home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15.

Кибер-33 не понравился мне сразу. Веселеньким местечком, судя по всему, его назвать было нельзя. Да и о каком веселье могла быть речь, если этот кибер, по сути дела, являлся логовом самых настоящих зануд?

Офисы, конторы, какие-то представительства, филиалы и множество служащих в строгих черных костюмах, обязательно с галстуками и жутко деловым выражением на лице.

Конечно, на их фоне я выглядел настоящей белой вороной. В любом другом кибере уж наверняка нашелся бы какой-нибудь абориген, которого вполне могло заинтересовать появление типа, так непохожего на основных жителей, а также посетителей этого огромного, упрятанного в гигантский грецкий орех представительства.

К счастью, эти самые местные жители, а также постоянные посетители кибера-33, любопытством не отличались. Похоже, любопытство, проявленное хоть к чему-то кроме обычных повседневных дел, расценивалось ими как предательство по отношении к точности, деловитости, надежности и всем остальным идеалам, на которых держался их мирок белых воротничков.

Я прошелся по одной из улиц, то и дело оглядываясь по сторонам и пытаясь прикинуть, что же мне делать дальше.

В самом деле, ну вот я попал туда, куда нужно. Что теперь? Как я добуду необходимые мне сведенья? Можно самым тривиальным образом заявится в одно из этих учреждений и задать интересующие меня вопросы. Только с каких это веников я решил, что мне охотно ответят? Скорее всего, для начала мне начнут задавать вопросы, на которые я, естественно, не смогу ответить, а потом выгонят вон.

Может быть, прибегнуть к чьей-то помощи? К чьей? Кому я нужен в этой стране точности и аккуратизма? Кто здесь пожелает прийти мне на помощь?

А, хватит… главное – я сюда попал. И для начала надо где-нибудь сесть и хорошенько все обдумать. Кто знает, может быть, выход здесь, под носом? Возможно, стоит всего лишь хорошенько присмотреться, и я его найду?

Я прошел еще немного и увидел небольшую вывеску, извещавшую, что тот, кто желает отдохнуть и перекусить, может смело посетить кафе «Повышенные дивиденды».

Вот, это то, что мне сейчас нужно. Тем более что у меня даже есть деньги. Правда, это всего лишь две десятки, полученные у незадачливых посетителей в кибере-12, но уж пообедать-то я на них смогу. Да еще и купить пачку сигарет.

Последняя мысль мне понравилась больше всего. Курить хотелось просто немилосердно.

Толкнув дверь, над которой висела вывеска, я вошел в кафе «Повышенные дивиденды». Оно и в самом деле оказалось довольно уютным, хотя ничуть и не походило на ту же «Кровавую Мэри». Столики для посетителей стояли ровными рядами, официантки двигались с размеренностью древних роботов, стойка поражала нереальной, немыслимой чистотой и порядком. Однако посетители вели себя более раскованно, чем на улице. Некоторые, опустившись до последнего уровня разнузданности, даже позволили себе расстегнуть пиджаки на одну пуговицу и ослабить галстук. Клянусь, я углядел даже одного типа, осмелившегося улыбнуться.

Вот это да!

Устроившись за свободным столиком, я жадно закурил сигарету и приготовился ждать появления официантки. Однако прежде, чем она показалась, я успел сделать всего лишь две затяжки.

– Что желаете?

Быстро изучив меню, я убедился, что моих скромных финансовых возможностей для королевского пира недостает. Ничего, ограничимся обычным обедом.

Однако и цены же у них!

Официантка исчезла, а я, блаженно откинувшись на спинку кресла, сделал еще одну затяжку. Купленные мной сигареты оказались вполне приличного качества. По крайней мере, можно было сказать совершенно точно, что они не являлись продукцией китайского кибера.

К тому времени, когда я докурил сигарету, официантка уже принесла заказ. Прежде чем приступить к еде, я еще раз огляделся и увидел совершенно поразительную вещь. Один из чиновников, кажется, рассказал своему товарищу анекдот. По крайней мере, он и его собеседник издали серию звуков, чем-то напоминающих тихое вежливое хихиканье. Может быть никакого анекдота рассказано не было, а просто один товарищ поведал другому о том, как выставил своего соперника в глазах шефа полным дураком. Неважно. Главное – я увидел реакцию чиновников, сидевших за соседними столиками.

Абсолютно синхронно на их лицах появилось выражение крайнего неодобрения. Вслед за этим каждый из них оделил весельчаков высокомерным, презрительным взглядом и снова занялся своими делами.

Мне этого хватило. Я вдруг понял один из основных принципов взаимоотношений в этом мире. Здесь каждого интересовало не то, кем ты являешься, а как ты выглядишь. По одежде, по манером четко определялся твой социальный статус, а также право отдавать те или иные приказания.

Как бы его использовать для достижения своей цели?

Обдумывая эту мысль, я приступил к еде. К тому времени, когда тарелки опустели и наступила очередь кофе, у меня уже был готов кое-какой план.

Прежде всего, надо переодеться, причем не в одежду обычного служащего, а так, чтобы меня приняли за большого чиновника. Как это сделать? Выследить кого-то из чиновничьих бонз, причем в тот момент, когда он останется в одиночестве, и, продемонстрировав ему свой пистолет, заставить обменяться одеждой. После этого мне нужно явиться в одну из статистических контор…

Стоп, а это кто?

Я едва не поперхнулся кофе.

За соседний столик усаживалась девица, несомненно, мне знакомая. Более того, если она согласится помочь, то мне вовсе не понадобится размахивать у какого-нибудь несчастного чиновника перед носом пистолетом. Если она согласится… А если нет?

Черт побери, что она за журналистка, если откажется от очень интересной информации? Что я за коммивояжер, если не смогу выторговать за эту информацию интересующие меня сведенья?

Кстати, судя по всему, журналистка заскочила сюда ненадолго, всего лишь выпить чашечку кофе. Поэтому не стоит терять время. Пора начинать атаку.

Подозвав официантку, я расплатился с ней и, прихватив с собой кофе, быстро пересел за столик журналистки. Та бросила на меня рассеянный взгляд и, холодно улыбнувшись, спросила:

– Кто вы такой и что вам нужно? Предупреждаю, я здесь по делу и заводить знакомства не намерена.

Сделав небольшой глоток из чашечки, я покачал головой и сказал:

– А мы с вами знакомы. Причем в прошлую нашу встречу именно вы навязывали мне свое знакомство. И я даже обещал дать вам интервью.

Журналистка еще раз внимательно изучила мое лицо, потом отрицательно покачала головой.

– Интервью? Нет, все равно не помню, хотя обычно память меня не подводит.

– Она не подводит вас и сейчас, – поспешил просветить ее я. – Просто вы помните одно лицо, а у меня сейчас оно несколько изменилось. Вспомните, совсем недавно вы спасли меня от плена и взамен взяли обещание дать вам интервью.

Все-таки выдержка у нее отменная. Сообразив, кто именно сидит перед ней, журналистка всего лишь едва заметно вздрогнула.

– Спот, стоп, но ты же, кажется, погиб?

Я сложил руки на груди, как это делают монахи, и со смирением произнес:

– Увы, но только для всего остального мира. Вопреки желанию врагов, мой дух все еще не вознесся в царствие небесное.

– Перестань паясничать, – строго сказала журналистка. – Здесь для этого не место.

В самом деле, кое-кто из посетителей уже удостоил нас неодобрительного взгляда.

– Может быть, изменим среду обитания, перейдем туда, где можно пообщаться без свидетелей?

– И ты знаешь такое место? – поинтересовалась журналистка.

– Я прибыл сюда совсем недавно. Но не сомневаюсь, что стоит нам немного поискать…

– Не надо. Если ты не знаком с этим кибером, то я бываю здесь частенько. Пойдем, я знаю, где мы сможем спокойно побеседовать.

Быстро допив кофе, мы устремились к выходу из «Повышенных дивидендов».

– Кстати, а зачем ты так часто бываешь в этом жутко нудном месте? – полюбопытствовал я. – Что может тебя здесь интересовать?

– Информация, конечно, информация, – объяснила журналистка. – Неужели ты думаешь, что мы получаем информацию только во дворце слухов? Нет, конечно, нам приходится бывать и там, но здесь можно найти гораздо больше интересного. Конечно, если знаешь, как это делать и где именно искать.

Вспомнив о дворце слухов, я невольно поморщился.

Заметив это, журналистка весело хихикнула:

– Ага, кажется, тебе как-то раз тоже пришлось заглянуть в анонимные ворота. И, по-моему, тебе это не очень понравилась. Не так ли?

Мы вышли на улицу, и чтобы сменить тему разговора, я спросил:

– Кстати, а как тебя зовут? Мы встречаемся уже третий раз. Не пора ли представиться?

– Глория Ра, «Новости восемьдесят шестого канала».

– Очень приятно. Ну а как меня зовут, ты уже знаешь.

– Для бродячей программы у тебя слишком причудливое имя. Наверняка, твой творец обладал некоторым чувством юмора.

Сказав это, Глория устремилась прочь от кафе. Стараясь не отстать от нее, я попытался объяснить:

– Пойми, я человек. А бродячей программой стал совсем недавно, после того, как у меня украли тело.

– Пой пташечка, пой, – промолвила журналистка.

Справедливо рассудив, что улица для объяснений место совсем уж неподходящее, я замолчал. Вот придем…

Кстати, моя провожатая, похоже, и в самом деле неплохо ориентировалась в этом кибере. Мы миновали несколько улиц. Потом было что-то вроде корта, на котором, с сосредоточенностью каторжников, половину своей жизни занимавшихся плетением веревочных сандалий и теперь доведших каждый жест до совершенства, орудовало ракетками несколько десятков чиновников в совершенно одинаковых тренировочных костюмах.

Покосившись на них, Глория фыркнула:

– Психи.

Этим она купила меня на корню. Мне совершенно плевать, что теннис снова входит в моду. Не понимаю я эту игру, совсем не понимаю.

Все же я не удержался и попытался ее подколоть:

– Однако считается, что эта игра хорошо помогает поддерживать спортивную форму.

– Все равно – психи.

Ого, да она из породы упрямиц. Учтем.

Вслед за кортом была еще какая-то улица. Правда, по ней мы прошли всего один квартал. Свернув за Глорией в узкий, стиснутый стенами домов переулок, я вдруг увидел крохотный домик, похожий на те, которые так любят изображать иллюстраторы детских книжек, полагая, что именно в подобных строениях должны жить всякие там гномы, хоббиты и прочая мелкая сказочная шушера.

Внутри домик, понятное дело, был гораздо больше. Вообще, пространство кибера не безразмерно. И при постройке дома платить приходится не только за то пространство, которое он занимает снаружи, но и за то, что внутри. Другими словами – кому-то эти хоромы влетели в копеечку. Интересно, как он намерен подобные деньги оправдать?

Ответ на этот вопрос я получил очень скоро.

Переступив через порог дома, мы оказались в большой комнате, совершенно пустой, если, конечно, не считать сгорбившегося от времени дедка, сидевшего на табуретке и дымившего совершенно чудовищных размеров трубкой.

Подняв голову, он прошамкал:

– А, Глория. Давно не заглядывала. На какое время займешь комнату?

– Часика на полтора, – ответила журналистка. – Думаю, этого хватит.

– Тогда, пожалуйста, деньги вперед.

Тут дедок назвал такую сумму, от которой у меня глаза полезли на лоб. Журналистка молча вытащила бумажник и отсчитала банкноты. Дедок довольно закряхтел и щелкнул двумя пальцами.

Тотчас в одной из стен появилась дверь.

– Пошли, – скомандовала Глория.

Она открыла дверь, и мы вошли в комнату размерами с небольшой гимнастический зал. Прямо перед нами располагалась гигантская, просто королевская кровать, рядом с ней стоял изящный журнальный столик и пара удобных кресел. У дальней стены был устроен небольшой бассейн.

– Это что еще за гнездо разврата? – удивленно спросил я.

– Ты угадал, – промолвила Глория. – Именно гнездо разврата. Понимаешь, служащие всех этих компаний тоже люди. Время от времени, так же как и всем прочим, им нужно отдохнуть. Но при этом они очень боятся, что об их небольших шалостях станет известно тому, кому об этом знать не следует. Таким образом, обитатели этого кибера, впрочем, как и многих других, время от времени нуждаются в посещении такого места, где гарантированно никто, никогда их не увидит и не подслушает. Ну, а спрос, как известно, рождает предложение. Кстати, если тебе в голову вдруг пришли всякие глупые мысли, то можешь с ними сейчас же попрощаться. Я использую это место только для очень важных разговоров. И еще учти, если рассказанная тобой история не будет стоить хотя бы денег, заплаченных за эту комнату, гнев мой будет ужасен.

– Успокойся, – сказал я. – Будет она, будет стоить этих денег. И даже гораздо больших.

Глория ткнула пальцем в ближайшую стенку, достала из открывшегося бара пару банок пива, поставила их на столик и, устроившись в одном из кресел, приказала:

– В таком случае, рассказывай.

Я сел напротив нее, открыл банку и, сделав глоток, приступил к очередному изложению своей истории, попутно думая о том, что если так будет продолжаться и дальше, то я наверняка, раздобуду диктофон, наговорю на него «историю о бессовестном похищении тела у ничем не провинившегося гражданина Ессутила Квака» и всем желающим буду его просто давать на прослушивание.


предыдущая глава | Охота на Квака | cледующая глава