home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Это была прекрасная, слегка всхолмленная местность. Вдоль встречавшихся время от времени ручьев стояли огромные дубы и каштаны и везде благоухали кустарники, усыпанные золотыми и алыми цветами. На фоне густой зелени яркими красками пестрел ковер полевых цветов.

Мак развернулся в седле и посмотрел назад, затем его взгляд скользнул по обеим сторонам дороги, задерживаясь на всем необычном.

Он устал. Даже отдых в гостинице не освободил его от усталости, накопившейся за эти дни, да и раньше. Солнце уже пригревало. Он пришпорил лошадь, пытаясь догнать длинную колонну. Она слишком растянулась. Некоторые лошади тащились медленно. Пытаясь подогнать отставших всадников, он убеждал их держаться поближе друг к другу.

И снова он посмотрел назад. Местность, казалось, не позволяла никому надежно укрыться, но он был очень опытным солдатом и знал — всегда можно найти неприметный тайничок и спрятаться. Если не верите, пообщайтесь с апачами, посражайтесь с ними!

Дэл уехал вперед почти на полмили, слишком уж далеко.

— Джесс! — крикнул Мак. — Сомкни ряды!

Джесс разговаривал с Дэлом и лишь махнул рукой, но крикнул остальным, чтоб не отставали. Пустое пространство медленно сужалось, пока длина колонны не сократилась до четверти мили, а потом стала и еще меньше.

Выехав на гребень холма, Дэл натянул поводья, поднялся на стременах и стал озираться вокруг. Ему не следовало бы так поступать: он представлял собой слишком хорошую цель.

Они снова двинулись. Теперь лес подходил почти к самой дороге. Здесь требовалась особая осторожность. Мак поднес к глазам бинокль и стал осматривать ближайшие деревья… Никого.

Тем не менее ему не нравился их вид и вид пересеченной местности вокруг, и он с облегчением вздохнул, когда лес остался позади. Осмотрев надвигавшийся склон, не увидел никаких следов. Прикрыв на минуту глаза, он снова широко раскрыл их. Равномерное движение лошадей и жаркое солнце вызывали у него желание спать.

Вспомнился Мартин Коннери. Вот это характер! Если бы он был с ними, прихватив нескольких своих парней, особенно этого Франкони, Мак чувствовал бы себя лучше.

Колонна снова начала растягиваться, и он опять подгонял отстающих, становясь раздражительным. Проклятие! Почему они не чувствуют опасности? После всего, что с ними случилось, девочки могли бы быть и осторожнее!

Поднявшись по склону, он быстро преодолел вершину холма, бросив при этом взгляд назад, обтер пальцы о рубашку и перекинул ружье с правой руки на левую. В этот момент он почти остановился и вдруг ему показалось, что впереди что-то мелькнуло. Отблеск света с ружейного ствола? Или луч солнца, попавший на каплю?

Мак быстро осмотрелся… ничего. Видел ли он что-то или это ему померещилось? Он очень устал и…

Петля вынырнула из ниоткуда и упала на его плечи совершенно неожиданно. Его сбросило с лошади, а испуганное животное прыгнуло и понеслось.

Тяжело свалившись на дорогу, он услышал топот ног. Когда на кого-то накидывают петлю, его нужно еще крепче связать. Он знал это и мгновенно откатился в сторону, не выпуская из скованных рук ружье. А когда над ним склонился какой-то человек, немедленно ткнул дуло ему в живот и спустил курок.

В тот момент, как ружье выстрелило, он увидел искаженное лицо нападавшего, который, видимо, понял, что с ним произошло, но уже ничего поделать не мог. Он знал, что сейчас умрет! Выстрел отбросил парня на спину, а Мак вскочил на ноги, пытаясь сбросить впившуюся в него веревку до того, как кто-нибудь другой ее подхватит.

Освободившись от пут, он бросил взгляд на лежавшего на земле человека. Он умирал. Крупная пуля «спенсера» сделала свое дело.

Взбежав вверх по склону, он увидел, что колонну по всей длине атакует двенадцать или больше того вооруженных бойцов. Поскольку его лишили возможности действовать, неожиданность нападения была полной.

Джесс отстреливался. Уехавший вперед Дэл мчался обратно, а несколько девочек сгрудилось вокруг Кейт и миссис Атертон.

Майор припал на одно колено. Расстояние превышало те сто ярдов, на которые его ружье стреляло, но он тщательно прицелился, сделал медленный выдох и спустил курок.

Один из всадников пошатнулся, но остался в седле. Не теряя времени, Мак снова и снова стрелял. Четыре выстрела. Один бандит сбит, другой ранен и два явных промаха!

Человек на окровавленной лошади мчался к девочкам, и Мак сделал новый выстрел. Очевидно, он задел лошадь, так как она отпрыгнула в сторону, сбросив своего седока.

Сражение отодвигалось от него. Мак быстро огляделся. Где же его лошадь? Где лошадь того, кто накинул на него веревку? Не увидев ни ту, ни другую, он побежал. Сражение отодвигалось от него, и он видел всю его панораму. Вдруг из низинки возле тропы поднялся человек с револьвером… Счастливчик Джек! Как только один из всадников приблизился к нему, он выстрелил.

Всадник приподнялся в стременах и свалился на землю рядом с Джеком, который снова выстрелил в него и, подобрав ружье, пополз к вероятному укрытию, откуда выскочили нападавшие.

Всадники скрылись за очередным подъемом, Мак остался один. Он побежал к Джеку. На ноге у того виднелась кровь.

— Со мной все в порядке. Я окопался и могу постоять за себя. Догоняй-ка их, Мак!

Тропу перед ним пересекала лошадь, тащившая за co6oй поводья. Он направился к ней. Это оказалась его лошадь, он ездил на ней недавно, поэтому испуганное животное с опаской косилось на него и не подходило. Мак медленно подкрадывался к лошади, спокойно разговаривая с ней, а она от него отступала.

Добежав до вершины холма, майор остановился, осматривая поле боя. Несколько человек, наверное с полдюжины, стреляли. Девочки сбились в кучку, но он не мог рассмотреть, была ли с ними Кейт. С ружьем на изготовку он побежал вниз.

Дэл опять скакал на Красавчике Принце, и Мак сразу их узнал. Он увидел, как Дэл устремился к одному из бандитов. Выстрелили они одновременно, но Дэл остался в седле, а его противник, промчавшись мимо ярдов пятьдесят, свалился.

Мак хорошенько прицелился в одного из всадников, повел за ним немного ствол ружья и спустил курок. Человек вылетел из седла, будто сброшенный гигантскими руками. Его лошадь подскакала к гребню холма, и Маку удалось поймать ее. Он вскочил в седло и развернулся в направлении боя. Его лошадь последовала за ним, на боках ее болтались стремена.

Атака по существу захлебнулась. Бандиты потерпели неудачу. Некоторые уже повернули назад, и он послал им вдогонку бесполезный выстрел, затем остановился и перезарядил ружье. Спускаясь по склону к девочкам, Мак увидел, что с другой стороны к ним приближался Дэл. Он убрал ружье в седельную сумку и осмотрелся.

Хромая, к нему подходил Джесс.

— Потерял свою лошадь, — громко сокрушался он. — Какая была лошадь!

Мак развернулся и подъехал к своей лошади. Теперь она спокойно стояла, поджидая его. Наверное, на это животное вид всадника, а не пешего человека, действовал успокаивающе. Подобрав поводья, Мак направился к Джессу.

— Возьми эту лошадь. Я пересяду на свою. — Оба они вскочили в седла. — Джесс, поймай-ка свободную лошадь и отведи ее Джеку. Он там, за холмом.

Постепенно все опять собрались вместе. Падая с лошади, Джесс ушиб ногу, но если не считать здоровенного синяка, с ним все было в порядке. Счастливчик Джек получил пулю в ногу. Дэл и Мак остались невредимыми.

Гретхен царапнула пуля, сорвав кожу с плеча. Все были сильно перепуганы.


Когда они въезжали в Викторию, город уже погрузился в темноту. Светилось лишь несколько окошек, одно из них в так называемом железнодорожном отеле.

Мак тяжело сполз с седла и вошел в холл. Из-за стойки поднялся клерк в нарукавниках и темных очках.

— Не могли бы вы предоставить нам четыре или пять комнат?

— Есть у нас комнаты, но опасаюсь, что они не подойдут для молодых женщин. Ведь они разделены лишь перегородками из белого полотна. Никаких стен. А у некоторых мужчин довольно скверный язык.

— Предоставьте нам комнаты, а я уж позабочусь о языке.

Клерк опять взглянул на Мака.

— Хорошо, сэр. Сколько комнат вы хотите, сэр?

— Одиннадцать кроватей. Если у вас по две в комнате, это хорошо.

Когда их провели в спальню, Мак распорядился:

— Девочки лягут посередине. Дэл, ты и Джесс займете последние комнаты. Мы с Джеком устроимся возле двери.

После того как все наконец улеглись, Мак громко обратился ко всем обитателям спальни.

— Послушайте, господа! — начал он парадным голосом. — С нами здесь несколько очень усталых молодых леди. Одна из них — моя сестра. Другая — невеста моего брата! Полагаю, что все вы джентльмены! И прошу ложиться спать и приберечь всякие разговоры до завтра. Если вы не джентльмены, то я сам присмотрю за нарушителями тишины!

Последовало молчание. Затем чей-то голос произнес:

— Пусть не опасаются, мистер. Мы будем вести себя тихо. Спасибо, что предупредили нас. Здесь нет таких, кто позволит себе пользоваться бранными словами в присутствии леди! — Говоривший немного подождал и добавил: — А теперь, ребята, заткнитесь!

Спустя некоторое время другой голос заметил:

— Хорошо, Джо! Мы выслушали тебя. И слышали джентльмена, который сопровождает этих леди, так что мы заткнемся. Но завтра утром, когда мы повстречаем тебя на улице и там не будет ваших леди, ты получишь сполна проклятий!


В три часа утра затихший город спокойно спал. Человек, спешившийся на углу отеля, привязал свою лошадь в переулке, чтобы она не бросалась в глаза, с минуту подождал, прислушиваясь, а затем вышел на тротуар и заглянул в отель.

Холл, как он и ожидал, оказался пуст. На столе и стульях валялись старые газеты. Над стойкой, как всегда, горела лампа, но дежурный клерк где-то, видно, спал, поскольку спальных мест уже не было. Скинув сапоги, поздний гость привязал их к ремешку и перебросил за спину. Затем проскочил в дверь.

Фрэнк принял решение. Организованное им нападение не удалось. Оставшиеся в живых приятели его разбежались. Ему оставалось одно — покончить с Маком Тревейном.

В одних носках Фрэнк вошел в спальню и остановился перед смутными очертаниями полотняных занавесок. Вскоре, однако, он сообразил, что они облегчали его задачу. Он мог бесшумно заглянуть в каждую ячейку и лучше разглядеть спящих. Хотя внутри и не было освещения, в окна лился призрачный свет полной луны, а длинные усы Мака Тревейна он узнает и при нем.

Револьвер или нож? Лучше нож — меньше шума. А если все же и возникнет суматоха, он улизнет, пока разберутся.

Коренастый, сильный, Фрэнк двигался как кошка. Ему сразу повезло: Тревейн оказался в первой же ячейке. Здесь легче всего с ним расправиться. За ним спали на низких кушетках две женщины.

О! Эти проклятые Тревейны! Как он ненавидел их, таких гордых, независимых и удачливых! Они никогда не знали его, хотя до присоединения к Эшфорду Фрэнк водил партизанский отряд, который совершал набеги на техасские приграничные ранчо. Нет, он не руководил им. Служил в нем проводником, хотя мог бы и руководить получше, чем тот болван, которого поставили командовать. Он помогал угонять лошадей и скот. Это он украл Малыша Ранчо, одну из лошадей, которую больше всего ценили Тревейны. Сделал это умышленно, чтобы досадить. Теперь эта лошадь была привязана за углом отеля. Именно она унесет его прочь после того, как он убьет Мака Тревейна.

Он стоял возле занавески, пытаясь найти край полога. Наконец он отдернул простыню, но чуть-чуть ошибся, оказавшись в ячейке, где спали Дулси и миссис Атертон. А тут еще предательски скрипнула доска, миссис Атертон открыла глаза. Увидев человека, который с ножом в одной руке и револьвером в другой крадется к ним, она сразу вспомнила, что у нее под подушкой есть своя «принадлежность».

Не спуская с Фрэнка глаз, она осторожно достала оружие и под одеялом поставила палец на спусковой крючок. Бродяга опустил занавеску и двинулся к ячейке, где спал Мак. «Значит, его он намеревался убить», — сообразила миссис Атертон.

— Майор Тревейн. Проснитесь! — крикнула она.

Человек обернулся, взглянул на нее, и она выстрелила.

Тот подпрыгнул, рванул занавеску и замешкался, раздираемый желанием убить, но сознавая, что необходимо бежать. Затем, разразившись бранью, он устремился к двери.

Возглас разбудил Мака, и он поднялся с постели с револьвером в руке. Увидев человека, поспешил за ним. Изумленный клерк выглянул из своей комнаты и увидел, как коренастый мужчина выскочил через дверь и побежал по улице.

Мак гнался за ним. Вдруг убийца резко развернулся с револьвером в руке.

— Будь ты проклят, Тревейн! — Револьвер был поднят. Майор резко метнулся в сторону. Выстрелили они одновременно.

Продолжая держать наготове револьвер, Мак подошел к человеку, который теперь стоял на коленях. Он узнал его — тот самый Фрэнк, которого он впервые увидел несколько дней назад на улице этого города. Один из людей Эшфорда. Его лицо подергивалось, а глаза источали ненависть.

— Будь ты проклят! — пробормотал он. — Тебе всегда везет! Если бы не эта женщина!..

Мак ждал с револьвером наготове.

Фрэнк начал подниматься с колен, но затем упал, выронив револьвер. Он лежал, подергиваясь, на тротуаре, а его пальцы медленно шарили в поисках оружия.

По всему городу в окнах зажигался свет. Скоро люди высыплют на улицу и станут задавать вопросы, удивляться, качать головами, желая, чтобы эти чужестранцы, принесшие насилие в их город, убирались из него. После разразившейся два года назад эпидемии город не знал неприятностей, и жители старались оберегать его покой.

Мак вернулся в отель, бросил взгляд на разорванную занавеску, а затем посмотрел на миссис Атертон.

— Спасибо, мэм, — сказал он мягко.


Глава 18 | Всадники тени |