home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 2

Все зависит от вашего определения «веселого времяпрепровождения»!

Л. Борджиа

—… пришлый агитатор и профсоюзный организатор! И подумать только, я платил ему за перерезание своего же горла!!

Я как-то сумел сохранить невозмутимое выражение лица, а это потруднее, чем кажется.

— На самом деле, господин Гиббель, я платил ему за помощь в раскрытии источника утечек с вашего склада, что он и сделал, а вы платили ему за работу на фабрике, что он тоже выполнил, и я не совсем понимаю, на что вы, собственно, жалуетесь.

С мгновение мне думалось, что девол кинется через стол вцепиться мне в горло.

— Я жалуюсь на то, что ваш так называемый агент организовал на моей фабрике профсоюз, стоящий мне кучу денег!

— Нет никаких доказательств его участия в…

— А почему же тогда его имя всплывает каждый раз…

—… а даже если и есть, то я не уверен, какое мне до этого дело. Я занимаюсь бизнесом, господин Гиббель, с сотрудниками, а не с рабами. Чем они занимаются в свободное время — это их дело, а не мое.

— Но он действовал как ваш агент!!

—… расследуя проблему с кражами, которая, как мне говорили, благополучно разрешена.

Пока мы говорили, Корреш сунул голову в кабинет, увидел, что происходит и вошел целиком, надевая на себя личину большого злого тролля, каковым он, собственно, и был. Если вам это интересно, я работал в то время без секретарши, так как выяснив, что в действительности произошло у Банни и Гвидо на последнем задании, я счел мудрым посоветовать им залечь на грунт. В качестве добавочной предосторожности я настоял, чтобы они прятались порознь, так как боялся, что Банни убьет Гвидо, если они окажутся одни на расстоянии вытянутой руки друг от друга. По какой-то причине моя секретарша, кажется, восприняла профсоюзную деятельность Гвидо слишком близко к сердцу.

—… а теперь извините, господин Гиббель, я в данную минуту сильно занят. Если вы желаете и дальше разбираться с этим вопросом, то предлагаю вам обратиться вот к этому Большому Грызю. Он обычно занимается жалобами на нашу фирму.

Девол начал было что-то гневно говорить, но оглянулся, а затем так и подскочил, проглотив все, что собирался сказать, когда поднял глаза повыше… и еще выше! Как я могу засвидетельствовать по опыту из первых рук, тролли могут выглядеть очень крупными, если смотреть вблизи.

— Маленький девол хочет драться с Большой Грызь? Грызь' любит драться!

Гиббель слегка порозовел и снова повернулся ко мне.

— Послушайте, Ск…, господин Скив.

' Псевдоним Корреша и его лексика взяты из романов Пирса Энтони серии «Ксанф». Ведь все это в прошлом, верно? Что вы скажете насчет разговора о том, чем ваша организация может помочь мне в деле с этим профсоюзом.

Я откинулся на спинку кресла и положил руки на затылок.

— Нас это не интересует, господин Гиббель. Трудовые конфликты — не наш профиль. Однако, если хотите небольшой бесплатный совет, то я порекомендовал бы вам договориться. Длительные забастовки могут оказаться очень дорогостоящими.

Девол оскалил было зубы, но затем снова взглянул на Корреша и искривил губы в улыбке. Он не сказал больше ни слова, пока не добрался до двери, и даже там заговорил со старательной почтительностью.

— Э-э… если такая просьба не слишком обременительна, не могли бы вы прислать этого Гвидо просто сказать рабочим привет? Ведь когда он взял да исчез, некоторые болтают, будто я устранил его. Это может немного облегчить мне ведение переговоров.

— Я спрошу его… когда увижу в следующий раз.

Девол благодарно кивнул и ушел.

— Несколько затруднительное положение, а, Скив? — спросил Корреш, снова становясь самим собой.

— Еще один довольный клиент корпорации «М. И. Ф. », зашедший выразить свою благодарность, — вздохнул я. — Напомни мне не отправлять впредь Гвидо на задание без совершенно точных инструкций. Хмммм?

— А как насчет мордобоя и порки?

Я покачал головой и снова выпрямился в кресле, взглянув на кучу бумаг, которые, кажется, размножаются на моем столе всякий раз, когда отсутствует Банни.

— Хватит об этом. Что я могу для тебя сделать, Корреш?

— Хмм? О, в общем-то ничего. Я просто искал сестричку, узнать, не хочет ли она пообедать вместе со мной. Она где-то тут?

— Тананда? Да вообще-то я отправил ее на задание. Извини.

— Неважно. Что за работу ты поручил старушке?

— Да ничего особенного, — сказал я, роясь в бумагах в поисках письма, которое читал, когда ворвался Гиббель. — Всего лишь небольшое взыскание долга в нескольких измерениях отсюда.

— Ты с ума спятил?!

Корреш вдруг накренился над моим столом, два его лунных глаза разных размеров оказались всего в нескольких дюймах от моих. Мне пришло в голову, что я никогда не видел этого тролля по-настоящему рассерженным. А узрев такое, искренне понадеялся, что никогда больше не увижу вновь. Конечно, при условии, если переживу первый раз.

— Тпру! Корреш! Успокойся! Что стряслось?

— Ты отправил ее взыскивать долг одну?

— Она должна отлично справиться, — поспешно сказал я. — Это задание казалось весьма спокойным. Именно потому-то я и отправил ее, а не одного из наших тяжеловесов… Я думал, это дело требует тонкости, а не мускулов. Кроме того, Тананда вполне может позаботиться о себе.

Тролль застонал, и голова его упала вперед, пока не стукнулась о стол. Несколько секунд он оставался в такой позе, глубоко дыша, прежде чем заговорил.

— Скив… Скив… Скив. Я все время забываю, как недавно ты знаком с нашей семейкой.

Это начинало беспокоить меня.

— Брось, Корреш, что стряслось? С Танандой все будет отлично, не так ли?

Тролль поднял голову посмотреть на меня.

— Скив, неужели ты не понимаешь… около тебя мы все расслабляемся, но ты не видишь нас, когда тебя нет поблизости.

Восхитительно.

— Слушай, Корреш. Логике твоей, как всегда, можно позавидовать, но ты не мог бы просто сказать, в чем дело? Если по-твоему Тананда в опасности…

— Я беспокоюсь не о ней!

Корреш с заметным усилием взял себя в руки.

— Скив… дай я попробую объяснить. Сестричка чудесная особа, я искренне люблю ее и восхищаюсь ею, но у нее есть склонность… слишком остро реагировать при напряжении. Мамуля всегда говорила, что это ее реакция соперничества на старшего брата, способного разносить ее на части, даже не стараясь. Но некоторые, работавшие вместе с ней, склонны называть это стрункой злобности. В общем, в двух словах, у нее тяга к бессмысленному уничтожению еще больше, чем у меня… или у любого другого, с кем я когда-либо встречался. Так вот, если это предложенное ей задание требует тонкости…

Он оборвал фразу и покачал головой.

— Нет, — заключил он с решимостью в голосе. — Другого способа управиться с этим нет. мне придется просто догнать ее и попытаться не дать ей чересчур разойтись. В какое, бишь, измерение, ты сказал, она отправилась?

Прямой вопрос выдернул меня, наконец, из умственного паралича, в который меня ввергло его объяснение.

— Ну, в самом деле, Корреш. А не преувеличиваешь ли ты малость? Я хочу сказать, ну много ли бед она может учинить?

Тролль вздохнул.

— Слышал когда-нибудь об измерении под названием Ринапс?

— Не могу сказать, чтобы мне встречалось такое название.

— Это потому, что его больше нет. Именно туда сестричка в последний раз отправилась взыскивать долг.

— У меня должно быть где-то здесь название измерения! — и я с новообретенным отчаянием нырнул в груду бумаг.


* * * | Корпорация М.И.Ф. - связующее звено | РАССКАЗ КОРРЕША