home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Утром низкие облака затянули небо и только небольшой красный просвет рдел там, где вставало солнце. Укрывшись за деревьями, три всадника разглядывали лагерь Эшфорда. Заспанный человек собирал небольшое стадо, около пятидесяти голов.

С помощью своего полевого бинокля Мак определил, что бодрствуют в лагере пока только двое. Один запрягал лошадей. Другой возился у костра.

— Подведем поближе наших лошадей, — предложил Счастливчик Джек. — Видите тот глубокий овраг? Оттуда и выскочим, чтобы напугать скот. Но не отвлекайтесь на стрельбу и не забудьте оставить немного свинца для этих ребят.

— Все готовы? — спросил Дэл.

Они бесшумно провели лошадей через кустарник и спустились в овраг, который тянулся параллельно лагерю прямо туда, где паслось стадо.

— Видите тот белый камень? — указал Мак. — Рядом кипарис, расщепленный молнией. Что скажете, если мы выскочим из-за него? Обратим в бегство коров и как дьяволы промчимся к вон той группе деревьев.

Мак вытащил из кобуры револьвер.

— Только, чур, не паниковать, ребята! — прошептал Джек лукаво. — Видите большую птицу. Ее называют чудовищным журавлем. Если вы не приготовитесь к встрече с ней, она вас здорово напугает.

Мак облизал губы. Туман подымался. Рассеивались облака. День обещал быть ярким, солнечным. Его беспокоило, что лагеря они теперь не видели. А что, если десяток стрелков уже поджидает их там с ружьями? Все говорило против этого, но кто знает, как обернется на деле.

Счастливчик Джек натянул поводья около белого камня.

— Сейчас я поднимусь повыше, еще разок все рассмотрю и, как дам сигнал, — начинайте стрелять, но не раньше, чем увидите скот.

Он заставил лошадь взобраться по склону, приостановился на мгновение и поднял раскрытую кисть руки, чтобы они задержались. Затем сообщил:

— Стадо не более чем в пятидесяти ярдах от нас. Ну, ребята, — подмигнул он, — покажите им почем фунт лиха!

Пока лошади карабкались по песку, налетевший порыв ветра поднял остатки тумана, и лагерь четко выступил перед ними. Какой-то человек только что вышел из палатки и потягивался, разгоняя сон. Запрягали повозку, занимавшийся этим парень нагнулся, чтобы подобрать оглобли.

Счастливчик Джек издал дикий ковбойский клич и, стреляя на скаку, понесся вперед во весь опор. Но он стрелял не в воздух, а норовил попасть в человека.

С громкими криками и пальбой все трое поскакали на стадо скота. Сначала побежала одна корова, за ней другая, и вот уже все стадо в ужасе обратилось в паническое бегство. Сметая все на своем пути, обезумевшие животные мчались прямо на лагерь.

Человек, запрягавший лошадь, едва успел отпрянуть в сторону, когда на него налетел длиннорогий бык. Споткнувшись о лагерную скамейку, он неуклюже растянулся. Другой попытался схватиться за ружье. Человек с оглоблей удивленно обернулся, и в этот же миг приготовленная им упряжка, сбруя и все остальное исчезли.

Лагерь проснулся, люди метались, не понимая, что случилось. Одни бросились к своим ружьям, другие разбегались, стараясь уйти от столкновения со скотом. Возница, громко бранясь, устремился за сорвавшимися лошадьми.

Насмерть перепуганный скот, стуча копытами, несся через лагерь. Вытаращив глаза и пригнув головы, животные стремились вырваться на заболоченный луг.

Дэл первым оказался в роще и сразу открыл огонь, заботясь лишь о том, чтобы его пули не задели повозку.

Вскоре все было кончено. В воздухе висела плотная пыль, а обретшие наконец ружья бандиты вели беспорядочный огонь.

— Кто-нибудь пострадал? — спросил Мак, оглядываясь назад.

— Пострадал тот парень с коровами, — угрюмо произнес Счастливчик Джек. — Жалко стало пулю, вот и угодил в него. Кажется, попал в живот. Ай-яй-яй! Его теперь спросят, а он скажет, не готов, мол, к завтраку! Только не этим утром!

Теперь они находились в добрых сотне ярдов от лагеря.

— Помчались! — сказал Мак. — А то парни сейчас сориентируются и начнут обстреливать нашу рощу, мы можем на этом обжечься.

Оставляя между собой и лагерем деревья, они ускакали, спешившись за низкими песчаными дюнами, которые теперь были единственным их укрытием. Десяток голов скота опередил их, и Счастливчик Джек захихикал.

— Заберем-ка их покамест, а потом отведаем мясца. Ну и здорово мы их потрясли, голубчиков!

— Второй раз такой номер не пройдет, — заметил Дэл. — Теперь они будут более бдительны.

На расстилавшейся перед ними плоской равнине укрыться практически было негде — лишь изредка попадались низины да небольшие группы деревьев. Но погони за ними все не появлялось, только разбредшийся скот да лошади, успокаиваясь, щипали траву.

Всадники пришпорили коней, поскакали не останавливаясь, лишь иногда кто-нибудь из них оглядывался назад.

Только достигнув ив, росших вдоль берега бухты, они сделали передышку.

— Могли бы и поесть немного, — предложил Счастливчик Джек. — Им потребуется целый час, чтобы прийти в себя и сняться с места.

Собрав ветки, Мак разжег костер. Они вскипятили кофе и пожевывали вяленую говядину.

— Эшфорда нельзя недооценивать, — заметил майор. — Скорее всего, он начнет за нами охоту.

— Для этого у него сейчас слишком мало времени, — возразил Джек. — Он должен встретить судно. Потом — вполне может быть.

Легкий туман, который полз по засоленным лугам и болотам, почти рассеялся. Солнце ярко светило. Их маленький костерок не дымил, а укрытие, хоть и небольшое, оказалось достаточно надежным. Они сидели на корточках, попивая кофе и наблюдая за окружавшей местностью. Дэл устал больше всех, мышцы его были напряжены, и он двигался с осторожностью. Резкие движения бередили еще плохо зажившую рану.

— Дэл, тебе лучше поспать, пока есть такая возможность, — обратился к брату Мак.

— Наверное, ты прав, — согласился тот. Улегшись на траву, он почти моментально заснул.

— Его тяжело ранили, — пояснил Мак. — Потерял много крови.

— Здесь плохо сражаться, — проворчал Джек. Он помолчал немного. — Ну и времена настали! Говядину не продашь. Солдаты вернулись по домам — теперь на каждое рабочее место по три претендента, не меньше. Если бы у меня было два куска, чтобы закупить пшеницу, я занялся бы фермерством.

— С двумя кусками не разбежишься.

— Купил бы мешок семян. Для начала. — Старик нахмурился. — Мак, я беспокоюсь за девочек. Это гнусная компания. Сейчас Эшфорд, очевидно, контролирует в банде положение, но предположим, что он получит пулю или смотается, что станет с пленницами, у них не останется никаких шансов. — Он приподнял шляпу и обтер пот с лица. — Эй, приятель, тебе тоже надо поспать, хотя бы минут двадцать. Я посторожу.

Майора не пришлось уговаривать. Он растянулся под кустом, надвинув шляпу на глаза, а Счастливчик Джек снова налил в кружку кофе и взял бинокль. Они нашли себе пристанище в небольшой низинке среди ив, за высокими камышами, росшими у самой кромки бухты. Но кругом до самого горизонта лежала открытая равнина.

«Три человека против тридцати? — вздохнул Джек. — А у двоих из них слишком много совести. Эй, старик, разве ты когда-нибудь праздновал труса, если речь шла о доброй драке? Хороший степной пожар, да врасплох — вот что, пожалуй, теперь им нужно! Но из-за девочек это невозможно».

О чем бы он ни думал, ему все время приходилось принимать во внимание столь существенное соображение.

— Теперь вот эта Кейт, — забормотал он вслух, — у нее всегда на плечах была неплохая голова. Если бы только я мог проникнуть в ее мысли! О чем она сейчас думает? На что рассчитывает. Что может выкинуть?

Не далее чем в пяти милях от Джека Кейт Коннери наблюдала, как их возница вел обратно из кустарника упряжку из четырех лошадей. А думала она все о том же. Осталось мало времени. Побережье залива было совсем близко. Она уже ощущала запах моря, Кейт прекрасно понимала, что с борта судна у них будет еще меньше шансов бежать. Если и можно что предпринять, то этим следует заняться безотлагательно.

— Дулси, — позвала она, — только тихо! Передай всем шепотом. Пусть будут готовы ко всему. Не знаю пока как, но мы должны бежать.

— Ребята здесь! — с надеждой произнесла одними губами Гретхен.

— Их только трое. Мы же видели. Что они могут сделать?

Сидя в повозке, они слышали, как снаружи шел раздраженный разговор:

— На месте Эшфорда, — говорил кто-то, — я не стал бы терять времени и возиться с этими женщинами. И не пытался бы обменять их на оружие. Отправился бы к Ларедо, а по пути налетал бы на каждое ранчо. Отбирал бы скот, оружие, деньги, и скакал бы прямо в Мексику.

— О! Уж поверь мне, Максимилиан закупит у нас всех коров, которых мы ему пригоним, — вторил ему другой голос. — А сейчас сами потешились бы с этими малышками.

— Бросьте ерунду болтать, — возразил третий. — Полковник хитер. Знает, что делает.

— Может быть. Но не исключено, что он приберегает лакомый кусочек для себя, а нас продаст. Погрузится на борт судна вместе с девочками — и привет! Я не верю ему. Никому я не верю.

— Наверное, ты, Фрэнк, прав, а может, и нет. Я ничего не знаю об этих суднах, и мне неизвестно, что в голове у Эшфорда, но пока он вел нас…

— Куда только? — мрачно парировал Фрэнк. Ответа не последовало.

Кейт выглянула через дыру в полотне. Часть скота уже собрали, почти всех лошадей вернули. В лагерь верхом прискакал Эшфорд.

— Все в порядке, — он говорил совершенно спокойно. — Мы выступаем. Я выслал разведчиков вперед и по флангам. До Тревейнов доберемся в следующий раз, как только они покажутся.

Возница щелкнул кнутом, лошади натянули постромки, и повозка двинулась. По обе стороны от нее скакали всадники со взятыми на изготовку ружьями.

— Что могут сделать Дэл и Мак против такой оравы? — вздохнула Кейт.

Продвигались они теперь очень медленно. Бандиты соорудили вторую повозку и нагрузили на нее продукты, снаряжение и другой скарб. Заболоченные луга, легко проходимые для лошадей, часто перемежаются участками рыхлого песка. Но повозки то и дело застревали в нем. Так что к полудню отряду удалось преодолеть не более четырех миль.

Эшфорд скакал рядом с повозкой, и Кейт казалось, что он ищет повод заговорить с ней. Вдруг появился какой-то верховой.

— Видели следы, полковник, — доложил разведчик. — Три всадника направились на юго-запад.

— На юго-запад? — Эшфорд озадачился. — Почему же на юго-запад?

Поехали за подмогой? Он ничего не знал о майоре Маке Тревейне, хотя Дэла представлял себе хорошо, — первоклассный боец, отважный рейнджер и знаток любого вида оружия.

На юго-западе расположен город Рефухьо. У них могли там оказаться друзья.

Несколько минут Эшфорд обдумывал такую вероятность, но в конце концов пришел к выводу, что к тому времени, когда они вернутся с подмогой — если они действительно поехали за ней, — он будет уже на судне и вдали от берега.

В своей поспешности полковник оказался недальновиден. Располагая временем, он мог бы легко навербовать целую армию из людей, лишенных возможности выбраться из экономической западни, созданной окончанием войны и возвращающихся домой к разрушенным плантациям, опустевшим домам.

На Юге хватало сильных молодых мужчин, которые разделяли его чувства и мысли, и еще больше тех, кто был готов на все, лишь бы обеспечить себе еду и верховую лошадь. Эшфорд хорошо знал, что некоторые из его сподвижников настроены на грабительские рейды по всему пути к границе, стремились перебраться через нее с тысячами лошадей, коров, прочим награбленным добром.

И в Техасе теперь не нашлось бы такой силы, которая оказала бы им сопротивление. Рейнджеров распустили во время войны, а если кто и остался, он не смог бы остановить передвижение, которое задумал полковник. Кроме того, он надеялся, что множество техасцев присоединится к нему.

Рынок хлопка на некоторое время приостановил работу, но как только положение утрясется, английские суда снова вернутся в гавани, чтобы прихватить сырое, необходимое сырье для хлопчатобумажных фабрик Манчестера и других промышленных центров. Все этого ждали. Конечно, имелись миллионы голов скота и на Востоке, где большинство коров, даже молочных, во время войны забили ради пропитания, и скоро мог возникнуть огромный рынок мясных продуктов. Но как переправить туда этот скот? Миссисипи, пересекавшая все дороги, казалась непреодолимым барьером.

Между тем повозка продолжала катиться под конвоем вооруженных всадников. Время от времени Эшфорд подымался на невысокие песчаные дюны, и оттуда уже виднелось море, голубые воды Мексиканского залива. Он был рядом.

Оглянувшись, Эшфорд убедился, что их никто не преследует. Опытный военный, он провел своих парней через весь Техас, избежав серьезных стычек с населением и блюстителями закона. Теперь их путь подходил к концу.

Девочки… на какой-то момент он испытал угрызения совести… принесут ему хороший куш где-то за линией границы… он почувствовал, что краснеет. Что бы сказали на это некоторые из его друзей? Оправдывает ли цель средства? У него будут ружья, он вернется с победоносной армией и снова освободит Юг. Он прогонит ненавистных голубопузых за Огайо и удержит их там.

Он станет героем, спасителем. Может быть даже, его изберут президентом Конфедерации. Если дюжина женщин пострадает ради его великого дела, его поступок будет оправдан. Где еще ему раздобыть денег? Ведь именно в деньгах он так нуждался.

Некоторые из его людей говорили о рейдах на ранчо, но Эшфорд был не дурак. Наличных денег всегда не хватало на границах Техаса, а те, что кто-то сберегал, уже давно истрачены за четыре года войны. На ранчо оказалось бы мало денег или совсем никаких.

Англичане всегда дружественно относились к Югу. Заполучив армию, он уговорит их послать суда для перевозки ее на север. А может, лучше высадиться поближе и двинуться по берегу к Чарлстону или даже к Ньюпорту?

Для начала ему потребуется не более тысячи человек, потом остальные примкнут к его знаменам. Он станет наносить такие быстрые удары, что не останется времени, чтобы собрать против него значительные силы. Появится он совершенно неожиданно, а северяне к тому времени уже распустят свою армию.

Это была славная и дерзкая мечта. Эшфорд в нее верил и не сомневался, что осуществит ее.

Оставалось всего лишь несколько часов. Они встретят судно, получат оружие, избавятся от женщин и начнут собирать свои силы.

Или им всем подняться на борт судна, проплыть на юг к Тампико, высадиться там, набрать людей и оттуда вернуться?

Он готов заключить сделку с любым торговцем, который привезет оружие и деньги. А потом он поднимется на борт судна и договорится с капитаном о переправе своих людей… Да, такое может случиться.

Они ведь поспят и на палубе, если придется, сами приготовят себе пищу. Так они все вместе исчезнут.

Если из Рефухьо или откуда-нибудь за ним начнется погоня, то будет казаться, будто он растворился в прибрежном тумане.

Он заметет следы, ничего не оставит такого, что могли бы обнаружить Тревейны.

Да! Именно так он и поступит.


Глава 6 | Всадники тени | Глава 8