home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


62. Деджагор. Оккупация


Мой первоначальный план предполагал сделать из нашего вторжения масштабное шоу. Я люблю большие порции драмы. Гром, молнии, фейерверк. Но для начала мне предстояло дождаться, когда мы откроем ворота.

Сперва на южной стене поднялась тревога, когда вдоль нее пронеслась волна мрака и шепота. Но ни единого всадника часовые не увидели. Они заметили лишь расплывчатые силуэты, разбудившие тайные страхи, в которых действовали существа куда более мрачные и жестокие, чем любой солдат-завоеватель.

В городе поднялась тревожная суматоха, но о нашем присутствии никто не догадался. Город ощутил приближение перемен.

Гром и молнии начались, когда через ворота хлынули кавалеристы Ножа — шестьсот человек в странной хсиенской броне, которым настрого приказали не открывать свою человеческую сущность, пока город не окажется захвачен. Почти все деджагорцы были гуннитами. А гунниты верят в демонов, способных принять человеческий облик и воевать с людьми. А к этому времени почти все на прилегающих таглиосских территориях уже прослышали, что Черный Отряд взял себе в союзники призраков и демонов.

У каждого солдата на спине крепился бамбуковый шест с флажком. Каждое подразделение имело флажки своего цвета, на которых были написаны боевые девизы. Во главе атакующей колонны ехали Жизнедав и Вдоводел. Госпожа помахивала пылающим мечом, а Жизнедав гарцевал с копьем Одноглазого, по которому ползали светящиеся червячки. На плечах у него восседала разномастная компания ворон.

И, даже несмотря на это, почти весь город продолжал спать.

По нашим жутким доспехам ползали уродливые огненные червячки. Впереди вышагивали знаменосцы, размахивая огромными знаменами с якобы нашими личными гербами.

Зеваки, привлеченные вспышками, шумом и перестуком копыт, вспоминали старинные предания и с воплями разбегались.

И все равно почти весь город продолжал спать.

Дой, Мурген, Тай Дэй и Лебедь остались у ворот вместе со взятыми там заложниками. Аридата укрылся от посторонних глаз в доме своего брата. Высоко над городом кружили Ревун, Тобо и Шукрат. Нахлобученный на голову Ревуна стеклянный колпак успешно глушил его вопли. Мы надеялись, что его воскрешение еще на какое-то время останется секретом.

Настоящий фейерверк начался, когда мы добрались до цитадели, где все еще сонный губернатор сдуру решил, будто может отказаться сдаться, и подкрепил свой отказ делом.

Вылетели огненные шары. Ворота цитадели взорвались. В стенах появились дыры. Ее защитники завопили.

В каждом темном местечке на улицах что-то шевелилось. Сотни непонятно чего, многие из которых становились смутно знакомыми в те мгновения, когда можно было хоть что-то разглядеть.

Они хлынули в цитадель через разрушенные ворота. Они протискивались через дыры в стенах.

Через несколько секунд за ними последовали Вдоводел и Жизнедав.

До ужаса запуганные защитники башни практически не оказали сопротивления. Единственным нашим пострадавшим оказался болван, ухитрившийся споткнуться о собственную ногу, скатиться по крутой лестнице и сломать руку.

Мы с Госпожой стояли на вершине цитадели. Лежащий внизу город все еще не осознал, что его завоевали.

— Войти сюда сегодня оказалось куда легче, чем в прошлый раз, — сказал я.

— Как раз в ту ночь мы и сделали Бубу.

— И она получилась настоящим страшилищем.

— Не смешно.

— И в ту же ночь Одноглазый обрел врага, который преследовал нас двадцать лет.

— На сей раз мы заведем новых врагов. А мне пора идти, если я хочу хотя бы надеяться доставить Аридату в Таглиос незамеченным.

— Вряд ли ты сегодня успеешь. Для этого придется лететь так, что ветер сорвет с твоего лица кожу.

— Спрошу Тобо. — Может, он сумеет помочь. Мне было трудно поцеловать ее на прощание. Мы еще не успели снять свои маскарадные доспехи.


61. Таглиосские территории. Ночные летуны над Деджагором | Солдаты живут | 63. Таглиосские территории. Центральная армия