home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

СИЛА ДРАКОНА

С тяжелым сердцем стоял я перед воротами замка. Что-то похожее на маленького серенького зверька копошилось в душе, мешая ровно дышать и спокойно думать. Стоило ли спокойствие даже целого народа – жизни этой маленькой слабоумной девчонки? И как же слова, что только я смогу помочь ей? Выходит, я не сдерживаю слова?

Но карты розданы, и поздно что-либо менять. Я всего лишь наемник, который выполнял выгодный заказ. Интересно, выполнит ли Кошка свои обещания? Но в любом случае – почему так тяжело? Ведь я должен получить Глаз Дракона, чего бы это не стоило…

Как и в прошлый раз, ворота со страшным скрипом распахнулись перед нашей маленькой экспедицией, и, надеясь на порядочность хозяйки, я ввел всех в замок. Странно, но надежды оправдались. Двор был пуст, и двери открывались перед нами, не скрывая за собой ничего, кроме полутемных коридоров. Следуя знакомой дорогой, не встретив ни одного монстра, мы прошли к комнате, где, по моим представлениям, должна была находиться Кошка. Последние двери распахнулись, и я увидел свою старую знакомую. Она все так же спокойно лежала на подушке – этакая маленькая черная пантера.

– Привет, киска! Я выполнил свое обещание, теперь твой черед, – выпалил я прямо с порога. А чего тянуть? Надо сразу ставить точки над (i) -и делу конец.

Кошка мягко соскочила на пол и приблизилась к нам. Она неторопливо обошла вокруг хныкающей принцессы, не обращая никакого внимания на меня. Кажется, мое появление не слишком-то и обрадовало ее. Я чувствовал себя полнейшим идиотом. Чего нельзя было сказать о старухе. Вот кто меня действительно удивил. Хоть я и догадывался, что она каким-то образом связана с черной Кошкой, но ее действия не подчинялись никаким законам логики. Ведьма, как только мы вошли, не проронив ни слова, проковыляла в угол комнаты и спокойно уселась там, продолжая, как ни в чем не бывало, копаться в карманах своей необъятной цыганской юбки. Наглость, граничащая с непристойностью. Или связь с Кошкой гораздо более тесная, нежели я мог предположить. Мне надоело стоять с глупой физиономией: – Так я не понял. Мне что, здесь никто не рад?

– Присядь и ты, варркан, – проронила Кошка.

Хороший прием. (Присядь и ты, варркан). – Сесть я всегда успею, – ты наверно хотел, чтобы эта зверюга бросилась тебе на шею?

– Ты хорошо справился с заданием, – я приосанился и сурово нахмурил брови: – Теперь ты можешь забрать Глаз Дракона и уходить.

– Не слишком ли быстро вы меня спроваживаете? – Господи, что я говорю. Надо брать камень и сматываться, пока не поздно.

– Ты чем-то недоволен, варркан? – Бр-р, ну до чего холодным стал голосок. С чего бы ей так злиться?

– Разве я не сказал? Имеется парочка вопросов, – тебе это надо?

– Хорошо, варркан. Думаю, мы найдем время, чтобы ответить на парочку твоих вопросов.

Прошу, задавай их.

Кошка уселась прямо передо мной и уставила на меня свою маленькую мордочку. Точьв-точь как на шоссе. – Щас, я немного соображу. Соображать, собственно, было нечего. Вопросы давно вертелись на языке. А освободившееся время я решил потратить на то, чтобы убедиться в безопасности окружающей меня обстановки. О безопасности можно было только мечтать. Меня чуть не поджарило ощущение присутствия темных сил. Они находились вокруг нас в бесчисленном множестве. Удивительно, как они все влезли в комнатку. Но глаза говорили обратное – вокруг никого, кроме старушки, Кошки и ощетинившегося у дверей Джека. Джек! Вот кто первым почувствовал неладное!

Я взял себя в руки и, обращаясь к Кошке, спросил как можно небрежнее:

– Твои слуги невидимы или они находятся в другом измерении? – должно же быть хоть какое-то объяснение этой чертовщине.

– Ты догадлив, варркан. Я сказала бы, что ты умен, – я самодовольно ухмыльнулся, а сам в это время наметил путь возможного отступления из комнаты. – Все именно так, как ты говоришь. Мои поданные действительно находятся в другом измерении, но я всегда могу их вернуть. Показать?

– Нет, нет, – поспешно закивал я. – Я помню. Все вполне убедительно, и я не собираюсь на вас нападать, уважаемая Кошка.

– Варркан, не устаивайте балаган. Если вы думаете, что перед вами глупая Кошка, то ошибаетесь. – Да Боже упаси издеваться над вами. Я просто смеюсь над…

– Задавайте следующий вопрос или я буду вынуждена принять меры против вашего остроумия, – ну и характерец у нее. Не Кошка, а змея.

– Еще мне хотелось бы узнать, кто эта прелестная старушка и что она здесь делает.

– Эта, как вы соизволите говорить, старушка – мать принцессы, – Кошка слегка повернула головку в сторону ведьмы, неумело копируя человеческие движения.

А я-то думаю, что эта старушенция все время на меня косится? Хорош, хорош! Принцесса – дура! Принцесса – пробка! Боже! А еще искусственное дыхание! Я целовал принцессу на глазах у ее мамаши!

– Значит, все это время я провел в обществе двух членов королевской семьи? – немного покряхтев, смог вымолвить я.

– Вас что-то смущает?

– Да нет, просто какой смысл? Дочь, мать…

– А это уже не твое дело, варркан.

– Ну, не мое, так не мое. А причем здесь вы? Кошка минуту молчала, а я чувствовал, что еще немного и передо мной откроется какая-то великая тайна.

– Ну что ж, варркан, ты хотел узнать, что связывает нас?

– Если не трудно, то…

– Ты спросил, и твое право услышать. Дело в том, что принцесса Иннея – это я.

– Я поверю чему угодно, но только не этой ерунде.

– Ты, наверное, слышал легенду о короле Джоза Первом? О том самом, который обратился за помощью к волшебникам Корч?

– Конечно, восьмой класс средней школы.

– И наверняка слышал о Черном Короле, который похитил дочь Джоза Первого и, в конце концов, свел в могилу и дочь, и отца?

– Ну, дальше, дальше. Пока что я слышу только старые легенды.

– Так знай же, варркан, что Черный Король существует и до сих пор.

Если Кошка ожидала увидеть на моем лице удивление, то она напрасно тратила время.

– Ну и что? Мне от этого ни холодно, ни жарко.

– А известно ли тебе варркан, из чьего замка ты выкрал принцессу?

– Мне больше нравится определение (привез). Наверное, из папашиного.

Старуха, сидевшая до этого спокойно, встрепенулась и по дурной своей привычке плюнула на пол, ничуть не заботясь о чистоте и о королевском имидже:

– Нет, варркан, это был дворец Черного Короля.

Признаться честно, мне надоело это издевательство.

– Вы хотите убедить меня в том, что Черный Король, живший тысячу лет назад и пославший в мир всю эту нечисть, прошу прощения, если задел вашу честь, все еще жив, и бедная девушка – его дочь?

– Почти все правильно.

– И он дал мне возможность спокойно утащить из-под своего носа красавицу?

– Ты находишь,ее красивой? – быстро последовал вопрос Кошки. Слишком неожиданно, чтобы я сумел точно сформулировать ответ.

– Да. То есть я хотел сказать, что в принципе она была бы недурна, если бы… а, собственно, какое отношение это имеет к делу? Причем здесь девушка?

– Действительно, какое отношение имеет ко всему несчастная глупая девушка? – голос Кошки стал печальным. – Я расскажу все по порядку. Черный Король действительно жив, и он сохранил достаточно сил и здоровья. Не зааю, где он был все эти годы, но в один прекрасный день история повторилась. Или почти повторилась. Он пришел к отцу этой девушки и потребовал ее. Естественно, что он получил отказ.

– Извиняюсь, а принцесса была глупа или…

– Не перебивай, варркан, – старуха бесцеремонно поставила меня на место, а Кошка продолжила рассказ:

– Но, как известно из истории. Черный Король привык, чтобы его прихоти исполнялись. Он принял образ настоящего короля и стал править страной. Что стало с королем, никто не знает. Мать принцессы была изгнана из дворца, а саму принцессу заточили в лабиринтах дворца. Черного Короля окружили нужные ему люди, в большинстве своем черные маги и волшебники-неудачники.

– А народ? – посмел я вставить слово. – Народ обманут. Королевские глашатаи объявили, что принцесса сошла с ума.

– И она действительно сошла с ума? – не сдержавшись, вставил я.

В комнате наступило гнетущее молчание. Наверное, все так и есть. С подобными историями мы, варрканы, встречаемся довольно часто. Весь мир – одна гражданская война. Отец преследует сына, дочь мстит матери. Одним словом – жизнь. И все же…

– Вы можете считать меня круглым идиотом, но объясните еще раз – кто из вас настоящая принцесса? Ответила Кошка, просто и ясно:

– Я.

– Если я правильно понял, разум принцессы оказался в теле кошки и наоборот?

– Ты не догадывался об этом раньше? – удивилась Кошка.

– Да нет, – мало ли о чем я догадывался! – А он премилый парень! – улыбнулась хозяйка черной шерстки, обращаясь к старухеведьме-королеве. – Я надеялась, что он додумается раньше. Я обиделся:

– Моя башка, если вы успели забыть, была занята более важными делами.

– Не обижайтесь, дорогой варркан, – хм, странно, но мне приятно слышать эти слова.

– А как вы хотите перелезть обратно в ээ… тело принцессы?

– Теперь, когда ты сумел доставить тело принцессы на остров Дракона, в этом нет ничего сложного. Ну, может быть, нам и понадобится помощь с твоей стороны, если не уйдешь сразу.

И снова тишина.

Я оторвался от рассматривания ногтей. Обе женщины, я имею в виду Кошку и ее мать, смотрели на меня в ожидании ответа. Что-то слишком напряженно они его ждут, словно от присутствия варркана на острове что-то зависит. – Что вы сказали? – переспросил я. – Я спросила, когда ты уходишь с Глазом Дракона?

– А-а. Знаете, я хочу немного погостить на острове. Конечно, если вы не возражаете.

Еще бы кто-то возражал. Я просто селезенкой ощутил, какое напряжение спало после моего ответа. У девчат что-то на уме. А варрканы никогда не уходят, пока остаются проблемы, но…

– … Но я останусь, если получу сейчас же камень. Он мне сердце согреет, когда я с ним по вашим каменным трущобам гулять стану, – вот так-то понадежней. Знаю я этих баб, только языками трепаться.

Кошка обнажила в улыбке (если, конечно, это улыбка) маленькие белые клыки:

– Это твое право.

– И еще, многоуважаемая принцесса. Я не хотел бы встречать кого бы то ни было из вашего окружения.

Я уже выходил из комнаты, когда последняя мысль, произнесенная вслух, пригвоздила меня к месту: – Стоп, машина!

Кошка и старуха недоуменно уставились на меня.

– Что-то не так, варркан?

– Кошка, или как там тебя! Как ты объяснишь свое присутствие в замке в сопровождении такого большого количества нелюди?

Говоря это, я медленно вынимал из ножен меч. Джек, до этого примерный мальчик, взъерошил гриву и двинулся на Кошку.

– Успокойтесь и оставайтесь на месте! – ого! Это голос действительно царствующей особы. – Сейчас вы получите объяснения.

Я приготовился это сделать, но меч в ножны не убрал.

– Это действительно моя стража и прислуга. Я всего лишь пленница. Может быть и странная, но все же пленница. Это тоже прихоть Черного Короля.

С тяжелым уханьем меч исчез в ножнах. Варакуда, как ни в чем не бывало снова улегся у моих ног. Что ж, объяснение довольное логичное.

– А они того, за пятки ночью хватать не станут? – спросил я миролюбиво.

– Нет, варркан, не беспокойся. – Кошка приняла извинения. – Я контролирую временной разрыв, а. парочка, плакальщиц, необходимых в хозяйстве, надеюсь, не слишком стеснит тебя.

Я обреченно махнул рукой, заранее соглапаясь на любые неудобства. Лишь бы меня не трогали. Честно сказать, я чертовски устал, и мне хотелось только одного: доползти до кровати и заснуть.

Утром, валяясь в кровати, я еще раз обдумал создавшуюся ситуацию. Меня беспокоило будущее. Черный Король наверняка знает о случившемся. И коль он не дурак, то поймет, что против него действует не простой воин-любитель приключений. Если добавить, что он знает о варрканах и что принцесса в том виде, в котором она сейчас находится, нужна лишь одному существу на свете – Кошке, из всего этого следует одно. Неотвратимое. Следующий ход Черного Короля – прибытие на остров лично, в чем я, собственно, сомневаюсь, или его полномочных представителей, что более всего вероятно.

И, судя по всему, придут не люди. У этого парня есть власть над темными силами. Что же выходит? Один варркан против армии нелюдей? Неплохая перспектива.

Мои глубокомысленные размышления прервала старуха. Сначала из-за двери показалось ее морщинистое лицо, а затем, увидев, что я не сплю, она шмыгнула в комнатку. Бездельник Джек даже не соизволил приподнять наглую морду.

– Кто к нам пожаловал! – растянувшись в улыбке, приветствовал я ведьму, не вставая с постели.

– А ты не видишь? – буркнула старая. Странная манера здороваться.

– Надеюсь, мне не придется одеваться при посторонних?

Я натянул одеяло до самого пупка, что вызвало демонстрацию любимого жеста старухи, означающего высшее презрение к какому-либо вопросу. Она плюнула на пол. Откуда у бывшей королевы такие плохие привычки? Или короли забыли этикет?

– Что в тебе есть такого, что я не видела? – старая карга!

– Мало ли какие секреты есть у человека. – Твои секреты могли бы быть и побольше, – ведьма нагло уселась на скамейку и вперилась в меня бесстыжими глазами.

Я только хотел сказать все, что думаю о секретах, но в дверях появилась Кошка и грациозным прыжком очутилась на середине комнаты.

– О каких секретах вы говорите?

– Варркан утверждает, что имеются секреты, которые он не намерен раскрывать.

– Да, уважаемая хозяйка, – я поспешил вступить в разговор. – Мы как раз спорили о необходимости иметь секреты.

– И к чему пришли в своем споре?

– Мы, решили, что кое-кому, – я выразительно посмотрел на старуху, – секреты помочь, увы, ничем не могут. И вообще, мне дадут сегодня одеться?

Счаруха, обидевшись, ушла, сказав, что приготовит стол. Кошка деликатно отвернулась.

Вскочив с кровати, я с хрустом потянулся и, натянув штаны, посмотрел в сторону Кошки. Как раз напротив нее висело зеркало. Именно в нем я увидел любопытную мордочку Кошки, которая, как мне показалось, смотрела на меня с нездоровым интересом. То, что я заметил подсматривание, ее ничуть не смутило. Впрочем, я не знаю, смущаются ли кошки.

– Если речь шла об этих секретах, то их нельзя долго скрывать.

– Польщен, и спасибо за совет. Но я воспользуюсь им в другим месте и в другое время, – кажется, я начинаю краснеть.

– Чем, советом?

– Нет, секретом.

– Главное, чтобы секреты оставались надежными.

Кошка издевалась. Но и я не лох. Я уже хотел сказать что-нибудь этакое, но вовремя сдержался. Тьфу ты. Господи. Здоровый мужик говорит об ЭТОМ с животным.

– Почему ты смеешься? – интонацию Кошки было трудно уловить. – Так, о своем.

Наверное, в этот момент нас обоих посетила одинаковая мысль, потому что через секунду мы оба смеялись в два голоса. Я первым унял смех и вежливо обратился к принцессеКошке:

– Если я вам не нужен, то выйду во дйор и разомнусь.

– Только внутри замка, – предостерегающе произнесла Кошка.

– Почему? Я бы с удовольствием побегал по морскому берегу!

– Когда кто-то выходит за пределы замка, временной барьер для него рушится. Единственное, что может встретиться после этого – свора голодной и поэтому не очень дружелюбной нелюди. Только внутри замка ты находишься под моей защитой.

Это удивительно, но я поверил Кошке безоговорочно. Поверил и доверился. Хотя Кодекс варрканов предписывал не доверять никому и постоянно иметь при себе оружие. ПОСТОЯННО! Но теперь я впервые пренебрегал этим правилом, спускаясь во двор без меча.

Джек, мягко перебирая мощными лапами, затрусил следом. Во дворе он попытался пристать ко мне со своими слюнявыми любезностями, но был жестоко оттаскан за уши и, обиженный, скрылся в каменных переходах.

Парочка кругов трусцой, несколько растяжек, гимнастические упражнения. Потом погрузиться в себя и проверить каждую мышцу, ее энергию и рефлексы. Этим я занимался в течение часа. Под конец, выдернув из стены кусок ржавой трубы, я проделал несколько замысловатых выпадов. Все просто великолепно. Кроме одного.

В бойнице одной из башен сидела Кошка и наблюдала за моим выпендриванием. Черт с ней. Не обращая на нее никакого внимания, я пнул стену ногой и под конец поиграл мускулатурой.

Думаю, что из башни открывается великолепный вид на окрестности.

Сполоснувшись в бочке и накинув куртку, я поднялся наверх. Общество дам ждало только моего прибытия. Завтрак прошел в дружественной, непринужденной атмосфере. Я не спрашивал, откуда в замке столь экзотические блюда, принимая все как есть. Гость, он и есть гость.

Джек, лежа у порога, деловито поглощал здоровенные куски мяса, не забывая внимательно поглядывать по сторонам. Сама хозяйка ела довольно оригинально – из тарелки, аккуратно подхватывая розовым язычком кусочки мелко нарезанного жаркого.

Сумасшедшую принцессу пришлось кормить отдельно, так как сидеть за одним столом с сопливой, пусть даже и прекрасной представительницей слабого пола, я наотрез отказался.

Немного позже, смакуя вино, я возобновил вчерашний разговор, стараясь до конца прояснить ситуацию. Жизнь варркана нередко зависит от незаметных мелочей.

– Уважаемая хозяйка, мне хотелось бы поделиться мыслями, которые пришли ко мне во время утренней прогулки.

– Послушайте, варркан! Прекратите называть меня хозяйкой, – Кошка лениво щурилась на коленях старухи, чуть подергивая кончиком хвоста.

– Как же мне называть вас? Мисс, государыня, подруга?

– Зовите моим собственным именем – Иннея.

Я задумчиво прикусил нижнюю губу. Конечно, можно назвать разум человека, спрятавшегося в шкуре животного, любым именем, но мне удобнее называть Иннеей глупую принцессу, а не животное. Об этом я и сказал Кошке.

– Можете обращаться к ней, как хотите, но запомните, – я с удивлением заметил, что из лап кошки выползают острые коготки. – Она – всего лишь жалкая оболочка, отнятая у меня. Согласитесь, варркан, что имя должно принадлежать не бессмысленному предмету, а сущности, которая наполняет этот предмет. Черт! Я бы такое ни в жизнь не выговорил. – Я не силен в философии, но мне удобнее обращаться с человеческим именем именно к человеку, но… – тут я заметил, что к когтям прибавляется вздыбленный загривок, и поспешно согласился со всеми доводами черной бестии, -… но ваше желание для меня является законом.

Ну и характерец! Такую только рассерди, разорвет на куски и не поморщится. Мегера! Кобра! Хищник! Теперь можно и о деле.

– Сегодня целое утро мы болтали о всяких пустяках, – Старуха при этих словах злорадно усмехнулась. – Но я хотел выяснить для себя кое-что важное.

– Что еще?

– Для начала скажите, уважаемая хо… – заметив появляющие коготки, я вовремя заметил и свои ошибки, -… хо… рошая моя, если не секрет, как вы управляете нелюдью и временем?

На несколько долгих секунд в воздухе повисла нервозность, вызванная моими необдуманными словами. Интересно, как мог я еще выкрутиться?

– Ты хочешь сказать, моими поданными? – как я и ожидал, первой в себя пришла Кошка по имени Иннея. – Я сказал то, что хотел сказать.

– Варркан, ты слишком дерзок.

– У меня на этот счет другие соображения.

– Ну хорошо, – сдалась Иннея. – Вся сила заключена в Глазе Дракона. Камень сам открывает силу владеющему им. Сейчас он мой и помогает только мне. Завтра камень станет твоим и будет выполнять только твою волю. Теперь о подданных. С первого же дня моего пребывания на острове в качестве пленницы, эти, как ты говоришь, монстры и нелюди, служили верой и правдой. Это их работа – охранять и служить. Но, как выяснилось в дальнейшем, они не выносят присутствия Глаза Дракона. И я заключила с ними соглашение, в котором камень сам помог мне. Каким-то образом он сделал так, что я смогла жить на одно мгновение раньше моей прислуги. Я могу перенести их сюда, могу сама вернуться к ним. Вот, собственно, и все, варркан.

– А откуда у вас Глаз Дракона? Если мне не изменяет память, последний дракон вымер задолго до рождения вашего прапрапрадеда. А известия о чудесном камне впервые появились в… – я старательно и аккуратно произнес фразу, всплывшую в голове, – в неважно каком году, во время битвы короля Тронзы при Бутракуле. Впрочем, камень тут же загадочно исчез.

Я и сам не знаю, откуда взялись эти сведения. Словно что-то в голове хрястнуло, и я вспомнил.

– Ты хорошо осведомлен, варркан, – старуха беспардонно встряла в разговор, ничуть не смущаясь тем фактом, что ее трескотня мне порядком надоела во время плавания. – Это я отдала Глаз Дракона принцессе. Глаз Дракона передается из поколения в поколение и всегда по венской линии.

– Ага, – подвел я черту под сказанным. – Судя по рассказам. Глаз Дракона обладает весьма мощной силой. А с вами случилась беда?

– Глаз Дракона выполняет только три желания хозяина В то время, когда Черный Король захватил королевство, мои желания были израсходованы

– Весьма непредусмотрительно с вашей стороны,

– А принцесса Иннея по некоторым обстоятельствам не смогла вовремя воспользоваться камнем. Нас разлучили.

Что-то вспомнив, старуха промокнула глаза серым платком.

– А потом? – я настаивал на продолжении.

– Потом? Потом, с огромным трудом и заплатив громадную цену, я нашла дочь и отдала ей камень.

– И что же? – на этот раз я обратился к Кошке. – У вас было три воли, и вы растеряли их так же, как и матушка?

– Камень редко делает все сразу. Такова его сущность. Он лишь направляет события в нужное русло. Все просто. Я хотела вернуть все обратно, но, когда моя воля и воля камня соединились, я перенеслась на черную твердую дорогу, по которой очень быстро двигалась большая металлическая повозка. В ней сидел ты. Так все и было. Я вернулась в замок, но с этого дня всегда была с тобой. Я чувствовала сердцем то, что чувствовал ты, и, как могла, помогала. Желание Преподобного Учителя лишь ускорило твое прибытие на остров. Судьбы простых смертных давно расписаны Повелителем. Вот и все, что касается первого желания.

Пока Иннея переводила дыхание, мне в голову пришла весьма интересная мысль – возможно, связь с этой женщиной в шкуре животного более тесная, чем мне казалось в самом начале.

– Вторая воля, если помнишь, оказалась действительно мелочной. Я пожелала жить спокойно на острове Дракона.

– Да нет, – пожал я плечами. – Желание, как желание. Все понятно.

– Так что осталась всего одна воля и, поэтому я обещаю, как только использую последнюю возможность – ты получишь Глаз Дракона.

– Эй! Такого уговора не было. Может, мне придется ждать всю оставшуюся жизнь?

– Боишься?

– А как же! Опять же ваша привычка передавать камень только по женской линии.

– Не волнуйся, это тебя не касается. А ждать, возможно, придется недолго. Камень понадобится уже завтра. Потерпи, варркан. Мне не хватает всего трех дней, чтобы снова войти в свое тело в ночь полной луны.

– Я не понимаю.

– Завтра исполнится третья воля.

– По какому поводу? Ведь переселение душ состоится только через три дня.

– Флот Черного Короля подходит к берегам острова.

От удовольствия я даже подскочил на месте. Принцесса наконец-то наиболее полно ответила на все вопросы. А о Черном Короле я не беспокоился:

– И его флот разметут ураганы еще в море? -1е правда ли?

– Именно этого не случится. Боюсь, что произойдет что-нибудь другое.

– Что именно?

– Не знаю, но сегодня утром, получив известия о приближающихся кораблях, моя воля не смогла соединится с волей камня. Если подобная вещь повторится и завтра, мы погибли. Поэтому я и попросила тебя, варркан, остаться с нами.

Кошка хитро прищурилась и с убеждением добавила:

– Ты ведь любишь романтику и приключения?

Эта черная хищница слишком хорошо знала мои слабости.

– Безусловно, мне нравятся и романтика, и приключения. Но что-то не хочется умирать, когда дело в общем-то сделано.

Мои слова остались без ответа, да его и не требовалось. Все давно решено. Я ввязывался еще в одну опасную авантюру.

Я стоял на самой высокой площадке самой высокой башни замка. Далеко, почти у самого горизонта, чернели точки приближающегося флота Черного Короля, постепенно охватывая широким полукольцом наш старый каменный бастион. Вдоволь налюбовавшись этим зрелищем, я опустился немного вниз, где застал Кошку сидящей у бойницы, наблюдающей за морем.

– Он что-то почувствовал. – тревожно зазвучал ее голос. – Остров полностью окружен.

– Когда вы используете Глаз Дракона?

– Не знаю. Я не хочу рисковать и терять последнюю надежду.

– Как бы не стало поздно, Иннея. Почему бы нам не воспользоваться временным мешком?

– Я отправила туда всех обитателей замка. Мы в настоящем. Да это ничего и не даст. Черный Король достанет нас и там, – Кошка оторвалась от созерцания морского пейзажа: – Я не знала, что варрканы предпочитают спасаться бегством. Я думала, что варрканы, как и короли, не ведают страха.

Я усмехнулся. Типичная позиция женщины, облеченной властью.

– Не обманывай себя, принцесса. Страх приходит ко всем, к варрканам и к королям.

Осторожно положив ладонь на головку принцессы, я успокаивающе добавил:

– Не волнуйся, принцесса Иннея. Мы дадим им хороший бой.

К моему удивлению. Кошка прогнулась, потираясь об ладонь, и тихо муркнула. Вот и пойми, чего в ней больше – человека или животного.

– Пойду, приготовлю оружие. Через два часа корабли подойдут слишком близко к острову.

Через полтора часа Джек, старуха-короле-ва, Кошка и принцесса находились на смотро вой площадке, откуда открывался прекрасный вид на происходящее вокруг острова. Корабли Короля тихо покачивались на волнах, ничем не выдавая присутствия своих хозяев. – Интересно, мою голову уже оценили или нет? – мрачно пошутил я.

– Пожалуйста, варркан! – умоляюще произнесла принцесса-Кошка.

– Иннея! – далее снисходительная улыбка, – не называйте меня варрканом. Вы втянули меня в такую жуткую историю, что теперь мы должны быть с вами накоротке.

– Как же тебя называть?

– Просто Файон. Или еще лучше, моим собственным именем, данным с детства. Сергей – ваш покорный слуга. Кстати, что тебя так сильно беспокоит?

Иннея действительно волновалась. Хвост мотался из стороны в сторону, словно испорченный маятник.

– Скоро наступит момент, когда тянуть с волей станет небезопасно.

Так что же? Воспользуйтесь камнем прямо сейчас.

Глаз Дракона выполнит волю хозяина совершенно непредсказуемо.

– То есть? – не понял я.

У меня одно желание – спастись. И я боюсь, что Глаз Дракона выполнит это самым простым способом, переместив нас в другое место И тогда я потеряю все. Может статься и так, что камень спасет только нас и тогда вся тяжесть, варркан, ляжет на твои плечи. Я не уверена, что ты выйдешь из этого боя живым. Я рассмеялся:

– Ты говоришь, что не уверена? Я бы сказал несколько иначе. Эту армаду я не сдержу. В любом случае. Одно дело – простые воины, здесь еще вопрос, кто кого? Но если на кораблях одна нелюдь… мне придется очень и очень туго.

Тема была в общем-то исчерпана. Я стоял, глядя на море, и размышлял о том, что предстоит сделать через ближайшие час-полтора. Надежды нет никакой. В замке Корч нам внушали – варркан неуязвим. Но я видел немало варрканов, погибших не своей смертью. Если Глаз Дракона не поможет, то все затраченные усилия окажутся напрасными. Что толку с того, что я, оставшись в гордом одиночестве, стану воздвигать стену из трупов?

Остальные просто возьмут то, за чем пришли. В лучшем случае, меня могут оставить на острове одного. Женщин увезут, а я ничего не смогу сделать. Попросту станет одним (робинзоном) больше.

В голову вообще лезла всякая ерунда, недостойная мужчины и варркана. Захотелось посмотреть на небо и в лучших традициях классических романов попрощаться с жизнью, вспомнив друзей и товарищей. Что я и сделал. Подняв глаза к луне, я вспомнил и друзей, и вра гов, мертвых и живых. И меня передернуло. Как я могу умереть, не отомстив за смерть товарищей и так и не узнав будущего? Старуха-мать дотронулась до плеча: – Посмотри, варркан. Наступает твое время. Кажется, это действительно так. От каждого корабля отделилось по несколько лодок, которые взяли курс к острову. В каждой сидело, по меньшей мере, по десять существ.

О, небо! Яркая луна ясно говорила о том, кто находится в лодках. Все пространство между островом и кораблями постепенно заполнялось маленькими и большими шлюпками. Те, кто сидел в них, не очень-то и торопились. То ли они давали нам время насладиться ужасом, то ли ждали, когда придет полночь. Подул несильный ветер, и небо стало постепенно затягиваться грязными облаками, сквозь которые изредка любопытно проглядывала полная луна.

– Король знает о Глазе Дракона?

– По-видимому, да. По крайней мере, может догадываться, – ответила Иннея.

На нее страшно было смотреть. Когти, маленькие и острые, намертво вцепились в камень, а шерсть, начиная от морды и заканчивая кончиком хвоста, топорщилась, словно всю ее натерли эбонитом.

– Может быть, он даже знает, с кем имеет дело? – это уже старуха. Никак не может помолчать.

– Все может быть, – как мог я не ответить?

– Тогда это делает мне честь, – и, обращаясь к Кошке, добавил: – Не пора ли пустить камень в дело? Мои слова не возымели никакого действия.

Я продолжил более раздраженно:

– Иннея, я не собираюсь отдавать свою и ваши жизни просто так. Но если ты сейчас же не воспользуешься камнем, то минимум через час вы вместе с матерью окажетесь в клетке Черного Короля. А тело вашего покорного слуги переварится в желудках ненасытных монстров. Что мне совершенно не нравится.

Но и после этого Кошка осталась неподвижной. Она просто проигнорировала мои слова. Но я не был бы варрканом, если бы не добился, чтобы меня слушали.

Резко выбросив руку, я схватил застигнутую врасплох Кошку за шкварник и, держа ее на безопасном от лица расстоянии, тихо заговорил:

– Слушай, девочка. Я не хочу умирать. Я слишком мало видел в этой жизни. И ты тоже, кроме прогнившего трона и черной шкурки животного. Слушай меня внимательно. Или ты сейчас же начнешь колдовать, или, клянусь, я выброшу тебя отсюда, как нашкодившее животное. Это не пустые слова. Не забывай, что имеешь дело с варрканом. Делай свое дело, а я буду делать свое.

Выдав столь пламенную речь, я опустил Кошку на парапет и отошел, дабы разгневан ное животное не смогло вцепиться мне в физиономию.

Кошка ничего не сказала. Она просто обернулась к старухе.

– Камень? – легкий кивок кошачьей мордочки.

Старуха, ошалевшая от моей выходки и от поведения своей заколдованной дочери, молча протянула Глаз Дракона.

Иннея села на задние лапы и подняла мордочку к луне. Глаза ее закрылись, и так она сидела около минуты, медленно покачиваясь из стороны в сторону.

Я беспокойно заерзал, среди лодок произошло еле заметное движение, но старуха знаком приказала молчать.

Наконец Кошка подняла обе передние лапы к небу, а затем крепко прижала камень к себе. И я увидел сквозь густую черную шерстку, как камень вспыхнул красноватым огнем и тут те потух.

– Ну что? – спросили мы одновременно со старухой, как только Кошка открыла глаза и приняла нормальную кошачью позу.

– Камень принял желание. Последнее желание. Что сделает Глаз Дракона – не знаю. Теперь он твой по праву, варркан. Возьми его, и, может, в твоих руках он принесет больше пользы.

Старуха, не говоря ни слова, быстро завязала мне на шею ремешок, на котором висел волшебный камень Глаз Дракона.

Что-то новое, доселе неведанное, вошло в меня и медленно растворилось. Я снова взглянул на море. Пришло время брать командование на себя.

– Вы! Оставайтесь здесь и ни в коем случае не спускайтесь вниз. Впрочем, вам это вряд ли удастся.

Прихватив с собой верного Джека и убедившись, что женщины правильно выполняют отданный мною приказ, я отдался силам колдовства.

Я доставал из ячеек памяти самые сильные и крепкие заклинания, делая непреодолимой каждую ступеньку, каждую дверь, ведущую наверх. Во мне, сначала тихо, затем все громче и громче, зазвучали барабаны, отбивающие ритм боевой песни варрканов. Кое-кому придется здорово помучиться, прежде чем поздороваться с принцессой Иннеей и ее окружением. Может, к утру и доберутся. До утра я и сам попробую дотянуть, а там… чем черт не шутит. Вернее, Глаз Дракона.

… Быстрее, быстрее, быстрее. Пальцы складывались в колдовские знаки до того, как я успевал подумать об этом. Сознание не поспевало за руками. Это хорошо…

… Так, а теперь Круг Чистоты. А чтобы понадежней – вот вам двойной Круг, бог С ней, с накладкой. Ага! Все-таки выдержал. Риск стоит того. И побольше вокруг серебра, все что имеется в карманах, топайте прямиком на меня, ребята. Ножи наголо.

Один в руке, второй на колено. Кажется, все. Нет. Не все. Меч мягко выскользнул из кожаных оков, и рукоятка привычно легла в ладонь. Ножны в сторону. И все остальное – ненужное, тоже в сторону. Господи! Помоги! Все! Теперь точно все! Я успел. Время (X) наступило. Догадка относительно существ, находящихся в лодках, подтвердилась. Все, что только мог придумать сумасшедший мозг маньяка, привалило на остров. И все это только ради какой-то принцессы.

Под тяжелыми ударами массивных тел рухнули на землю ворота, и разношерстная толпа воинов Тьмы начала вливаться во двор замка. Наглые упыри, не дожидаясь остальных, просачивались сквозь камень. Чуть позже через стещ)1 перелились похожие на студень випперы со змееподобными телами. И буквально через минуту после падения ворот двор был полностью запружен нелюдью.

Барабаны в душе лопались от грохота. Меч от обилия зубастых и вонючих морд сверкал холодным серебряным огнем. Круг Чистоты мерцал от прикосновения к нему чужеродных тел.

Они перли, словно танки. Первые нелюди, так и не сделав ничего хорошего, погибли под мощным натиском своих же сородичей.

Кончик меча медленно покачиваясь, устремлялся в те места в Круге Чистоты, где мерцание становилось слишком опасным. Я правильно сделал, поставив двойной Круг. Один бы не продержался и минуты. Сейчас самое главное дождаться, пока натиск напирающих чуть ослабнет. Иначе сомнут, как вареную картошку. Если, конечно, Круг выдержит до этого времени.

Я терпеливо ждал своего часа, вернее, мгновения. У варркана все решает мгновение. Кому позор, а кому, стало быть, бессмертие. Стоп. Что это?

Словно мимолетное помутнение разума, необычное чувство нереальности. Собственная память не исчезла и не спряталась под тяжестью и силой чужого разума. Они сливались, дополняя друг друга, образовывая мощный, единый, цельный разум. Глаз Дракона? Не знаю. Не осталось моего и чужого, только одно большое (Я). И каждая клетка отозвалась на это изменение. Каждая из мириадов их нетерпеливо вибрировала, дожидаясь приказа действовать. Чудо? Да, наверное, чудо.

Но времени вникать во все премудрости происшедшего не было. Круг Чистоты или, попросту говоря, силовой барьер, создаваемый одним лишь словом и жестом, оказался прорван.

За мгновение до этого я бросил быстрый взгляд на башню. Чисто. В светб выглянувшей из-за туч луны я успел заметить три неясных силуэта: кошки с человеческим сознанием, девушки с сознанием животного и старухи. А в следующее мгновение я оказался в аду. И в тот же миг острие меча снесло голову первого нелюдя. За ним последовал второй, третий, и не было ни времени, ни возможности, чтобы вести счет этим смертям.

Сражалось все: слух, обоняние, зрение и все те чувства, которые есть и которых нет у нормального живого человека.

Траектория движения меча ничуть не напоминала равномерное движение столового ножа. Один скользящий удар по окружности, успевающий моментально взлететь или опуститься, в зависимости от близости опасного чужого тела. Круг Чистоты давно исчез, но на его месте образовался другой круг, из сгорающих в серебряном огне нелюдей.

Я не видел, как исчезает пораженный мною враг. При следующем обороте на его месте стоял другой.

Пришлось отключить обоняние, я просто перестал различать тяжелый звериный запах. Казалось, я стою по колено в дерьме и полусгнившем мясе. Булыжник под ногами стал скользким из-за слюны, брызгавшей из пасти непрерывно нападающих монстров. И не было им ни конца, ни края.

Я перестал надеяться, что с наступлением утра нелюдь скроется на кораблях. Среди этой мрази я замечал тех, кто прекрасно себя чув 34?

ствовал как в темноте, так и на солнце. Но все равно я старательно берег силы, помня о неудачном бое в замке Дракона с силами гораздо более малочисленными, нежели сейчас.

Мое тело использовало все, даже инерцию нанесенного удара, хоть на одно мгновение давая отдых напряженным мышцам. Пока сражение проходило при явном перевесе (в количестве убитыми) с моей стороны. Хоть одно радостно – обратного перевеса уже не будет никогда.

Я уверенно вел в счете, когда неожиданный толчок в ногу заставил похолодеть все тело. Это ощущение длилось всего мгновение, но его хватило, чтобы тело потеряло равновесие, а значит и скорость, резкость, ориентацию. И я подумал, что наступил конец. Сознание не справилось с перегрузкой и пропустило чье-то тело. Ожидая каждое мгновение укуса, я направил нож в то место, где секундой раньше почувствовал толчок. Но что-то случилось и с телом. Оно отказывалось подчиняться.

Еще немного, и паника полностью завладела бы мною. Но тут до меня наконец дошла причина сбоя.

Джек! Как я мог забыть об этом милом живом создании. И я чуть его не убил, но, главное, он еще жив! Я прав – это чудо.

Чуткий страж – разум уже исправлял допущенные ошибки. Разжав руку, державшую нож, я попытался создать новый Круг Чисто ты. Сбой. В требуемой зоне находятся чужеродные тела.

Как только разум осознал это, он моментально выбрал из всех имеющихся средств самое эффективное. Заклинание Звезды.

На миг, на спасительный короткий миг над головой вспыхнуло ослепительное маленькое солнце, заливая безудержным сиянием все пространство внутри двора. На несколько долгих мгновений меня оставили в покое.

Боевая стойка, перевести дух, убрать особо наглых нелюдей и осмотреться.

Башня. Вроде все в порядке. По мельтешащим теням можно разобраться, что нелюди удалось добраться лишь на треть высоты. Випперы с тупым упрямством карабкались по камню, срывались и погибали под лапами атакующих. Упыри пытались подняться внутри стен, но испытанные заклинания неохотно пропускали столь темные личности. Я не зря протирал штаны в замке Корч, и кое-чему научился.

Джек? Ба, да эта зверюга чувствует себя вполне комфортно в чертовом аду. Правда, шерсть сплошь забрызгана зеленой слюной, да бока бешено вздыбливаются в поисках свежего воздуха. На его роже, кажется, написано настоящее наслаждение. Чем? Тут же пришло объяснение. Джек радостно тявкнул и, клацнув клыкастой пастью, разорвал брюхо какому-то несчастному оборотню. Серебро, оно и в зубах серебро. Смерть нелюди – дело времени.

Странная вещь – нелюди не обращали на варакуда совершенно никакого внимания, очевидно, принимая его за своего. Когда же до них доходило, что серебро имеется не только у меня, было уже поздно. А Джек, уже совершенно молча, выискивая щелки, тискался среди толпы нападавших, отпуская по сторонам смертельные укусы. Не столь заметный, но все же след из серебряных костерков отмечал его путь.

Моя передышка давно кончилась, и я старательно помогал Джеку, не забывая отмечать его маршрут, чтобы снова не оказаться на пути разошедшегося не на шутку варакуда.

Меч продолжал исправно крушить тела нападавших. Не было слышно звука рассекаемого воздуха, одно скольжение по неживому мясу. Не существовало ничего, кроме бойни. Отдельные тела смешались в однообразную массу, тянущую ко мне мохнатые отростки. Мне оставалось только отсекать эти чужеродные предметы.

Я перестал быть варрканом, я перестал быть и человеком. Я превратился в машину для убийства. Самую совершенную за всю историю этого мира. Убивать – моя профессия, и это я умею делать, как никто другой, хорошо и надежно.

По самым скромным прикидкам, сражение шло уже около двух часов, когда я почувствовал, что натиск нападающих как-то резко спал. Нелюдь не ослабла, да и количество их оставалось велико. Тогда что? Как понимать столь странную перемену? Неужели придумали чтото новенькое?

Но что бы ни задумывали эти гады, я был им признателен. Вокруг слишком много ревущих и гримасничающих в злобном оскале харь, а силы мои порядком истрачены. Еще полчаса драки, и я свалюсь бездыханный. (Конечно, это я зря говорю. Сил-то хватит не на одну ночь, но время…)

Неожиданно атака нелюди прекратилась полностью. Я с беспокойством посмотрел на башню. Нет, там все в порядке. Штурм продолжается. Если что-то должно произойти, то только здесь.

Словно в ответ на мои мысли толпа нелюди всколыхнулась и отхлынула назад. Я проследил взглядом за центром волнения и от увиденного чуть не подскочил на месте. Я просто не мог поверить глазам. Этого не должно было быть, но это происходило.

Через образовавшийся в массе нелюдей проход ко мне навстречу шел человек. Само присутствие гомо сапиенса среди нечистой силы не являлось чем-то особенным. Но здесь – случай исключительный.

Впереди серой армии стоял варркан. Варркан! Вот, что меня удивило. Но самое интересное, что это был не кто иной, как Красавчик Джармон. Тот самый Красавчик, которого за применение колдовской силы изгнали из замка Корч. Монстр и ублюдок среди равных ему монстров и ублюдков. Кривая ухмылка, довольный прищур. " -Ну вот мы и встретились, варркан Файон.

Я невольно поежился от голоса Красавчика, интуитивно ожидая новых неприятностей.

– О! Я вижу, что ты не слишком рад нашей встрече? Или забываешь своих друзей?

– Твои друзья, Красавчик, стоят позади тебя, – процедил я и, не удержавшись, добавил:

– Сукин ты сын.

– Ну зачем же так? А впрочем, мне все равно. Скоро ты превратишься в мелко изжеванные кусочки мяса, и никто не узнает о бесславной кончине грозного, но невоспитанного Файона.

– А пошел-ка ты… – мысль я закончил в лучших традициях разговорного жанра. Мне ничего не оставалось, как грубить.

Но Джармон все еще оставался варрканом и не обратил на мои горячие послания никакого внимания. Только глаза его загорелись мстительным огнем:

– А ты хорошо сражался, варркан. Великий Магистр гордился бы тобой. Но мне хотелось бы посмотреть, как ты выдержишь мой меч. Надеюсь, ты не возражаешь против поединка со мной? Все честно. Ведь я тоже немного варркан, как и ты, Файон.

– Ты всегда был г…м, а не варрканом. А что касается поединка, что ж, я согласен.

Лицо, я очень надеялся на это, продолжало оставаться бесстрастным, но где-то внутри во мне зарождался обыкновенный человеческий страх. Нет, я не боялся Красавчика. Но вокруг нас находились полчища нелюди. Красавчик и они – слишком грозная сила. Мое внимание будет приковано только к варркану, а спина останется без защиты. Подходи и бери на блюдечке. Ах, как не хватает времени. Скоро рассвет и солнце. И тогда хоть какое-то облегчение. А не поболтать ли мне с Джармоном? В свое время он отличался любовью к разговорам.

– С каких это пор варрканы служат в армии Тьмы? – спросил я первое, что пришло на ум.

Джармон заглотил наживку: – С тех пор, как варрканы занимаются похищением чужих женщин.

Ответ справедливый, довольно умный, но неубедительный.

– Неужто ты занялся благородным делом по возращению похищенного?

– Послушай, Файон! Я не собираюсь обсуждать с тобой даже само понятие слова – благородство. Оно мне незнакомо. С тех пор как меня, благодаря тебе, отправили в изгнание, я долго шлялся по свету. Благородство нынче не в почете, только сила и деньги. Все остальное – тлен. Да ты и сам все прекрасно знаешь. Что ты имеешь? Кружку кислого вина, черствый хлеб и натертые долгой дорогой ноги?

Я промолчал. Отчасти Джармон прав, а спорить с ним о моральной стороне дела не имеет смысла, да и глупо. Красавчик, между тем, продолжал монолог:

– После долгих скитаний и мучении я поступил на службу к Черному Королю. Надеюсь, ты слышал о нем? – Ага, – мотнул я головой. – Порядочный негодяй.

– А разве твой Великий Магистр лучше? Чего стоит хотя бы плата варркану?

– Это договор, и к тому же…

– Брось, Файон. Это не договор, а обыкновенный набор людей на-службу.

И Красавчик пустился в размышления по поводу старого договора. Чего-чего, а поболтать он действительно любил. Поэтому я решил, что отведенное мне время можно использовать с большим КПД, нежели просто топтаться на месте и слушать болтовню бывшего варркана о смысле жизни.

Что с башней? (Быстрый, по возможности незаметный взгляд на башню.) М-да. Если дела пойдут так и дальше, то через час мое колдовство будет разрушено и все то, ради чего я рисковал жизнью за последние два месяца, пойдет насмарку. И тут я по-новому взглянул на Джармона. Я-то хорош, обрадовался. Если кто и получил передышку, так это нелюди. Зачем им варркан? Им не нужен варркан. Они пришли только за женщинами. А я всего ЛИШЬ досадная помеха, которую сейчас старательно заговаривают.

Рискуя нарваться на большие неприятности, я рванулся к ближайшей стене. Только она могла спасти меня от двойного удара, и теперь я стремился к ней, как к единственно возможному спасению. Не рискуя задерживаться и прокладывать дорогу мечом, я проделал фокус, который не раз выручал бедного варркана в трудную минуту. Перед передними рядами плотно обступившей меня толпы я резко подпрыгнул вверх и в сальто перелетел через головы ничего не понимающих монстров. Стена находилась не слишком далеко, но все равно, приземляться пришлось почти что на голову. Отменный прыжок, даже по земным меркам. А то, что летел я вниз головой, меня ничуть не смущало. Варркан, я имею в виду настоящего варркана, всегда использует любое положение для достижения собственных целей.

Я славно поработал мечом при приземлении я свалился на уже зажженные тучи нелюдей. Их рыхлые тела смягчили удар, и я, живой и целехонький, приступил к расчистке территории у стены. Меч, разбрызгивая во все стороны серебряные искры, быстренько освободил место для драки.

Визг и рычание взбешенных нелюдей перемешались с криками Красавчика. Мой фокус застал ребят врасплох, особенно заболтавшегося Джармона. А теперь все дружно возмущались неугомонностью потенциальной жертвы. Бардак, да и только.

Вскоре команды Красавчика подействовали на разъяренную толпу и круг смерти снова придвинулся вплотную ко мне. Джармон, пинками отпихивая мохнатых гадов, протиснулся вперед и зашипел, выпучив глаза:

– Я смотрю, тебе не терпится умереть, Файон? Прыгаешь, как… А! Понимаю. Ты боишься нападения сзади?

– Ты чертовски догадлив, – я уже вполне спокойно стоял в боевом положении и лениво вертел мечом, ожидая подходящего момента, чтобы наброситься на варркана-отступника.

– Ты плохо думаешь обо мне, – Красавчик одним движением обнажил серебряный меч, неизвестно как попавший в его руки. Очевидно, еще одна смерть честного варркана. Окружающие Красавчика нелюди инстинктивно отодвинулись от предводителя, почувствовав в его руках ненавистный им металл. – Я повторяю, это будет честный поединок. Один раз ты одержал победу, но теперь Черный Король позаботился о моей силе.

– И ты называешь это честным поединком? Хочешь, чтобы я поверил? Ищи дураков.

– Ты как всегда прав, Файон. – Джармон неприятно рассмеялся и указал на копошащуюся массу за своей спиной. – В случае чего мои ребятки, без сомнения, помогут. Давай, варркан, у тебя нет выбора. Защищайся!

Описать действия варркана в бою довольно сложно. Варркан должен не только трезво контролировать ситуацию, заранее предугадывая действия противника и опережая его. Охотник – это прежде всего синхронная работа тела и разума. Отличное владение любым видом оружия – само собой разумеющееся дело. Но варркан – не только смертельное оружие: тайная магия и волшебство, вот что такое варркан.

И совсем нет никакой возможности рассказать о поединке двух варрканов. Тело на тело, знания на знания. Воля против воли.

Красавчик и в замке Корч отличался силой ума и коварством тела. Ко всему, черная магия Черного Короля превратила его в серьезного противника.

Серебряные искры рассыпались густым фонтаном брызг. Каждое новое соприкосновение наших мечей – новая вспышка серебряного света. Нож Джармона не раз проносился в непосредственной близости от моего тела. С трудом парируя удары и ускользая от ножа, я с еще большим трудом встречал заклинания изменника. Ведь всем давно известно, что сила заклинания зависит прежде всего от силы духа и тела. Что касается духа, здесь все было в порядке, но тело… Мое бедное тело слишком устало.

От постоянно сталкивающихся сил разума между нами возникла вибрирующая прослойка воздуха, уплотненная до сумасшествия. Несколько раз волшебные силы заклинания настигали меня, и тело корчилось от невыносимых болей. Дело принимало действительно дурной оборот.

Джармон откровенно радовался, нанося мне удар за ударом, укол за уколом, волшебство за волшебством. Если бы не бешеная реакция человека из другого мира, я бы столько не продержался. Шаг за шагом, преследуемый неутомимым врагом, я приближался к стене. Я отступал.

Совсем неожиданно меч Красавчика проскользнул сквозь всю мою хитроумную защиту и резанул по мышцам живота. Следующий удар, опалив разом ослабевшее тело, пришелся по правому бедру. Любой мало-мальски сообразительный варркан на моем месте сразу бы понял – это конец. У меня не оставалось никаких иллюзий на этот счет. И внутренне я был готов к этому. Но, черт, неужели все закончится так неинтересно?

Я опустился на колено, с трудом сдерживая сыплющиеся со всех сторон удары. Кровь густыми темными каплями постепенно покидала меня, делая беспомощное тело легкой мишенью для клинка Красавчика.

Когда смерть уже маячила за спиной, когда пришло самое страшное чувство – ощущение обреченности, во мне вспыхнуло пламя.

Озарение? Великое чудо? Или сдвиг по фазе?!

Я мог называть это как угодно, но суть оставалась одной. Сквозь бешеную усталость, через безразличие и опустошенность пришел ответ. Бурным потоком живительной влаги об рушился он на жаждущие клетки измученно через тысячелетия, через сотни жизней, в мгновение неотвратимой смерти, в глубине времени и сознания пробудился и явился в мир разум Повелителя Мира…

Словно сквозь сон я видел, как по лицу Джармона скользнула довольная, почти счастливая улыбка. В следующую секунду он нанес страшный удар. Но, не долетев до тела какое-то ничтожное расстояние, меч завяз в чем-то, что окружало меня. Улыбка мигом слетела с губ варркана, а я, или то, что было мной, смотрел, как земной червь пытается убить своего повелителя.

Джармон снова попытался сделать это, но уже прибегнув к силам волшебства. Он отшвырнул меч и сложил обе руки в знаке Мадиата. Заклинание, способное вывернуть мозг противника наизнанку. Ничтожный слизняк!

В следующий миг не я, а Повелитель Мира ниспослал кару на замахнувшегося на Господина своего. И страшной была эта кара!

Лицо Джармона исказилось, глаза наполнились неизвестными мне чувствами, а тело предательски задрожало. В последней попытке избежать смерти он закрылся руками, но… Гнев Повелителя Мира не знает снисхождения. Джармон широко раскрыл рот в безвучном крике и с черным лицом рухнул на каменную брусчатку мощеного двора.

Нелюди набросились на своего бывшего предводителя, и через минуту варркана Красавчика, предавшего Кодекс Чести и Человечество, не стало.

Тот, кто правил мною, повернулся к разъяренным воинам Тьмы и недобро усмехнулся. Мой земной разум, наблюдавший происходящее как бы со стороны, восторжествовал, ожидая увидеть смерть монстров, но…

Но в этот миг меня опустили на землю. Разум Повелителя Мира, сделав свое дело, скрылся в глубинах мозга человека, которого он выбрал своим носителем. Все справедливо. Мавр сделал свое дело, мавр может уйти. Я снова стал тем, кем был – варрканом.

Но чудо не закончилось. Я с удивлением обнаружил, что кровоточащие раны исчезли и сила кипит в нетерпеливом теле. Радость переполняла меня: теперь-то я знал, что в минуту наивысшей опасности Повелитель снизойдет до смертного человеческого тела и окажет помощь.

Перемену, произошедшую со мной, почувствовали и нелюди. И они решились на отчаянный шаг. Сквозь плотную толпу порождений ада, сквозь голодный и злобный вой протиснулись основные силы этого нечеловеческого войска. На короткий миг они замерли с высоко поднятыми кривыми саблями и бросились на меня.

Боболоки. Нелюди, стоящие на одной ступени развития с человеком, но на разных ча шах весов. Существа, способные довольно трезво оценивать ситуацию и крепко держать оружие в мохнатых лапах. Просто счастье, что боболоки не ввязались в драку раньше. Значит, основной бой еще впереди. Главное, чтобы выдержала башня. Несколько пар сабель разом взлетели надо мной и, громко звякнув, тяжело опустились на поджидавший их серебряный меч. Боболокам мешало одно обстоятельство: нападая все вместе, они лишь мешали друг другу. Но все равно, какие ребята! Джармон, наверняка, припас их на крайний случай. Жаль, что он не сумел ими воспользоваться. Тело и разум привычно выполняли знакомую работу, а у меня, где-то в глубине мозга, зрел вопрос, почему воля Кошки не исполняется. Или то, что произошло со мной – часть заранее продуманного плана? Ну и камешек! А башне долго не продержаться. Наверное, все-таки стоило остаться на ступенях. Тогда бы упыри не дали покоя, лезли бы из стен, как…… Стены! О, черт!

Я шарахнулся от стены, словно буйнопомешанный. Как будто кто-то шепнул на ухо(Берегись стен). Как хорошо, что все происходит вовремя. Из камня, как раз на том месте, где я находился, полезли самые что ни на есть противные создания – упыри. Будь у меня хоть немного времени, я бы с удовольствием и облегчением вытер пот со лба. Нет! Это определенно голос свыше. Глаз Дракона? Может быть, и он. Правда, у любого достоинства есть и мелкие недостатки. В моем случае – неприкрытый тыл. К чести нападавших, меня весьма умно оттеснили от единственного надежного прикрытия. Если раньше суетились простачки без оружия, то теперь… О! Боболоки весьма и весьма опасны на голодный желудок.

Любопытные мысли приходят к сражающемуся варркану. Ничего умней, как заботиться о желудках нелюдей, не мог придумать. Покумекал бы лучше о Глазе Дракона. Ни фига не телится. Если он избрал меня в качестве спасителя, то из этого ничего не выйдет. До башни слишком далеко, и вокруг достаточно желающих воспрепятствовать добраться до нее. Нелюди слишком близко от заветной цели. С минуту на минуту штурм закончится взятием пленниц, а этот проклятый булыжник не думает чесаться…

Именно в момент, когда эта интересная мысль посетила мою светлую голову, мне пришлось вскрикнуть, почувствовав раскаленное железо на груди. С незаслуженно обруганным Глазом Дракона что-то происходило. Камень нагрелся до непереносимой температуры и сиял словно маленькая звездочка, озаряя ровным свегом испуганные морды нечистой силы.

Ага! Крепкое варрканское слово еще никому не вредило.

Неведомая сила оторвала камень от тела, приподняла, и Глаз Дракона завис прямо перед глазами. Нестерпимый блеск заставил меня закрыть их, а когда я чуть приоткрыл веки, то заметил, как камень рассыпается на десяток небольших искр. Они медленно воспарили надо мной и остановились на высоте примерно в полтора человеческих роста.

Обескураженные нелюди трусливо пятились от них, закрываясь лапами от яркого света.

Искры некоторое время висели неподвижно, не подавая никаких признаков жизни. Освобожденный ими круг был достаточен, чтобы я без опаски мог опустить оружие и предаться наблюдению за столь необычным событием. Я – даже не смел надеяться, что помощь Глаза Дракона наконец-то пришла. За минуту до этого я не слишком высоко оценивал свои шансы на продолжение жизни. А шансы женщин в башне вообще равнялись нулю. И вот она – желанная помощь.

Все происходящее напоминало киношную комбинированную съемку из мистических фильмов. Искры чуть заметно завибрировали и стали стремительно расти. Рост шел строго вниз. Странное марлевое сияние образовывало сверкающее конусообразное тело. Если бы я был эмоциональным парнем, то сказал бы, что это круто.

Сквозь блестящую паутину угадывалось чтото неведомое. Какие-то неясные очертания чудных существ. Наверное, все так и было. Разум только дорисовывал то, что угадывали глаза.

В одно мгновение, которое заставило меня даже вздрогнуть, в конусе света сформировались четкие фигуры, блестящая марля исчезла и на месте сверкающих конусов остались стоять десять воинов. Их лица скрывались от всего мира за серебряными металлическими забралами. Только зрачки цвета слоновой кости без живого блеска яростно взирали на нелюдь. Серебряные доспехи сплошь покрывали их тела, а клинки шпаг, словно молнии, сверкали под мгновенно разбушевавшимся небом.

Великолепный отряд, состоящий из десяти воинов Дракона, сразу же принялся за дело. Они не страшились ни острых сабель боболоков, ни когтей и клыков остальной нелюди. Словно сказочные богатыри, они постепенно расчищали круг, в центре которого с открытым ртом стоял я.

Когда расстояние между воинами стало довольно большим и некоторые нелюди попытались этим воспользоваться, я поднял меч, готовясь вступить в бой. Но моего вмешательства, увы, не потребовалось. Как только территория стала слишком велика для надежного контроля, каждый воин раздвоился.

Я. недоверчиво протер глаза, хотя прекрасно знал, что зрение варркана никогда не подводят. Какая к чертям галлюцинация! Воинов действительно стало в два раза. больше. Так про сто. Взяли… и раздвоились. Хитрые ребята. Если дело пойдет и дальше таким же образом, то, когда они выйдут на берег, я смогу сформировать настоящий батальон. А того гляди и полк. Личная гвардия Дракона. Серебряный полк имени Красного Рассвета. Неплохо звучит. Но, кажется, парни не смогут долго наслаждаться прелестями этого мира. Вполне вероятно, что воины Дракона не увидят и рассвета. Ни красного, ни синего, никакого.

Черное тело шмыгнуло между ног одного из солдат и проскочило внутрь охраняемого пространства. Непорядок! Я снова схватился за меч, но тут же опустил его и облегченно рассмеялся. Весело подпрыгивая, с высунутым языком, навстречу мчался Джек.

Ну и видик, явно не для выставок. Больше всего он походил на облитого помоями теленка.

Радость встречи Джек выразил довольно оригинально. Он сиганул мне на грудь и чуть не сбил с ног. Я поспешно отвернулся от горячего шершавого языка:

– Джек, Джек! Поосторожней. Здесь не цирк, и я не клоун.

Избежав щенячьих нежностей, я потрепал загривок варакуда и вспомнил о женщинах. Во, блин. Совсем забыл о бабах. Я посмотрел на башню и успокоился. Если и существовала в мире преграда, которую не смогла преодолеть нелюдь, то она перед вами. (О том, что у нелюди попросту не хватило времени, думать как-то не хотелось.) Дорога до башни уже освободилась, и я, немного приведя себя в порядок, побрел к пленницам. Пока оставалось хоть одно заклинание, спуститься женщины не могли.

Поднимаясь, я подумал, что еще бы минут десять, и не увидеть мне никогда ни старухи, ни Кошки, ни сопливой принцессы. А теперь все в норме.

На лестнице оставалось всего два заклятия. Даже меньше, чем я мог ожидать. Снять их – дело минуты.

В течение следующих пяти минут я принимал горячие поздравления. Я услышал столько лестных эпитетов в свой адрес, сколько не доводилось слышать за всю свою многострадальную жизнь. Мелочь, черт побери, но как приятно!

Переждав, пока бурный поток эмоций иссякнет, я обратился к принцессе Кошке:

– Как провели время? – придурок, нашел что спрашивать.

И так ясно, что они все тут от страха чуть не померли.

К удивлению. Кошка вполне нормально отнеслась к вопросу. Она молча потерлась об мою руку. Бархатная шерстка была чертовски приятной на ощупь. Признаться, лучшего проявления благодарности я и не ожидал.

– Посмотрите на берег! – старуха указывала. в сторону моря.

Небольшие кучки оставшихся нелюдей, спасаясь от мечей воинов Дракона, пытались забраться в лодки, но тот, кто своим умом направлял их движение, был мертв. По иронии судьбы монстры сами съели свое спасение. Несчастный Красавчик. Видел бы он, как бесславно гибнет его армия.

Наконец все было кончено. Некоторое время воины Дракона стояли неподвижной цепью на берегу моря, обхватив плотным кольцом таинственный остров. Никто из них так и не посмотрел на тех, кого защищал. Зато они увидели рассвет.

Внезапно все серебряные воины пропали. На их месте остались только несколько сотен звездочек.

Медленно набирая скорость, все более убыстряясь, они понеслись к центру острова, к нам, на обзорную площадку. Великолепное, страшное, удивительное зрелище…

Старуха ойкнула и, сграбастав равнодушное ко всему тело принцессы, забилась в угол. Кошка тоже не выдержала и в смятении прижалась ко мне.

Звезды все увеличивали скорость и, подлетая ближе, прямо на лету сливались друг с другом, образовывая единое огненное кольцо. Они подлетали все ближе и ближе, похожие на маленькие кометы, оставляющие за собой росчерк белого света.

Кольцо соединилось надо мной.

И вспыхнуло второе солнце. Такое же жаркое, как и то, что вставало над морем. Глаз Дракона соединился. Мне оставалось только подставить ладони и поймать горячий, как уголь, камень.


Глава 7 ИСКАТЬ И НАЙТИ НА ЧУЖОМ БЕРЕГУ | Варркан | Глава 9 ПРИНЦЕССА