home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17.

Секретарша смотрела на меня так, словно она была гордой патрицианкой, а я – грязным рабом-варваром, осмелившимся предложить ей свою любовь.

Впрочем, через несколько мгновений профессиональные навыки взяли верх, и она, поднатужившись, даже мне улыбнулась. Я оценил, каких усилий это ей стоило, и тоже оскалился в ответ.

Глория пихнула меня локтем в бок и прошипела:

– Не увлекайся. Мы пришли сюда совсем не за этим.

Я тяжело вздохнул.

Ох уж, эти женщины. Ну, ничего в жизни не понимают. Красотка познакомится со мной поближе только под страхом смертной казни. Абсолютно никаких поводов для ревности. Ну, вообще никаких. И еще, какие она имеет на меня права, чтобы ревновать, эта хитрая журналистка?

Секретарша заявила:

– Я доложу о вас мистеру Сержа. Однако должна заранее предупредить, сегодня у него очень напряженный день. Скорее всего, принять вас он не сможет.

– Вы доложите. А там посмотрим, – сказала Глория.

– Конечно, конечно, только у меня есть веские основания быть уверенной в своей правоте.

Сказала она это сокрушенным тоном.

Холодно усмехнувшись, Глория сказала:

– Надеюсь, мистер Сержа хорошо платит вам за выполнение своих обязанностей. Кстати, входит ли в них навязывание посетителям глупых размышлений?

Это, несомненно, был вызов. Взгляды двух женщин встретились. По-моему, в комнате запахло озоном. К счастью, секретарша вовремя опомнилась и, фыркнув, словно рассерженная кошка, направилась в кабинет мистера Сержа.

– Браво, – сказал я. – Ты славно ее отделала.

– Чья бы корова мычала… – буркнула Глория. – Тоже мне, слюни распустил.

Бац. Вот и мне прилетело. Кстати, поделом.

Никогда не размахивайте у быка перед носом красной тряпкой, никогда не пытайтесь объяснить бюрократу, что он неправильно понимает, как нужно исполнять закон, и никогда-никогда не подворачивайтесь под горячую руку женщине, только что едва не выцарапавшей из-за вас глаза другой женщине.

Секретарша появилась спустя полминуты. В той местности, где у нее произрастает обаяние, очевидно, срочно наступило потепление. Мило улыбнувшись, племянница Цербера возвестила:

– Вас ждут.

Я взглянул на Глорию с уважением.

Кто она такая, черт побери? Может быть, ее папа – владелец какого-нибудь отдаленного, но чертовски богатого и влиятельного мегаполиса? Нет, к простым журналисткам с таким пиететом не обращаются.

– Пусть это послужит вам уроком, – бросила Глория, проходя мимо секретарши.

Естественно, я пропустил даму вперед и поэтому успел заметить, как секретарша показала ее спине язык.

– Когда она попадет в автокатастрофу и, оставшись без ног, станет просить на углу подаяния, я вам об этом сообщу, – сказал я секретарше. – Вы сможете прийти и всласть ее попинать.

– Сам козел.

Бац. Второй раз.

Да, да, совсем забыл. У меня же сегодня день опрометчивых поступков. Однако, пора начинать вести себя более осмотрительно, иначе до следующего дня я не доживу.

Входя в кабинет мистера Сержа, я приготовился увидеть целеустремленного, сосредоточенного, ловкого, хитрого, сметливого, достаточно твердого, в общем, жутко делового человека.

Наверное, так оно и было. Вот только на первый взгляд Сержа походил на самого обыкновенного, средней руки служащего, добросовестно выполняющего свои обязанности, но не более. Лицо у него было невыразительным, можно сказать апатичным, костюм самым обыкновенным и не очень дорогим. Никаких золотых безделушек, так любимых молодыми людьми, вдруг обнаружившими, что способны зарабатывать большие деньги с помощью собственной сметливости и отсутствия принципов.

Когда мы вошли, он некоторое время меня рассматривал, видимо пытаясь понять, кем я, собственно, являюсь.

Ничуть этим не смущаясь, Глория прошествовала к столу, за которым сидел Сержа, и уселась в одно из стоявших возле него кресел. Я пристроился в другое и озабоченно оглядел стол. Пепельницы нигде не было видно. Стало быть, хозяин против курения в его кабинете.

Ничего, потерпим.

Улыбнувшись, журналистка сказала:

– Привет, я к тебе по делу.

Слабо улыбнувшись в ответ, деловой человек вяло махнул рукой и промолвил:

– Да, да, конечно, ты, как правило, приходишь по делу. И совершенно зря. Могла бы как-нибудь заглянуть просто так. Давно уже ни с кем умным не общался. Кто это с тобой?

Последний вопрос был задан таким тоном, словно ему было совершенно все равно, кем я на самом деле окажусь.

– Это Ессутил, – объяснила Глория. – У него неприятности. Ему надо помочь.

– Больше неприятности?

– Так, средние. Но он сообщил мне кое-что интересное, и я заинтересовалась. Может получиться неплохой репортаж.

Безучастно кивнув, Сержа проговорил:

– Да, у тебя бывают забавные мысли. Потом, если полученные сведенья будут представлять какой-то интерес, ты поставишь меня в известность.

– Безусловно, – улыбнулась Глория.

– Хотя, – несколько печально промолвил Сержа. – Последнее время в сфере моей деятельности царит полный штиль. Ничего существенного, ничего интересного. Если, конечно, не считать случившегося два дня назад. Какой-то маньяк, озабоченный тем, что его жена проводит на работе слишком много времени, попытался схлопнуть кибер, в котором она трудилась в должности дизайнера окружающей среды. Причем сделано это было абсолютно бездарно. В результате горе – террорист погиб, а последствия его нападения мы убрали всего за полчаса.

Сказано это было таким унылым голосом, словно он искренне сожалел, что человеку, попытавшемуся схлопнуть кибер, не удалось нанести больший ущерб.

– Затишье, – промолвила Глория. – Может, перед бурей? Как известно, перед большим штормом всегда царит полный штиль.

Сержа откинулся на спинку кресла, вяло побарабанил по крышке стола пальцами, потом сказал:

– Может быть, может быть. Хотя… вряд ли. Сейчас не то время. Все западные мегаполисы озабочены внутренними проблемами. Азиаты полностью запутались в паутине собственной финансовой системы и в ближайшее время вряд ли решатся на какие-то большие акции. Африка безмолвствует. Что-то серьезное может быть только здесь, у нас, но пока я не заметил ни одного признака надвигающегося шторма. Ни одного!

Он сокрушенно покачал головой.

У меня наступил момент просветления, в результате которого я вдруг понял, кем является Сержа. Честно говоря, это открытие не доставило мне большой радости. Стоит только знакомому Глории всерьез заинтересоваться моей личностью…

– А у нас, стало быть, полный штиль? – поинтересовалась Глория.

Глаза Сержа как-то странно блеснули, словно у кошки, вдруг увидевшей поблизости аппетитную мышку. Впрочем, уже мгновением позже они снова приобрели прежнее полусонное выражение.

– Да, был один мелкий случай, не укладывающийся в обычную схему. Думаю, в будущем моей конторе надо обращать больше внимания на бродячие программы. Большинство из них, конечно, не представляют никакой серьезной опасности, однако некоторые… гм, слишком уж быстро развиваются. Ты понимаешь, что я имею в виду?

– Понимаю, – сказала Глория. – Ты имеешь в виду, что рано или поздно может появиться бродячая программа, способная перехитрить все охранные конторы, в том числе и твою?

– Нет, пока подобное нам не угрожает. Ты никогда не задумывалась над тем, что мир киберов, в общем-то, довольно чужд человеческой натуре? Безусловно, мы стараемся его подстроить под наше восприятие, и пока нам это удается. Пока. Но когда-нибудь произойдет неизбежное. Люди будут вынуждены признать, что они в мире киберов – чужаки. Тогда перед ними во всей своей красе встанет выбор. Либо уйти в киберы полностью, оставив Землю матушке природе, либо признать суверенность мира киберов, мира бродячих программ и поменять статус хозяев на статус гостей.

– Ого, – весело сказала Глория. – Смелое предположение. И какой же путь, по твоему мнению, выберет человечество?

Сержа развел руками.

– Пока – не знаю. Могу лишь сказать, что выбрав мир киберов, человечество вынуждено будет измениться. Останется ли оно при этом человечеством? Кто знает? Можно ли назвать человечеством общество, состоящее из единиц, каждую из которых в отдельности, назвать человеком невозможно? С другой стороны, уступив киберы программам, признав, что мы не может с ними конкурировать, что они развиваются гораздо быстрее, человечество окажется в тупике. Тогда для него останется лишь один путь – к другим планетам. Но и тут жители киберов могут дать нам сто очков вперед. Их полеты в космосе не будет ограничивать ни продолжительность жизни, ни необходимость преодолевать непосильные для человеческого тела перегрузки.

– И где же выход?

Сержа пожал плечами с самым меланхоличным видом.

– Не знаю. В любом случае, независимо от того, какой путь дальнейшего движения выберет человечество, разум не угаснет. Только понесет его в будущее кто-то другой.

– Таким образом, все закончится войной? – спросила Глория. – Если люди почувствуют, что их выживают из киберов, что программы стали гораздо умнее, у них останется только один довод, тот самый, к помощи которого человечество прибегало бесчисленное количество раз.

– Удар камнем по голове? – поинтересовался Сержа.

– Ну конечно.

– Может быть, вполне может быть. Однако разрушив киберы, люди ничего не выиграют, а наоборот, очень проиграют. Если точнее, то, отказавшись от киберов, люди переломят становой хребет своей цивилизации, вернутся обратно к каменным топорам и одежде из шкур. Война с киберами будет для них чистейшей воды самоубийством. Понимаешь?

– Еще бы… – Глория так и светилась энтузиазмом.

Похоже, они с Сержа привыкли при каждой встрече обсуждать подобные темы и, вероятнее всего, собирались потратить на разговор о тех увлекательных перспективах, которые сулит нам будущее, еще некоторое время. То самое, которого лично у меня не было.

Я слегка кашлянул.

Глория вздрогнула и бросила на меня виноватый взгляд. Сержа с самым сокрушенным видом развел руками и сказал:

– Да, я совсем забыл, вы же пришли ко мне по делу. Так чем я вам могу быть полезен?

– Для тебя это сущие пустяки, – промолвила Глория. – Кое-какая информация, касающаяся владения воротами в киберы. У нас есть номера девяти киберов. Мы знаем номера ворот, находящихся в этих киберах, а также каким фирмам эти ворота принадлежат. Скорее всего, это мелкие фирмочки, владеющие всего лишь одними воротами. Все они наверняка являются филиалами одной большой фирмы. Какой? Мы хотим знать название этой фирмы.

– Ого! – сказал Сержа. – Скромное желание. А вы уверены, что они в конце концов окажутся принадлежащими одной фирме?

– Мы надеемся, что это так. Если окажется, что главных фирм две, наше небольшое расследование значительно осложнится.

– Расследование? – задумчиво проговорил Сержа. – Ага, стало быть, ты все же наткнулась на что-то интересное. Последний раз, когда ты обратилась ко мне с просьбой помочь в одном пустяковом расследовании, все, в конце концов, закончилось тем, что я потерял парочку своих старых клиентов.

– Но зато ты нашел кибер-призрак, который перед этим безуспешно искал в течение нескольких месяцев, а также получил приличное вознаграждение. И еще, сколько новых клиентов у тебя добавилось за последнее время? Не кажется ли тебе, что это результат удачно завершенного дела с кибером-призраком?

– Возможно. За последнее время у нас и в самом деле увеличилось количество клиентов, – признал Сержа. – Я не уверен, что на это оказала большое влияние история с кибером-призраком, но все-таки, памятуя о наших приятельских отношениях, я согласен тебе помочь. Естественно, в пределах своих скромных сил.

Я покачал головой.

Печальный, ленивый и разочарованный в жизни человек, которого я увидел, войдя в этот кабинет, только что на моих глазах благополучно скончался. Вместо него появился жесткий, целеустремленный, готовый немедленно действовать глава частного охранного агентства.

Чудны дела твои, господи.

Причем я был стопроцентно уверен, что Сержа и не думал играть, когда сначала предстал перед нами в облике этакого уставшего от жизни человека, а потом моментально сменил его на другой образ. Это была не смена масок, а самое настоящее превращение.

Может, он вовсе не человек? Для программы такие штучки вполне характерны. Для очень сложной программы. Кстати, может, то, о чем говорили Сержа и Глория, уже началось? Может быть, программы уже потихоньку замещают людей на руководящих постах?

– Только надо это сделать побыстрее, – сказала Глория. – Время поджимает.

– Побыстрее? Быстро только кошки родятся, – проворчал Сержа. – Хорошо, сейчас я кое-кого озадачу.

– Сделай все сам, а? – попросила Глория. – Мы заинтересованы в том, чтобы о нашем маленьком расследовании знало как можно меньше людей.

Сержа задумчиво потер лоб, потом хитро улыбнулся и сказал:

– Желание дамы всегда закон. А ты твердо обещаешь рассказать мне о результатах вашего расследования?

– Ну конечно.

– Я имею в виду те факты, которые не попадут в твой репортаж, о которых ты вынуждена будешь умолчать.

– А если наше расследование закончится фиаско? И вообще, почему ты так уверен, что будут какие-то факты, о которых мне придется умолчать?

– Не пытайся меня обмануть. Учти, я вижу тебя насквозь и на полметра в землю. Уверен, факты будут. Кстати, если я ошибаюсь, то ты в первый раз получишь от меня что-то даром.

– Ага, стало быть, ты предлагаешь мне заключить соглашение?

– Безусловно.

Глория повернулась ко мне и спросила:

– Ну так как, мы согласны?

– Согласны, – заявил я.

Что я еще мог сказать?

И вообще, какая там к черту программа? Этот Сержа, похоже, был сукиным сыном, из породы тех, рядом с которыми щелкать клювом не рекомендуется.

– Мы согласны, – сказала Глория. – Но у меня два условия.

– Говори.

– Первое: если и в самом деле появятся кое-какие факты, которые я не смогу поместить в свой репортаж, ты, конечно, можешь их использовать, но так, чтобы от этого не пострадали ни я, ни мой напарник.

– Принято. А второе?

– Мне нужен архивный контейнер. Постараюсь его тебе вернуть, но не обещаю.

– Хорошо, контейнер будет, – Сержа бросил на меня задумчивый взгляд. – Полагаю, он должен быть такого объема, чтобы вместить чью-то личину?

– Вот именно.

– А могу я поинтересоваться…

– Нет, – улыбнулась Глория. – Не можешь. Мы же договорились, что потом, когда расследование закончится, я приду и расскажу тебе все. Потом, понимаешь?

– Ага, – Сержа усмехнулся. – Кстати, тебе случайно не надоела твоя работа? У меня в фирме есть одно вакантное место. Непыльная работа, стабильная зарплата, причем гораздо большая, чем ты зарабатываешь сейчас, возможность доводить до истерик моих секретарш хоть десять раз на дню. Подумай, может, согласишься?

– Обычно подобные слова говорят птицеловы, заманивая в клетку очередную жертву, – хмыкнула Глория. – Нет, свобода дороже.

– Понимаю, – покивал головой Сержа. – Может быть, ты и права.

– Я абсолютно права. Кстати, не думаешь ли ты начинать выполнять наше соглашение?

– Думаю, думаю. И поэтому огласи мне список необходимых тебе сведений, а потом можете топать отсюда. Я совсем не намерен перед вами, да и перед кем-либо еще, демонстрировать, каким образом я получаю необходимые мне сведенья. Смекаете?

– Смекаем, – сказала Глория. – И куда мы должны, по твоему выражению «потопать»?

– Да куда угодно. Главное – не торчите в приемной. Иначе доведете мою секретаршу до сумасшествия, и мне придется выплатить ее родителям солидную компенсацию.

– А также для того, чтобы твои клиенты не видели, какие у тебя бывают посетители, – сварливо сказала Глория.

– И это тоже. В общем, шагайте в какое-нибудь кафе. Через полчасика я подойду. Кстати, поблизости как раз есть одно неплохое заведение. Называется «Щедрый клиент». Возьмите там отдельную кабинку и ждите меня.

– Хорошо, мы будем там, – сказала Глория.

После этого она сообщила Сержа все необходимые сведенья, и мы покинули его кабинет.

Проходя мимо секретарши, Глория не удержалась и бросила на нее такой высокомерный взгляд, что та аж побледнела и прошептала несколько слов, которые услышал только я, поскольку замыкал гордое шествие победителей. У меня хватило благоразумия не передавать их Глории. Именно поэтому всю дорогу до кафе журналистка пребывала в самом превосходном расположении духа.

Там, оккупировав одну из свободных кабинок, мы сделали заказ.

Глория поинтересовалась:

– Ну и как он тебе?

– Сержа?

– Он самый. Правда – душка?

– Еще бы, – довольно неискренне сказал я.

В самом деле, на меня этот знакомый Глории произвел несколько иное впечатление. Как правило, такие люди милы до тех пор, пока, вдруг, вы совершенно случайно не окажетесь у них на пути. Вот тут очень быстро выясняется, что сделали вы это напрасно. К счастью, сейчас, кажется, мне это не грозит.

Хотя, кто знает? Сержа, безусловно, догадался, что у меня нелады с законом. Его дальнейшие действия? Выдать меня мусорщикам? А зачем? Что он с этого получит? Ответ: ничего. Еще и потеряет, поскольку в этом случае о результатах расследования Глории он не узнает уж точно.

Нет, с этой стороны мне опасаться нечего. По крайней мере – пока.

– Кстати, а зачем тебе контейнер? – спросил я у Глории.

Как раз в этот момент нам принесли кофе. Дождавшись, когда официантка удалится, Глория отхлебнула из чашки и объяснила:

– Для тебя. Иначе как ты думаешь попасть в другой кибер? Все эти штучки с изменением внешности тут не пройдут.

– Стало быть, ты засунешь меня в контейнер?

– Угу. Другого выхода попросту нет. Мы провезем тебя туда, куда нужно, так сказать, багажом.

Вот это мне не понравилось. Засунуть меня в ящик, упаковать, как какую-то вещь. Причем, если план Глории провалится, я об этом узнаю только тогда, когда меня вытащат из контейнера, для того чтобы переместить в тюрьму. А может, не будет даже этого. Просто какой-нибудь мусорщик, за соответствующее вознаграждение, сотрет меня, освободит тару, и никто никогда не докажет, что в контейнере кто-то был.

– Ты зря мучаешься сомнениями, – сказала Глория. – Мне уже приходилось перевозить кое-кого таким методом из кибера в кибер. Подобные контейнеры, как правило, не проверяют, особенно у людей моей профессии.

Мысленно послав все к черту, я занялся кофе.

Другого выхода и в самом деле нет. Как говорят те же китайцы, если вас насилуют и нет способа этого избежать, расслабьтесь и получайте наслаждение.

Кстати, кофе был просто отличным.

Вообще, обитатели этого кибера и в самом деле крупные зануды, однако, толк в еде и питье понимают. Второе кафе в этом кибере, и в обоих кормят по высшему разряду.

– Так как, полезешь в контейнер? – поинтересовалась Глория.

Я развел руками.

– А разве у меня есть выбор?

– Нет.

– Стало быть, придется лезть.

Тонко улыбнувшись, Глория сказала:

– Я знала, что ты здравомыслящий человек.

– Да, такой, – важно заявил я. – Причем, многие на моем месте могли пойти дальше и из чувства здравомыслия дали бы себя ухлопать. Зачем напрасно мучаться, если конец все равно один?

– Ого, уж не впал ли ты в меланхолию?

– Нет, я полон бодрости и оптимизма. Прямо так ими и лучусь. Кстати, каков наш план?

– Самый простейший из всех возможных, – не моргнув глазом, заявила моя напарница. – Называется «Разведка боем». На все остальное у нас просто нет времени. Мы появляемся в кибере, в котором, предположительно обосновался главный злодей, и пытаемся сразу взять быка за рога.

– Ага, та самая идиотская система «Пришел – увидел – победил», благодаря которой, чаще всего гибнут юные оптимисты. А если серьезно?

– Хорошо, если серьезно, тогда давай хорошенько подумаем, что на самом деле нам надо. Вернуть твое тело. Так?

– Так.

– И узнать кое-какие факты, необходимые мне для репортажа, а также для нашего общего знакомого Сержа. Учти, он нам помогает и эту помощь придется отработать.

– Согласен. Хотя очень хотелось бы еще дать главному мерзавцу по физиономии.

– Об этом забудь. Это не в наших силах. Уверена, его охраняют профессионалы, настоящие профессионалы, а не те халтурщики, которые так и не смогли тебя поймать в кибере-12. С этими ребятами шутки плохи. Не успеешь досчитать да трех, как окажешься на том свете. Ну как, согласен?

Я мрачно покачал головой.

Безусловно, моя очаровательная недавно приобретенная знакомая была полностью права. Главный организатор конвейера был недосягаем. И хотя очень хочется сделать ему какую-нибудь гадость, придется от этого отказаться.

– Ну так как?

– Да, ты права, – мрачно сказал я.

– Умница. Все верно соображаешь. Так вот, на самом деле, все, что нам нужно, это сведенья. Для того чтобы спасти твое тело, мы должны знать, где оно сейчас находится.

Я хмыкнул.

– Неужели ты и в самом деле рассчитываешь, что нам, прямо с порога, выложат все интересующие нас сведенья, да прямо на тарелочке?

– Нет. Однако ты забываешь, что моей работой является добывание информации. Поверь, у меня есть в этом деле большие навыки и четкий план действий.

Наверное, она уловила в моем взгляде недоверие, поскольку раздраженно фыркнула.

Нет, в том, что у Глории есть навыки добывать информацию, я ничуть не сомневался. Иначе она не продержалась бы на своей работе и недели. Кроме того, я ее наблюдал в действии. Но вот насчет плана нашего лихого налета на кибер-злодея, развлекающегося кражей тел у посетителей… Может быть, журналистка слегка перехватила?

– Ты увидишь, ты все увидишь, – пообещала Глория.

Вот тут она была полностью права. Увижу, наверняка увижу. Причем скоро. Только бы ангел-хранитель, благодаря которому я все еще жив, не вздумал взять небольшой отпуск. В этом случае он рискует остаться вовсе без работы.

– Поверь, я ничуть не сомневаюсь в твоих способностях, – осторожно сказал я. – Но все-таки мы с тобой напарники. И если это так, то было бы вполне логично рассказать мне, что ты там задумала.

– Да, наверное. Однако с твоей стороны было бы еще логичнее поверить мне на слово. Напарники должны друг другу доверять. Не так ли?

Я крякнул.

Против лома нет приема. Будь она мужчиной, уж я бы знал, что сказать и как заставить мне открыть свой гениальный план. Но женщина… Нет, эта девица явно не из тех, кто меняет свои решения. А стало быть, самое время заткнуться и предоставить событиям развиваться, как им угодно.

Я заткнулся. Глория – тоже. Похоже, она слегка обиделась. Кроме того, ей, видимо было необходимо что-то обдумать. Впрочем, как и мне.

Так до прихода Сержа мы и молчали. К слову сказать, явился он не через полчаса, а через час. К этому времени мы успели накачаться кофе до самых ушей.

– Ну и задачку вы мне задали, – заявил Сержа, появляясь в нашей кабинке и присаживаясь за столик.

В руках у него был контейнер, сделанный по образу старинных «дипломатов».

– Но несмотря на это, ты все узнал, – сказала Глория.

– Точно. Узнал. Жуть какая-то. С такой паутиной мне еще не приходилось сталкиваться, но, в конце концов, я нашел место пересечения всех нитей. Кибер-76. Кстати, находится он в Африке. Далековато, а?

Глория кивнула.

– Я так и думала. На достаточном отдалении от нашего региона. Ессутил, ты понимаешь?

Я понимал. Ничего необычного в этом не было. Ни один хорек не охотится там, где живет. Наш противник, похоже, придерживался тех же принципов.

– Может быть, выделить пару человек тебе в охрану? – спросил Сержа. – Кто знает, как там дело обернется?

– Не надо, – твердо заявила Глория. – Мы не собираемся брать этот кибер штурмом, мы идем за информацией. В этом случае, чем меньше народа, тем лучше.

Тут она, похоже, была права.

– Ну, как знаешь, – промолвил Сержа. – Не пора ли препроводить твоего напарника в контейнер?

– Самое время. Каков объем?

– Вполне достаточно чтобы поместилась одна программа личины. Чика – в чику.

– А если не хватит, то мы разделим его на два контейнера?

– Нет, так не получится. Это же не обычная программа. Личину живого человека таким образом разделить нельзя. Если твой приятель не поместится, придется искать другой способ переправить его в кибер-76. Это потребует много времени и денег. Так что карета подана, пассажирам пора занимать места.

Сказав это, Сержа открыл «дипломат» и положил на пол.

Ну да, внутри, конечно, был приемник. И мне прямо сейчас надлежало, так сказать, «упаковаться».

– Давай, джин, залезай в свой кувшин, – улыбнулась Глория.

Я испустил обреченный стон.

– Ну, не упрямься, – хихикнула журналистка. – Тебе там будет удобно. И нам нужно поторопиться.

Да, верно. Нужно было поторопиться.

К моей чести надо сказать, что от второго стона я удержался. Это было бы уже перебором.

– Потом можешь всю оставшуюся жизнь хвастать, что одна женщина носила тебя на руках.

Нашел чем удивить. Любого из нас хотя бы одна женщина да носила на руках. В младенчестве.

Все-таки не удержавшись от печального вздоха, я пожал плечами и шагнул к «дипломату».


предыдущая глава | Охота на Квака | cледующая глава