home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

Куртни подняла трубку сразу после первого звонка. Она была необычайно возбуждена и взволнованна.

— Я ждала твоего звонка. У меня хорошие новости.

Ее голос звучал тепло и приветливо, и у Алекса на душе сразу стало гораздо спокойнее.

— Что за новости?

— У меня есть работа, Алекс!

— В журнале?

— Да! — Она рассмеялась, и он представил себе Куртни, стоящую возле телефона: она наверняка откинула голову с золотистыми волосами назад и улыбается.

— Правда, это замечательно?

Счастливый голос Куртни сотворил чудо — Алекс забыл почти все, — все то ужасное, что случилось с ним в последние несколько дней.

— Ты уверена, что это именно то, что ты хотела?

— Это даже лучше.

— Тогда... Мы с Колином вскоре тоже будем жителями Сан-Франциско, и мне придется догонять тебя.

— Знаешь, сколько мне будут платить?

— Десять долларов в неделю?

— Бери выше.

— Пятнадцать?

— Восемь тысяч пятьсот в год. Для начала.

Алекс присвистнул.

— Для начала неплохо. Ведь это твоя первая работа по специальности. Но, слушай, не только у тебя есть хорошие новости.

— О, неужели?

Дойл взглянул на Колина, который втиснулся вместе с ним в телефонную будку, и, стараясь, чтобы голос не фальшивил, начал откровенно врать:

— Десять минут назад мы прибыли в Рено.

На самом деле они вообще не заезжали в Рено, а приехали в Карсон-Сити. И произошло это рано утром, а не десять минут назад. Колин и Алекс, проспав весь день до ужина, проснулись только в половине девятого вечера, около часа назад.

— И мы совсем не хотим спать. — Вот это уже было истинной правдой. — До Сан-Франциско около двухсот пятидесяти миль, и...

— И вы приедете домой завтра вечером? — спросила она.

— Думаем, что да.

— Знаешь, если хотите отоспаться — спите.

— Мы не хотим.

— Днем раньше, днем позже, — сказала Куртни, — не торопитесь под конец. Если ты заснешь за рулем...

— Ты потеряешь "Тандерберд", но зато получишь неплохую страховку, — закончил Алекс.

— Не смешно.

— Да, пожалуй. Извини.

Куртни стала раздражаться, и Алекс это сразу понял. Когда ему приходилось лгать ей, — а это случалось, если он хотел избавить ее от бессмысленных волнений, — Алекс всегда чувствовал себя скверно, и в результате они все равно ссорились.

— Ты уверен, что чувствуешь себя нормально и в состоянии приехать завтра?

— Да, Куртни.

— Тогда я согрею постель...

— А вот в том, что я буду чувствовать себя в состоянии и для этого, я далеко не уверен.

— Будешь, — ответила она и вновь рассмеялась. — Для этого ты всегда в форме.

— Глупая шутка, — улыбнулся Алекс.

— Одна из тех, которые просто необходимо время от времени повторять. Ну так когда мне ждать тебя и Великолепного Малютку?

Дойл посмотрел на часы:

— Сейчас четверть десятого. Сорок пять минут на ужин... Мы будем дома около трех утра, если не заблудимся.

Куртни чмокнула телефонную трубку:

— До трех утра, дорогой.


предыдущая глава | Помеченный смертью | * * *