home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Лошадь всегда чувствует душевное состояние седока, вот и лошадь Кейт, будто поняв ее волнение, вырвалась немного вперед, и первой оказалась перед небольшой протокой, соединявшей озеро и бухту Мишн, которую им предстояло пересечь. За ней виднелась небольшая роща. Внезапно с берега залива Копано до них донеслись звуки выстрелов.

И тут Кейт, указывая через бухту Мишн на широкие воды Копано, крикнула:

— Смотрите!

Эшфорд повернулся, увидел мачты и паруса корабля и на какое-то мгновение отвлекся. Кейт пересекла поток, развернулась под прямым углом и, вонзив в бока лошади шпоры, устремилась к деревьям.

Катлер тут же вскинул ружье.

— Нет! Нет! — остановил Эшфорд. — Захватить живьем! Не стрелять!

Кашинг схватил его за рукав.

— Полковник! Наш лагерь! На него напали!

— Это Тревейны! Быстрее, мы их захватим!

И они во всю мочь поскакали через пляж к повозкам. Лошади исчезли, на земле валялось четверо убитых, раненых оказалось трое. Один из них вопил о помощи. В глубине леса слышались одиночные выстрелы.

Эшфорд натянул поводья.

— Кашинг, посмотри, что можно сделать для того человека. Хейден, Катлер… попытайтесь поймать лошадей. Они перепуганы.

Еще один взгляд — и все стало ясно. Девочки исчезли. Что ж, им не удастся уйти далеко. У него достаточно людей, чтобы догнать их.

Хейден направился было к лесу, но Эшфорд остановил его.

— Там наших теперь достаточно. Приготовьте немного кофе и поешьте. Если они вернутся с пустыми руками, вам предстоит изнурительная погоня.

Подошел Батлер.

— Появились как призраки из ниоткуда, полковник, — смущенно оправдывался он. — Внезапное нападение. Некоторые парни ловили рыбу и…

— Я оставил тебя командиром. Положился на тебя.

— Да, сэр. Виноват, сэр, но у меня были неприятности с некоторыми парнями. Они домогались девочек.

Кейт… эта проклятая Кейт! Как он мог поверить ей! Непростительная беззаботность!

Спешившись, он огляделся вокруг. Внезапно его охватило ощущение безнадежности. Дело не в Кейт. Просто все валилось из его рук, расползалось как прогнившая ткань, и проклятый Коннери увидел это. Кто он такой, чтобы судить его? А сам-то он хоть что-нибудь стоящее в своей жизни совершил?

Один из солдат подтянул к костру бревно, Эшфорд подошел и сел. Он снял шляпу и пробежал пальцами по редевшим волосам. Что же дал ему захват женщин? Ничего кроме неприятностей. Сколько сил положил он, чтобы удержать в узде своих головорезов, у которых глаза загорались дурным огнем, когда они видели их. А необъявленная война Тревейнов что стоит! И в довершение унизительное представление у Коннери, выставившего его дураком перед этими, с позволения сказать, соратниками.

Ему нужно успокоиться и все обдумать… У него была шляпа, а где-то в ней прятался кролик, если бы он мог просто полежать, держа ее в руках… Так сумел бы наверное превратить в победу свое… он подумал «поражение», но тут же с презрением отказался от этого слова. Нет, он может победить. Он должен победить!

Батлер принес чашку кофе.

— Вот, сэр. Вы устали, сэр, и с утра ничего не ели.

— Спасибо, — улыбнулся Эшфорд. — Ты хороший человек, Батлер.

Батлер резко отвернулся. Черт возьми, подумал он, хороший человек! Это слишком. Преданный, быть может. Но в этом отряде нет хороших людей.

Он считал себя неплохим солдатом. Сражался упорно, но когда Конфедерация понесла поражение, потерпел поражение и он. Ему следовало отправиться домой, как сделали другие, а не заниматься охотой на диких гусей. Но чувство преданности командиру завело его так далеко и привело сюда. Выходит, недостаточно быть просто преданным. Нужно быть преданным правому делу, достойному человеку. Сколько людей попадает в беду, даже совершает преступления из-за чувства преданности?

Или же это от нежелания объективно взглянуть на вещи и признать зло — злом?

Он вспоминал, как однажды, еще мальчишкой, их вожак вовлек его и еще нескольких ребят в насилие над пареньком помладше. Не то же ли самое происходило сейчас?

Батлер ушел к морю и стал наблюдать за кораблем, который становился все больше по мере приближения к берегу.

Что же он за человек, черт возьми! Ответ на этот вопрос давно не давал покоя Батлеру.

А что произошло на ранчо Коннери? Эшфорд вернулся подавленным, ему явно не удалось добиться успеха. Кашинг все расскажет, надо его спросить.

А стоит ли спрашивать? В конце концов, какая ему разница? Теперь все кончено. Они разыграли свои карты, и у них на руках ничего не осталось.

Лошадь… ему нужна только лошадь.

В двух милях от берега Мак и Дэл догнали Счастливчика Джека и Джесса с беглянками.

— Выезжайте немедленно, — распорядился Мак. — Не ждите больше ни минуты. До Рефухьо недалеко. Дорогу ты знаешь, Джек. Увезите туда девочек и найдите для них тайное пристанище — дом или гостиницу, может, кто-то согласится их спрятать.

— А вы куда?

— Нам с Дэлом нужно разыскать Кейт. Она где-то в лесу, поблизости. Этот так называемый отряд того и гляди взорвется. Последняя неудача только озлобит всех. Не теряй времени, Джек. Вон там речка Мишн. Не пытайся следовать по ее берегу — он слишком извилист. Но не теряйте ее из виду, она выведет вас прямо в Рефухьо.

— Брось, Мак! Будто я не знаю, где Рефухьо.

Мак резко обернулся.

— Джек? А ты, случайно, не попадал там в какую-нибудь переделку? И за тобой не начинается погоня?

— Ну что ты несешь, Мак! Будто человек попадает в переделки всюду, где бывает. Ничего подобного. У меня есть друзья в Рефухьо, и это приятный маленький городок.

Когда все уехали, Дэл уселся на бревно и начал чистить свой револьвер.

— Кейт замечательная девушка, Мак. Она лучше всех.

— Приготовь-ка оружие, Дэл, и мы отправимся разыскивать ее.

Усевшись на бревно, Мак запрокинул голову. Если бы только он мог поспать. Всего лишь минутку…


Кейт Коннери объехала какое-то болото и стала присматривать место, где можно спрятаться. Ее не покидала уверенность, что за ней начнется погоня. Но что значат эти выстрелы? Совсем близко от лагеря, или… в лагере?

Поднявшись на небольшой холмик, она бросила взгляд в том направлении, откуда приехала. Все всадники устремились к месту перестрелки.

Итак, она осталась одна. Или все же кого-то послали догнать ее?

Спустившись, она направила лошадь в самую глухую, темную часть леса.

Что теперь? Где-то рядом Тревейны, и один из них — Дэл. Когда пришло известие о его смерти, она целый год даже не смотрела на мужчин, а затем Фрэнк Кензи, добрый, приличный юноша, начал заходить к ней со шляпой в руке. Он ей понравился. Конечно, в нем совсем не было ничего, что напоминало бы Дэла, сильного, волнующего. Но что делать девушке? Дэл погиб… Нет, в глубине души она никогда не верила этому. Вот и тянула со свадьбой, хотя Фрэнк и настаивал. И вот Дэл вернулся, но она, наверное, потеряла его. Теперь он уже все знает и о сватовстве Фрэнка, и о ее согласии.

Отдаленная стрельба прекратилась. Наступила тишина.

Спешившись, Кейт попыталась разобраться в ситуации. Стрельба на пляже означала лишь то, что Тревейны напали на лагерь. Отправиться туда — значило попасть в беду, да еще поставить в трудное положение их спасителей. У братьев там и без того полно дел. Вот если бы у нее было ружье! Тогда другое дело.

Подобно многим женщинам Запада Кейт училась стрелять с самого детства и часто охотилась, добывая дичь для семейного стола. Ведь там, где они жили, ни складов, ни магазинов не существовало. Пропитание добывали сами — охотились, выращивали овощи и зерно, выпекали хлеб, подобно индейцам собирали дикие растения в лесу, в поле. Несколько раз ей приходилось защищать свой дом от команчей.

Но теперь она была безоружна. Дэл всегда говорил, что, если кто-нибудь захочет убить человека, отсутствие оружия его не остановит. Кругом валялось много других средств поражения — дубинки, копья, остроконечные рогули…

Осмотревшись кругом, она нашла палку длиной не более трех футов, часть сломавшегося сука, и оборвала с нее маленькие ветки. Ей нравилось ощущать ее у себя в руках. Так она чувствовала себя лучше.

Что с ней случилось? Почему она нервничает? Надо успокоиться и сосредоточиться. Разве первый раз она поступает так, как не нравится другим? И ничего. Отстоять свою позицию характера хватало.

Что там могло произойти? Тревейны предприняли попытку освободить девочек. Вполне вероятно. Удалось им это или же нет? Их могли перебить. Но могли они и сбежать.

Предположим, им удалось увезти девочек из лагеря. Что тогда? Ни Мак, ни Дэл не станут их держать в лесу, где бандиты способны их отбить. Значит, им придется отвезти их в более безопасное место.

В Рефухьо или в Викторию, но Рефухьо ближе. Кто же поедет с ними? Джесс еще не совсем оправился от раны, следовательно, пошлют его.

Если им удастся благополучно отправить девочек под охраной Джесса или Счастливчика Джека, Дэл и Мак примутся разыскивать ее.

Девочки, наверное, рассказали Дэлу, что она с полковником Эшвордом поехала на ранчо Коннери. Эшфорд с отрядом вернулся без нее. Братья не могли не задуматься, куда делась она? Варианта два — либо ее убили, либо оставили на ранчо. Но оказался и третий, самый маловероятный, который соответствовал действительности: она сбежала.

Вскоре появятся эти ренегаты, разыскивая Тревейнов и ее. И Тревейны также попытаются найти ее или выяснить, что с ней случилось.

Они двинутся на юг к бухте Мишн, а ей нужно перехватить их.

Эти земли прежде занимали индейцы-каннибалы племени каранкава, и в глубине леса еще можно было встретить древние очаги, а иногда и кости. Но что бы о них ни рассказывали, преимущественно они ели рыбу.

Прибрежный лес, изобилующий разнообразной растительностью, занимал тысячи акров земли. Ближе к береговой линии деревья были низкорослыми, среди них громоздились кучи мусора, принесенные тропическими штормами, бушевавшими вдоль побережья.

Сваленные ураганами гиганты растительного мира, успешно разрушаемые насекомыми, в этом лесу валялись всюду, постепенно зарастая кустарником.

Кейт Коннери не знала, что произошло, а терпения сидеть и ждать у нее не осталось. Да и чего ей ждать? Чтобы пришли ренегаты и схватили ее?

Она слишком близко от того места, откуда бежала. Если организовали погоню за ней, то начали бы поиски именно отсюда. И она пошла дальше, ведя на поводу свою лошадь.

Вначале она только кружила среди деревьев, обходя препятствия и разыскивая тропу. И нашла ее.

Это была охотничья тропа, явно использовавшаяся для большой охоты, но без следов недавних передвижений. Она вскочила в седло и с палкой в руке поехала по тропе, которая вела на северо-запад.

Легкий ветерок с Мексиканского залива шелестел листьями. Шум беспокоил ее, заставлял снова и снова останавливаться и прислушиваться. Когда с деревьев падали сучья или отвалившаяся кора, она замирала, пугаясь.

Однажды близ гнилого бревна она увидела огромную, толще ее руки, гремучую змею с отливавшей сталью спиной. Лошадь шарахнулась в сторону, но Кейт не испугалась. Однако появление гремучки явилось предупредительным знаком: поблизости могли оказаться и другие змеи.

Стояла предвечерняя тишина. Дважды над головой ее пронеслись огромные белые птицы — курлыкающие журавли. На тропе появилось множество отпечатков ног животных — небольшого черного медведя, енотов, даже аллигатора.

Она опять натянула поводья и остановилась, прислушиваясь. Что-то двигалось в лесу. Что-то большое, возможно представлявшее опасность. Она положила руку на шею лошади и тихо заговорила с ней, успокаивая ее.

Снова донеслись какие-то звуки. Кто-то приближался.

С осторожностью Кейт сделала выдох. Как далеко невидимая опасность? Идет кто-то один или их больше?

Что ей было делать? Бежать? Но от кого? Это мог быть враг. Или один из Тревейнов, или девочек.

Она сильнее сжала палку. Что ей говорил Дэл? Коли — не бей. Инстинкт повелевал использовать палку как дубинку, но укол в горло, лицо или промежность надежнее. Наноси колотый удар, наноси его изо всех сил или схвати палку обеими руками и заталкивай ее под подбородок… как можно сильнее.

Движение неподалеку. Внезапно от укуса мухи ее лошадь ударила копытом. Движение прекратилось.

— Вон там, — произнес мужской голос.

Нет, этот голос не принадлежал Тревейнам, но все же она слышала его раньше и не испытала ничего хорошего, узнав его. Рот ее пересох, Кейт пыталась сделать глотательное движение, но безуспешно. Подобрав поводья, она ждала.

Снова невнятный шум, и она увидела голову лошади, затем и всадника. За ним следовал другой.

— Ну-ка, посмотри на это. И совсем одна! Мы с тобой — и наша леди, Кейт. Всего трое. Мы хорошо проведем времечко!

Катлер и Хейден, и она… одна…


Глава 13 | Всадники тени | Глава 15