смертный час не так уж и далек. Это не слишком расстроило меня. Отчасти оттого, что я был поглощен боем, отчасти потому, что все мое существование предполагало в конце концов смерть.

Ударом меча отделив голову бобока от туловища, я опустился на одно колено, в последнем усилии стараясь сдержать напирающие порождения зла хоть каким-нибудь заклятием. Но силы уже на исходе, и так же слабы мои заклинания.

Рычащая и вопящая толпа сминала слабые заграждения. Впервые я пожалел, что не послушался Магистра и не ввел сыворотку Смерти, способную дать мгновенное избавление. Собрав последние крупицы энергии, я нанес последний удар, и сразу же вслед за этим рука, сжимающая рукоять меча, бессильно упала, и мне оставалось только закрыть глаза и ждать, когда ко мне придет Тьма.

Но старушка Смерть что-то не торопилась. Я приоткрыл глаза и с удивлением обнаружил, что вся темная братия стоит в двух шагах от меня, глядя большими и маленькими, злобными и просто тупыми глазами, представляя меня жареным, пареным, вареным, с начинкой и без. Интересно, чего они ждут? Если ребята надеются, что я скоро протухну, то ожидания эти напрасны. Герои так просто не сдаются.

Внезапно среди плотного кольца обступивших меня прошло движение. Нелюди дружно сделали три шага назад, любезно предоставляя мне площадь и время, чтобы подкопить сил. Только вот зачем весь этот цирк? Все и так ясно. И тут я услышал голос!


* * * | Варркан | Глава 6 ГОЛОС