home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 2

1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

Время перемен

— Он приближается! Он уже у Жемчужных Врат! — радостно возвестил Чу.

Ссу-ма Ших-кай оторвал взгляд от утреннего доклада. Это был грузный человек с бычьей шеей. В нем было что-то от борова. Ссу-ма походил на борца, а не на тервола — командира легиона Срединной армии.

— Кванг-юин, веди себя так, как приличествует Претенденту.

— Прошу прощения, господин Ссу-ма, — встав по стойке смирно, произнес Чу.

Ших-кай вышел из-за стола.

— Ты постоянно извиняешься, Кванг-юин, — сказал он. — Я нахожу твои извинения вызывающими.

Глядя вдаль через плечо командира, молодой человек прошептал:

— Прошу прощения, господин.

Ших-кай заскрипел зубами. Этот парень безнадежен. В старые времена его ни за что не избрали бы, не посмотрев на то, что он отпрыск тервола. Ошибаются те, кто считает, что военные потери допускают снижение уровня требований к Претендентам.

Ших-кай чуть ли не со священным трепетом и гордостью припомнил древние условия отбора.

Сам он происходил из крестьян. Его собратья-тервола так и не смогли забыть того, что отец Ших-кая пас свиней. Он же, в свою очередь, постоянно напоминал им, что стал Кандидатом во времена принцев-магов, когда лишь лучшим из лучших дозволялось карабкаться по скользким ступеням лестницы, ведущей в элиту Шинсана.

На сборищах тервола все ещё продолжали звучать шутки о его происхождении. Смеяться ему в лицо они, правда, перестали, но даже все успехи Ших-кая не смогли заставить их забыть сословные предрассудки.

Ссу-ма Ших-кай многому научился в свою бытность Кандидатом. Он развил в себе сдержанность, а врожденная толстокожесть делала его невосприимчивым к издевкам. В результате он достиг таких высот, о которых не могли и подумать те, кто избирал его Кандидатом. Ших-кай был упрямым, решительным и целеустремленным человеком.

Тервола всегда хвастались тем, что их ряды открыты для любого упорного, талантливого и дисциплинированного ребенка. Но эта демократичность в основном оказывалась иллюзорной. Ссу-ма так и остался чужаком для старинных аристократических родов. Его сыновья не могли жениться на дочерях знати. А его дочерям, если он таковыми обзаведется, не удастся сочетаться браком с утонченными, бледными отпрысками Силы, такими, как его безмозглый адъютант.

Кванг-юин извинился ещё раз, нарушив тишину и оторвав Ссу-ма от отвлеченных размышлений. Тервола изо всех сил стремился подавить в себе чувство благодарности, вызванное подобным раболепием. Пока это ещё было в его власти. Хватит! Претендентов следует воспитывать. Лишь сильные способны выжить в этом мире.

— Кванг-юин, — прорычал он, — ещё одно извинение, и ты отправишься в тренировочный лагерь для малолеток.

Претендента начала бить дрожь.

Ших-кай посмотрел на бледные, трясущиеся щеки и понял, что Чу не суждено попасть в число Избранных. Во всяком случае до тех пор, пока ему, лорду Ссу-ма, будет принадлежать решающий голос. Парень чересчур застенчив.

— А теперь, Кванг-юин, доложи, как положено.

— Сэр! — выпалил Чу. — Командир стражи почтительно доносит, что лорд Куо Вен-чин стоит у Жемчужных Врат. Лорд Куо испрашивает у вас аудиенции.

— Это уже лучше. Значительно лучше. Ты на правильном пути. Выжди две минуты. Соберись с мыслями и повтори ещё раз. Не забудь постучать перед тем как войдешь.

Щека Чу дернулась в тике.

— Как прикажете, господин.

Ших-кай занял свое место за письменным столом и вернулся к утреннему докладу.

Он смотрел на бумаги и не видел их. Лорд Куо! Здесь! Ссу-ма был изумлен. Что надо этому человеку? Почему он тратит время на посещение крестьянского сына, командира учебного легиона? Легион Ших-кая именовался Четвертым Показательным. Каждую весну в него поступали трехлетние младенцы, чтобы через восемнадцать лет стать бесстрашными и умелыми бойцами, перед которыми трепещет весь мир.

За исключением двух коротких периодов Ших-кай всю жизнь провел в Четвертом. Способности и воля позволяли ему постоянно подниматься по служебной лестнице, несмотря на предрассудки и предвзятость аристократов. Почти два десятка лет Ших-кай командовал Четвертым Показательным. Он гордился солдатами и Избранными, которые были выкованы его рукой. Куда бы не направляли выпускников Четвертого, они везде быстро шли на повышение. Начальники считали, что у него лучше всего получается именно то, чем он сейчас занимается, и их вполне устраивало, что Ших-кай счастлив, выполняя дело, которое обычно поручалось лишь впавшим в немилость тервола. Командование учебным легионом большой честью не считалось.

Ших-кай понимал, что с профессиональной точки зрения оказался в тупике. Изменение политического климата, после того как более молодые тервола разогнали сторонников Ко Фенга, делало его будущее ещё более беспросветным. Несмотря на всю свою аполитичность, командир Четвертого Показательного принадлежал к числу старых традиционалистов.

Итак, к нему пришел лорд Куо. Видимо для того, чтобы избавиться ещё от одного представителя старой гвардии? Все сторонники Ко Фенга уже успели лишиться своих постов в Армии или Совете, получив незначительные должности в слабых войсках на востоке и на севере. Сам же Ко Фенг, потеряв не только власть и почести, но и бессмертие, отправился в добровольную ссылку. Неужели теперь настала его очередь? Неужели всеобщая чистка, подобно вызванному из преисподней демону, захватит и его? Неужели возраст стал основным критерием пригодности?

Ших-кай испугался. Но в то же время он рассердился. Ведь он сумел, никого не обидев, пережить принцев-магов, Мглу, О Шинга, заговор Праккии и Ко Фенга. Все это время он был солдатом империи. У них нет ни права, ни оснований его прогонять. Он, Ссу-ма Ших-кай, всегда чурался политики и стоял в стороне от борьбы за власть.

Послышался негромкий стук в дверь.

— Входите.

Чу переступил через порог и доложил. Он сумел преодолеть восторженное возбуждение, которое вызывал у всех лорд Куо, где бы он не появлялся.

— Вот это уже лучше. Значительно лучше. Ведь наша первая обязанность — победить себя. Не так ли? Значит, лорд Куо? И что же, по-твоему, он хочет?

— Не знаю, господин. Он не сказал.

— Хм…

Ших-каю не очень нравилась та рука, которая теперь вела Шинсан по дорогам судьбы. Из его далека Куо Вен-Чин представлялся ему слишком наивным, чересчур идеалистичным и недостаточно гибким. Кроме того, тот имел склонность чрезмерно упрощенно подходить к решению проблем. Всего два года назад Куо командовал корпусом в родной для Ших-кая Серединной Армии. Куо был слишком молод, и ему не хватало опыта. Тем не менее его влияние постоянно возрастало. Он обладал харизмой и, казалось, отвечал представлениям о новом вожде со свежими идеями, в которых так нуждалась Империя после провала на западе. Не исключено, что Куо сумеет залечить раны, нанесенные боевому духу легионов.

— Вы позволите мне встретить его, лорд Ссу-ма? — Претендент вновь горел энтузиазмом.

— Ты способен вести себя сдержанно и уважительно?

— Да, господин.

Умоляющие нотки в голосе юноши вызывали у Ших-кая отвращение. Тем не менее он сказал:

— Отправляйся. Веди его сразу ко мне.

— Слушаюсь, господин. — Чу повернулся на каблуках и ринулся к двери.

— Кванг-юин. Если ты меня опозоришь, то проведешь целый год в лагере начальной подготовки.

Чу замер. Когда же он возобновил движение, его лицо было похоже на каменную маску, а шаг стал неторопливым. Спину, как и положено, он держал совершенно прямо.

Ших-кай позволил себе улыбнуться.


Вступив в кабинет Ших-кая, лорд Куо Вен-Чин сразу же произнес:

— Не вставайте, почтенный лорд Ссу-ма. — Слова эти сопровождались взмахом изящной, почти женской руки.

Куо снял свою маску в виде оскаленной морды волка: серебро и черный янтарь. Ших-кай был вынужден ответить на это приглашение к неформальной беседе и тоже открыл лицо.

Ему нравилось, что маска соответствует сложившимся у его собратьев взглядам на его характер. Она изображала морду пылающего яростью кабана. Один клык секача был сделан из кварца, второй из рубина. Красный цвет призван был продемонстрировать, что зверь только что разорвал своего врага. На маску с большим мастерством были нанесены следы сражений, в которых она якобы побывала.

Тервола, используя всю свою фантазию, не жалели ни времени, ни Силы на изготовление символа своего статуса. Говорили, что внимательный человек может определить по маске не только характер её владельца, но и проникнуть в тайные помыслы его души.

— Ваш приезд — большая честь для нас, лорд Куо.

— Вовсе нет. Вы мне понадобились, и вот я здесь.

— Вот как?

Ших-кай внимательно вгляделся в посетителя. Почти женские черты лица. Ростом существенно меньше, нежели тервола прошлых времен. Привлекателен внешне, но все же чересчур женственен. Он чем-то напоминал Ших-каю Мглу — принцессу-демона, с которой он иногда встречался во время её короткого правления.

— Вы знаете, лорд Ших-кай, что я являюсь воплощением перемен. Я несу с собой свежую кровь. Я хочу полностью покончить с отголосками плохо продуманных авантюр лорда Ко Фенга.

— Нельзя забывать, что группа Ко Фенга присоединила к Империи гигантские территории.

— Тем не менее… — Куо взмахнул своей изящной ручкой. — …Западная Армия дважды терпела неудачу. В первый раз во времена принца-дракона и вторично, когда Праккия разыграла свой гамбит.

В не привыкшей к поражениям Империи даже видимость поражения не подлежала прощению.

— Фенг мог выиграть сражение под Палмизано. Однако он предпочел отойти, чтобы не понести потерь, угрожающих стабильности наших легионов. Наш собрат был цельной и последовательной личностью. Он сберег легионы, хотя и знал, что это обойдется ему дорогой ценой.

Куо был явно раздражен. Ему потребовалось некоторое время, чтобы обрести контроль над собой.

— Нам, естественно, не дано знать, что могло бы произойти, прояви он твердость. Однако я пришел к вам, лорд Ссу-ма, не для дискуссии. У меня нет желания вытаскивать на свет наше недавнее прошлое.

"Естественно, — подумал Ших-кай. — Тебе хотелось бы зарыть его как можно глубже, а вместе с ним и тех, кто жил в то время. И одновременно похоронить все то доброе, что они сделали, дабы никто не мог сравнить прошлое с настоящим».

— Завтрашний день. Вот что нас интересует больше всего. Не так ли? Что же, лорд Куо, поведайте мне, что со мной должно случиться завтра.

Лицо Куо посветлело. Он улыбнулся своей девичьей улыбкой и произнес:

— Вы не правильно истолковали мой визит, лорд Ссу-ма. Я здесь вовсе не для того, чтобы сместить вас с поста. Однако я хочу предоставить вам возможность пожить деревенской жизнью. В Восточной Армии.

Желудок Ших-кая оборвался и упал вниз футов на сто. Все. Чистка перешагнула политические границы.

— Я крайне далек от политики, лорд. Мое дело — готовить солдат. И это у меня хорошо получается.

— Знаю. Я был Кандидатом в Четвертом Показательном. Уверен, что вы меня не помните. В то время вы командовали бригадой. Но я вас запомнил. Вы произвели на меня сильное впечатление.

— Вот как? — Ших-кай изо всех сил пытался скрыть обуревавшие его чувства. Он не помнил Кандидата Куо. Неужели этот тип не поленился явиться сюда лишь для того, чтобы воздать ему за какие-то старинные грехи?

— Лорд Ссу-ма, я желаю, чтобы вы приняли на себя командование Восточной Армией.

Ших-каю показалось, что на него обрушился весь мир.

— Лорд! Я?.. Но мне никогда не доводилось командовать полевыми частями.

— Вы проводили учения Четвертого Показательного. По масштабам учение было не менее чем корпусным — мы тогда очень нуждались в пополнении. Уверен, что вы справитесь. В вас есть упорство Ко Фенга, но нет его недостатков. Вы — именно тот человек, который мне нужен. Вы умеете принимать решения с ходу и при этом добиваетесь нужных результатов. Кроме того, очень важно, что вы относитесь к старшему поколению тервола и что у вас нет определенных политических симпатий. Вы явитесь прекрасным связующим звеном между мной и теми неисправимыми рецидивистами, которых я прогнал со своих постов и отослал в тишайшую (так мне тогда казалось) приграничную армию.

За время своего краткого правления Куо успел не раз поразить Шинсан своими непредсказуемыми, но постоянно удачными решениями. Назначение Ших-кая было ещё одним примером этого.

— Но мое происхождение…

— Не имеет значения. Абсолютно никакого значения. Вы — тервола. Вас специально готовили для того, чтобы руководить. Если я назначу вас командующим армией, никто не посмеет оспорить моего решения. Итак, Лорд Ссу-ма, согласны ли вы принять командование Восточной Армией?

Внешне Ших-кай оставался спокойным, словно каменное изваяние. Однако внутри себя он отчаянно пытался найти хоть какую-нибудь опору, которая помогла бы ему устоять под грузом неожиданно обрушившейся на него новой реальности. Командование армией! Пусть второстепенной Восточной… Это честь, о которой он даже не осмеливался мечтать.

— Когда?

— Немедленно. Вы мне нужны там.

— Что произошло?

— Точно ничего не известно. От безделья они стали изучать пустыню, остановившую их продвижение на восток. Патрули начали исчезать. Вам все расскажут, когда вы туда прибудете. Итак, вы принимаете командование?

— Лорд… Да, принимаю.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся Куо. — Я так и думал.

Он достал небольшой алый значок, изображающий лицо человека с клювом вместо носа. Это был знак Командующего армией. Существовали лишь считанные единицы подобных регалий. Чтобы создать знак командующего, требовалась вся магическая мощь Совета тервола в полном составе. Ших-кай с трепетом принял знак. Его интересовало, кто носил его раньше, но спрашивать он, естественно, не стал. У него ещё будет время выяснить историю символа и узнать те славные дела, которые были с ним свершены.

— Подберите необходимых людей и отправляйтесь на восток, как только я подыщу вам замену. Ваша армия будет состоять из пяти размещенных там легионов. Первоначально я планировал забрать два легиона, но после того как начались исчезновения, от этой идеи пришлось отказаться. Северная Армия будет вашим резервом, однако её численность сведена до уровня корпуса. — Куо принялся объяснять, что собирает все армии, дабы укрепить южные границы.

— Но… у нас там уже расквартировано двадцать шесть легионов.

— Ситуация с Матаянгой день ото дня становится все хуже. Они пытаются вызвать нас на провокацию, чтобы тут же нанести превентивный удар. Они хотят сделать это, пока численность легионов полностью не восстановлена. Однако мы готовим для них сюрприз.

Ших-кай понимающе кивнул. Территория Шинсана в последнее время росла слишком быстро. Гражданские войны и войны за пределами страны перемалывали легионы. Армия с огромным напряжением охраняла существующие границы. Потери в живой силе не позволяли ей заниматься перевоспитанием завоеванных народов и ассимиляцией их в состав Империи. Держава постепенно превращалась в весьма хрупкую структуру.

— А как же западное направление? — поинтересовался Ших-кай. Тервола опасались запада больше, чем востока, несмотря на огромное население последнего.

— Я приказал Хсунгу сделать все, чтобы нормализовать отношения, избегать любой конфронтации. Он должен забыть о военных действиях и перенести центр тяжести на политику. Слабость запада — в его разобщенности. Интрига должна стать нашим главным оружием. Могут пройти десятилетия, прежде чем мы отомстим за наших мертвых. Сейчас же следует переварить то, что мы уже проглотили.

На сей раз Лорд Куо произвел на Ших-кая весьма благоприятное впечатление. Его зажигательная демагогия, видимо, была лишь средством для устранения Ко Фенга. Сегодня он демонстрировал более реалистичный подход к стоящим перед Империей проблемам. Может быть, он сможет обратить вспять процесс сползания к хаосу, начавшийся со смертью принцев-магов.

Быстро сменявшие друг друга наследники нарушили стабильность своими междоусобицами и бессмысленными военными походами.

— Я буду счастлив командовать Восточной Армией. Я горжусь вашим доверием. Я сегодня же приступлю к подбору нужных мне людей.

На физиономии Куо появилась легкая гримаса недовольства. Лорд Ссу-ма Ших-кай дает ему понять, что аудиенция закончена. Ему, самому… Но он тут же улыбнулся. Ссу-ма не мог избавиться от старой привычки. Все более молодые люди навсегда оставались для него учениками…

— Желаю удачи, лорд Ссу-ма, — сказал он, поднимаясь.

— Благодарю, — ответил Ших-кай, практически не слушая Куо. Он уже снова целиком ушел в работу.

На самом деле он просто хотел на некоторое время спрятаться за утренними докладами. Этот подарок судьбы следовало как следует переварить.


Ших-кай узнал, что ему придется с тридцатью тысячами людей оберегать границу протяженностью три тысячи четыреста миль. Утешало лишь то, что восточные легионы имели полный состав. Ни один из них не участвовал в неудачных западных кампаниях.

Кроме того, на него возлагалась обязанность управлять приграничной военной зоной и сохранять там покой.

Его предшественник поступил так, как того требовали обстоятельства, и прибег к помощи вспомогательных частей, сформированных из туземцев. Пользы от них было мало. Земли, в которых Ших-кай стал Проконсулом, были населены дикарями. Лишь немногие племена вступили в Бронзовый Век, хотя местные барды и распевали баллады о прошлом величии края. Встречающиеся там и сям древние руины подтверждали правдивость устных преданий.

Следуя примеру предшественников, Ших-кай разместил штаб в Семнадцатом Легионе. В зону действия Семнадцатого как раз и входила вызывающая подозрение пустыня. Все потери приходились именно на этот Легион.

Семнадцатый возвел новую могучую крепость всего в нескольких милях от границы плохих земель. Прибыв на место, Ших-кай узнал, что командир легиона энергично ведет исследовательскую работу. Одна из стен главного зала твердыни была гладко оштукатурена, и легионеры рисовали на ней огромную карту. Они делали это по частям, по мере того как каждая новая экспедиция, вернувшись, снабжала их дополнительными деталями. Ших-кай не отправился в отведенные ему покои до тех пор, пока не провел совещание. Он расхаживал вдоль стены длиной более ста пятидесяти футов, изучая и запоминая малейшие подробности местности.

— Неужели она действительно начинается так неожиданно? — спросил он, указывая на нижнюю часть карты, где зеленые волны уступали место коричневой краске.

— Практически сразу, — ответил Лун-ю Таси-Фенг, командир Семнадцатого Легиона. — Переход от леса к травянистой полосе, а затем к пыли и песку укладывается не более чем в милю. Если бы не господство западных ветров, то пустыня неуклонно наступала бы на нас, как непобедимая армия.

— Осадки?

— Весьма значительные, лорд. Дожди как здесь у нас, так и в пустыне. Отсюда можно наблюдать, как у гор на востоке клубятся тучи. Но тем не менее там ничего не растет.

— Хм. — Ших-кай бросил взгляд на схематическое изображение гор и спросил:

— Реки?

— Несколько. Единственная жизнь, которую в них удалось обнаружить — рыбы, идущие вверх по течению. Впрочем, высоко они не поднимаются. В реках им нечем питаться.

Ших-кай отвел глаза от карты, подумал немного и спросил:

— Некоторые подразделения Семнадцатого принимали участие в войне с Эскалоном? Не так ли?

— Я сам был там, лорд, — ответил Таси-Фенг.

— Можем ли мы сравнить то, что видим здесь, с опустошением, имевшим место под Эскалоном?

— Опустошение здесь, лорд, даже более сильное, чем там. Эта мысль и мне пришла в голову. Во всех своих действиях я исхожу из того, что эти земли были выжжены при помощи Силы. Правда, точных доказательств этого мы пока не обнаружили.

— Исторические исследования?

— Никаких письменных следов, лорд.

— В таком случае мы имеем дело с весьма древним явлением. А как насчет устных племенных преданий? Я слышал, что в лесах имеются какие-то руины. Не пытались ли вы определить их возраст?

— В племенах рассказывают легенды о битвах богов. Руинам же по меньшей мере тысяча лет. Не исключено, что значительно больше. Мой лучший некромант работает в наиболее сохранившемся городе. Он не мог определить более точное время.

— Консультировались ли вы с Запредельем?

— Демоны либо не знают, либо не желают говорить.

— Понимаю. Сколько человек вы потеряли?

Ших-кай внимательно выслушал доклад о каждой из исчезнувших групп. Таси-Фенг указал на карте место их последнего известного нахождения. Все отряды сумели достичь гор, что было единственной общей чертой для всех исчезновений.

— Не пытались ли вы организовать поиск с воздуха?

— Птицы отказываются летать над пустыней. Я хотел направить дракона, но получил отказ. Драконы сказали, что слишком много их погибло на западе, и в данный момент необходимо восстанавливать численность. Лично мне кажется, что они, как и птицы, просто боятся.

— Вот как? Сняли ли с драконов показания? Ведь некоторые из крылатых ящеров могут быть старше древних руин.

— Если они что-то и знают, то не говорят. Они даже менее разговорчивы, чем демоны.

— Любопытно. Весьма любопытно. Лорд Лун-ю, я выношу вам официальную благодарность. Вы отлично поработали.

— По правде говоря, здесь больше нечем было заняться. Центурионы непрестанно ворчат, что это никчемная, специально придуманная для них работа.

— Так и должно быть, — улыбаясь под маской, ответил Ших-кай. — Но мне все это весьма любопытно. Похоже, что лорд Куо придает огромное значение этой загадке. Более того, он весьма обеспокоен. Вы можете догадаться, почему?

— Я не очень уверен. Может быть, лорд Куо обеспокоен потому, что из-за гор доносятся отголоски Силы? — Командир легиона ткнул указкой в точку на стене, примерно в двадцати футах от пола. — Эманация исходит примерно из этих мест.

Некоторое время Ших-кай молча смотрел на карту. Затем он спросил:

— Что вы можете сказать о качестве воды в реках? Пить её можно?

— Сильно минерализирована, как я и предполагал, но для питья годится. — Таси-Фенг был, похоже, немало удивлен последним вопросом.

— Итак, лорд Лун-ю, мы начинаем сужать зону поиска. Как вы отметили, все потерянные отряды находились в одном районе. Примем это за основу для последующих действий. Мы немедленно высылаем несколько экспедиций, которые будут следовать параллельными курсами. Каждому отряду придается один тервола. Во время ночевок следует открывать порталы перехода. Когда экспедиции достигнут этой линии, — он поднял указку, — мы установим мобильные тоннели перехода. Пять центурий здесь должны постоянно находиться в боевой готовности и начинать переход по первой команде. Доклады от экспедиций должны поступать каждый час, а в случае обнаружения каких-либо аномалий — немедленно. Отряды выходят налегке. Лишь оружие и необходимые для ночлега вещи. Снабжение будет осуществляться по тоннелям перехода. Экспедиции продолжают движение до тех пор, пока мы не получим определенного ответа. Ротацию персонала мы будем производить через порталы.

— Лорд, столь обширная программа потребует усилий всего легиона.

— Вы сами сказали, что здесь больше нечем заняться. Кроме того, лорд Куо вовсе не случайно заинтересовался этой проблемой. Он желает получить точные ответы.

— Будет исполнено, лорд.

— Есть ли ещё что-нибудь, что мне следует знать?

— Никак нет, лорд. Это, пожалуй, все… Впрочем, имеются сообщения туземцев о появлении драконов. Якобы два случая. Других подтверждений нет. Сами драконы отрицают, что совершали облеты.

— Понимаю. Еще раз благодарю вас, лорд Лун-ю. Вы действовали отлично. Более тщательной работы требовать невозможно.

Ших-кай удалился в свои покои. Ординарец успел все приготовить к его приходу.

— Ты, наверное, валишься с ног от усталости, Пан-ку?

— Никак нет, если у господина имеются поручения…

— В данный момент — ничего. Когда у тебя появится свободное время, потрись среди легионеров. Послушай, о чем они толкуют между собой. Попробуй выяснить, что беспокоит их больше всего.

— Как прикажете, господин.

— А я, пожалуй, отдохну, — произнес Ших-кай, вытягиваясь на своей новой кровати.

Командующий закрыл глаза, но уснуть не мог. На востоке он ощущал чье-то присутствие. Это было нечто странное, непонятное, но тем не менее вызывающее беспокойство. «Наверное, и лорд Куо уловил отзвук этой неведомой Силы», — подумал Ших-кай.


Исследовательские отряды продвинулись в глубь пустыни на семьдесят миль. Они миновали места, до которых добирались потерянные отряды. Единственным свидетельством всех предыдущих экспедиций оказался обнаруженный в песке обломок локтевого соединения солдатского панциря.

— Это наводит на размышления, — заметил Ших-кай. — Там слишком жарко для того, чтобы шагать в доспехах. Ищите внимательнее.

Дополнительные поиски результатов не дали. Отряд исчез шесть месяцев тому назад и природа успела стереть все следы его передвижения.

Через пару дней один из отряда сообщил, что добрался до вершины горного хребта. Ших-кай облачился в боевые доспехи и через тоннель перехода мгновенно оказался в горах.

На восток с перевала шел длинный, довольно пологий склон. Где-то вдалеке серый скат менял цвет на ржавчину пустыни. Там, внизу, Ших-кай не видел никакого движения, ни малейших признаков жизни. Сами масштабы опустошения могли кого угодно ввергнуть в уныние.

Еще один отряд достиг вершин в нескольких милях к югу от первого. Приписанный к нему тервола подал сигнал. Ших-кай ответил.

— Оставайтесь здесь, чтобы следить за их спуском, — приказал он командиру того отряда, в котором находился, и вернулся в крепость.

В крепости он застал переполох.

— Ян-чу подвергся нападению, — объяснил Таси-Фенг. — Просил подкрепление. Я направил к нему центурию.

— Надо захватить языков и немедленно доставить сюда. Держите наготове ещё одну центурию.

Уже через пятнадцать минут в портале перехода появились двое пленных — невысокие люди в непривычного вида доспехах. Оба были мертвы.

— Мне они нужны живыми, — сказал Ших-кай.

Таси-Фенг вступил в переговоры с присутствующим на месте схватки тервола.

— Лорд Ссу-ма, — сказал он, — Ян-чу утверждает, что когда начался переход, они были живыми. Их даже пришлось силой тащить к порталу.

— Скажите ему, чтобы прислал еще.

Вскоре появились ещё две пары пленных. Они были мертвы так же, как и первые. В последней паре один из воинов оказался высоким, смуглым человеком в броне, совершенно отличной от доспехов других пленников.

— Я хочу, чтобы их обследовали, — сказал Ших-кай и зашагал в зал с картой на стене. Еще один отряд сообщил, что на него напали, и командующий хотел восстановить в памяти местонахождение всех исследовательских групп.

— Хм, — бормотал он, шагая. — Покажитесь ещё раз, кем бы вы ни были. Нанесите ещё один удар.

Его желание исполнилось через час. А ещё две минуты спустя на карте появились три нити, привязанные к точкам нападения и тянущиеся к верхней кромке карты. Солдаты очерчивали пространство, где нити могли бы пересечься. Новые и новые атаки позволили Ших-каю понемногу уменьшить отмеченную площадь.

— Продолжайте, продолжайте, — бормотал он, — пока я точно не найду ваше гнездо. — Он проверил, в какое время началась каждая атака. Не могли ли нападавшие выступить одновременно из одной точки?

— Лорд Лун-ю, прошу вас, отметьте точкой место нападения на Ян-чу. Обозначьте места остальных атак. Посмотрим, сможем ли мы выстроить дугу, чтобы выявить исходную точку.

Лорд Лун-ю некоторое время недоуменно смотрел на командующего. Но затем, поняв, что от него требуется, приступил к делу. Поступили сообщения ещё о двух нападениях. На карте из-под руки Лун-ю вышла какая-то замысловатая волнистая дуга.

— Ничего не получается, лорд.

— Обозначьте максимальный и минимальный радиусы. Отклонения могут быть вызваны характером местности, по которой им пришлось идти.

Он уставился на карту. Ни один из его методов не работал как следует. Первый выглядел и вовсе глупым. В результате получилось множество треугольников. Однако их высоту или величины углов приходилось устанавливать по догадке.

Тем не менее зона поиска несколько сократилась.

Посыльный доставил сообщение о потерях.

— Хм… — протянул он, увидев цифры.

— В чем дело, лорд? — поинтересовался Таси-Фенг.

— Эти люди — приличные бойцы.

Примчался ещё один гонец и сообщил, что атаковавший Ян-чу отряд начал отход. Вскоре аналогичные доклады поступили и из остальных атакованных отрядов.

— А у них неплохая система связи, — заметил Ших-кай.

— Будем начинать преследование, лорд? — спросил Таси-Фенг.

— Да, но без спешки, — бросив взгляд на карту, ответил Ших-кай. Указав на отряды, не подвергшиеся нападению, он добавил:

— Направьте их таким образом, чтобы они взяли в клещи одну из отходящих групп. Таким образом мы захватим больше пленных. Прикажите Ян-чу удерживать позицию. Я сам хочу посмотреть, что там происходит.

Группе Ян-чу досталось больше всех. Склон ниже линии её обороны был устлан телами.

— Часть убитых они взяли с собой, — пояснил тервола, обращаясь к Ших-каю. — Столько, сколько смогли унести.

Ших-кай взглянул в сторону пустыни. За лесом пылевых смерчей он смог рассмотреть густое облако пыли, поднятое отступающей армией.

— Применялась ли в бою магия? — спросил Командующий.

— Никак нет. Ни с нашей стороны, ни со стороны противника.

— Отлично. — Ших-кай ещё раз посмотрел на клубящуюся над пустыней пыль. Откуда могли явиться эти люди? Как могут они существовать в подобных условиях? Он бросил взгляд на тела, но тут же отвел глаза. Командующий не привык к зрелищу последствий битв.

Тела принадлежали хорошо упитанным, добротно одетым и прекрасно вооруженным людям.

— Ян-чу, соберите их. — Он указал на мертвецов. — Снимите с них все. Вещи с каждого человека упакуйте отдельно и пришлите через тоннель перехода в крепость. — Собрав в кулак всю волю, он заставил себя взглянуть в лица нескольких покойников. Однако их вид ему ничего не сказал. Все мертвецы напоминают живым лишь об одном, и Ших-кай вовсе не желал слышать этого напоминания.

Эти люди принадлежали к двум странным племенам. Ничего подобного Ших-кай ранее не встречал. Но почему они столь разительно отличаются друг от друга?

Не найдя ответа, он пожал плечами. Хирурги легиона произведут вскрытие и доложат.

Командующий в последний раз посмотрел на тучу пыли. Она двигалась точно вдоль той линии, которую под его руководством начертали на карте. После этого он вернулся в крепость.

Таси-Фенг приветствовал его словами:

— Лорд, Хсу Шен доносит, что среди напавших на него людей были и воины Империи.

— Наши солдаты?!

— На них были наши доспехи и знаки различия Семнадцатого.

— Ваши, пропавшие без вести люди?

— Возможно. Я приказал ему молчать до тех пор, пока мы не найдем объяснения.

— Отлично. Свяжитесь с идущими на захват группами и прикажите им ускорить марш. Они обязаны перехватить отряд врага. Прикажите Хсу Шену двинуться следом и возобновить контакт с противником. Как только он развернется в боевую позицию, пусть откроет портал. Я хочу лично взглянуть на то, что там происходит.

— Как прикажете, лорд.

Ших-кай наблюдал за тем, как приписанные к легиону Кандидаты разбирают одежду и найденные на телах личные вещи. Каждый солдат носит с собой гораздо больше того, что положено. Помимо орудий своего ремесла он таскает на себе массу личных вещей, придающих ему индивидуальность среди тысяч и тысяч таких, как он. Просмотр вещей не дал никакого ключа к разгадке. Ших-кай внимательно изучил буквы на старинной монете. Раньше такой монеты ему видеть не приходилось.

— Что может изображать эта голова? — спросил он у одного из Кандидатов.

— Может быть, это какой-то сказочный монстр?

— Не исключено. — Ших-кай ещё раз взглянул на монету, и к нему неожиданно пришла уверенность, что на востоке действительно присутствует нечто, пока ему не известное.

Появился Таси-Фенг и доложил:

— Незадолго до начала атаки появилась эманация Силы небольшой мощности. Излучение продолжается, а его источник, по-видимому, находится совсем рядом с центром начертанной вами окружности.

Ших-кай среагировал мгновенно:

— Мы не имеем права рисковать. Установите порталы, связывающие нас с остальными легионами. Одна когорта каждого легиона должна быть готова к немедленной переброске.

— Наши возможности с установкой тоннелей перехода почти исчерпаны. Мы… Будет исполнено, лорд!

— Отлично. Остальные подразделения легионов должны находиться в состоянии боевой готовности. Составьте подробное донесение лорду Куо и немедленно отошлите от моего имени вместе с собранными артефактами. Это на тот случай, если с нами произойдет нечто непредвиденное.

— Неужели вы считаете, что опасность столь велика?

— Нет, не считаю. Но я не привык оставлять что-либо на волю случая. Донесение и вещи, пожалуй, пока не отправляйте. Держите их рядом с порталом и постоянно пополняйте.

— Как прикажете, лорд.

— Кроме того, мне нужна готовая к бою батарея дальнобойных баллист. Прикажите Кандидатам заняться установкой. На то, чтобы задействовать заклинания, уйдет несколько часов.

— Ковровое поражение или точечное?

— Ковровое.

Ших-кай направился в помещение, где трудились хирурги.

Один из них прервал работу, чтобы доложить:

— Мы обнаружили нечто странное. Конечно, мы не можем быть до конца уверены, так как нам не известно, как может воздействовать знойный климат пустынь, но создается впечатление, что эти люди умерли уже давно.

— Вот как?

— Взгляните. Считается, что их смерть наступила не более часа назад. Если это так, то некоторые органы должны бы были проявлять некоторые признаки жизни.

Ших-кай отвел взгляд от вскрытого скальпелем трупа.

— Я предполагал, что вы обнаружите нечто подобное. Изучите повнимательнее их кровь.

— Я не совсем понял вас, лорд.

— Изучите состояние крови. Это позволит узнать, сколько времени они мертвы. — Ших-кай повернулся, чтобы покинуть прозекторскую. Он торопился убежать, прежде чем желудок вывернется наизнанку, уронив достоинство Командующего.

— У вас есть какие-то идеи, лорд? — спросил с порога Таси-Фенг.

— Полагаю, что они были мертвы до того, как начали атаку. Во всяком случае, у них именно такой вид. Прошло очень много времени с тех пор, когда я видел нечто подобное. Думаю, что это было ещё до вашего рождения. Принц-демон проводил опыты по реанимации мертвых солдат. Позже он отказался от этой идеи. Мертвецов было крайне трудно контролировать.

Скрытое под маской лицо Таси-Фенга исказилось от ужаса. Некоторое время он не мог прийти в себя. Затем, справившись со страхом, он доложил:

— Новые порталы открыты, лорд Ссу-ма. Подкрепление готово к переброске. Мы пока не сумели наладить связь с лордом Куо, который проводит рекогносцировку на границе с Матаянгой. Отряды, которые вы выслали для блокирования противника, обошли врага и в данный момент заняты поиском выгодной позиции.

— Отлично. Сейчас я иду к себе. Сообщите, когда они откроют новый портал.

Ему необходимо было побыть одному, дабы изгнать пробудившегося в нем зверя. Он ранее никогда не мог предположить, что между учебным и подлинным полем боя существует столь огромное различие. Оказавшись в своих покоях, он сел на небольшой коврик и обратился к тем приемам, которым с раннего детства обучают легионеров. Командующий совершал Солдатский Ритуал. Он произнес успокоительные заклятия-мантры, которыми каждый легионер начинает и заканчивает свой день. Это примитивное действо позволило ему вернуть душевный покой.

"Лорд Куо был совершенно прав, — думал он. — За этим определенно что-то стоит. Может быть, гораздо большее, чем подозревал Вен-чин».

Вошел Пан-ку.

— О! Прошу простить меня, господин.

— Я только что закончил, Пан-ку. Удалось ли тебе узнать, чем дышит легион?

— Они изнывают от тоски, господин. Им смерть как надоело сидеть на дохлой границе. Однако сегодня они, похоже, взбодрились.

— Никаких серьезных проблем?

— Нет. Это — старый легион. И очень хороший. Отлично обученный и дисциплинированный. Центурионы и декурионы относятся к делу очень добросовестно. Они выполнят все, что вы им прикажете.

— Отлично. Отлично. Спасибо, Пан-ку.

— Могу ли ещё что-нибудь сделать для вас, господин?

— Влезай в боевые доспехи. Мы отправляемся в пустыню.

Спустя час Ших-кай шагнул в портал тоннеля перехода. Оказавшись на месте, он увидел, что его охотники выбрали для ожидания прекрасную позицию. Осмотрев расположения отряда, он заранее подготовил несколько боевых заклинаний.

— На всякий случай, — пояснил он Пан-ку.

Солдат понимающе кивнул. Он прекрасно знал, что его хозяин одержим манией предосторожности.

Два облака пыли становились все ближе и ближе. Хсу Шен отлично справлялся с поставленной задачей: вытеснять врага, но делать это не слишком жестко. Ших-кай перешел на восточный склон невысокого холма, на котором расположился отряд. Дальше на востоке клубилось ещё одно облако пыли.

— Готовит свою засаду, — пробормотал он.

Из-за вершины холма появился Пан-ку.

— Только что получено сообщение от лорда Лун-ю, господин, — сказал солдат. — Два мертвеца вскочили на ноги и попытались его убить.

— Вот как? Мне следовало его предупредить. Он в порядке?

— Так точно, господин.

— Отлично.

Отряд врага был уже совсем близко. Ших-кай насчитал примерно двадцать пять воинов.

— А я-то думал, что они тащат своих покойников, — произнес чей-то голос.

Ших-кай решил не объяснять, что покойники уже давно шагают самостоятельно. Не стал он распространяться и о том, что уже во время нападения все враги были мертвы. Командующий дал сигнал, и его люди появились из укрытий. Отряд мертвецов остановился у подножья холма. Противник существенно превосходил их числом, и, кроме того, с тыла на них напирал Хсу Шен.

Ших-кай внимательно рассмотрел врагов. Хсу Шен был прав. Трое из них оказались легионерами.

Мертвяки, готовясь к битве, выстроилась черепахой. Люди Ших-кая двинулись вперед.

И в этот миг враги все как один рухнули на землю.

Ших-кай вдруг ощутил, как под воздействием какой-то невидимой энергии шевельнулся воздух.

— Вниз! — взревел он. — Все на землю! — Его ум лихорадочно рылся в арсенале заготовленных их боевых заклинаний.

Закрыв солнце, с небес на землю быстро опускалось нечто похожее на подошву гигантского сапога. На долю секунды Ших-каю почудилось, что он не больше чем козявка, которую вот-вот раздавят.

Он пустил в дело заклинание.

Воздух наполнился гулом тысяч вгрызающихся в камень пил и щелканьем миллиона крошечных кнутов. Командующий поднял глаза. Чудовищный, нависший над ним каблук исчез.

— Спуститесь вниз и искрошите этих типов в куски прежде, чем они снова успеют воскреснуть.

Он не стал смотреть, как выполняется его приказ. Вместо этого он закрыл глаза и опять погрузился в царство своих заклинаний. Вооружившись магическим копьем, он представил изображенную на стене карту и мысленно обозначил на ней цель.

В безоблачном небе над пустыней загрохотал гром. Блеск молний заставил померкнуть солнце. Ших-кай открыл глаза. В пустыне в дьявольском танце кружили тысячи смерчей, похожих на обезумевших пьяниц. Сталкиваясь, они обрушивались вниз, превращаясь в кучи песка. Через несколько минут до командующего донесся низкий, глухой грохот. Ших-кай улыбнулся под своей маской и пробормотал:

— Это научит тебя не высовываться, дружок.

Он выждал ещё несколько минут, слушая при помощи своих сверхъестественных чувств небо и землю. Тишина. Похоже, что враг укрощен.

"На некоторое время, — подумал он. — Всего лишь на время».

— Пожалуй, было бы лучше сжечь тела, — сказал он, обращаясь к Хсу, — но боюсь, что для этого здесь маловато дров.

Тервола согласно кивнул, не отреагировав на сухой юмор Ших-кая. Хсу Шен был примерно одного возраста со своим командующим и входил в число тех, кого лорд Куо сослал на восток. Он тоже помнил эксперименты принца-демона. Мертвецы могут подниматься и подниматься до бесконечности, постоянно пополняя свои ряды павшими воинами противника. Им нельзя позволять одерживать победы. С каждой новой победой они становились все многочисленнее.

— А этих трех отошлите в крепость, — распорядился Ших-кай, указывая на трех мертвых легионеров. — Попросим некроманта, о котором говорил Лун-ю, побеседовать с их тенями.

Неожиданно волосы на его затылке зашевелились. Он включил свои сверхъестественные чувства, чтобы понять, откуда исходит угроза. Однако не смог обнаружить угрозы. Видимо, за ним просто следило нечто неизвестное.

Ших-кай поднялся на вершину холма и посмотрел на восток. Наблюдение велось явно оттуда. Он посмотрел на клубы пыли, поднятые отступающими врагами, и определил направление их движения.

Там, на горизонте? Едва видимое за волнами знойного воздуха возвышение? Он мысленно обратился к карте. Точно. Этот горб попадает точно в центр подозрительного района.

— Теперь, дружок, тебе придется держать головку пониже, — пробормотал Ших-кай. — Мы тебя увидели и скоро придем, чтобы рассмотреть поближе.

Поднялся сильный ветер. Воздух был горячим и сухим. Несущийся в обжигающем потоке песок обдирал кожу не хуже наждачной бумаги. Лорд Ших-кай подобно маленькой статуе неподвижно стоял на вершине холма, игнорируя неистовство природы. Его внимательный и задумчивый взор был обращен на восток.


ГЛАВА 1 1012 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА Армии ждут в тени | Жатва восточного ветра | ГЛАВА 3 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА Встреча великих и могущественных