home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«В этом что-то есть…»

Во второй партии Борису Ивановичу везло больше. Но он оставался невеселым. Неловко глянул на Джонни и сказал:

– Я тут слегка разболтался о семейных делах. Это между нами, ладно?

– Вы же меня знаете, – успокоил Джонни.

Борис Иванович наконец улыбнулся.

– Знаю… С самого начала. Мы ведь в один год с тобой в школу пришли. Ты в первый класс, я в директоры… А познакомились четвертого сентября, после шумной истории с водопроводом. Я тебя сушил в этом кабинете…

– Я помню, – поспешно сказал Джонни. – Вам шах, Борис Иванович. – Ему не хотелось касаться подробностей.

Борис Иванович поправил шляпу-пирамиду и продолжал вспоминать:

– А потом операция «Зеленый слон». Это уже в третьем классе…

Джонни заулыбался. Операция была героическая, стыдиться нечего.

– В общем, знаем мы друг друга пятый год, – подвел итог директор и задумчиво глянул из-под шляпы. – Поэтому ответь мне, Евгений Валерьевич, на один вопрос. Только честно.

– Если получится, – осторожно сказал Джонни.

– Получится. Скажи: какой я директор?

– Как это «какой»? – растерялся Джонни.

– Ну, какой? Плохой, хороший? Средний?

Джонни не думал ни секунды. Он сказал то, что знал:

– Самый хороший в Советском Союзе.

– Я серьезно…

– И я серьезно. Это все знают. – Джонни был даже слегка раздосадован. Он не любил говорить общеизвестные вещи.

– Все знают, – усмехнулся Борис Иванович. – Кто может знать про весь Советский Союз?

– Ну… это я так сказал. Просто лучше, чем вы, директору быть ни к чему…

– Ты, наверно, меня не понял, – вздохнул Борис Иванович. – Дело не в том, что мы играем с тобой в шахматы и я иногда прощаю твои фокусы…

– Ох уж, вы прощаете… – сказал Джонни.

– Однако… Согласись, что отношусь с пониманием.

– С пониманием вы ко всем относитесь, – холодновато сказал Джонни. – Я про это и говорю.

– Ты, кажется, обиделся… Или тебе показалось, что я напрашиваюсь на комплименты?

– Мне другое показалось, – хмуро сказал Джонни. – Кто-то считает, что вы не такой уж хороший директор, да? – И он посмотрел на телефон.

Борис Иванович тоже посмотрел на телефон.

– Вы им не верьте, – сказал Джонни.

– А ты не хотел бы стать директором? – вдруг спросил Борис Иванович.

– Как это? – изумился Джонни.

– Ну, не обязательно директором, а вообще учителем. Когда вырастешь.

Джонни не любил делиться планами на будущее. Даже с самыми хорошими людьми. Но сейчас разговор шел такой, что приходилось быть откровенным.

– Я еще точно не знаю, – неуверенно проговорил Джонни. – Вообще-то мне больше хотелось путешественником… Как Тур Хейердал, например. Или археологом, всякие тайны раскапывать. В общем, открытия делать.

– Хорошее занятие, – согласился Борис Иванович. – Я об этом тоже мечтал. Но, понимаешь… Тех, кто станет делать открытия, кто-то должен сначала учить…

– Я понимаю…

– И еще вот какая штука… Конечно, открытия делаются в экспедициях. И в лабораториях, и в космосе. Но не только. Есть еще работа: помогать людям делать открытия каждый день.

– Это, значит, нам помогать, – с пониманием сказал Джонни.

– Конечно. А разве нет? Разве, когда человек узнает букву «А», это не открытие? Или когда впервые слышит, что Земля круглая. Или про атомы…

– Или про пирамиды, – улыбнулся Джонни.

– Или про пирамиды… Кстати, в них, кажется, в самом деле что-то есть…

– Да? А почему вы решили?

– Потому что тебе мат, – с удовольствием сказал Борис Иванович.

– Как это?

– А вот так. Куда ты пойдешь? Сюда? Все равно…

Джонни не огорчился.

– Ладно. Значит, три – три, – сказал он и встал. Хотелось потянуться, но при директоре, особенно при самом лучшем, потягиваться неудобно.

Опять закурлыкал телефон. За дверью послышался сдержанный голос Евдокии Герасимовны:

– Бориса Ивановича нет, он на открытом уроке.

Джонни деликатно прикусил улыбку. Директор досадливо посопел. Потом сказал:

– А перед Анной Викторовной ты сегодня же извинись.

– Ну вот… – расстроенно откликнулся Джонни.

– Не «ну вот», а извинись.

– Я, конечно, могу, – снисходительно сказал Джонни. – Только это непедагогично.

– Что-о?

– Она решит, что я и правда виноват, а это неправда. А обманом никого не воспитаешь.

– Но ты же в самом деле виноват!

– Я?

– А кто же! Ты – зачинщик. Эксперимент затеял, а посоветоваться с Анной Викторовной не додумался. Отсюда и скандал. Какое ты имел право ставить опыт на ее уроке без ее разрешения?

Джонни озадаченно взлохматил затылок.

– Да… Это я не сообразил… Я так и скажу: «Извините, что забыл посоветоваться».

– Вот-вот. Так и скажи.

– Так и скажу.


Неудачный опыт | Мушкетер и фея | Пожалейте дракона!