home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

ПРИНЦЕССА

Я отсыпался весь следующий день и всю следующую ночь.

Проснувшись, я узнал, что Глаз Дракона оказал еще одну услугу. Нам был оставлен один корабль. Для чего? Это предстояло решить в самое ближайшее время. По крайней мере, есть на чем убраться с этого порядком надоевшего острова.

Старуха и Кошка не находили себе места. Целый день они о чем-то шептались, старательно избегая моего присутствия, а ночью то и дело глазели на звездное небо. Я прекрасно понимал причину такого невнимания ко мне и не мешал женщинам предаваться мечтаниям. Они ждали полнолуния.

Послонявшись по замку, я понял, что не могу сидеть сложа руки, ожидая неведомого мне ритуала переселения душ. Безделье не по мне. К тому же имелись кой-какие дела в Лакморе.

Тамошний царек, именуемый Преподобным Учителем, был несколько нелюбезен с простым варрканом. К необходимости посетить Лакмор склоняла также и мысль, что корабль в бухте оставлен неспроста.

После клятвенных обещаний, что вернусь, как только смогу, я погрузился на корабль, в очередной раз ожидая чуда. И не напрасно. Корабль вздрогнул всем корпусом и, неторопливо переваливаясь с волны на волну, заскользил в открытое море. Я не беспокоился, что ветра и течения могут отнести судно в сторону от намеченного маршрута. Глаз Дракона находился при мне, к тому же я еще не потерял способность управлять плавсредствами.

Благодаря ли камню, а может, и попутным ветрам, но моего вмешательства не потребовалось. Корабль сам направился в нужную сторону. Джек оставался на острове в виде вынужденного залога. Во время недолгих проводов варакуда демонстративно отвернулся, выражая полное несогласие с подобным решением вопроса. Мой авторитет явно упал в глазах четвероногого спутника.

Итак, мой путь лежал прямиком в сияющий город. После недолгого, но скучного плавания корабль причалил к пустынному берегу королевства, где правил Преподобный Учитель. Сойдя на берег, я, необремененный ношей, без всяких приключений быстро достиг стен столицы. Беспрепятственно преодолев ворота Лакмора, я направился знакомыми улицами в хорошо изюстную мне гостиницу.

Едва я дотронулся до ручки дверей, как меня чуть не сшиб сын хозяина Пит.

– Эй, парень, – окликнул я его. – Ты не мог бы позвать отца? Вместо ответа я увидел холодные глаза взрослого человека.

– Ты что, не слышишь меня? – спросил я, нутром чувствуя неприятности.

– Я слышу, но позвать не могу.

– Послушай, Пит, ты же узнал меня! – лицо мальчика не изменилось. – Это я снимал комнату месяц назад. Мы с твоим отцом друзья.

Слова доходили до парнишки с трудом, и я решил немного нажать на него. Схватив Пита за ухо, я легко шлепнул его по ягодицам.

– Что-то ты не слишком лонятлив, парень. Придется пожаловаться отцу. Я прошу немногого. Просто передай, что пришел друг с Корч.

Лицо мальчика словно изваяли изо льда. Я хотел применить более жесткие меры убеждения, но меня остановили слова, произнесенные "почти шепотом: – Моего отца больше нет.

– Что? – растерялся я. Вот они, дурные предчувствия.

Я опустился на корточки и взял парня за плечи. Господи, что это за город, где смерть гуляет без присмотра. – Извини, Пит. Как это произошло? Сквозь слезы сын варркана поведал историю смерти отца.

На следующий день после моего исчезновения пришли стражники и, обыскав мансарду, забрали все вещи. Потом всех избили, а отца взяли с собой. Через несколько дней пришел маленький человек и рассказал, как умер Марк. Серебро темницы свело его с ума, а затем его попросту убили.

– Почему он не защищался? – спросил я скорее себя, чем Пита, но ответил он сам:

– Маленький человек сказал, что он боялся за нас. И еще, – Пит полез за пазуху и достал кольцо варркана. – Он принес вот это.

Я смотрел на кольцо и думал, как все-таки мудры волшебники Корча, запрещая варрканам иметь семью.

– Храни его, парень. Когда-нибудь оно пригодится тебе, – я встал: – И вот еще что. Как идут ваши дела?

– Плохо. Люди боятся ходить к нам. К тому же сейчас я в гостинице один.

– А мать?

– Мать больна и лежит наверху. Но не беспокойтесь, я справлюсь. Мне нетрудно.

И снова судьба оказалась несправедлива к людям.

– Отец гордился бы тобой, – что еще мог сказать я этому парню, который, если подумать по большому счету, из-за меня остался без отца.

Много ли человеку надо для счастья? Немного теплых слов и ласковая улыбка.

– А вот это, – я протянул Питу кожаный мешочек, – отдай матери.

Пит исчез в гостинице, а я, тяжело вздохнув, отправился дальше. Прежде чем завернуть за угол, я обернулся и посмотрел на окна гостиницы.

На втором этаже, у окна стояла жена варркана и мать сына варркана и изумленно смотрела мне вслед. Рядом стоял Пит. Увидев, что я смотрю на нее, женщина слабо и осторожно подняла руку в прощальном знаке.

Как легко делать добро. В кожаном мешке были деньги, которых хватит, чтобы семье варркана безбедно жить долгие годы.

Десятью минутами позже, миновав раскаленные мостовые сияющего города, не обратив внимания на богатые лавки зажиточных торговцев, я постучал в металлические ворота дворца Преподобного. Тут же открылось небольшое окошечко и передо мной возникло заспанное лицо стражника. На вопрос, какого… мне нужно, я ответил:

– Джигит. Передай там своему начальству, что прибыл человек с острова Дракона и хочет видеть Преподобного Учителя.

Окошечко закрылось, и удаляющийся топот подсказал, что передача побежала искать своего адресата.

Камни нужно не только собирать, но и разбрасывать.

Ждать пришлось довольно долго. Мне порядком надоело топтаться на месте, и я при нялся дубасить по воротам носком своего кованого сапога. Наконец створки распахнулись.

Ого! Меня встречал почетный эскорт, состоящий из полусотни до зубов вооруженных солдат. Офицер, приблизившись ко мне, даже отдал честь.

– Преподобный Учитель ожидает вас в Тронном зале.

– Давно?

– Что давно? – не понял офицер.

– Давно, говорю, ждет-то? Не дождавшись вразумительного ответа, я небрежным жестом отстранил оторопевшего вояку и двинулся через строй замерших воинов. Пройдя несколько шагов, я обернулся и увидел, что офицер никак не может отойти от столбняка.

– Так мы идем или остаемся, чтобы выяснять, кто кого ждет?

Очнувшийся командир подал команду, и его отряд заключил меня в правильное каре.

– А это еще зачем? – кивнул я на солдат. Офицер, немного смутившись, объяснил:

– Приказ Преподобного Учителя.

– И так до самого Тронного зала?

– А как же иначе? – пожал плечами солдат, словно провожать почетных гостей города Лакмора до трона Преподобного входило в его постоянные должностные обязанности.

– Ну-ну, – неопределенно усмехнулся я. – Сцщцце, только лбы не расшибите.

Офицер хотел что-то ответить, но передумал:

– Вперед, марш! Сопровождаемый целой королевской ротой, я двинулся прямиком во дворец. Оружие находилось при мне и отбирать его вроде бы никто не собирался. Собственно, я его бы и не отдал.

Как я и думал, у входа возникла небольшая заминка, но командир оказался испытанным военным и быстро нашел решение. Потоптавшись минут пять, солдаты перестроились в колонну по два. Половина шла впереди, а оставшаяся плелась сзади. Преподобный еще бы танки сюда прислал, придурок!

Меня немного смущало дыхание в затылок, и я решил слегка покуролесить. Тыл варркана должен быть всегда защищен.

На несколько секунд я поставил сзади себя энергетический барьер. Достаточный для того, чтобы споткнувшиеся о неожиданную преграду солдаты растерялись и надавили всей имеющейся массой на исчезающую оболочку Круга. Последовал эффект домино и позади образовалась (куча мала). Теперь мой тыл чист. Пока ребята поднимутся, пока разберутся, в чем дело, я спокойно доберусь до Преподобного. И если парни не дураки, они не станут торопиться. Очевидно, впереди тоже шли не глупые ребята. Шаг последних ускорился, и вскоре я оказался в гордом одиночестве.

Тем не менее, помня о гостеприимстве Преподобного Учителя, осторожность не покидала меня ни на мгновение. Посторонись – идет сама осторожность. Смерть идет.

Я шел исполнять приговор. Я знал, что сейчас убью человека, но никаких отрицательных чувств это не вызывало. Справедливость, и только справедливость. Даже Великий Магистр не осудил бы меня. А вот и двери, ведущие в Тронный зал. Офицер подошел ко мне и приказал сда(н)

оружие. Нет уж, дудки. – Разве вам неизвестно, что я варркан? – холодно спросил я.

– Да, но…

– В таком случае, вам должно быть также известно, что варрканы никогда не расстаются со своим оружием?

– Но у меня приказ!

– Я плевать хотел на твой приказ. А если сунешься ко мне, то я снесу твою дурную башку, которая не умеет уважать варрканов. А вообще, ты мне уже надоел.

Последние слова я произнес достаточно тихо, дабы не компрометировать офицера.

Он стоял и усиленно размышлял, что ему выбрать. Попытаться силой отобрать оружие и скорее всего, погибнуть от меча свирепого варркана. Или же пропустить меня, а там, будь что будет. Он выбрал последнее и выбрал правильно. Я всегда уважал людей с хорошей логикой. Створки распахнулись, и меня впустили внутрь без всяких нежелательных экцесов.

Роскошь и богатство. Богатство и роскошь..Золотые зайчики от золотых пуговиц придворных на золотой парче портьер. Всюду золото, золото, золото.

На своем месте, положив пухлые руки на головы двух девочек, восседал Преподобный Учитель.

Ах, что это было за лицо! Жадность, нетерпение и алчность напрасно пытались скрыться за милостливой улыбкой защитника народа. Даже без чтения мыслей я угадал, о чем он думает: (Быстрее получить Глаз Дракона, а варркана сгноить в серебряной комнате).

Небрежной походкой я приблизился к трону, между двумя рядами закованных в железо охранников. Три ряда солдат из черной сотни короля прикрывали своего повелителя. При моем появлении толпа приближенных ко двору побросала свои дела и устремилась к коридору из солдат. Я не в обиде за излишний интерес к моей персоне. Любопытство не порок. Наверняка, эти люди знают характер своего короля, и им представляется редкая возможность посмотреть на пока что живого варркана – потенциального мертвеца.

Окинув взглядом зал и отметив места, где могли скрываться разного рода сюрпризы, я двинулся к Преподобному. Медленно и спокойно. Не дойдя шагов десять до первого ряда солдат, я остановился. Достаточно. Преклонять колено я не счел нужным.

Преподобный Учитель, не замечая явного непочтения к своему титулу, с глазами, полными невыразимой жадности, уставился на меня. Так и не дождавшись приветствия, он воскликнул: – Варркан, ты остался жив?

Я пожал плечами: – Вроде того.

Шорох удивления пролетел над толпой. Неуважение к королю налицо. Только смерть!

А преподобный, казалось, совсем не замечал этого.

– Ты привез то, что должен был привезти?

– Да.

– Где он? – руки Преподобного затряслись от нетерпения.

Я усмехнулся. Я не спешил. Велика жажда власти. Где сдержанность и величие короля? Где надменность и суровый взгляд? Одна жадность. – Где он, варркан? – хриплым от волнения голосом повторил Учитель.

– Он здесь.

– Где? – уже не вопрос, а стон умирающего человека.

Медленно, очень медленно я расстегнул куртку и вытащил за шнурок Глаз Дракона. – Дай его сюда!

В одно мгновение Преподобный преобразился. От умирающего не осталось и следа, только восседающий на троне завоеватель и повелитель. Я опустил его на землю:

– И не подумаю.

Изумленный вздох прошелестел под сводами зала и затих в напряженной толпе. Все, даже воины, давно прекратившие хвататься за рукоятки мечей, жадно наблюдали за развитием событий.

А на Преподобного стало страшно смотреть. Хватая широко открытым ртом воздух, он чтото пытался сказать, но из горла вырывались только судорожные хрипы. Я уже стал беспокоиться, как бы чего не случилось с его нервной системой. Но король имел крепкое здоровье, потому что смог издать членораздельные звуки:

– Зятево! – что, очевидно, означало – хватайте его ребята и побыстрее.

Я терпеливо подождал, пока подбежавшие охранники скрутят мне руки и только потом, встряхнувшись, сбросил их с себя. Но ребята попались настырные и полезли снова. Мне ничего не оставалось, как только раскидать их в разные стороны. Потирая расквашенные носы и ушибы, солдаты смущенно топтались на месте, не зная, что делать.

Но Преподобный Учитель, как и все короли, отличался хитростью и коварством. Он достаточно имел дело с варрканами, чтобы знать все, или почти все, об их мощи. Преподобный сменил тактику. Когда он заговорил, то его голос был спокоен и уверен.

– Варркан. Мы заключили сделку. Ты взялся выполнить для меня работу. И ты ее сделал.

Неважно как, меня это интересует меньше всего. Корабль не вернулся, и я считал, что все погибли. Но раз ты здесь, то условия сделки остаются в силе. Так отдай то, что принадлежит мне, и забирай свое кольцо. По-моему, это справедливо и честно. Камень в обмен на кольцо варркана. Почему ты молчишь? – Преподобный не сдержался и сорвался в крик. Надо ставить все точки над (i). – Запихай это кольцо… ну, ты знаешь куда. А Глаз Дракона мне нужен самому. Я достаточно попотел за него, чтобы отдавать такое богатство первому встречному.

Я думал, что Учитель снова зайдется в крике, но, по-видимому, я недостаточно хорошо узнал его характер. Он продолжал уговаривать. -Зачем тебе камень, варркан? Ты же не знаешь, что с ним делать. Продолжай выполнять свою работу, а управлять Глазом Дракона позволь более сведущим в этом деле людям.

– Ты, наверное, плохо понимаешь меня, – ну до чего тупые короли. – Я же сказал, что мне он нужен самому. А к тебе я пришел по другому поводу.

Преподобный побледнел, но удивительно – ничего не сказал. Я продолжил без помех.

– Ты убил моих друзей. Тех, кого я любил и уважал. И сегодня у тебя несчастливый день. Я пришел, чтобы расплатиться.

Только теперь Преподобный Учитель понял, что все гораздо серьезнее, чем могло показаться на первый взгляд. Варркан слов на ветер не бросает. Если он пришел, то уже не уйдет, не сделав то, что хотел. Но короли… они думают, что могут все и никто им не страшен.

Учитель быстро справился с минутным замешательством и что-то торопливо шепнул стоящему рядом человеку.

Я даже знал, что. Подо мной находилась серебряная комната и по всем задумкам я должен был в нее провалиться. Там я и погибну. За Преподобным Учителем не заржавеет.

– Послушай, варркан, – Преподобный сама любезность. – Я забуду, что ты непочтительно говорил со мной. Я забуду все твои выходки. Но запомни, варркан, или ты отдашь камень добровольно, или умрешь.

Как только он произнес последнее слово, пол подо мной стал разъезжаться в стороны, открывая серебряную темницу. Охрана по команде ощетинилась копьями, не давая возможности избежать ловушки.

Это был план Преподобного. Мои же планы несколько отличались от коварных замыслов короля. За мгновение до того, как свалиться вниз, я ринулся вперед. Я юлой Крутанулся меж копий и исчез. Воины в растерянности опустили копья, разглядывая пустое место.

За это время я в два прыжка одолел расстояние до трона и предстал перед Преподобным.

Его глаза изумленно полезли вверх: такого хода он предугадать не мог. Вся беда в том, что он считал меня обыкновенным варрканом. Весьма жаль, но король ошибся.

Я вытащил меч и подставил его к горлу Преподобного Учителя. Вскинув в ужасе руки, он завизжал. Я терпеливо ждал, одновременно наблюдая за людьми. Никто не пошевелился. Зал замер, следя за волшебной игрой судьбы. Наконец Преподобный закончил, и слово взял я.

– Именем Добра, которому служу, я, варркан, приговариваю Преподобного Учителя к смерти!

Глухое (ах!) прошелестело вокруг меня и удалилось к самому концу Тронного зала.

– Ты виновен в смерти четырех варрканов. Людей, которых я любил и которые были моими братьями по цеху. Я обвиняю тебя в том, что ты, пользуясь неограниченной властью, бессовестно грабил свой народ, живя в роскоши и богатстве. В том, что ты хотел, имея Глаз Дракона, завоевать весь мир, поставив под знамена полчища темных сил, неся по свету смерть и разруху. И наконец: ты виновен в том, что хотел и моей смерти.

Я сделал выразительную паузу и гробовым голосом закончил:

– Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Коротко взмахнув мечом, я снес его жирную голову.

Видит Бог, что я, варркан, призванный защищать людей, ничем не нарушил Кодекс варрканов. Преподобный Учитель не был человеком. Он лишь имел его наружность. Черная, жадная душонка. Без совести и сострадания. Даже в день Страшного суда отвечая на вопрос – не согрешил ли я – отвечу: (Нет). Ибо я защищал человечество.

Звон мечей возвестил о том, что не все присутствующие согласны со мной. Я угрюмо взглянул на желающих померяться силой с варрканом.

– Никому не советую становиться у меня на дороге. Любой, кто осмелится сделать хоть одно движение, узнает ярость меча варркана и умрет без славы. Сейчас я уйду. Вы должны выбрать нового короля. Старый был слишком жаден и жесток для такого сияющего города, как Лакмор. Будущее зависит от вас. Но знайте, когда-нибудь я вернусь, и горе тем, кто посмеет продолжить темные дела короля, имя которому – Преподобный Учитель. Забудьте его и живите в мире. Это говорю вам я – варркан Файон.

Я спустился со ступеней и направился к дверям.

Люди молча расступились, образовав широкий проход. Никто не думал о возмездии. Даже самые ярые сторонники Преподобного прекрасно понимали – варркан слишком опасен для города.

У дверей я, вспомнив об одном, весьма важном деле, остановился. Выбрав вельможу побогаче, я обратился к нему с вопросом: – Где придворный шут?

Отвечать мне не спешили, поэтому я взял попятившегося вельможу за плечо:

– Ты проводишь меня к нему, где бы он ни находился. И не бойся. Я не убийца, а всего лишь мститель.

С этими словами я подтолкнул человека к выходу и последовал за ним.

Неизвестно как, но весть о смерти короля уже разлетелась по всему дворцу. Немногие люди, встречавшие меня в пустых коридорах, боязливо прятались в боковых комнатах. Поведение воинов-стражников вообще было странным. Они, едва заметив нас, отворачивались и делали вид, что заняты совершенно другими делами. Но я чувствовал: позади нас из дверей высовывались люди и смотрели в спину человека, который убил короля и остался жив.

Придворный подвел меня к дверям, знаком показывая, что это именно то место, которое я искал.

Дверь оказалась закрыта. Не желая понапрасну тратить время на поиски ключей, я вышиб дверь ногой. Взору открылась самая обыкновенная камера с минимумом мебелировки. В углу, на грубо сколоченных нарах, лежал карлик, и казалось, что жизнь едва теплится в его и так маленьком теле. Я взял его на руки и перенес в соседнюю комнату, более подходящую для проживания.

Вид Великого Шептуна был поистине жалок. Одежда висела рваными лохмотьями, а тело было густо покрыто сетью кровавых полос. Я усадил его в кресло, нашел кувшин, в котором осталось какое-то вино, налил и поднес бокал ко рту Шута. Карлик приоткрыл глаза, увидел бокал и вцепился в него обоими руками. Утолив жажду, он откинулся и минуту наслаждался свободой и жизнью. Наконец он перевел взгляд на меня:

– Я знал, что варркан не забудет старого шута. Ты явился вовремя. – Ты слишком слаб, чтобы говорить. Шептун отрицательно покачал головой. – Никто никогда не сможет узнать, какие муки может выдержать мужественный человек. А мы. Великие Шептуны, очень мужественны и выносливы.

Мужественны, так мужественны. Я ничего не имел против.

– Рассказать о последних событиях?

Я уже знаю о смерти Преподобного Учителя. Откуда? У стен есть уши, а у меня есть друзья.

Шептун, чуть помедлив, добавил:

– Значит, ты все-таки нашел камень? – Нашел, это не то слово.

– Было трудно?

– Достать несложно. Гораздо труднее удержать его в руках, – бывший шут понимающе кивнул. – И вот еще что! Тебе, наверное, опасно находиться во дворце. У Преподобного много сторонников. Я помогу тебе выйти и провожу до любого места, которое укажешь.

– Это лишнее.

– То есть? – не понял я. – Меня ждет другая дорога. Тирания Преподобного Учителя не устраивала многих. Кроме того, я собрал группу влиятельных при дворе лиц. Мы готовили переворот, а твой приход только сделал его практически бескровным.

– Ха! Я еще никогда не устраивал государственных переворотов. И много у тебя друзей?

– Достаточно для того, чтобы нового короля, которого мы предложим, приняли безаговорочно.

– Не боишься, что новый король примется за старые дела?

– Риск есть – люди тщеславны. Остается надежда на лучшее. Подай-ка кувшин, я слишком долго пил одну воду.

Дотянувшись до стола, я сунул кувшин Шептуну и, пока он пил, внимательно прислушался.

По коридору двигалась довольно большая группа людей.

На всякий случай я пересел так, чтобы встретить предполагаемых гостей лицом к лицу.

Двери распахнулись, на пороге стояло человек десять бледных людей.

– Что вам надо? – прорычал я.

– Они пришли ко мне, – мягко остановил меня Великий Шептун. – Послушаем, что хотят сказать эти люди.

Стоящий впереди человек в богатой одежде вопросительно взглянул на меня.

– Валяйте, – великодушно разрешил я, отбирая у карлика кувшин.

– Наша партия победила благодаря благородному варркану, – легкий поклон в мою сторону. – Преподобный Учитель мертв. Нам нужен новый король.

Я улыбнулся, заранее предугадывая следующие слова.

– Мы решили, что городом и страной должен править ты.

Вельможа поклонился снова, на этот раз карлику.

– Но я – всего лишь шут?! – возразил он.

– Для нас ты король, – снова поклон, но теперь общий. Говоривший посмотрел на меня: – Мы думаем, благородный варркан не станет возражать.

Такое положение меня весьма устраивало, о чем я и сообщил делегации.

Сам карлик размышлял недолго. Даю голову на отсечение, что шут сам предугадывал ход истории.

Я согласен. Во имя справедливости – я стану вашим королем.

Тогда мы удаляемся, чтобы приготовиться к церемонии коронации.

Последний посетитель вышел, и я обратился к бывшему шуту:

– Думаю, это хороший выбор, король!

– Да, я знаю, – карлик слегка смутился. – И ожидал этого.

– Тогда царствуй на славу, – меня устраивало, что проблема с троном решилась без моего непосредственного вмешательства. – Ладно. Мне пора.

– Ты не дождешься церемонии?

– Извини, мой король. Но есть еще дела. Ведь я – варркан.

– Да, ты прав. Но… перед тем как уйти, выполни одну просьбу.

– Проси, ведь ты король.

– Ты не мог бы показать мне Глаз Дракона?

– Да ради бога, – я достал камень и показал его карлику.

Великий Шут смотрел долго и не отрываясь.

– Сколько судеб переплелось в нем. Сколько жизней отдано за право обладать этим камнем. Ты дашь мне его в руки? Шептун внимательно смотрел на меня. Я заколебался. Слишком много камень значил для обитателей этого мира, но, запараллелившись с открытым мозгом нового короля, отбросил всякие сомнения. Протянув камень, я вложил его в маленькие ладони.

Шептун склонился, внимательно разгляды– вая камень. Вдруг Глаз Дракона в руках Великого Шептуна стал мутнеть, становясь все более прозрачным. Через несколько секунд он исчез совсем.

– Что ты сделал, проклятый карапуз? – в гневе я схватил короля за плечи и основательно встряхнул. – Куда делся камень? Отвечай, лилипут!

Шептун, ничуть не смутившись, продолжал смотреть на меня чистым младенческим взглядом.

– Не тряси меня, Файон. Посмотри лучше у себя на груди!

Я инстинктивно последовал совету. Боже! Камень, как ни в чем не бывало, висел у меня на шее.

– Я так и думал, – забормотал карлик, восторженно глядя на меня.

– Ну и о чем ты там думал? – успокоенный присутствием Глаза Дракона, я быстро вошел в привычное равнодушное состояние.

– Помнишь, я упоминал когда-то о старых книгах. Так вот, в одной из них сказано, что Глаз Дракона, пройдя через сотни рук, останется вечно служить тому, кто носит знак Повелителя Мира. Знаешь, кто ты? Я кивнул:

Догадываюсь. Мне и раньше приходилось сталкиваться с подобным мнением, но я знаю больше, чем ты. Разум Повелителя Мира только живет во мне, но я не являюсь им. И вряд ли когда-нибудь стану.

Шептун восторженно качал головой.

– Этот могущественный камень принадлежит теперь только тебе, а всякого, кто посягнет на него, ждет та же участь, что и меня. – Шептун показал пустые раскрытые ладони…

Я не стал долго задерживаться во дворце. Поболтав с новым королем еще минут десять, я засобирался в дорогу. Перед прощанием я попросил Шептуна сообщить Великому Магистру о событиях, прошедших за последние два месяца. И еще:

– Наверное, я скоро уйду в свой мир. Передай магистру, что я выполнил все, что предсказывала Книга Судеб. У меня есть камень, и он поможет мне вернуться на родину.

Не дождавшись коронации, тепло попрощавшись с Великим Шептуном, я покинул замок и сам сияющий город Лакмор. Меня ждали на острове Дракона.

Прошло трое суток, как я покинул остров. Недолгое, но скучное плавание, и вот я снова ступил на шепчущие камни острова и направился к черному силуэту замка. Задерживаться здесь я долго не собирался. Меня тянуло в пыльные бетонные города. Корабль послужит женщинам, чтобы добраться до Края Света. Я же воспользуюсь камнем и вернусь.

Чем ближе я подходил к серым стенам, тем сильнее чувствовал – что-то изменилось. Я не знал что, но ощущение буравило мозг, заставляя быть начеку.

Я осторожно толкнул створки ворот. Они открылись на удивление тихо, без старого натужного скрипа. Интересно, какому лешему понадобилось их смазывать. Внимательно поглядывая по сторонам, я миновал засохший сад, прошел через пустынный мощеный двор и, приблизившись к центральной лестнице, вздохнул с облегчением.

Если бы существовала опасность – ее следовало ожидать за пределами стен замка. А я зря волнуюсь. Просто нервы.

Протянув руку к ручке дверей, я отшатнулся от сильнейшего удара распахнувшихся створок. Что-то черное и неимоверно здоровое бросилось на меня.

Сила нападающего оказалась настолько велика, что я, не удержавшись на ногах, повалился на спину. Ожидая удара о булыжники, я закрыл глаза, а рука в это время старательно выполняла свой долг, вытаскивая нож.

Почувствовав на лице горячее дыхание, я хотел пустить клинок в дело. Но сразу же вслед за этим широкий шершавый язык оставил мокрый след, и я расслабился.

На такие шуточки способен только Джек. Зараза его побери. – Ах ты, несносная зверюга, слезь с меня.

Но пока я не признался, что люблю его так же сильно, варакуда настырно продолжал сидеть на мне и радостно скалиться.

Кое-как спихнув Джека в сторону, я отряхнулся и осмотрел друга. За три дня моего отсутствия варакуда вырос на целую голову. Великолепный экземпляр.

Шерсть блестела на солнце, как черное золото, а лапы оставили бы на снегу, имейся он в наличии, довольно приличные следы. При мысли о снеге меня охватила тоска. Снег! Какое блаженство набрать целые горсти этого небесного дара и окунуться в него лицом. На этой проклятой планете круглый год светит жаркое солнце или льют холодные, зябкие дожди.

Джек схватился зубами за рукав и потянул наверх.

– Ну пойдем, пойдем, глупое ты животное. Хоть мне совсем и не хочется встречаться с этими бабами.

Перескакивая через ступени, я еле успевал за Джеком, ничуть не беспокоясь об опасности. Если варакуда спокоен, значит спокоен и я. Иначе зачем держать при себе зверюгу, способную съесть за один присест полкоровы.

Я остановился у дверей, в которых исчез Джек, чтобы перевести дыхание.

– Ну что ты носишься? – послышался голос. – Скоро придет Файон. Не один ты его ждешь.

Интересно, кто меня еще может ждать. Уж не Кошка ли?

О старухе я старался не думать. Мне и так досталось от ее острого языка в то памятное утро…

Я принял вид усталого путника и, не постучавшись, вошел.

О! Все на месте. Кошка на любимом стеклянном кубе, старуха за столом, сумасшедшая принцесса глазеет в окно.

– А вот и я! – представая перед присутствующими, изрек я театральным голосом.

От неожиданности все вздрогнули. Женщины, чего с них взять. Даже глупышка-принцесса оставила свое занятие и повернула лицо ко мне. Я направился прямиком к Кошке, бросив по дороге:

– Привет, бабу ля! Старуха расплылась и кивнула в ответ:

– Привет, привет, милый! От такого обращения захотелось даже остановиться и обнять старую ведьму. Такой вежливости я не слышал давно. Послав ведьме воздушный поцелуй и отвесив дурацкий поклон глупышке, я промаршировал прямиком до Кошки и плюхнулся около куба на пол. Расположившись таким образом, я, с видом измученного человека, вытер пот и тяжело вздохнул. Перед началом разговора следовало немного промочить ссохшееся горло.

– Слышь, мать, у нас там ничего нет попить? Вернее, выпить.

Поправка была необходима, потому что я знал, какой у старухи вредный характер.

– Сейчас, милый, – и снова мед по сердцу. Она умчалась со скоростью молодой служанки и тут же вернулась, неся вино.

Набрав в легкие побольше воздуха, я припал к кувшину и не отрывался, пока не показалось дно. Утолив трехдневную жажду, я небрежно вытер губы рукавом и, прокашлявшись, обратился к Кошке.

– Ну что, уважаемая Иннея? Корабль стоит у берега. Команды, правда, нет, но он сам доставит вас в любую точку планеты. А я, если вы не возражаете, сделал все от меня зависящее и теперь свободен. Пора и мне домой. А?

Меня смущало, что Кошка не обращает на меня совершенно никакого внимания. Вместо того, чтобы внимательно слушать своего избавителя, она отвернулась и преспокойно умывалась, скобля мохнатой лапкой мордочку.

– Я что-то не понял, – возмутился я. – Или варрканы нынче не в почете? Прошла любовь, завяли розы.

Ответа не последовало. Ровно, как и внимания. Ну, нет – так нет.

– Ну, нет – так нет, – сказал я, поднимаясь. Подумаешь, королева нашлась. – Прощайте и пишите письма мелким почерком. Я повернулся к дверям и остолбенел. Держась одной рукой за косяк, а второй за живот, старуха мелко содрогалась от смеха. Первое впечатление, что с ней случился припадок. Я подскочил к ней и убедился, что все нормально.

– Бабуля! Перестань смеяться – зубы выпадут. – Что я сказал сметного? На какое-то мгновение старуха затихла, но, оказалось, только затем, чтобы перевести дух и набрать воздух. Новый приступ смеха был поистине страшен. Я обернулся за объяснениями к Кошке. Но маленькая дрянь продолжала умываться.

Растерянный, осмеянный, униженный до безобразия, я чувствовал себя полнейшим идиотом.

Не знаю, что бы я сделал с ними, но взгляд неожиданно затормозился на лице принцессы. Пришлось остолбенеть второй раз.

Принцесса улыбалась. Даже видя только одну эту улыбку, принцессу никто бы не назвал сумасшедшей.

Мадонна! Джоконда! Джулия Роберте! Я мысленно стукнулся головой о стену. Ну как можно было забыть о полнолунии и переселении душ? Вот дьявол! Значит, им это удалось. И теперь принцесса есть принцесса, а кошка – просто кошка. Каждый получил свое тело. Но какое тело!…

Открыв рот, я изумленно созерцал новую Иннею. Нет, даже не Иннею. Богиню. Я и раньше пытался представить принцессу с нормальными мозгами, но тело, в котором жил звериный мозг, оставалось всего лишь смешным подобием человеческого совершенства. Не было движений и жестов, присущих женскому телу. Ни интригующих взглядов из-под смущенных ресниц, ни лукавой улыбки полураскрытых губ. Зато имелось много чего другого: соплей, плача и животного бескультурия, доходящего до маразма.

А теперь… прозрачное покрывало, бывшее на принцессе в день похищения и остававшееся на ней до сих пор, открывало взору нечто волшебное и необыкновенное. Волосы!… Глаза!… Губы!… Шея!……! Господи, так нельзя!

От дела меня оторвал голос. Готов поклятся чем угодно, что он мог принадлежать только Иннее-женщине. Мягкий шелест ручья прорвавшись сквозь белые зубки прелестного ротика достиг моих ушей: – Я тебе нравлюсь, варркан? Если я не грохнулся на пол, то только потому, что держался за стенку. Промямлив чтото невнятное, я вконец смутился и, кажется, покраснел.

Вспышка, удар и затмение. Безумие. Я стоял, как столб, пытаясь собрать воедино свой и так небогатый словарный запас. Куда подевались прекрасные стихи, куда пропали чудные слова. Нет! Все изчезло. Я сошел с ума.

Пытаясь выбраться из бездонного колодца, я с трудом оторвался от глаз принцессы. Глядя куда угодно, только не на нее, немного пришел в себя, чувствуя некоторую досаду за проявленную слабость.

– Ты не отвечаешь на мой вопрос, варркан! Я красива?

Ничего лучше, чем (э-э-э, а-а-а, м-да) не получилось. Я почувствовал, что пропадаю. Собравшись с мыслями и силами, я затолкал комок, торчавший в горле, поглубже и уже довольно успешно изрек: – Да так, ничего.

– И это ответ отважного варркана? Варркана, который служил мне верой и правдой?

– Я служу только себе, – кажется, я начинал понемногу приходить в себя.

– И это тоже неправда, – возразила принцесса и посмотрела взглядом, от которого у меня заныли зубы. – Ты нес меня на себе, ты защищал меня, ты был добр ко мне (я чуть не улыбнулся, но вовремя сдержался). И вот моя награда. Иннея протянула ко мне руку. Поцелуй? Отказаться, значит обидеть царствующую особу. И вообще, кто думает отказываться.

На негнущихся ногах я сделал шаг навстречу, ругая себя за робость последними словами. Взяв руку Иннеи, я подумал, как негармонично смотрится ее белоснежная рука рядом с моей, грубой и мозолистой лапищей. Поклонившись, поднес руку к губам. И поцеловал.

Кто летал во сне средь полей и роз, кто хоть раз испытал головокружение от безумной высоты, тот поймет меня. Поймет, но не почувствует того, что ощутил я.

Весь процесс занял всего одно мгновение. Я облизал сухие губы и на миг прикоснулся к бархатной коже принцессы.

– Нет! – отрицание весьма и весьма категорично: – Так целуют руки почитатели. Ты – победитель. Целуй так, словно от этого зависит твоя жизнь.

Два раза меня просить не надо, особенно если дело касается секса. Секса, видите ли, у нас нет. Все у нас есть!

Я запечатлел на руке Иннеи такой пламенный, такой страстный поцелуй, что в глазах от усердия поплыли разноцветные амурчики. Вот это жизнь!

Оторвавшись, я попытался куда-нибудь отойти, но принцесса задержала меня.

– Погоди, варркан. Разве ты не хочешь поговорить со мной?

– Я неважно себя чувствую. Пойду отдохну, – что я говорю?

– Раньше ты разговаривал со мной более охотно. Или больше нравилось общество черной кошки? Мне ничего не оставалось, как сдаться. Я уселся на подоконник, чтобы солнечный свет хотьь немного скрывал мои чувства. Я смотрел на принцессу и думал о том, как сложно устроен человек. В той принцессе, без капли ума и фантазии, я видел лишь человеческую куклу. А сейчас передо мной находится женщина.

Иннея поправила волосы и продолжила столь трудно начавшуюся беседу:

– Ты ничего не сказал нам перед тем, как уплыть на три дня. Где ты был?

– Я навестил человека, который заказывал Глаз Дракона. Принцесса удивленно посмотрела на меня:

– Ты отдал камень Преподобному Учителю? Неужели я похож на болвана?

– Не беспокойся. Камень у меня.

– Нам не хватало твоего присутствия.

– Кому это (нам)? – поинтересовался я. Трудно удержаться от соблазна узнать, кто нуждается в обществе варркана.

– Всем нам, – ничуть не смутившись, ответила принцесса. – Матери, мне, вашему Джеку и даже черной кошке.

В глазах Иннеи я увидел такое простодушие, что засомневался – ждал ли меня кто-то, кроме Джека. Но следующие слова смазали мое сердце бальзамом.

– Я не хотела начинать таинство обмена без тебя, но время оказалось бы упущенным. К тому же, мать сказала, что будет интересно пронаблюдать твою реакцию.

– Ну и как? – спросил я, думая совершенно о другом.

– Вполне удачно, если ты именно это имеешь в виду.

– Наверное, дико интересно? – говорил я, лишь бы поддержать разговор. Эта женщина своими глазами сводила меня с ума. – Для тебя это всего лишь лишнее подтве ждение, что в мире остались еще могучие силы.

– Вряд ли, – усмехнулся я, вспомнив про Повелителя Мира.

– Хочешь сказать, что существуют силы более могущественные, чем Глаз Дракона? – Иннея, кажется, обиделась.

– Именно.

– Расскажи, а мы с удовольствием послушаем, что ты придумал, – принцесса встала, прошла через всю комнату и с ногами забралась на кровать.

– С удовольствием, – ее бы на конкурс красавиц. И все места наши: мисс Ноги, мисс Бюст и все прочие мисс, существующие на свете.

– Варркан! Я встрепенулся:

– А? Что? – кажется, я слегка задумался.

– Ты невнимателен, варркан! Мы говорили о силах, которые, по твоим словам, превосходят Глаз Дракона. – Иннея и ее мать усмехнулись. – Нам известна одна такая сила, но о ней все давно позабыли.

Не забыли, милая Иннея, смею вас заверить, не забыли. А улыбки ваши оставьте при себе.

– Если позволите, проведем небольшой эксперимент, – спрыгнув с подоконника, я полез за пазуху и, достав Глаз Дракона, повесил его за ремешок на палец.

Солнечный луч упал на камень, и брызги розового огня разлетелись по комнате.

– Это и есть твой экскремент? – спросила старуха, саркастически причмокнув губами.

– Эксперимент, – поправил я ее.-А то слово, которое вы только что сказали, употребляется относительно э-э некоторых человеческих и животных э-э негативных явлений.

– А, не все ли равно, – у старухи железная логика.

– Он употребляет слово по отношению к действиям, а не к вещам. Файон имеет в виду, что сейчас он нам покажет опыт. Я права?

– Совершенно верно, – ну что за умница. Даже я бы не объяснил так доходчиво.

Старуха понимающе кивнула и со словами: (Надеюсь, он не станет рубить камень мечом?) – уселась рядом с дочерью.

Театральным движением я показал камень со всех сторон, хотя показывать в общем-то и нечего. Шарообразный розовый камень; я думаю, простой накопитель эмоций, способный влиять на ход человеческой истории. Впрочем, я могу и ошибаться. За последнее время я такого насмотрелся, что могу поверить и в натуральное волшебство.

– Одну из ваших рук, уважаемые дамы!

– Если ты желаешь поцеловать руку еще раз, то я позволю сделать это без всяких экс… опытов.

– Давай-ка я дам свою руку, – это старухаведьма. – Мне давно никто не целовал рук.

(И никогда не будут), – злорадно подумал я, но рукой все же воспользовался. Положив Глаз Дракона в ладонь старухи, я отошел в угол комнаты и оттуда попросил: – Сожми камень.

Старуха, подозрительно наблюдая за моими действиями, сомкнула пальцы. Через пару секунд она вскрикнула, разжала ладонь и удивленно уставилась на пустую ладонь.

– Ну, и куда ты запихал камень? – поинтересовалась Иннея.

– Он снова у меня, – я достал камень и помахал им перед лицом. – Что скажете?

Старуха и дочь переглянулись. Я победно взглянул на Джека. Наконец-то я их уел!

Когда глаза вернулись к женщинам, я увидел интересную картину.

Ведьма и Иннея резво соскочили с кровати и замерли в почтительном полупоклоне. Кому, как не им знать о Повелителе Мира. Но не до такой же степени.

– Что за цирк?

– Мы не понимаем тебя. Повелитель Мира. Они действительно приняли меня за Повелителя. Теперь моя очередь посмеяться. А похохотать я умел и любил.

Такого со мной давненько не случалось. Уже и слезы бежали по щекам, а я никак не мог остановиться. В душе я понимал, что женщины по-своему правы и, возможно, мой смех напрасен. Успокоившись и придя в себя, я пробормотал:

– Ну что за ерунду вы несете? Какой из меня Повелитель Мира? Ну, посмотрите же на меня!

Обе женщины послушно подняли глаза. Чем-чем, а рылом я до Повелителя Мира не дорос. Но простые слова слабо действуют на ум этих запудренных волшебством людей. Я придумал способ убедить их, что я не тот, за кого они меня принимают.

Выхватив кинжал, от которого испуганные женщины шарахнулись, как испуганные газели, я чиркнул им по руке. На порезе проступила кровь, и несколько капель упало на каменные плиты замка.

– Позволил бы Повелитель Мира проливать свою кровь ради того, чтобы доказать очевидные факты ничтожным женщинам.

Логика их добила. Они поверили. Ведьма, мгновенно потеряв ко мне всякий интерес, поспешила к выходу, по пути бросив:

– Слава Всевышнему! А я думала, что придется таскать вино аж Повелителю Мира.

Иннея осталась, рассматривая меня с неподдельным интересом.

– Файон, ты хоть понимаешь…

– Конечно, Иннея. Поверь, это всего лишь простое стечение обстоятельств. – Тогда я не пойму, почему… Я снова перебил ее, дотронувшись до руки. Будем считать, что мне просто захотелось еще раз прикоснуться к ней.

– Я, действительно, простой варркан. А Повелитель живет во мне в виде сознания. И иногда приходит ко мне, чтобы помочь. За это ему превеликое спасибо. Так что я остался простым варрканом, в котором живет дух.

Иннея стояла так близко, что запах ее кожи обволакивал меня, заставляя сердце отчаянно искать выхода.

– Позволь спросить тебя? – голос девушки чуть заметно завибрировал.

– Твое право, принцесса, – мой голос напоминал скорее скрежетание поезда. – Там, в своем мире, ты любил кого-нибудь? Шандарахни меня по башке дубиной, я бы чувствовал себя гораздо комфортнее. Но прямой вопрос требует прямого ответа. Прекрасен мир, где женщины столь откровенны.

– Нет, – ибо такова была чистейшая правда. Я знал немало женщин, но никогда, никого не любил. Именно это я ц сказал.

– Не любил? – задумчиво повторила принцесса.

Я чуть не выпалил: (до сегодняшнего дня), но вовремя сдержался. – Нет, Иннея.

Принцесса опустила глаза и повернула свою головку в сторону. А еще через мгновение она превратилась в гордую носительницу королевской фамилии.

– Ты говорил, что устал? Я не смею тебя задерживать.

Она отвернулась и отошла к окну. Я тоже развернулся и пошел к дверям. Уже у самого выхода я услышал: – Сергей! Я не разворачивался с такой скоростью даже в бою с нелюдями. – Я к вашим услугам, принцесса. Один Бог знает, какие слова готовы были сорваться с ее губ. Но именно в этот момент все испортила старуха-мать, которой приспичило поглядеть на свою ненаглядную дочку. Она заглянула в двери, быстро оценила создавшуюся ситуацию, кашлянула и испарилась.

Я ждал. Но волшебство кончилось. Иннея и сама понимала – что бы она сейчас не сказала, все выглядело бы довольно банально.

– Мы ждем тебя к ужину, – милая улыбка и только.

Отрубите мне руку, если это именно те слова, которые она хотела сказать с самого начала.

Шагая в отведенную мне комнату, я весело насвистывал что-то из эпохи развития социализма и улыбался во весь рот. Гарцующий Джек то и дело забегал вперед и подозрительно заглядывал в глаза.

– Ну что, малыш? Когда-нибудь и ты почувствуешь то же самое и, возможно, поймешь меня.

Джек недоверчиво рявкнул. – Да, да, мой песик. Мне тоже часто говорили, что это случается с каждым, но я не ве рил. Но природа – есть великая сила. Она так прекраспя. правда, Джек? Кто, кто? Иннея!

– Файон? – голос застал меня врасплох. Чтото в последнее время я слишком расслабился. Пора заняться собой, коли любая царствующая старуха может запросто подкрадываться из-за темных углов.

Ведьма стояла на пороге одной из комнат и, безусловно, слышала все, что я говорил Джеку. Я остановился и стал ждать. Старуха подошла сама, да так близко, что задранный подбородок уперся в мою грудь. Ее глаза были полны слез.

– Файон, ты помнишь наш уговор? Я сразу понял о чем говорит эта женщина. – – Ты выполнишь его?

Я услышал столько мольбы, что мне стало не по себе.

– Файон, ты не можешь забрать ее с собой. Она принцесса. Она должна многое сделать, чтобы вернуть трон. И потом, Иннея еще почти ребенок.

Видя, что я молчу, старуха в отчаянии схватила мою руку и прижалась к ней лбом.

– Прошу тебя, Файон! Оставь мне мою девочку. Я знаю, что это тяжело, но у тебя своя дорога, а у принцессы своя. Время сотрет боль и память. Будь милостлив!

– Мать! – как трудно подбирать слова. – Я помню свое обещание не увозить с острова ничего, кроме Глаза Дракона. И я постараюсь выполнить его. Но пойми: боюсь, что когда придет время возвращения, камень выполнит то, чего желает сердце. Здесь нет моей власти.

– Хорошо, Файон. Я верю в искренность твоих слов. Но позволь и мне сделать все возможное, чтобы удержать Иннею.

Я согласно кивнул. Старуха исчезла, а я еле добрался до комнаты и рухнул на кровать.

Старуха права. Я дал слово. И повторил клятву дважды. Я отказался от принцессы. Но с другой стороны… что бы я ни говорил, в душе всегда останется желание видеть Иннею. А камень не станет разбираться во всех тонкостях человеческих отношений.

Я лежал на измятых подушках, а взгляд блуждал по серому потолку, по которому с одного конца на другой переползало квадратное солнечное пятно.

Первый раз я встретил человека, который мог стать самым дорогим существом на свете. Едва найдя, я снова теряю. Но если… Нет. А как же Кодекс варрканов, запрещающий иметь семью? Я не могу уйти домой и взять принцессу с собой. Но я не в состоянии и оставшись здесь, иметь семью, следовательно и Иннею. Замкнутый круг варркана…

Я засыпал. И пока мозг мог четко фиксировать мысли в голове стучало: (Отказаться, отказаться, отказаться). И я видел прекрасный сон… Через сугробы, румяная от мороза, она бежит ко мне и протягивает белые, белые руки.

Снег мохнатыми хлопьями ложится на волосы, она смеется и ловит снежинки жадными розовыми губами. А поймав, кружится в радостном танце, взлетая и паря вместе со снегом, а налетавшись, медленно опускается мне на руки. Но ветер относит ее в сторону, и я бегу за ней и не могу догнать. И ветер, поднятый Глазом Дракона, шепчет мне в ухо: (Откажись, откажись, откажись…) В бешеном крике я поднимаю к небесам руки, моля о снисхождении. Но только белые хлопья летят в лицо. Я задыхаюсь от белого пуха, и кажется, никогда не кончится зима. Но вдруг я чувствую, как одна из снежинок прикасается к моим губам, обжигая их человеческим теплом…

Я подскочил как ужаленный. Что это? Сон? Но губы горят словно обожженные. Она приходила. Это ее губы разбудили меня. И запах роз. Ее запах.

Обхватив руками голову, я сидел и пытался восстановить увиденное. Но образы таяли, как тает снег. Как тоскливо и как безумно безнадежно!

Солнце уже тихо опускалось в море, играя последними лучами с разыгравшимися волнами. Пора вниз.

За столом собралась вся честная компания. Даже Джек, оставив своего хозяина и друга, лежал, высунув длинный язык, возле ног прекрасной наследницы трона. Я неодобрительно покачал головой. Джек, извиняясь, заскулил.

– Не ругай Джека, Файон. Это я приманила его куском окорока.

Значит, она все-таки была в моей комнате. Джек ни за что не ушел бы со своего поста сам.

– Я просто удивляюсь, как быстро он нашел с вами общий язык.

Положив оружие на подоконник, я уселся за стол.

– Просто мы одинаково относимся к его хозяину. Правда, Джек? – Иннея ласково потрепала довольного варакуду за ушами. – Джек меня любит, – сказал я, ни к кому не обращаясь.

Над столом повисла тишина, нарушаемая лишь довольным урчанием Джека. Старуха сидела молча, чопорно поджав сухие губы. Ну и слава богу, я уж думал, что ужин будет испорчен ненужными сценами.

– Что у нас сегодня на ужин? – вцепившись в трезубую вилку, я обвел кровожадным взглядом богатый стол.

Старуха налила полный бокал вина и подала его, так ничего и не сказав.

Я опрокинул бокал и чуть не поперхнулся. В пойло что-то подмешали! Подняв глаза, я попытался поймать взгляд старухи. Куда там! Ведьма она и есть ведьма. Но до чего дошла!

В том, что я проглотил эту гадость, ничего страшного не было. Организм сам распознает природу яда и выведет его из тела через потовые железы, элементарная операция натренированного тела. Но старуха! Ай да бабка!

Ведьма, наконец, соизволила встретиться взглядами, но, к удивлению, я не увидел в них ни злобы, ни удовлетворения от содеянного.

Одна надежда. Откажись, откажись, откажись! Ведьма должна прекрасно знать, что подобные штучки с варрканами не остаются безнаказанными. Или она надеялась, что я не разбираюсь в вине? Ну что ж, не станем огорчать мать принцессы. Я протянул ей пустой кубок: – Отличное вино. Коль не жалко, налейте еще. Да, да, можно до самого края.

О, как она свободно вздохнула, будто камень с плеч свалила.

Во втором бокале я не обнаружил ничего, кроме порядочной дозы алкоголя. Проклятая жизнь. Никогда нельзя напиться вволю. Организм, выводящий яд, точно так же относится и ко всякого рода градусам. Любая медаль имеет две стороны.

Завязался обычный разговор в подобных компаниях – погода, тряпки, драгоценности. Скукота. Когда я счел, что условности выполнены, то перевел беседу в интересующее меня русло. Посмотрел на Иннею и задал первый вопрос:

– Ну и как вы собираетесь захватить власть а королевстве? – все это я произнес между приемами куска окорока и чудного гарнира.

– Не захватить, а вернуть обратно. – Иннея иногда рассуждала, словно дипломат. А чего я еще хочу! Королевская кровь прошла долгий селекционный путь. В королях дураков не держат.

– Ясненько! – прочавкал я, запивая жирное рагу густым вином. – По-нашему это означает экспроприацию экспроприаторов.

За столом наступила напряженная пауза. Я оторвался от зайчатины и терпеливо объяснил: – Ну, это означает: грабь награбленное. Селекция сделала правильный выбор. Присутствующие понимающе закивали.

– У вас есть армия? – глупый вопрос, откуда армия.

– У меня есть мой народ! – угу, прекрасный королевский ответ.

– Против вашего народа стоит целая армия нелюдей и монстров.

– Народ сильнее армии, – похвальное, но не бесспорное мнение о народе. Только вот у него самого никто не спросил: пойдет ли он драться. Это только варрканы дураки – лезут во все дырки.

– К тому же, не забывай о моей воле. Глаз Дракона выполнит ее до конца. Я стану королевой. (Не очень-то убедительно ты это говоришь.)

– М-м, недурно, знаете ли, недурно. О чем ты? – вскинула брови принцесса.

– Да я о зайчатине, – соврал я. – Неплохо приготовлено.

Сам же я думал о том, что у молодой принцессы недурно варят мозги. Одним желанием – трех зайцев. Недурно. Стать снова человеком, снова царицей и избавиться от полчищ нелюдей.

Я выпил вино, вытер об скатерть руки и высказал свое умозаключение:

– Что же получается? Все три раза, когда ты хотела что-либо получить, в дело оказываюсь замешан я. Правильно? Старуха и ее дочь одновременно кивнули. – Следовательно, камень для завершения всех ваших желаний выбрал меня? Логично? Логично.

Опять согласный кивок. – Отсюда вытекает, что вернуть престол принцессе помогу опять же я!

Щелчком большого пальца я отправил к потолку здоровую виноградину. Еще до того, как она упала в мой раскрытый рот, я понял, что немедленного ответа не последует. Проглотив ягоду, я уставился на женщин.

– Ну-у?

– Указывая цель, я совсем не имела в виду тебя, – не слишком твердо произнесла принцесса. Она сама поняла прозвучавшую фальшь и оправдательно добавила: – Но я так надеюсь на тебя, Файон.

Надо же! Они на меня надеются. Снова меч из ножен и вперед. К романтике и приключениям.

– Вам требуется моя помощь и в дальнейшем?

Вот теперь они кивнули дружно и весело. Только старуха чуть-чуть задержалась. Она все еще боится за дочь. И правильно делает, потому что камень уже принял волю и назначил срок. Конечно, я понимал, что Иннее одной ни в жизнь не справиться с Черным Королем. Ей потребуется не просто помощь, а квалифицированная помощь. Так кто же поможет бедной девушке, кроме меня?

– О том, что я собираюсь сделать, вы узнаете утром, – не сказал бы, что на данное предложение женщины отреагировали слишком весело. – А сейчас я хочу просто приятно провести время в обществе дам. Давайте-ка, бабоньки, я расскажу вам о мире, откуда прибыл!

Вечер удался на славу. Огонь, весело трещавший в мраморном камине, регулярно получал положенную порцию дров, а женщины, в свою очередь, регулярно получали порцию моих воспоминаний.

Вслед за байками о чудесах технологического века, я перешел к стихам. Женщины неутешно рыдали, слушая басни из курса средней школы и стихи про буревестника и пингвина. Потом несколько десятков анекдотов, которые, впрочем, плохо принимались на этой юмором забытой планете. Концертную программу завершил показ танцев народов мира. Господи, что я только не пел и не выплясывал. Бабоньки просто помирали от смеха, когда я попытался изобразить брейк. Что поделать, темные, отсталые личности.

Мы закончили, когда луна возвестила о приближении полуночи.

Я всегда связывал это время с появлением нелюдей и поэтому, прихватив оружие и Джека, бесцеремонно покинул умоляющую продолжить веселье компанию. Быстро проверив часть замка, в которой находились мы, а также прилегающие к нему многочисленные коридоры и комнаты, я на всякий случай поставил несколько сигнальных ловушек. Береженого Бог бережет. Решив, что достаточно обезопасил себя и женщин, я, как и положено варркану, разместился в комнате, прикрывающей все остальные покои.

Но какой там сон!? Беспокойно меря шагами комнату, я думал, думал, думал.

В глубине сознания, как неопровержимый факт, проступало понимание того, что я все сделал в этом беспокойном мире. Возвращение – решенное дело. Но принцесса? А может, Иннея согласится покинуть родной ей мир, оставив притязания на трон? Было что-то такое, что убеждало меня в правильности этих предположений. А клятва? Думаю, старухе-матери дороже счастье дочери в настоящем, нежели в прозрачном будущем.

Промучившись с час, я решил, что необходимо поговорить с самой принцессой. Может, дело обстоит совсем иначе, чем я предполагаю. Решившись, я развернулся к дверям, но в тот же момент точно в центре комнаты появился Великий Магистр. Вернее не он сам, а его голографическое изображение. Магистры никогда не появляются просто так, а тем более Великие. Что-то случилось. Но что?

Закончив все необходимые формальности по приветствию и возведению защитных кранов, Великий Магистр обратился в никуда. – -… Я побеспокоил тебя после известий от Великих Шептунов. Я знаю все, что произошло в Лакморе и на так называемом острове Дракона. Ты с честью выполнил долг варркана. Казнь Преподобного Учителя, хоть он и являлся человеком, воспринята Советом с полным пониманием. Великие Шептуны передали также, что варркан Файон решил покинуть наш мир?

Магистр немного помолчал, давая понять, что последнее сообщение ему менее приятно, чем первое.

– Мы понимаем тебя, Файон. Даже зверь стремится в свое логово, а ты не зверь. Мы прощаемся о тобой, но запомни – у тебя есть Глаз Дракона и ты всегда можешь воспользоваться им и вернуться обратно. Далее. Если мы правильно поняли Великих Шептунов, которые видят будущее немного дальше, чем мы, у тебя возникли определенные трудности с принцессой королевства, расположенного за Краем Мира. Если таковое действительно существует, то через три дня наши люди свяжутся с принцессой на острове Дракона и ей окажут всевозможную помощь в борьбе с Черным Королем, который, как ты понимаешь, и наш враг. Думаю, что с помощью варрканов задача решится быстро.

Магистр прервался, но изображение не исчезло. Я приготовился услышать самое неприятное. И не ошибся.

– Файон, ты прекрасно знаешь, что варрканам запрещено иметь семью. Кодекс чести не позволяет делать этого. Но ты не простой варркан (вот, что я говорил!), и твои права совершенно другие. Зная тебя, мы можем предположить, что ты рискнешь остаться. Смелый поступок. Но… мы можем только догадываться, что происходит в замке. Я хочу сказать следующее – даже если ты решишь изменить ход судьбы, тебе не удастся этого сделать. Твое возвращение уже предначертано в Книге Судеб. А теперь прощай. Прощай, варркан Файон, охотник за ведьмами из другого мира. Прощай! Сияние погасло, я снова остался один. Ну что ж, многое прояснилось, многое еще больше запуталось. Но главное, пришло спокойствие. Будущее принцессы не вызывает опасений, за нее будут сражаться. Если, конечно, она здесь останется, поправил я себя. Но для этого совершенно необходимо встретиться с ней и поговорить. И откладывать нельзя и незачем. Я собрал волю в кулак и, решившись, повернулся к выходу…

В дверях, прекрасная и загадочная в лунном свете, стояла принцесса Иннея…

– Извини, Файон, – девушка зябко поежилась от ночной прохлады. – Нам необходимо поговорить.

Что может сказать ошалевший мужчина в такой ситуации? Конечно, мужчина будет говорить о чем угодно, но только не о том, что думает на самом деле.

– Я только что принял окончательное решение, принцесса, и хотел сообщить о нем. Вам холодно, присядьте к огню.

Принцесса подошла к камину. Я заметил, что она дрожит. Только такой далекий человек, как я мог подумать, что причина этому вечерний воздух… Скинув куртку и стараясь не касаться принцессы руками, я накинул одежду ей на плечи.

Иннея сидела, протягивая тонкие пальцы к огню, который счастливо потрескивал от проявленного внимания. Пауза затягивалась, и разговор пришлось начать мне:

– Принцесса! – голос предательски захрипел, и пришлось прокашляться, чтобы привести его в норму. – Принцесса. Я могу дать свой ответ относительно помощи прямо сейчас.

Иннея подняла голову, и я, как всегда, попался в эту глубокую ловушку. Наверное, мое очарование длилось довольно долго, потому что, когда я снова пришел в себя, Иннея смотрела на огонь. Клянусь собственными ушами, без колдовства здесь не обошлось.

– Через три дня к острову подойдут корабли с волшебниками Корч. Они и мои братья варрканы помогут тебе взойти на престол.

Я ошибался, когда думал, что принцесса обрадуется. Если мое известие хоть как-то и взволновало или задело ее, то девушка ничем не выдала своих чувств. Она просто сидела и смотрела на огонь.

– Обещаниям волшебников Корч можно верить, – и чуть слышно: – значит, ты уходишь.

– Мое возвращение предначертано и не зависит от того, желаю я этого или нет.

Принцесса резко поднялась, куртка слетела с плеч и упала к ее ногам. На какое-то мгновение она замерла, словно раненая птица, и… бросилась ко мне на шею.

Единственное, что я мог сказать, походило на длинное слово, состоящее из одних гласных, произнесенных на вздохе.

Иннея спрятала маленькие кулачки на моей обширной груди и замерла.

А я стоял, как столетний дуб, у которого хватало ума лишь на то, чтобы погладить шелковые волосы грубой варрканской рукой.

– Возьми меня с собой, – Господи, ну зачем она это говорит? Ведь это я должен умолять ее уйти со мной!

– Я стану хорошей женой и буду любить тебя всю жизнь.

Ну почему она плачет?

Слезы, такие же, как и маленькие капли жемчуга в ее волосах, скользили по щекам и, срываясь, исчезали.

– Иннея! Видит Бог, что я желаю того же, но, боюсь, это невозможно.

– Но почему?

– Я дал клятву варркана, что не увезу с острова ничего, кроме Глаза Дракона. Только эта клятва сдерживает меня.

– Зачем? – продолжали спрашивать мокрые от слез губы. – Кто знал, что так получится… Так мы и стояли: два самых несчастных существа на планете. Без прошлого и, возможно, без будущего. Сколько это продолжалось, не знаю. Если бы я мог, то превратил бы эти секунды в вечность.

Принцесса вскинула голову и сказала с удивительной решимостью:

– Ты должен взять меня с собой. И ты возьмешь меня с собой! – Не уговоры, не вопрос, простая констатация факта, который уже свершился.

Набранный для возражений воздух вышел из легких, и я сошел с ума. Закрыл глаза и сказал:

– Да. Я сделаю это.

– Файон! – Иннея!

Губы принцессы оказались так близко, что не понять, чего они хотят, было бы величайшей глупостью.

И я ее поцеловал. И она ответила нестерпимым жаром жадных губ.

И только сейчас я почувствовал, как напряжены наши тела, ждущие от нас чего угодно, только не слов.

И снова мне снился сон про белый, белый снег, который падал на губы и что-то шептал, шептал, шептал…

Я положил руку на то место, где только что лежала моя Иннея. Тепло ее тела, не успев улетучиться, жадно впитывалось в мою руку. Откинувшись навзничь, я улыбнулся, дурной от привалившего счастья. Все решено. Завтра, – я посмотрел в окошко: – Нет, уже сегодня утроммы покинем этот мир вместе.

Клятва? А что клятва! Все кругом говорят, что я не простой варркан, прощая мне поступки, от которых любому варркану давно, бы не поздоровилось. Так что сейчас я тоже решу все по-своему. Все время я что-то давал, но никогда не получал. Неужели я не заслужил награды для себя?

Мысль о том, что через несколько часов я сожму Глаз Дракона и скажу окончательное решение, приятно волновало сердце. Иннея1… Знакомые просто лопнут от зависти. Где, да как?! Самое неприятное – объяснить, где я находился все это время и почему остался жив. Ну да эту задачку я решу. Существует масса оправданий: начиная от лихорадки и заканчивая инопланетянами.

Но пора спуститься к завтраку. Все свободное время на острове проходило или в постели, где я валялся задрав ноги, или за столом, где поглощал неимоверное количество самой разнообразной пищи.

За накрытым столом я нашел только старуху-мать. По тому, как она меня встретила гробовым молчанием, я понял, что она в курсе всех ночных событий. Никогда не стоило забывать, что она, в конце концов, не только королева, но и ведьма.

– Ты все решил по-своему, – ну вот, началось! – И думаешь, что это удастся?

А кто, спрашивается, способен помешать мне?

Старуха, так и не дождавшись ответа, встала. Я ее понимаю. Кому приятно наблюдать за молчаливым, жующим варрканом. Зайдя за спину, она наклонилась и вкрадчиво прошептала прямо в ухо:

– Как бы ты ни был велик, варркан, у тебя ничего не получится.

Я даже спиной почувствовал, как по лицу ведьмы пробежала злорадная улыбка. Вздорная, злая старуха, не понимающая, в чем заключено человеческое счастье.

– Все будет так, как будет. – Сзади зашелестело платье и шаги затихли в каменных лабиринтах коридоров.

Трапезу пришлось заканчивать в одиночестве. Составить компанию не пожелал даже Джек, Он стал питать какие-то особые чувства к кошке, к своей дальней маленькой родственнице. В настоящее время они носились по внутреннему коридору и не желали никого видеть.

Поскучав с полчаса в одиночестве, я поднялся к себе, чтобы приготовиться к дороге. Дело несложное. Я решил, что не возьму с собой ничего, что шло бы вразрез с двадцатым веком. Имеется в виду в первую очередь оружие.

Едва солнце добралось до середины ежедневного пути, я спустился вниз. Сложив в кучу все оружие, я оставил при себе Глаз Дракона и кеекакую мелочь. Послышались голоса. Из замка показались женщины. По их растрепанному и возбужденному виду было видно, что межц ними произошел крупный разговор. Думаю, что победу в словесном споре одержала молодость.

Старуха остановилась, не дойдя до меня шагов пять, а Иннея, моя Иннея, бросилась навстречу, и ее нежные руки обвились вокруг моей шеи. Но я успокоился только тогда, когда услышал слова:, – Я ухожу с тобой.

Мне ничего не оставалось, как облапить ее ручищами и виновато посмотреть на мать. Мне до последней минуты казалось, что старуха в конце концов поймет,что к чему и отойдет. Ведь обычно все сказки кончаются благословением молодых.

Но ведьма осерчала надолго и всерьез. Я посмотрел на нее и попытался проникнуть в ее мысли. От неожиданности увиденного мне стало не по себе – она праздновала победу.

Я быстро проверил внутреннюю систему. Все нормально. Даже намека на вчерашнюю гадость не осталось. Тогда что? Скорее всего, старуха думает, что провела меня.

Не желая больше утруждать себя пустыми мыслями, я тут же все забыл. Рядом находилось самое прелестное создание, которое я когда-либо встречал в обоих мирах. И я был счастлив.

Вот теперь все в сборе. Все, кто хотел уйти со мной в иной мир. Принцесса, отказавшаяся ради меня от трона, и мой Джек. Обратившись к старухе, я как можно мягче сказал:

– Прощай, мать. Не волнуйся за Иннею, ей будет хорошо со мной.

Я не стал больше ничего говорить, потому что снова заметил нехороший блеск в ее глазах. Действительно, ведьма,но куда ей против Глаза Дракона.

Иннея оторвалась от меня, на секунду прижалась к матери, а затем снова взялась за руку: – Все, варркан. Теперь я твоя. Я закрыл глаза. Я вспомнил, как год назад появился в чужом для меня мире, беспомощный и слабый. Вспомнил врагов и друзей. Вспомнил и тех, кого просто встречал на длинных дорогах варркана. Память рисовала образы и лица, события и встречи.

И когда это соединилось во мне в одну прочную нить, я почувствовал – время пришло.

Сжав в одной руке ладонь принцессы, а другой прижимая Глаз Дракона к сердцу, я взглянул на солнце. В самую его жаркую глубину. И так страстно, как никогда, захотел домой. За хотел снова увидеть маленькую земную луну, земные города и земное небо.

И я пожелал, чтобы рядом со мной были Иннея, принцесса королевства, расположенного за Краем Мира и Джек, варакуда из ночного леса.

Я знал, что никакие силы не способны удержать меня на острове и в этом мире. И никто не сможет отнять у меня Иннею, мою принцессу.

Незнакомая волна ощущений захлеста меня, и я открылся, предоставляя им всего себя. И тело стало легким и невесомым. Кончиками пальцев я почувствовал теплоту камня, сливающегося с теплотой моего тела.

Я не заметил того момента, когда перестал принадлежать самому себе. Доверившись камню, я стал им, исчез как личность и физическое тело, чтобы появиться из комочка сознания где-то за миллион километров и лет. И все что было во мне и со мной, исчезло тоже. Я стал никем. Я стал светом и тьмой…


Глава 8 СИЛА ДРАКОНА | Варркан | Глава 10 ЭТО ПРОСТО ВЕЧНЫЙ ПЛАЧ