home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11.

Миновав несколько улиц, я наткнулся на справочного боя.

Так прозвали роботов, основным предназначением которых было выдавать глупым туристам всевозможные справки. За добавочную плату они исполняли для них же функции экскурсоводов. Вообще, по-моему, любой человек, превратившись в туриста, глупеет просто на глазах. Благодаря этому справочные бои не исчезали с улиц. Очевидно, они даже приносили своим хозяевам неплохой доход.

Можно еще добавить, что защищены они были довольно основательно. Так что уличные хулиганы, после нескольких инцидентов, стали обходить их стороной.

Денег, конечно, у меня не было совсем, но насколько я знал, за ответы на первые вопросы эти лучшие друзья туристов денег не брали. Вот на последующие…

Впрочем, я туристом не был. И меня интересовал ответ всего лишь на один-единственный вопрос. Я его задал, а получив ответ, понял, что мне несказанно повезло. Оказалось, я нахожусь в получасе ходьбы от своего дома. На такси это расстояние можно было покрыть минуты за три. Но во-первых: это такси еще надо было поймать. А во-вторых: бесплатно меня никто не повезет.

Конечно, я должен был забрать у мусорщика не только свое оружие, но и избавить его от всех наличных денег. Карманы его наверняка не были пусты. Вот только брать деньги, заработанные неизвестно каким путем…

Я сказал себе, что большего болвана за всю свою жизнь не видел. Какая мне разница, каким путем попали к этому мусорщику деньги? Главное – они мне нужны, причем позарез. Хотя… какой смысл сожалеть? Вернувшись обратно к разбитой авиетке, я, конечно же, встречу возле нее не менее взвода добрых, мужественных и справедливых ребят, которых мое появление жутко обрадует.

Раньше надо было думать.

Я пошел пешком, причем не домой. Имевшиеся у меня зачатки здравого смысла подсказывали, что явиться сейчас в свою квартиру было бы верхом глупости. Почти наверняка там меня уже кто-нибудь поджидает. Не мусорщики, так боевики тех, кто спер мое тело.

А значит, помощи надо искать там, где я бываю достаточно редко. Если хорошенько подумать, то таким местом может быть жилище Доктора.

Да, Доктор, вот кто мне сейчас нужен. Я бываю у него достаточно редко, и одновременно, за многие прошедшие годы знакомства, у меня сложилось четкое мнение, что ему можно доверять, причем как раз в такой ситуации, как эта. Хотя я могу и ошибаться.

Ну что ж, Доктор, так Доктор. Пришло время проверить мои умозаключения.

Вообще, как выясняется, я давно уже не был в городе ночью. Нет, конечно, мне случалось задерживаться где-нибудь допоздна и потом возвращаться домой при свете фонарей. Вот только каждый раз при этом пешком мне приходилось пройти всего лишь несколько метров – от подъезда до такси.

Я не домосед. Работа у меня такая, что за день приходится проходить довольно приличное расстояние. Но только все это делается днем. По вечерам я не работаю. В это время суток люди менее всего склонны хоть что-нибудь покупать…

Я прислушался.

Точно.

Неторопливые, размеренные шаги, становившиеся все громче. Меня явно кто-то догонял. Неторопливым, прогулочным шагом? Что-то странное. Вообще, кто это может быть? Ну, уж во всяком случае не очередной громила. Эти ребята так не ходят. Простой, безобидный любитель ночных прогулок? Сомнительно. Подобная категория безумцев почти полностью вымерла в незапамятные времена, а оставшиеся жить срочно переселились в тихие провинциальные городки, в которых каждый знает каждого и можно устраивать пешие прогулки не опасаясь встретить опасного незнакомца. Здесь же, в мегаполисе… Нет, такое здесь просто невозможно.

И все-таки за мной кто-то шел. Прогулочным шагом. При этом явно меня догоняя.

Я остановился.

Любопытство вообще очень опасное чувство. Бесчисленное количество людей, пытаясь его утолить, попадали в совершенно жуткие переделки, причем многие при этом лишались жизни. Вообще, в этом отношении любопытство уступает пальму первенства только алчности. И все-таки я ему поддался.

Разгадка оказалась простой. Это был всего-навсего справочный бой.

Он вырулил из-за ближайшего угла и прямым ходом направился ко мне. Благодаря длинным ногам, он мог позволить себе, догоняя меня, не очень спешить.

Коротко выругавшись, я пошел дальше. Через некоторое время справочный бой догнал меня и пристроился рядом. Покосившись на него, я довольно неприветливо поинтересовался:

– Тебе чего? Учти, денег у меня нет.

– Сегодня, если пожелаете, я буду работать на вас без денег.

Голос у справочного боя был мелодичный, многообещающий, очаровательный. Короче, как раз такой, какой нужен для того, чтобы охмурить любого, пусть даже самого недоверчивого туриста.

– С каких это веников? – поинтересовался я. – Или я ошибся и передо мной стоит не пиявка, навечно присосавшаяся к кошелькам бедных, доверчивых туристов, а добрый брат – самаритянин?

– Можно сказать и так, – справочный бой хихикнул. – Просто время от времени наша контора выдает каждому стотысячному клиенту небольшую награду в виде бесплатного обслуживания. Если пожелаете, я проведу вас по лучшим музеям этого мегаполиса. В течении суток я буду снабжать вас любой информацией. Бесплатно. Любой. Через пару кварталов будет дворец Ллойкинга, того самого. Если вы пожелаете, я устрою вам по нему шикарную экскурсию. Желаете?

Я хмыкнул.

Везет мне, как утопленнику. Нет, чтобы это везение накатило на меня днем раньше, когда я только собрался заглянуть в кибер-12. Я вполне мог потратить этот день, используя свалившуюся на голову халяву, и в конечном итоге, сохранить свое бренное тело.

А сейчас… Ну да, только этого мне не хватало. Я не мог допустить, чтобы возле меня, целые сутки ошивался этот «добрый брат-самаритянин». Стало быть, придется сказать нежданной халяве «прощай».

– Итак, везунчик, куда направимся? – спросил меня справочный бой.

– Сейчас ночь, – напомнил я.

– Ну и что? Для стотысячного клиента откроются двери любого строения, представляющего из себя хоть мало-мальскую историческую ценность. Все, без исключения. Ну, дерзай!

Мне в голову пришла одна любопытная мысль.

– А что будет, если я окажусь преступником, специализирующимся на краже антиквариата?

– Вероятность этого, как говорят математики, исчезающе мала.

– И все-таки?

Справочный бой тяжело вздохнул.

– Мы вынуждены будем все равно открыть перед вами двери любого музея. Но учтите, во время осмотра рядом с вами буду я. А украсть что-нибудь в моем присутствии – невозможно.

– Так уж невозможно?

– Вы, люди, конечно, хитроумные создания. И в принципе, очень ловкий вор антиквариата может меня обмануть. Однако наши исследования показали, что для этого ему необходимо подготовиться, причем основательно, в течении нескольких недель. А полученная привилегия действует только сутки. Другими словами, окажись вы профессиональным вором, для совершения преступления у вас просто не хватит времени.

– Здорово, – сказал я. – Просто отлично. Главное, все учтено и рассчитано. А вот скажи, что вы будете делать, если окажется, что ваш приз достался преступнику, уже находящемуся в розыске?

Справочный бой задумался.

Я снова покосился на него.

Здоровенная, оклеенная плакатами с изображениями старинных храмов штуковина на длинных ногах, чем-то смахивающая на цыпленка-переростка.

Ишь ты, задумался. Он еще, ко всему прочему, оказывается, способен задумываться. Ну-ну… Интересно, что он мне ответит?

Он ответил.

В справочном бое что-то едва заметно щелкнуло. Голос, которым он мне ответил, ничуть не походил на тот, которым механический цып разговаривал до этого. Сухой, твердый, официальный.

– Я провел кое-какие консультации. Если разыскиваемым преступником оказывается обычный клиент, мы обязаны немедленно сообщить об этом мусорщикам. Однако дополнения, касающиеся выдачи приза, были внесены в правила позже, и таким образом, обязательство сотрудничать с мусорщиками в них отсутствует.

– Проще говоря, доносить на меня ваша фирма не будет?

– В течение ближайших суток ваши интересы для нас превыше всего. Однако когда вы снова станете обычным человеком, вступит в действие пункт нашего устава, касающийся сотрудничества с мусорщиками. Он составлен таким образом, что мы не можем этого не сделать.

– То есть, у меня есть еще сутки?

– Почти.

– Веселая перспектива. Кстати, а вы знаете кто я такой?

– Конечно. У нас есть необходимые технологии для того, чтобы это определить. Вы – бродячая программа Ессутил Квак.

– Вот именно. По закону, я не человек. Могу ли я быть вашим призером?

– В свое время мы подумали об этом, и в наш устав был внесен пункт, согласно которого бродячие программы, изъявившие желание стать туристами в большом мире, могут стать нашими клиентами. Если бродячие программы способны быть клиентами, то они могут быть и призерами.

Я покачал головой.

На кривой кобыле этих ребят не объедешь. Все схвачено.

– Итак, с какого объекта желаете начать осмотр?

Голос справочного боя снова изменился, приобрел чарующие интонации.

– Ни с какого, – ответил я. – У меня сейчас нет на это времени.

– Ваше желание для нас закон. Однако, если вы все же надумаете устроить себе экскурсию в течение этих суток, вам достаточно подойти к любому справочному бою и назвать свое имя. Ваше право остается за вами.

– Хорошо, пусть будет так, – буркнул я.

Не нужны мне их экскурсии. У меня и без них забот – полон рот.

– В таком случае, я вынужден с вами распрощаться. Надеюсь, мы еще встретимся.

Проговорив это, справочный бой потопал прочь.

Я с завистью посмотрел ему вслед.

Вот у кого нет совсем никаких проблем. Уж наверняка программа, находящаяся внутри этого металлического цыпленка, ведет совершенно безбедное, не омраченное почти никакими неприятностями существование. Конечно, время от времени ей попадается особо противный турист, и обслуживая его, она испытывает отрицательные эмоции… но честное слово, неприятностями это можно назвать с очень большой натяжкой. По крайней мере, случившееся со мной ей ни в коем случае не угрожает.

Чем не жизнь?

Вообще, наш мир устроен неправильно. Какая-то программа живет и благоденствует в полном смысле этого слова, в то время как настоящий человек, рожденный от живой женщины, может попасть в жуткую, просто кошмарную переделку.

А не слишком ли я разворчался?

Безусловно, жизнь преподнесла мне один из подарков, приберегаемых ею для особого случая. Весомый подарок, способный своей тяжестью раздавить и отправить к праотцам кого угодно. Несмотря на это, я все еще жив, способен действовать и мне даже везет, причем как никогда за всю жизнь.

Надо же, выиграть приз у фирмы экскурсоводов! Может быть, продать право на него какому-нибудь туристу?

Нет, фирма на такое не пойдет. А жаль. Деньги мне сейчас могут пригодиться.

Везение, будь оно неладно. Везение.

Может, мне даже слишком везет? Нет, в самом деле…

Иначе, чем удачей, то, что я ушел от всех этих многочисленных охотников, назвать нельзя. Потом, совершенно кстати, у смотрителя зоопарка оказалось в заначке искусственное тело, да не простое, а приспособленное для того, чтобы с его помощью вести боевые действия. И находилось оно не на другом конце нашего земного шарика, а в получасе ходьбы от моего дома. И вот теперь еще этот самый приз.

Не слишком ли? И не выглядит ли это везение, мягко говоря, несколько странновато?

Странновато? Еще как! Если вдуматься, многое из случившегося со мной в последнее время выглядит по меньшей мере необычно.

Вообще, все это стоит хорошенько обдумать. Но прежде…

Я прикинул, что до дома Доктора мне осталось топать еще минут пятнадцать, не меньше. Стало быть у меня, и в самом деле, было кое-какое время. Наверняка, явившись к Доктору, я обязан буду рассказать не только о случившемся, но и представить соображения на тему, как именно все это могло произойти.

Соображения. У меня их попросту не было. Я не имел ни малейшего представления, кто сделал со мной эту подлость и, самое главное – зачем. Нет, конечно, когда мое тело украли, я вполне логично предположил, что оно понадобилось какому-нибудь старперу, решившему срочно сменить свою износившуюся, дарованную от природы оболочку.

Сейчас эта теория не выдерживала никакой критики.

Слишком большие силы мне противостояли. Слишком дорого обошлось этому негодяю мое бренное тело. Неоправданно дорого. Или он из тех, кто никогда не отступает? Возможно, похищая мое тело, он и не предполагал, во что ему это обойдется, а потом, когда операция потребовала дополнительных расходов, решил не отступать и не сдаваться.

Может быть я своими действиями даже загнал его в угол?

Да нет, что-то тут неправильно. И дело даже не в деньгах. Тот, против кого я воевал, обладал не только деньгами, но и властью. Возможно, эта власть была, так сказать, неофициальной, но все же она была. Итак, вопрос: зачем ему понадобилось именно мое тело? Почему, обладая деньгами и властью, он на него польстился? Кто мешал ему купить себе тело какого-нибудь бедолаги, достигшего самого дна? Продав тело, этот бедолага обеспечит себе место в кибере для бедных и поможет деньгами свое семье.

Несомненно, такие сделки считаются незаконными. Безусловно, если о такой сделке станет известно мусорщиком и они умудрятся хоть что-то доказать, никакие деньги покупателя не спасут. Поэтому подобные сделки считаются очень рискованными. Но все-таки, если верить слухам, время от времени они происходят и мусорщики ничего не могут доказать. Особенно если покупатель принадлежит к власть предержащим.

Вот властью похититель обладал. Так кто ему мешал добыть себе тело с помощью полюбовной сделки? При этом он, несомненно, должен был рисковать, но гораздо, гораздо меньше, чем попытавшись украсть мое тело. Да и обошлось бы оно ему гораздо дешевле.

Чем же этого негодяя привлекло именно мое тело, что он в нем такого особенного нашел? Я не супермен, не обладаю могучими мускулами и реакцией ниндзя, у меня нет доступа к каким-либо государственным секретам и влиятельных друзей, которых, воспользовавшись моим лицом, можно было обмануть, я не представляю из себя героя-любовника, способного всю ночь напролет доставлять наслаждения женщине. Я – обыкновенный, у меня все обыкновенное. Мускулы, друзья, работа.

Так зачем оно ему, черт побери, сдалось, это мое тело? Может быть, оно обладает какими-то особенностями, отличающими его от всех прочих, о которых я не подозревал вовсе?

Мое-то тело?

Все, хватит, хватит. Так недолго и забрести в дебри диких, невероятных предположений. Самым простым и банальным из них было допущение, что мои родители не были моими настоящими родителями и что на самом деле я являюсь принцем какой-нибудь далекой, жутко богатой страны. Как раз вчера наступило время предъявить мои права на престол, и какой-то негодяй решил у меня их украсть. Вместе с телом.

Причем это еще только начало. Если подключить к измышлению объяснений покражи моего тела хоть толику фантазии, можно добраться до таких предположений….

Я чертыхнулся.

К дьяволу все эти фантазии и измышления. Проще всего предположить, что на самом деле никто у меня никакого тела не крал. Почему? Да потому, что его никогда и не существовало, потому, что я никогда не был живым человеком. С самого начала я был программой, сделанной каким-то безумным кукарачей с неизвестной мне целью. Воспоминания? Чушь! Так ли трудно их было смоделировать?

Мне захотелось не только чертыхнуться, но произнести целую тираду. В три наката с переборами.

Хотя, может быть, ругаться пока рановато?

Конечно, мысль о том, что я никогда на самом деле не был настоящим человеком не стоит принимать во внимание. Но все-таки… все-таки…

Было, существовало, имелось у меня странное ощущение, будто я попал в какую-то старинную компьютерную игру. Из тех, в которой игроку дают некоторую свободу, но до известных границ. Как только я приближаюсь к одной из этих границ, меня мягко и совсем незаметно направляют в нужную сторону. Очень мягко и совсем незаметно.

Даже не так. Совсем не так. Я не игрок. Я всего лишь одна из фигур, которой необходимо в определенный отрезок времени находиться в определенном месте. Я отчаянно сопротивляюсь, пытаюсь вырваться из этого заколдованного круга, но каждый раз оказываюсь в нужном месте и в нужное время. После этого наступает пауза, и я тешусь видимостью свободы. А потом настоящий игрок, снова мягко берет меня под локоток и направляет куда нужно. В нужное время.

Интересно, кто он, этот игрок? Все бы отдал, чтобы заглянуть ему в глаза и задать пару вопросов. Не очень приятных.

Кстати, насчет того, что я будто бы никогда не был человеком. Проверить это очень просто. Минут через пять все станет ясно. Если у меня ложная память, то никакого Доктора в доме, в котором он якобы должен жить, я не обнаружу. Конечно, может оказаться, что он есть на самом деле, и даже живет именно в той квартире, но о моем существовании и не подозревает.

Стоп, а это что?

Неподалеку послышался вой сирены.

Я быстро метнулся к ближайшему дому. На мое счастье, хозяин этого дома пожелал украсить вход в свое жилище двумя каменными спящими львами. Спрятавшись за одного из них, я стал ждать. Сирена звучала все громче. От льва пахло, и запах этот был ядрен и свеж. Я попытался прикинуть не стоит ли мне перебежать к другому каменному истукану. Хотя, кто знает, может быть там дело обстоит еще хуже?

Как бы то ни было, но авиетка пронеслась мимо. Я выбрался из-за льва и еще раз понюхал воздух.

Кажется, Бог миловал. Ни во что такое я не вляпаться. Хотя, по идее, вполне мог. Это могло быть прекрасным дополнением к тому, что со мной уже произошло.

«Нет, – подумал я, продолжив свой путь. – Какая там к черту игра? Такого не бывает ни в одной игре. А стало быть, для того чтобы выпутаться из этой безумной истории, мне надо укротить свою фантазию и заняться делом. Всего-навсего».

Вот только многолетний опыт мне напоминал достаточно избитую истину. О том, что путь в ад, как правило, вымощен благими намереньями.


предыдущая глава | Охота на Квака | cледующая глава