home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14.

И опять никто не поджидал меня на улице.

Я подумал, что, вероятно, здесь, в большом мире, похитители меня не могут засечь благодаря тому, что я обладаю не помеченным телом.

А что, очень разумное предположение. Место, в котором я выйду из кибера-12, они определить смогли, и даже успели послать к нему своих наемников, а вот дальше… Вполне возможно, в их стане сейчас царит жуткая паника. Может быть, они даже наделают ошибок и мне удастся этим воспользоваться.

Более серьезно обдумав эту мысль, я пришел к выводу, что, вероятнее всего, занимаюсь самообманом. Нет, ребята, которым удалось создать большой конвейер, наверняка просто так паниковать не будут. Причем они должны сообразить, что рано или поздно я попадусь им на глаза. Все-таки надо же мне вернуть свое тело обратно.

Тут-то они меня и сцапают. Если, конечно, везение от меня отвернется.

А ведь возвращаться в кибер мне все-таки придется. И никуда от этого не денешься. Для того чтобы распутать весь клубок, мне необходима информация, которую я могу получить только там.

Значит…

Я тяжело вздохнул и потопал прочь от дворца слухов.

Кибер, так кибер. И вообще, если невозможно избежать возвращения в один из киберов, то зачем это оттягивать? Вот только сначала надо решить, какой именно кибер подходит для моих целей больше всего, а также как в него попасть. Первое совершить довольно легко, а вот второе – почти невозможно.

Ладно, как обычно, по этапам.

Первый – выбрать необходимый мне кибер. Условие: он должен быть неподалеку, чтобы не пришлось тратить лишнее время на дорогу.

Мысленно перебрав все ближайшие киберы, я остановился на тридцать третьем. В самом деле, он подходил для моих целей почти идеально. Кибер офисов, контор, банков, кибер деловых людей. Почти наверняка где-то в его недрах имеется необходимая мне информация. Для того чтобы ее извлечь, придется изрядно попотеть. Впрочем, это уже третий этап, а я еще не прошел первый.

Проникновение в кибер.

Шутка сказать. Если самый обычный кибер охраняют словно банк, который, согласно оперативным данным, вот-вот должны посетить Бони и Клайд, то такой, как тридцать третий, в несколько раз лучше. И все-таки нет замков, которые нельзя открыть, нет дверей, которые нельзя взломать, нет кибера, в который нельзя проникнуть снаружи.

Я прислушался.

Шаги. Они приближались. Четкие, размеренные шаги неспешно прогуливающегося человека. Кто бы это мог быть? Причем где-то я подобные шаги слышал и, кажется, совсем недавно.

О! Так вот кто это.

Из-за угла вышел справочный бой и остановился, словно огромный железный цыпленок, вдруг потерявший свою наседку.

Он ничем не отличался от собрата, сообщившего мне о выигрыше, но конечно, тем самым быть не мог. Впрочем, какая мне, собственно, разница? Главное, его можно не бояться. И не только это…

Я вдруг осознал, что передо мной, вполне возможно, стоит совершенно реальная возможность проникнуть в кибер. Если, конечно, все обстоит так, как я думаю, и если мне будет сопутствовать хотя бы минимальное везение.

Ну-ка, вспомним, что я знаю о тридцать третьем кибере… Да, кажется, там есть то, что мне нужно. А поэтому, смело вперед. Собственно, что я потеряю, если этот мой план провалится? Да ничего. Все возможное я уже потерял.

– Эй, ты! А ну, подь сюда.

Я поманил справочного боя пальцем.

Второго приказания не понадобилось. Слегка переваливаясь из стороны в сторону, словно настоящая курица, тот поспешил ко мне.

Ну, еще бы, ведь он рассчитывает заработать. К сожалению, мне придется его слегка разочаровать.

– Чем могу служить?

– Можешь, можешь, – по-моему, я все-таки, не удержался и ехидно улыбнулся.

На железного птенца это не произвело никакого впечатления. Его, похоже, так и распирало от энтузиазма. Еще бы, настоящий клиент, да еще в такое время!

– Если вы желаете что-то осмотреть, то я всегда готов вам услужить. Учтите, спектр наших услуг весьма обширен. Вот, кстати, посоветовал бы вам ознакомительную двенадцатичасовую экскурсию по старой части нашего мегаполиса. Двадцать четыре уникальных объекта, с возможностью фотографировать все, что вам заблагорассудится. Через каждый три часа мы устраиваем перерыв, во время которого вы можете…

– Стоп, стоп, – прервал я изливавшийся на меня поток красноречия. – Давай уточним. Я не совсем обычный клиент. Я тот, кто выиграл ваш приз.

Справочный бой ненадолго задумался, потом решительно тряхнул головой и осведомился:

– Ваше имя?

– Ессутил Квак.

– Все верно. Вы и в самом деле являетесь нашим призером. И поскольку ваше время еще не истекло, я готов выполнить любые ваши пожелания.

Мне показалось, энтузиазма в его голосе несколько поубавилось. Впрочем, вот уж на это-то мне было совершенно плевать. Лишь бы он не заартачился в самый неподходящий момент.

– Еще, я должен вам напомнить, что по истечении призового времени мы будем вынуждены предоставить мусорщикам всю информацию о вашей особе, которой будем на тот момент владеть.

– Ну, это сколько угодно. А пока следуй за мной.

Я продолжил прерванный поход к тридцать третьему киберу. Только теперь у меня появился сопровождающий. Всю оставшуюся дорогу он пытался навязать мне осмотр то одной достопримечательности, то другой, но я был непоколебим. Меня интересовал только кибер и ничего больше.

Наконец, мы пришли.

Окинув взглядом здание, в котором находился кибер, я удовлетворенно кивнул. Все в порядке. Перед входом в дом, как и следовало ожидать, была прикреплена дощечка из практически вечного полиалюмония. Что именно на ней написано, я не знал. Да и какое это имело значение? Главное – она была. А стало быть, был и повод попробовать, сможет ли металлический цыпленок заменить качественный таран и отряд лихих ребят, готовых штурмовать хоть пекло.

Я посмотрел на справочного боя, стоявшего рядом со мной и ждущего приказаний.

Ну вот, пора начинать.

Видимо, он тоже почувствовал, что я готов с ним заговорить и поспешно сказал:

– Итак, вы решились начать нашу экскурсию?

– Точно, тут ты угадал. Насколько я понимаю, вот это здание представляет из себя историческую ценность.

– Это? – цыпленок с любопытством посмотрел на здание, принадлежащее киберу тридцать три. – Оно не входит ни в один из стандартных маршрутов экскурсий.

– Но, тем не менее, его можно осмотреть?

– Теоретически.

– А практически?

Мне показалось, что внутри у справочного боя что-то жалобно скрипнуло. Впрочем, он почти тут же спросил:

– Вы намерены осмотреть этот дом?

– Совершенно верно. Я намерен побывать в каждой его комнате, в каждом закутке и все-все тщательным образом осмотреть. Может ваша компания мне это устроить?

– Может, – обречено сказал справочный бой. – Только я обязан вас предупредить. Если вы попытаетесь нанести вред размещенному в этом доме киберу, ваш выигрыш автоматически аннулируется и, прежде чем вы совершите преступление, я смогу вас обезвредить.

– Да не собираюсь я наносить никому никакого вреда, – сказал я. – Мне хочется осмотреть дом, и если вы не в состоянии предоставить мне такую возможность, то так и скажите.

– Хорошо, мы выполним ваше желание, – сказал справочный бой. – Но вам придется некоторое время подождать. В данный момент наши юристы вступили в переговоры с охраной кибера. На ваше счастье, дом и в самом деле имеет некоторую историческую ценность. Поэтому, согласно кое-каким все еще действующим в нашем мегаполисе законам, им наверняка удастся доказать, что ваши требования имеют вполне законные основания.

– И сколько мне придется ждать? – спросил я.

– Минут пять – десять.

– Хорошо, подождем.

Справочный бой меня слегка обманул. Ждать пришлось, по крайней мере, полчаса. За это время небо успело посветлеть, предвещая начало утра. На улице появились первые пешеходы. Мимо нас два раза пролетела авиетка мусорщиков. Наверняка, будь я один, они бы попытались выяснить, что мне тут нужно. Пока же присутствие справочного боя как-то оправдывало нашу остановку возле этого дома и в это время. Ничего особенного, просто слишком любознательный турист, решивший осмотреть достопримечательности в неурочное время.

Я уже стал подумывать о том, чтобы задать моему сопровождающему пару наводящих вопросов, как вдруг он встрепенулся и сказал:

– Так я и предполагал. Нашим юристам удалось настоять на исполнении некоторых пунктов закона, до сей поры владельцами сети киберов не принимавшегося во внимание. Не буду отвлекать ваше внимание на мелочи. Главное – результат. А он таков: вы можете осмотреть это здание и имеете право потратить на осмотр любое количество времени. Конечно, как только закончится срок вашего выигрыша, вам придется либо прервать экскурсию, либо продолжить ее, но уже за плату.

– Но какое-то время у меня еще есть?

– Есть. До конца срока окончания выигрыша далеко. Однако я считаю своим долгом вас предупредить.

– Благодарю. А теперь, не пора ли приступить к осмотру?

– Вы можете начать его прямо сейчас.

Ну вот, кажется, получилось.

Я двинулся к зданию тридцать третьего кибера. Более всего, на мой взгляд, оно напоминало большой сейф. Здоровенный каменный куб, наверняка с очень толстыми стенами, без единого окна и дверью, которую, похоже, можно выломать только с помощью направленного ядерного взрыва.

Строитель этой замечательной крепости допустил только одну ошибку. Скорее всего, он не удержался от искушения продемонстрировать это строение какому-нибудь историческому лицу. Со временем где-то щелкнул очередной бюрократический клапан, и на дом установили мемориальную доску, превратив его в историческую ценность. Никто, кроме меня, так и не понял, что эта небольшая дощечка при определенном стечении обстоятельств превращалась в зияющую брешь. По крайней мере – пока.

Остановившись возле дверей здания кибера, я все-таки не удержался и оглянулся.

Ага, так и есть. Авиетка мусорщиков появилась в третий раз. Похоже, стражи порядка все-таки решили поинтересоваться, что задумали турист и его сопровождающий. Может быть, они даже получили ориентировку, из которой следовало, что некто в искусственном теле старого образца нападает на их коллег.

Поздно, господа. Тот, кто опаздывает на поезд – на нем не едет.

– Давай, открывай дверь, – скомандовал я справочному бою.

Тот издал тихий, едва слышный свист, и дверь открылась.

За ней стояло два охранника. Здоровенные мужики, в униформе, вооруженные до зубов, с неподвижными, словно высеченными из камня лицами. Короче – настоящие профессионалы.

– Это и есть ваш клиент? – поинтересовался один из охранников.

– Да, это он.

– Понятно.

Взгляд, которым меня одарили охранники, наверняка по тяжести равнялся одному из истуканов с острова Пасхи.

Плевать. Если я буду обращать внимания на взгляды каких-то охранников, то лучше сейчас повернуться и потопать прочь. Наглость и еще раз наглость. Та самая, которая берет города. Только она обещала мне шанс добиться поставленной цели.

Я оглянулся, чтобы узнать, как там дела у мусорщиков.

Их было двое. Они уже высадились из авиетки и теперь стояли возле нее, наблюдая за всем происходящим возле двери здания кибера. Может быть, они прикидывали, в какой момент им стоит меня арестовать. Немного погодя, когда я выйду на улицу, или прямо сейчас, пока я еще не вошел в здание. Хотя не исключено, что им просто надоело сидеть в авиетке и они решили слегка поразмять ноги, а также полюбоваться на дурака, зачем-то решившего посмотреть, как выглядит вблизи кибер, так сказать не изнутри, а снаружи.

Так как там..? Ага, стало быть, наглость…

– Пропустите нас внутрь, – потребовал я.

Один из стражников открыл было рот, для того чтобы послать меня туда, куда обычно посылают всяких наглецов, но потом передумал и молча отступил в сторону.

Я гордо прошествовал мимо него внутрь здания кибера. Справочный бой проскользнул вслед за мной и поинтересовался:

– Можно начинать ознакомительную лекцию?

– Немного погодя. Сначала я хочу посмотреть, как выглядит кибер, – заявил я.

– О, конечно, конечно, – быстро проговорил железный цыпленок. – Следуйте за мной.

Я последовал, стараясь идти как можно более величественно.

Кажется, кто-то из охранников отпустил мне вслед довольно нелестное замечание, но это меня сейчас не очень волновало. Беспокоило совсем другое. Я пытался лихорадочно придумать способ, с помощью которого я мог бы убедить справочного боя оставить меня одного, хотя бы на пять минут, в помещении кибера.

Мы миновали еще одни двери. Их тоже охраняли два охранника. Они были пониже и пошире парочки, встретившей на входе, но, похоже, обладали еще более худшим мнением о моей скромной особе.

Один из них даже рискнул сообщить, что я являюсь мелким животным, весьма подлого характера, привыкшим жить в подвалах и столоваться на помойках.

Выслушав его до конца, я легонько постучал справочного боя по металлическому боку.

Тот довольно рассеяно сказал:

– Да, да, вы совершенно правы. Слова грубияна-охраника мной записаны. Только что пара наших лучших юристов занялась этой проблемой. Оскорбляя нашего клиента, представитель охранной фирмы нанес нам значительный ущерб. Думаю, сумма, полученная нами в виде компенсации, позволит значительно сократить расходы, понесенные нами для организации данной экскурсии.

– Стоп, – сказал я. – А как же быть со мной?

– В каком смысле?

– Ну, мне лично разве тоже не положена компенсация?

– Конечно, положена. Если вы на этом настаиваете, то наши юристы параллельно займутся и этой проблемой. Естественно, из суммы компенсации в их пользу будет вычтено вознаграждение. Соблаговолите мне сообщить номер вашего счета, на который не позднее чем через полчаса будут переведены оставшиеся деньги.

Н-да, тут он меня уел. Откуда у меня может быть счет, если, согласно документам, я вообще на этом свете не существую?

Опять невезуха.

– Ладно, – сказал я. – Я сегодня добрый. Ничего мне не надо.

– Вот и нам тоже так показалось.

Я задумчиво посмотрел на железного цыпленка.

Похоже, ничегошеньки из моего плана не выйдет. Будь я один на один с управляющей им программой, уж как-нибудь ее обдурить мне наверняка бы удалось. Однако сейчас за мной, наверняка, через его сенсорные устройства наблюдает целая толпа людей. Юристы, скорее всего, парочка операторов, в обязанности которых входит выпутывать фирму из подобных щекотливых ситуаций, да мало ли кто еще. Что бы я ни придумал, эта братия обязательно сумеет найти достойный ответ.

И все-таки отступать поздно. Эх, была ни была.

Больше охранников нам не попадалось. Оно и понятно. Кибер-33, конечно, был поважнее того же кибера-12, но, одновременно, ничем из ряда вон выходящим не являлся. Зато потянулись длинные коридоры, белые, стерильные, залитые неживым светом. Они петляли, заводя нас то в один угол дома, то в другой.

– Лабиринт какой-то, – не удержавшись, сказал, наконец, я. – Почище критского будет.

– Это точно, – согласился справочный бой. – Правда, минотавра здесь нет, но зато есть вещи гораздо хуже. Если какая-нибудь банда попытается взять этот дом штурмом, до кибера не доберется ни один человек. Все в этих коридорах и полягут. Охранники – люди, их можно как-то нейтрализовать, отравить, подкупить, просто обмануть. А вот эти коридоры, они так напичканы датчиками и различными смертоносными ловушками, что, если прозвучит сигнал тревоги, живым отсюда не уйдет никто.

Ох, неспроста он мне это рассказывает, ох, неспроста. Впрочем, меня это и в самом деле не касается. Мне сейчас надо думать о другом. Как попасть внутрь кибера.

Все же я промолвил:

– Стало быть, верно, новое – это давно забытое старое.

– В каком смысле?

– Ну, это же уловка, известная еще с древнейших времен. Тогда внутренние помещения крепостей строили так, чтобы нападавшие, даже выломав главные ворота, должны были еще преодолеть настоящий лабиринт, где за каждым углом их поджидала смерть.

– Вот-вот, что-то вроде этого.

– А если коридор попытается пройти отряд таких, как ты, птичек?

– Бесполезно. Есть ловушки и на такой случай.

– А-а-а… Понятно.

Наконец коридоры кончились. Перед нами была еще одна дверь, здоровенная и тоже охраняемая двумя бугаями. Видимо, им уже кто-то что-то сообщил о том, что в нашем присутствии лучше всего держать язык за зубами. По крайней мере, никто из этих охранников отпускать замечания насчет моей внешности или происхождения не пытался. Вот только взгляды… Да, уж.

Я невольно поежился.

Дверь открылась, охранники расступились, и мы вошли в зал кибера-33. После этого дверь закрылась и справочный бой объявил:

– Ну вот, можно начинать осмотр. Это и есть сам кибер.

Больше всего кибер напоминал тусклого стального цвета грецкий орех метров десяти диаметром. Десятка два проводков, свитых из бесчисленного количества молекулярной толщины нитей, отходило от него и исчезало в стенах зала. Один из них, самый толстый, видимо, служил для подачи электроэнергии, остальные, очевидно, вели к воротам или служили для других надобностей.

Вот так. Приехали. Теперь я должен попасть внутрь этой штуки. Каким, интересно, образом?

Хотя…

Собственно, пробиваясь сюда, я рассчитывал на то, что любой кибер, насколько я знал, должен обладать чем-то вроде отладочных ворот. Сделаны они на тот случай, если с кибером случится нечто и в самом деле страшное, вроде глобального закукливания. Эти ворота – что-то вроде черного хода, через который в кибер могут проникнуть ремонтники, для того чтобы вновь привести его в порядок.

Ворота? Где же их приемник?

Я кинул на справочного боя задумчивый взгляд.

А что, если задать ему пару наводящих вопросов? Он должен, он обязан знать хоть что-то об устройстве киберов. Мне и надо-то всего лишь, чтобы он указал, где находятся резервные ворота.

– Послушай… – начал я.

– Нет, это ты послушай, – перебил меня справочный бой. – Не настала ли пора поговорить начистоту?

Вот это да! Такого я не ожидал.

– Что ты имеешь в виду? И о чем мы должны с тобой поговорить?

– Хватит валять дурака, – похоже, справочный бой и в самом деле был настроен вполне серьезно. – Ты можешь совершенно откровенно сообщить мне, что задумал. Учти, главный зал изолирован от любого воздействия. Я не могу отсюда связаться со своей конторой. Практически, мы здесь с тобой совершенно одни. И никто не может нас подслушать, никто ничего не узнает.

– До тех пор, пока мы отсюда не выйдем, – подсказал я. – А уж там-то все узнают все. Не так ли? Кроме того, ты наверняка записываешь каждое мое слово, каждый мой жест.

– Я не могу никоим образом доказать тебе, что не веду съемку. Однако подумай хорошенько, попробуй прикинуть, в каком положении оказалась наша фирма. Если ты задумал нечто противозаконное, то это означает только одно – вся наша контора стоит на пороге краха.

– Почему?

– Да потому, что если ты и в самом деле решишься совершить преступление, то по закону нашей фирме от ответственности за него не отвертеться. Кто именно настоял на том, чтобы тебя пропустили в кибер? Мы, кто же еще? Что дальше пожелает узнать высокий суд? Что сподвигло нас на мысль протащить в здание кибера потенциального преступника? Почему мы не сообщили властям о том, что нашим клиентом является разыскиваемая органами правопорядка бродячая программа? Я боюсь, что нашим юристам будет очень затруднительно найти ответы на эти вопросы.

– Но пока я еще не сделал ничего противозаконного. По крайней мере, с тех пор, как стал клиентом вашей фирмы.

– Мы подключили к делу парочку квалифицированных специалистов по психологии людей. Они классифицировали твое состояние как чрезвычайно опасное. В данный момент ты захвачен какой-то идеей. Если для того, чтобы ее претворить в жизнь понадобиться совершить преступление, ты пойдешь на него, не моргнув глазом. Верно?

Я подумал, что, вполне возможно, справочный бой добивается от меня всего-навсего того, чтобы я подтвердил свою готовность совершить что-то противозаконное. Как только это произойдет, он будет иметь все основания меня прикончить.

Ай-да птичка, ай-да молодец. По крайней мере, клювом щелкать она явно не собирается. Хотя я могу и ошибаться. Может быть, справочный бой и в самом деле намерен предложить какой-то выход из создавшейся ситуации. Однако в любом случае мне надо вести себя осторожнее.

Тщательно подбирая слова, я сказал:

– Тут ты ошибаешься. Ничего противозаконного совершать я не собираюсь.

– Ага, – промолвил железный цыпленок. – Вот, значит, как?

– Ну конечно, – я не удержался от насмешливой улыбки. – Но поскольку я человек страшно любопытный, мне интересно знать, что ты станешь делать, если я и в самом деле попытаюсь совершить преступление? Останешься сторонним наблюдателем?

Справочный бой задумался. Наконец он решительно заявил:

– В любом другом месте, при любых других обстоятельствах, я приложу все свои силы для предотвращения преступления. Однако сейчас мои полномочия в данном вопросе несколько ограничены. Другими словами, я буду применять силу только в самом крайнем случае. Почему? Потому, что наша фирма оказалась в уникальной ситуации, которая, я уверен в этом, больше никогда не повторится. Уже сейчас наши юристы работают над изменением правил работы с клиентами. Ну, это неважно. Важно – другое. Подумай сам, нам очень невыгодно тебя убивать сейчас, в этом месте. Если ты попытаешься сделать что-то из ряда вон выходящее, например, нанести вред киберу-33, мне придется на это пойти. Но это было бы очень нежелательно.

Ага, кажется, кое-что проясняется.

– Другими словами, – сказал я. – Ты согласился провести меня именно в этот зал, для того чтобы предложить сделку?

– Совершенно верно. Если я тебя убью, то вслед за этим неизбежно начнется расследование. Охранники донесут мусорщикам, что с моим клиентом что-то случилось. Так что этого опасаться тебе нечего. Пойми, наша фирма более, чем ты, заинтересована в том, чтобы о нашем разговоре никто не узнал. Подслушать, о чем мы здесь говорим – невозможно. Зал надежно защищен от любых видов излучения, для того чтоб они не повредили киберу. Запись я тоже не веду. Зачем мне держать в памяти этот разговор? Опасно. Поэтому ты сейчас должен рассказать начистоту, что именно собираешься предпринять. А потом мы попытаемся найти выход из создавшегося положения, причем такой, чтобы наша фирма в связи с твоими делишками нигде не упоминалась. Согласен?

Я подумал, что он, вероятнее всего, не врет. А стало быть, я и в самом деле умудрился взять его контору за горло. Теперь самое главное не ошибиться. О предыдущем плане надо забыть. Справочный бой сейчас ни при каких условиях не выпустит меня из виду, как бы я ни хитрил. Что, стало быть, остается? Ну конечно, рискнуть.

Поэтому, бейте барабаны и трубите трубы, мы выступаем в поход.

– Ага, – сказал я. – Спорим, ты думал, что я собираюсь как-нибудь повредить кибер? И провел меня внутрь еще и для того, чтобы показать, как трудно до него добраться.

– Наши психологи считали, что такая вероятность не исключена, – признался железный цыпленок. – Хотя мне лично в это не верилось. Мне кажется, ты просто попал в жуткий переплет.

Хм, а еще кто-то мне втолковывал, что программы ни черта не понимают в психологии людей. Вот, полюбуйтесь, как они не понимают.

– Ты угадал, – сказал я. – Попал я в переплет, да еще такой, что небо с овчинку кажется.

– Зачем тебе кибер-то? – поинтересовался справочный бой.

Ладно, раз пошел разговор начистоту, то пусть так и будет.

– Мне надо попасть именно в этот кибер, получить в нем кое-какие сведенья и возвратиться обратно. Все, больше ничего.

– А пройти через обычные ворота ты, конечно, не можешь?

– Да. Причем, попасть мне в кибер надо прямо сейчас. Немедленно.

– Тебя интересуют только сведенья?

– Угу.

– Но ведь мы можем предоставить тебе почти любые сведенья. Что тебя интересует?

– Не пойдет, – сказал я. – Совсем не пойдет. Откуда я буду знать, что вы дали мне правдивые сведенья, а не подсунули липу?

– Стало быть, ты нам не доверяешь.

Кажется, произнося это, железный цыпленок попытался принять оскорбленный вид.

Я хмыкнул.

– Конечно, нет. Впрочем, так же как и вы мне.

– Но если мы не можем друг-другу доверять, то какой смысл заключать соглашение?

Я бросил на него преисполненный иронии взгляд. Нет, на подобные заявления настоящего коммивояжера не купить. Тут этот железный хитрец не на того напал.

– Ты должен дать какие-то гарантии, что не попытаешься нас обмануть, – настаивал справочный бой.

– У вас останется мое искусственное тело, – сказал я. – Понимаешь? Я уйду в кибер. Перебраться из него в другой кибер я не смогу. Меня из него просто не выпустят. Поэтому единственным способом хоть куда-то попасть останется мое искусственное тело. Я должен получить нужные сведенья и вернуться. После этого я от вас отстану.

– А что будет, если я не соглашусь?

– Тогда я прямо сейчас попытаюсь нанести вред киберу. Кстати, если ты не знаешь – я вооружен. Поэтому, если мы не договоримся, выбор у тебя небогатый. Либо позволить мне испортить кибер, либо прикончить меня на месте. И в том и в другом случае вы проигрываете.

Справочный бой промолвил:

– Да, наши специалисты тоже пришли к выводу, что ты, скорее всего, вооружен. Именно поэтому мы настояли, чтобы нашего клиента не обыскивали. Обошлось нам это достаточно дорого, но если бы при обыске у тебя нашли оружие… И вот теперь ты пытаешься нас шантажировать, угрожая его применить.

– Именно так. Угрожаю. И самое правильное, что вы можете сделать, это согласиться на мои условия.

Железный цыпленок опять задумался.

А ведь ему сейчас приходится туговато. Надо принять решение самому, без помощи психологов и юристов, решение, от которого зависит многое. Может быть, стоит ему немного помочь?

Я шагнул к справочному бою, положил руку на его металлический бок и проникновенно сказал:

– Послушай, мне и в самом деле нужно всего лишь кое-что узнать в этом кибере. Не более того. И я вернусь. Причем если мне удастся использовать полученные сведенья как нужно, я перестану считаться преступником, верну себе свое тело и вновь стану обычным человеком. При этом фирма, в которой ты работаешь, никак не пострадает. Давай, выбирай, либо мир, либо война.

– Ты меня обманываешь?

Я усмехнулся наивности вопроса, но все же ответил:

– Нет.

– Хорошо, отправляйся в этот кибер. Сколько ты там пробудешь?

– Не знаю. Наверное, нескольких часов мне хватит.

– Постарайся обернуться побыстрее. Через некоторое время охранники встревожатся, но я их как-нибудь успокою. Мне придется ненадолго выйти из зала, чтобы сообщить в фирму, о чем мы договорились. Заодно сообщу охранникам, что клиент попался дотошный, и намерен потратить на осмотр кибера несколько часов. Ему, видите ли, захотелось послушать историю создания киберов, всю, полностью, и он не уйдет из зала, пока я ее ему не расскажу.

– Валяй, действуй, – разрешил я.

Справочный бой уже двинулся было к двери, когда я довольно небрежно сказал:

– Кстати, никак не могу сообразить, где тут аварийный приемник. Не мог бы ты мне это подсказать?

Остановившись, справочный бой несколько секунд изучал мое лицо, потом спросил:

– Кстати, в покер ты не играешь?

– Нет.

– Это хорошо. Не хотелось бы мне столкнуться с тобой за одним столом. Ладно уж, пойдем покажу.

Мы перешли на другую сторону кибера. Здесь справочный бой нажал на поверхности гигантского грецкого ореха какой-то выступ. Из корпуса кибера появился длинный проводок, на конце которого были две клеммы.

– На твое счастье, этому киберу много лет, – сообщил железный цыпленок. – Его создатели позаботились о том, чтобы в него можно было попасть не только с помощью стандартного приемника. В те времена любили перестраховываться.

– Спасибо, именно это мне и было нужно.

– Желаю удачи. А я пошел. Мне нужно как можно скорее сообщить своему начальству о результатах наших переговоров.

Он потопал по направлению к выходу из зала.

Я осторожно взял проводок двумя пальцами и внимательно осмотрел клеммы.

Да, похоже, это и в самом деле то, что мне нужно. Хотя, возможно, создатели кибера снабдили его ловушкамаи и на этот случай. Возможно, с помощью этих проводков я попаду в какой-нибудь крохотный отсек, в котором буду сидеть до тех пор, пока меня не извлекут из него мусорщики.

К черту подозрения! Мне и в самом деле ничего не остается, как рискнуть. И на лишние размышления совсем нет времени. Вполне возможно, руководство туристической фирмы не одобрит соглашение, заключенное между мной и справочным боем. В таком случае, он может в любую секунду вернуться и, например, прикончить меня на месте. Надо сделать так, чтобы он уже ничего изменить не мог. А стало быть…

Я нащупал у себя на боку место, в которое надлежало воткнуть проводки, мысленно попросил помощи у всех известных, а также неизвестных богов и взял проводок поудобнее.

Ну, пора…


предыдущая глава | Охота на Квака | cледующая глава